№5 (292) май 2017 г.

Армения: на смену единоличной власти президента приходит «тандемократия»?

Просмотров: 8943

2 апреля в Армении состоялись парламентские выборы. «Судьбоносные», как называла их власть, имея в виду, что страна переходит на парламентскую форму правления и отныне именно Национальное Собрание станет играть в жизни республики главенствующую роль. Впрочем, произойдет это не сразу. Еще год президент Серж Саргсян будет оставаться во главе государства, и лишь после его ухода с поста в апреле 2018 года парламентское большинство возьмет управление в свои руки. Пока же складывается ситуация, которую – по аналогии с недавними российскими политическими реалиями – можно назвать «тандемократией».

Никаких неожиданностей итоги голосования не принесли. Как и предполагалось, большинство мандатов в Национальном Собрании останется за правящей Республиканской партией Армении, которая получила абсолютное большинство. На втором месте с приличным результатом в 30% оказался блок «Царукян», руководимый ведущим олигархом Гагиком Царукяном. Пожалуй, определенным сюрпризом можно считать лишь число голосов (около 8%), поданных за блок «Выход» («Елк»), лидером которого является популярный оппозиционер, «пламенный трибун» Никол Пашинян. И, наконец, на четвертом месте оказалась АРФ «Дашнакцутюн», имеющая свой неизменный «ядерный» электорат. Именно эти четыре политические силы и будут представлены в парламенте.

Намного интересней выглядит список неудачников. Если не считать коммунистов, набравших менее 1%, и «Свободных демократов», тоже чуть-чуть не дотянувших до процента, остальные участники выборов, кажется, сильно удивлены своей неудачей. Речь идет о блоке бывших министров иностранных дел и обороны «Оганян – Раффи – Осканян» (2,7%), «Армянское возрождение» экс-секретаря Совета безопасности Артура Багдасаряна (менее 4%) и блоке «Армянский национальный конгресс – Народная партия Армении», во главе которого стоят первый президент Левон Тер-Петросян и сын харизматичного в свое время лидера коммунистической Армении Карена Демирчяна – Степан Демирчян. Они набрали чуть более 1,5% голосов. Отметим, что негласный «крестный отец» блока экс-министров Самвел Бабаян (сам также бывший министр обороны Нагорного Карабаха) в разгар предвыборной кампании был арестован за нелегальный ввоз в страну ПЗРК «Игла» и подготовку покушения на «высших руководителей государства». Это внесло в кампанию экс-министров очевидную сумятицу.

Все проигравшие в один голос объясняют свою неудачу широким использованием властями пресловутого «административного ресурса» и не менее широкой раздачей предвыборных взяток. Но объективность требует отметить, что взятки (их размер составлял 10-15 тыс. драмов, то есть 1,2-1,8 тыс. рублей) раздавали представители не только РПА, но и иных партий.

К тому же благодаря некоторым положениям нового Избирательного кодекса, гарантировать, что «обработанный» тем или иным образом избиратель будет голосовать именно так, как ему предписано, было крайне затруднительно, если вообще возможно (до выборов, кстати, это отмечали даже представители оппозиции). Поэтому все обвинения повисли в воздухе. И в результате прошедшие выборы стали первыми за последние 20 лет, после которых общественно-политическая ситуация в стране не была дестабилизирована: нет ни массовых протестов, ни ставших в поствыборном контексте привычными столкновений протестующих с силами правопорядка. Более того, проигравшие не намерены оспаривать итоги голосования. Лишь альянс Тер-Петросяна с Демирчяном-младшим подал заявление в ЦИК с требованием пересмотреть итоги выборов. Это, заметим, выглядит несколько странно, поскольку, как заявил сам Левон Тер-Петросян, «в стране, где львиная доля национального богатства сосредоточена руках узкого круга людей, а народ пребывает в нищете, ожидать иного исхода выборов было?бы политической безграмотностью». Но если указанные обстоятельства предопределили исход выборов, стоит ли их оспаривать?Конечно же, ЦИК это требование немедленно отклонил. После чего Левон Тер-Петросян выступил с обширной статьей «Озадачивающие и опасные поствыборные настроения». Учитывая, что на результаты выборов серьезнейшее влияние оказал банальный подкуп избирателей, многие в Армении пытаются теперь обвинить в подтасовке выборов не власти, а простых граждан.

Между тем, «страна сегодня полностью находится в руках коррумпированных чиновников, правоохранительных структур, которые выполняют исключительно функции карательных органов, криминальных элементов и монополистов-олигархов. Простой народ в собственной стране живет в статусе крепостных крестьян, что и помогает властям каждый раз воспроизводиться на выборах. Очевидно, что нуждающийся в куске хлеба, погрязший в долгах и кредитах народ, каким бы принципиальным он ни был, какими бы моральными ценностями ни руководствовался, не сможет устоять перед соблазном взять деньги». По словам Тер-Петросяна, страх потерять работу, остаться на улице без средств к существованию вынуждает людей идти наперекор своим принципам и политическим предпочтениям. Он считает, что в порочной практике подкупа избирателей нужно обвинять не граждан, а власть, поставившую этого избирателя в бедственное положение. «Шокирует то, как гордый народ, сумевший в 1988 году мобилизовать свои силы и встать на борьбу против советской тирании, за 20 лет буквально поставили на колени», – пишет Тер-Петросян. Видимо, эти разъяснения иных неудачников выборов не устраивают и они продолжают удивляться: как могло случиться, что, например, в некоторых областях, где социально-экономическая и демографическая ситуации выглядят катастрофически, а эмиграция достигла воистину угрожающих размеров, РПА получила большинство голосов? Однако при этом все старательно обходят один весьма существенный нюанс, которым отличалось нынешнее голосование. Этот нюанс – «фактор Карена Карапетяна».

Вернувшийся из Москвы, где он работал одним из топ-менеджеров «Газпрома», Карен Карапетян был назначен на пост премьер-министра осенью прошлого года. Это назначение было очень позитивно воспринято значительной частью общественности. Симпатичный и улыбчивый (но весьма требовательный) премьер сильно отличается в лучшую сторону от своих предшественников, к тому же он сразу заявил, что будет беспощадно бороться с коррупцией, предпримет меры для развития малого и среднего бизнеса, повышения уровня государственного управления и т.п. Немаловажно и то, что Карапетян, как показывали все соцопросы, сильно понравился женщинам. Поэтому естественно, что в предвыборный период он стал «локомотивом» правящей партии и блестяще справился с этой ролью. В ходе митингов и встреч люди часто спрашивали его, останется ли он во главе правительства, и Карен Карапетян отвечал, что это решать им самим – если проголосуют за РПА, то, конечно, останется. И это, как представляется, принесло правящей партии куда больше голосов, нежели те же предвыборные взятки.

О том, что прошедшие выборы – впервые за долгие годы – оказались достаточно «приличными», свидетельствуют и предварительные комментарии международных структур. Так, например, в заявлении Евросоюза отмечается, что «результаты выборов отражают волю народа страны» (напомним, что именно ЕС выделил 7?млн?евро для установки на участках для голосования камер слежения и иных технических приспособлений, затрудняющих возможности фальсификаций). По мнению Брюсселя, выборы были хорошо организованными, основные свободы в?целом соблюдались. Разумеется, не обошлось и без «ложки дегтя»: качество голосования, тем не?менее, нельзя назвать идеальным из-за «заслуживающих доверия сведений о?подкупе избирателей и ?давлении на?государственных служащих и?сотрудников компаний частного сектора, что способствовало углублению общего недоверия общественности к?выборам». Тем не менее, «результаты выборов отражают волю народа Армении». Обнародовала свою промежуточную оценку и миссия БДИПЧ/ОБСЕ, в которую входили 450 наблюдателей более чем из 40 стран. Выводы следующие: избирательный процесс в целом был организован хорошо, мирно, без эксцессов и потрясений, основные свободы граждан были соблюдены. При этом имели место «организационные проблемы и случаи неуместного вмешательства в процесс голосования со стороны представителей партий». (Отметим: не конкретной правящей партии, то есть никто не без греха!) Все эти факторы вызвали дефицит доверия к итогам голосования. Как отметил глава миссии Игнасий Санчес Амора, выборы в Армении стали «первым шагом на пути перехода к новой системе правления в стране, однако изменения не могут произойти за одну ночь. Для реальных реформ политическим силам нужно проявить зрелость и отказаться от методов и инструментов прошлого». При этом было указано, что работа БДИПЧ/ОБСЕ с властями страны «велась в конструктивном ключе». С этой оценкой полностью согласилось и посольство США в Ереване. Американское диппредставительство призвало правительство, партии и?гражданское общество Армении работать совместно, использовать имеющиеся или новые правовые механизмы, чтобы рассеять имеющиеся сомнения». Ну и, вероятно, не стоит и говорить, что самая высокая оценка выборов последовала со стороны миссии наблюдателей СНГ, которые назвали их «свободными, прозрачными и открытыми».

Все это разительно отличается от впечатлений, которые вынесла с выборов канадская актриса и продюсер, супруга известного режиссера Атома Эгояна Арсине Ханджян, представляющая определенные диаспоральные круги. «Мы зафиксировали нарушения на всех избирательных участках. Везде были скопления людей, люди не были информированы, выглядели растерянными. Голосующие не знали точно, как нужно использовать избирательные бюллетени и конверты...» Арсине Ханджян выразила сожаление, что так и не смогла стать свидетелем прозрачных, чистых выборов. А вот великий Шарль Азнавур был настроен по-иному. Он сказал, в частности, что «кто?бы ни?был выбран моим народом, я?принимаю этот выбор». Заметим, что сказал это патриарх мирового шансона в Москве, перед своим концертом на сцене Кремлевского дворца. «Я?не?люблю людей, которые, выезжая из?своей страны, критикуют ее?политику. Для меня все отлично», – сказал Азнавур.

Очевидно, что часть диаспоральной общественности, как и прежде, в отношении армянских властей настроена достаточно критично. Именно поэтому в новом парламенте РПА обязательно сохранит коалицию с «Дашнакцутюн», хотя, контролируя 55% голосов, вполне может обойтись без этого. Однако альянс с дашнаками важен с точки зрения укрепления связей с диаспорой, где позиции АРФД остаются по традиции весьма сильными.

Интересно, что, согласно положению нового Избирательного кодекса, 30% депутатов парламента должны представлять оппозицию. (Кстати, это нововведение всегда подавалось властями как существенный шаг в направлении укрепления демократии в стране и расширения роли оппозиционных сил.) Поскольку блок «Выход» не располагает достаточным числом мандатов, чтобы единолично исполнять эту миссию, совершенно ясно, что блок «Царукян» будет назначен на роль «конструктивной оппозиции». Для бывшей «запасной партии власти», как всегда называли «Процветающую Армению» олигарха Гагика Царукяна, подобная позиция весьма привычна. Четыре места – и это тоже нововведение – отдано представителям нацменьшинств (русские, курды, езиды, ассирийцы), хотя они составляют менее 3 процентов жителей страны.

Отметим, что российские СМИ достаточно активно, хотя и несколько односторонне, освещали армянские выборы. В первую очередь обращалось внимание на внешнеполитические подходы соперничавших партий. В этом смысле приоритеты остались прежними. И правящая РПА, и блок «Царукян», и «Дашнакцутюн» поддерживают евразийский вектор и выступают за укрепление военно-политического союза с Москвой. Это, впрочем, не мешает им оставаться одновременно сторонниками расширения взаимодействия (особенно – экономического) также и с евроатлантическими структурами. Заметим, что для Армении, тесно связанной с многочисленными армянскими диаспорами в США, Европе, Латинской Америке, на Ближнем и Среднем Востоке, иная политика, основанная исключительно на односторонних и безальтернативных подходах, не была бы приемлемой.

В скором времени действующее правительство, согласно Конституции, сложит свои полномочия. Новый состав кабинета будет представлен на утверждение парламенту президентом Сержем Саргсяном. Практически ни у кого нет сомнений, что действующий премьер Карен Карапетян останется на своем посту. Скорее всего, сохранят свои кресла также новый министр обороны Виген Саркисян, глава МЧС Давид Тоноян, начальник полиции Владимир Гаспарян. Изменения могут произойти в составе социально-экономического блока, на что уже неоднократно намекал глава правительства.

Думается, что в течение года, пока Серж Саргсян по-прежнему будет обладать всем объемом президентских полномочий, ожидать особых перемен в жизни страны (в том числе и в сфере кадровой политики) не приходится. Однако центр управления так или иначе станет постепенно «перетекать» в правительственные структуры. Может возникнуть ситуация, аналогичная той, которая сложилась в России в период пребывания Дмитрия Медведева на посту президента, а Владимира Путина – главы правительства. Тогда российские аналитики называли управленческую связку Медведев – Путин «тандемократией». Вполне вероятно, что нечто подобное произойдет и в Ереване. При этом очень многое будет зависеть от результатов той подковерной интриги, которая начинает разворачиваться в рядах правящей партии. Немало представителей «старой гвардии», считающих, что они сильно поспособствовали победе на выборах небезызвестными «традиционными методами», в парламенте представлены не будут, поскольку их имидж негативен. Как написала одна из местных газет, «в РПА возникла поистине уникальная ситуация, вопрос, кому достанутся лавры, стоит весьма остро. Компромисс практически невозможен, когда ставится задача системных изменений. Невозможно достичь этих изменений, когда «старая гвардия» остается у власти. Если старое и новое внутри власти будут существовать бок о бок, то опасная и ненужная стагнация продолжится». При этом немаловажно, какова будет позиция премьера Карапетяна, который является символом перемен. Думается, везде, где только возможно, он станет настаивать на кадровых обновлениях и отказе от услуг давно дискредитировавших себя старых партийцев. Конечно, все это вряд ли станет причиной каких-либо значимых коллизий, но вот внести легкую интрижку во внутриполитическую жизнь на ближайшую перспективу может.

Пока же жители Еревана готовятся к выборам столичного Совета старейшин, которые запланированы на 14 мая. За руководство столицей поборются всего три политические силы?– правящая РПА, блок «Выход» и?новоявленная оппозиционная партия во?главе с?экс-депутатом Заруи Постанджян «Страна абрикосовая». И?хотя значимость и важность выборов столичного органа управления переоценить невозможно, большинство партий – участников парламентской кампании от борьбы на сей раз отказались. Местные острословы не без ехидства говорят, что недавняя широкая раздача предвыборных взяток попросту подорвала их финансовые ресурсы.

Что касается олигарха Царукяна, материальные резервы которого практически неограниченны, то его отказ от борьбы объясняется тем, что возглавляемый им блок якобы просто не успел составить достойную столицы программу преобразований. Однако чем такая программа должна была принципиально отличаться от представленной в ходе парламентской кампании, не совсем ясно. Как бы то ни было, в сложившихся условиях неплохие шансы возникают у блока «Выход», электоральная поддержка которого в Ереване выше, нежели в провинции. Его лидер Никол Пашинян уже фактически вступил в борьбу, бросив в массы лозунг «Ереван джан, выход есть!» Конечно, вряд ли «Выход» сумеет обойти РПА и возглавить столичную власть. Но не исключено, что эта оппозиционная сила получит довольно ощутимое число мест в Совете старейшин. В этом случае политическая жизнь Еревана в ближайшие пять лет обещает быть довольно интересной.

Армен Ханбабян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 11 человек