№5 (292) май 2017 г.

Реформатор и гуманист

Просмотров: 4701

Щелоков, каким я его знал

Часть II. Начало в №4,2017

Мне, конечно, хотелось понаблюдать за Щелоковым с близкого расстояния, но это удавалось не всегда. Удобный случай представился при посещении министром Мартироса Сарьяна. Мне повезло: я имел возможность находиться рядом. Выдающийся художник встретил Николая Анисимовича, как родного – тепло и сердечно. Николай Анисимович спросил у Сарьяна: «Откуда у вас такой чистейший русский?» Тот ответил: «Я же родом из Нахичевани-на-Дону. Мы с вами почти земляки, вы ведь с Луганщины?» Далее Сарьян и Щелоков стали разговаривать о живописи, как профессионал с профессионалом. Они настолько увлеклись, что забыли о присутствующих. Останавливались практически у каждой картины художника. Щелоков восторгался увиденным. Свои суждения он высказывал со знанием дела – Николай Анисимович в молодые годы ведь сам мечтал стать живописцем. «Второго Сарьяна» из него не получилось, но рисовал он прекрасно.

Долго задержался гость, в частности, у полотна «Полевые цветы». После его отъезда руководство МВД Армении решило выкупить эту картину у Сарьяна, хотя тот настаивал на том, чтобы преподнести ее МВД в дар. Генерал Дарбинян все же счел целесообразным заплатить мастеру символическую цену. И «Полевые цветы» с нарочным отправили в Москву Н.А. Щелокову, сопроводив подарок письмом, что картина, возможно, украсит одно из официальных помещений министерства. Николай Анисимович на письме наложил резолюцию: «В музей МВД СССР». И какая же несправедливость! Спустя годы, ложно обвиняя Щелокова в «стяжательстве», ему припомнят и эту невинную историю! Якобы, находясь с визитом в Армении, министр «вымогал» этот подарок у подчиненных. Я – очевидец того, что тогда произошло. Ручаюсь за правдивость каждого слова (эпизод достоверно воспроизведен в книге «Щелоков» С. Кредова).

Картина Мартироса Сергеевича Сарьяна «Полевые цветы» по сей день находится в музее МВД России.

В 1977 году, после окончания Академии МВД в числе первых ее выпускников, проработав в академии некоторое время старшим преподавателем и защитив кандидатскую диссертацию, я был направлен в центральный аппарат МВД СССР на должность главного инспектора Штаба. Министр лично руководил работой группы главных инспекторов. Нас было всего семь человек на весь Советский Союз: Вениамин Полубинский, Иван Ивченков, Василий Коробцев, Александр Клюшников, Александр Кривошеев, Владимир Ильичев и я. На каждого из нас были возложены контроль и инспектирование деятельности министерств внутренних дел союзных республик, МВД-УВД автономных республик, краев и областей РСФСР. Мне поручили курировать МВД-УВД Западной Сибири и Среднего Урала.

Николай Анисимович Щелоков лично заслушивал каждого главного инспектора по итогам их командировок. Благодаря этому у меня появилась возможность поближе узнать министра, понять стиль его работы, характер, отношение к людям. К тому времени я неплохо знал историю МВД России-СССР. К этим знаниям добавились собственные впечатления. И однажды я сказал себе: а ведь лучшего руководителя, чем Николай Анисимович Щелоков, у ведомства за полтора века его существования, пожалуй, и не было! Много ярких деятелей возглавляли министерство, начиная с самого первого – В.П. Кочубея. Есть в этом ряду и М.Т. Лорис-Меликов, и П.А. Столыпин, проявившие себя крупными реформаторами. Но для МВД, подчеркиваю – МВД, больше, чем Щелоков, не сделал никто! Это мое твердое убеждение и как ученого, и как практика.

Однажды я вернулся из Омска после инспекторской проверки местного УВД. Министр вызвал меня на доклад. Он часа два с половиной задавал мне вопросы, я вышел от него мокрый – Николай Анисимович имел привычку докапываться до истины. Щелоков обратил особое внимание на высокий уровень преступности среди несовершеннолетних в области, интересовался, в каких семьях воспитывались ребята, совершавшие преступления, проводили ли с ними надлежащую профилактическую работу сотрудники инспекции по делам несовершеннолетних, общественные организации, учителя в школе или они были предоставлены самим себе. Он с сожалением стал рассуждать: разве можно детей в этом возрасте отправлять в тюрьму, что же они могут хорошего там получить, кроме деградации и превращения в уже настоящих преступников?..

Особая страница – отношение министра Щелокова и его окружения к культуре, искусству, творческой интеллигенции. В МВД действовала установка: «Милиционер должен быть культурным – это условие наиболее эффективного выполнения им своих функций». МВД выпустило знаменитый приказ «О культурном и вежливом обращении с гражданами», в подготовке которого участвовали писатели, артисты. Под эгидой Штаба МВД функционировал совет по творческим связям Союза писателей СССР с МВД СССР. Его председателем был Аркадий Адамов, а членами – Виль Липатов, Юлиан Семенов и другие писатели. В МВД также действовал институт консультантов, в число которых входили и писатели старшего поколения – Юрий Бондарев, Вадим Кожевников, и молодые тогда детективщики – братья Вайнеры, Эдуард Хруцкий, Николай Леонов, Леонид Словин, Валерий Поволяев.

Круг творческой интеллигенции, связанной с МВД, все расширялся. Ее представители видели желание Н.А. Щелокова и его окружения изменить милицию, сделать ее верным и умелым защитником интересов всего общества и охотно брались помогать.

Считаю необходимым несколько шире рассказать о феномене сотрудничества цвета советской интеллигенции и МВД при министре Щелокове. Думаю, в истории МВД такого не было никогда, чтобы многие писатели, артисты, композиторы и другие деятели культуры первой величины настолько искренне уважали и любили правоохранительное ведомство и так усердно и безвозмездно помогали в культурном и эстетическом воспитании его сотрудников.

Как мне представляется, секрет такого явления заключался в личных качествах министра, его соратников, помощников, руководителей служб и подразделений МВД, которые искренне старались реально изменить милицию, сделать ее эффективной, культурной, народной. Щелоков со своей стороны уделял много внимания деятелям культуры, регулярно встречался, советовался с ними, подписывал и лично вручал им удостоверения советников министра на общественных началах, награждал грамотами за сотрудничество и помощь, приглашал на торжественные министерские мероприятия. Все это давало мощнейший результат – реальную помощь нам в работе самой элитной отечественной интеллигенции. И сегодня кажется беспрецедентным такой пример: в Академии МВД СССР был открыт университет культуры, ректором которого стал выдающийся композитор Арам Хачатурян, а кафедрами заведовали народный артист СССР Андрей Эшпай (музыка), народный артист СССР режиссер Лев Кулиджанов (кино), народный артист СССР Юрий Яковлев (театр), художник Илья Глазунов (изобразительное искусство)… Все они реально руководили кафедрами, организовывали преподавание своих дисциплин, привлекая также маститых коллег, тем самым прививая своим слушателям, будущим руководителям милицейских подразделений, высокие человеческие качества, тягу к самообразованию, чувства сострадания и любви к Родине, согражданам. Тогда считалось, что эти качества необходимы руководителям органов внутренних дел.

К удивлению и зависти руководителей других правоохранительных органов и спецслужб страны, в МВД появились студия художников, ансамбль песни и пляски внутренних войск, а в академии, как я уже упоминал, – университет культуры во главе со знаменитым композитором Арамом Хачатуряном. На глазах менялось отношение к милиции населения, рос ее престиж. Как заметил мой товарищ и бывший коллега Генарий Попов (один из тех, кто в те годы успешно налаживал контакты МВД с представителями творческой интеллигенции), лучшим доказательством этого было то, что на службу в милицию стали проситься отпрыски чиновников ЦК КПСС.

Все это радовало Николая Анисимовича. У него рождались все новые планы совершенствования системы МВД, улучшения условий службы и быта сотрудников. Я сам несколько раз слышал его размышления вслух: «Надо поднимать уровень медицинского обслуживания милиционеров. Чем они хуже пациентов 4-го Главного управления?» И вскоре началось строительство нового корпуса в Центральном клиническом госпитале МВД на ул. Берзарина, его филиала для реабилитации больных в Домодедовском районе. Были построены прекрасные санатории: «Искра» в городе Сочи, «Колхида» в Гаграх, а также санатории и дома отдыха в Железноводске, Кисловодске, Минеральных Водах.

Но приходится возвращаться к разговору о грустном…

Парадоксальная ситуация: Николай Анисимович, которого связывали многолетние дружеские отношения с генеральным секретарем партии Л.И.?Брежневым, являлся постоянным раздражителем для значительной части партийных чиновников. Не все из нас тогда об этом догадывались. Теперь это понятно, и дело не только в зависти бюрократов. Щелоков своими реформаторскими предложениями (а почти все они рождались в недрах самого МВД – преобразовывать милицию в интересах граждан, воспитывать ее, образовывать, приобщать к достижениям культуры никто сверху министра не заставлял) постоянно создавал проблемы аппаратчикам. Например, при подготовке паспортной реформы 1974 года в Министерстве внутренних дел подготовили образцы паспортов без графы «национальность». Кто просил проявлять эту инициативу? Или взять другое смелое предложение:

отказаться от ограничений в прописке. Эти ограничения действовали в Москве, столицах союзных республик, Ленинграде и других крупных городах, причиняя много неудобств населению, нередко приводили к человеческим трагедиям. Особенно страдали те, кто после отбытия наказания не мог вернуться на прежнее место жительства. Порождалась безотцовщина, распадались семьи, получали психологические травмы дети. А за нарушения паспортного режима люди снова попадали в колонии. Я сталкивался со многими примерами того, как отбывшие наказание лица признавались рецидивистами по соответствующей статье УК за нарушение паспортного режима. Все это осложняло жизнь тысячам людей, создавало в обществе социальную напряженность. Однако с предложениями министерства в ЦК КПСС категорически не согласились, решение этих вопросов отодвинулось на десятилетия.

Во время одной из антиалкогольных кампаний постановлением ЦК КПСС и Совмина было ограничено время продажи спиртного, предписывалось продавать его только в специализированных магазинах и в крупной расфасовке. А предложения МВД сводились к другому: увеличить количество рюмочных, наладить выпуск спиртного в мелкой расфасовке, а также снизить ажиотаж, увеличив число точек продажи алкоголя. Но эти меры отвергались, что только подстегивало самогоноварение, употребление суррогатных напитков, опасных для жизни и здоровья, пьянство во дворах, подъездах, парках, втягивание в пьянство подростков и другие социально опасные явления. Отмечу, что оснащение сотрудников милиции резиновыми дубинками произошло… вопреки мнению руководства МВД. Наши ученые на основании статистики доказывали, что дубинка не улучшила показателей борьбы с мелким хулиганством, пьянством и является в этом смысле бесполезной, но зато, по словам Николая Анисимовича, легализировала в милиции битье...

Так или иначе, большую часть из задуманного Николай Анисимович Щелоков смог реализовать. Созданный им и его командой фундамент оказался настолько прочным, что его не смогли разрушить псевдореформаторы в годы бездумного (или напротив – хорошо продуманного?!) уничтожения наследия «проклятого прошлого».

В наши дни справедливость в отношении министра Щелокова постепенно восстанавливается. Ему все чаще воздают должное. Но благодарная память о нем всегда сохранялась в сердцах тех, кто знал его лично, кто судил о нем по делам, а не по тенденциозным публикациям. Давно, с 2003 года, в Доме ветеранов МВД стоит бюст Н.А. Щелокова работы народного художника России А.А. Бичукова. Деятельно восстанавливает репутацию Николая Анисимовича Фонд содействия укреплению законности и правопорядка во главе с его энергичным руководителем Николаем Трошкиным. Фонд учредил диплом «Премия имени Н.А. Щелокова», которым награждаются ветераны и действующие сотрудники органов внутренних дел, внесшие значительный вклад в дело борьбы с преступностью. К столетнему юбилею Николая Анисимовича были изготовлены именные часы с портретом министра.

На торжественный вечер, посвященный его памяти, пришло много заслуженных людей. Мне запомнились слова, сказанные Евгением Тяжельниковым, бывшим руководителем комсомола, впоследствии видным дипломатом. Он, в частности, сказал: «В годы, когда Министерством внутренних дел СССР руководил Щелоков, слова «милиционер», «сотрудник органов внутренних дел» звучали воистину гордо. Сколько было создано великолепных фильмов, написано книг и песен, славящих милиционеров, служба которых «и опасна, и трудна». Величественно звучал «Марш советской милиции», написанный гениальным Дмитрием Дмитриевичем Шостаковичем. Николай Анисимович оставил яркий и добрый след в истории страны и ее правоохранительных органов, в сердцах и памяти наших соотечественников».

Это воистину так. Но предстоит еще многое сделать для восстановления доброго имени Николая Анисимовича Щелокова, признания его выдающихся заслуг на посту министра внутренних дел, а также на других постах, которые он занимал за свою долгую, яркую и трагически оборвавшуюся жизнь.

Будем оптимистами. Правда пробьет себе дорогу.

Оскиан Галустьян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 9 человек

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля