№5 (292) май 2017 г.

Выборы без потрясений…

Просмотров: 4888

Прошедшие 2 апреля 2017 г. парламентские выборы в Армении подтвердили реальный расклад политических сил в стране.

Партия власти в лице РПА – то ли в силу административного ресурса, то ли из-за внешней поддержки ведущих мировых акторов, то ли благодаря умелой предвыборной кампании и новым спискам кандидатов, то ли по причине инертности масс и несостоятельности эффективной оппозиции, то ли исходя из обещаний многомиллионных внешних инвестиций (а на мой взгляд, в соответствии со всеми перечисленными обстоятельствами) – смогла в очередной раз после 1998 г. одержать уверенную победу и получить 49% (55 мандатов), то есть парламентское большинство. И данный выбор при всех сохранившихся вопросах требует уважения и признания.

Таким образом, главная интрига парламентских выборов: сохранит ли РПА и ее лидер Серж Саргсян власть в ближайшие 5 лет, состоялась без всякой интриги. Саргсян вновь останется у руля Армении и сохранит власть. Весь вопрос в том, а поможет ли это самой Армении и решению стоящих перед ней проблем?

Итоги выборов показали, что новый парламент позволит РПА самостоятельно сформировать правительство, а при коалиции с теми же аутсайдерами выборов дашнаками (6 депутатов) или с блоком «Царукян» (30 депутатов) правящая партия получит непреодолимое преимущество. Вряд ли прозападный блок «Елк» («Выход»), а тем более политически растерявшийся Царукян и его фракция смогут стать эффективной парламентской оппозицией и помешать продолжению авторитарной власти в Армении. Если же послушать Давида Шахназаряна, то сегодня в качестве «приличной оппозиции» в Армении следует рассматривать именно прозападный блок «Елк», коалиция с которым для правящей РПА исходит якобы из интересов общества и государства в связи с современными вызовами безопасности и экономики. Что ж, удивляться диспозиции внутриполитического расклада в Армении не приходится, и это в очередной раз показывает маргинальность самой оппозиции. Отсутствие же в новом парламенте представителей блока «Конгресс – НПА» во главе с Левоном Тер-Петросяном и блока «ОРО» сохранит, как минимум, политическое напряжение в стране.

Левон Тер-Петросян проиграл, на мой взгляд, не потому, что его лозунг «Мир с Азербайджаном» (за счет уступок по Карабаху) не принят в целом или большинством армянского общества. Тер-Петросян и его АНК вряд ли рассчитывали на подавляющее большинство мест в парламенте. Однако необходимые для вхождения данного блока в парламент 7% у первого президента и его соратников в Армении имеются (если не сказать больше).

Непреодоление необходимого порога голосов блоками «Конгресс – НПА» и «ОРО» скорее связано с тем, что РПА и президент Серж Саргсян не желают политического возрождения миротворческой миссии первого президента Левона Тер-Петросяна и претензий на власть второго президента Роберта Кочаряна.

В Армении складывается ситуация, когда парламентская модель политической власти в ближайшие 5 лет будет находиться в состоянии транзитного времени и формирования нового поколения управленцев при руководящей роли Сержа Саргсяна. Какую должность в иерархии власти займет Серж Азатович после февраля 2018 г., то есть по окончании срока полномочий третьего президента и перехода на парламентскую модель, – покажет время. При этом выбор здесь небольшой – премьер-министр, спикер парламента или начальник Генерального штаба. Политическая судьба Сержа Саргсяна по итогам апрельских выборов становится более чем определенной.

Успех РПА во многом стал реальностью благодаря креативной личности и нацеленности на достижение реальных социально-экономических перемен премьер-министра РА Карена Карапетяна. Последний, можно сказать, стал главным политическим рупором предвыборного марафона и штаба РПА, хотя сам не входил в партийный список кандидатов по известным причинам ценза оседлости. Фактически премьер-министр совмещал свои непосредственные функции с активными выступлениями в регионах республики, а главное – поражал общественность своей доступностью и реалистичностью оценок без сказочных обещаний.

Благодаря Карену Карапетяну в Армении стал медленно, но все же меняться инвестиционный климат и отношение к бизнесу. Благодаря Карену Карапетяну и его визитам в Россию и Туркменистан появились надежды на диверсификацию экономических отношений с данными ключевыми и важными для Армении странами. Благодаря Карену Карапетяну США выразили надежду на увеличение торгового оборота и сотрудничества с Арменией при условии изменения отношения властей к проблеме борьбы с коррупцией, а ЕС намерен подписать новое соглашение о сотрудничестве с Арменией как членом ЕАЭС. Благодаря Карену Карапетяну ряд российских бизнесменов армянского происхождения выразили готовность создать Клуб инвесторов и направить многомиллионные (чуть ли не 3 млрд долл. США) инвестиции в экономику исторической Родины. Самвел Карапетян и возглавляемая им компания «Ташир» уже показали пример с приобретением нового объекта энергетики Армении – Разданской ТЭС. Наконец, данные обещания Самвела Карапетяна и его соратников о 3-миллиардных инвестициях в экономику Армении вынудили политического «оппонента» Гагика Царукяна в предвыборных целях заявить о 15 млрд долл. США в качестве инвестиций со стороны его зарубежных друзей в случае победы на выборах.

Конечно, спекулировать на тему инвестиций и их размеров могут только далекие и безграмотные люди. При бюджете в 10 млрд долл. США Армения не в состоянии освоить 15 млрд. Правда, а кто сказал, что внешние инвесторы так и рвутся на армянский рынок и изъявляют желание в один год вложить такие крупные суммы? Гагик Царукян не может жаловаться на результаты выборов, ведь он набрал даже больше, чем предполагал – более 27% (30 мест). Если же он способен привести в Армению из обещанной суммы хотя бы 10%, то на следующих выборах Царукян может рассчитывать на гораздо больший процент голосов. И так до практического большинства по мере роста инвестиций.

«Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно…» Прав был великий русский поэт М.Ю. Лермонтов. Все течет, но, увы, в стране родимой не все меняется к лучшему. В бедной и деклассированной малой Армении понятно, что если состоятельный человек занимается публичной благотворительностью, и неважно, из каких побуждений, то его не могут не заметить рядовые избиратели. То обстоятельство, что многие обыватели в Армении считают острые социально-экономические проблемы и миграционные процессы следствием неурегулированности карабахской проблемы и связывают с неэффективностью управления так называемого карабахского клана, приводит к ситуации деления армян на «карабахцев» и «остальных», а также к появлению «феномена Гагика Царукяна».

Полагаю, что Карену Карапетяну выпала сложная миссия оправдать «карабахский клан» и объединить общественность Армении вокруг созидательных целей и задач развития армянской государственности. По итогам предстоящего после выборов года и определится политическая судьба премьер-министра Карена Карапетяна, который сохраняет все возможности доказать свою состоятельность как эффективного лидера новой развивающейся Армении.

Однако сами по себе выборы не решили основные внешнеполитические проблемы Армении, связанные, прежде всего, с урегулированием карабахского вопроса и восстановлением отношений с Азербайджаном и Турцией, от чего во многом зависит безопасность страны и ее уверенное поступательное развитие. Решение данного вопроса невозможно без учета мнения самих карабахцев и всего армянского мира, воспринимающих судьбу Карабаха как составную часть армянского вопроса.

Левон Тер-Петросян, говоря о мирном процессе и компромиссах с Азербайджаном, очевидно, имел в виду и позицию правящей РПА, которая фактически не против рассмотреть вариант «возврата части территорий из зоны безопасности НКР» в обмен на «суверенный статус Нагорного Карабаха с сохранением территориального коридора для связи с Арменией». Весь вопрос в том, а готов ли Азербайджан на подобный сценарий урегулирования и не постарается ли Баку ценой очередной военной авантюры попытаться решить проблему в свою пользу без всякого признания независимости НКР? Такой уверенности нет ни при участии минских посредников, ни без них.

Одним из негативных проявлений предвыборного марафона в Армении можно считать не столько информацию об использовании административного ресурса РПА, о давлении на директоров школ и вузов по спискам, о драках и потасовках в ходе встреч оппозиционных кандидатов с избирателями, сколько политически безосновательное задержание основателя и первого командующего Армией обороны НКР, героя Арцаха генерал-лейтенанта Самвела Бабаяна. В качестве обвинения следственные органы СНБ РА выдвинули ему якобы организацию контрабандного ввоза с территории Грузии в Армению ПЗРК «Игла» с целью дальнейшего применения по уничтожению летательного аппарата, на борту которого планировалось нахождение главы Армении.

Какая-то полоса подозрений в политическом экстремизме преследует опального генерала: то он бывшего президента НКР Аркадия Гукасяна собирался уничтожать при отсутствии всякой политической мотивации, то теперь и глава Армении стал мишенью. Правда, если такое и было в планах, то зачем подобное преступление проводить накануне выборов, а тем более с применением ПЗРК «Игла», который вполне может пригодиться в боевых действиях для отражения внешней угрозы?

Производителем и поставщиком данного вида оружия, как известно, является Россия. Почти четыре года генерал Бабаян проживал в Москве, и вряд ли его контакты с российскими коллегами могли касаться контрабанды всего лишь одной установки ПЗРК. Насколько мне известно, генерал С.А. Бабаян в одном из своих интервью армянским СМИ летом 2016 г. прямо указывал на собственное письмо президенту Армении Сержу Саргсяну о военно-технической модернизации и оперативно-тактической реформации Армянской армии, направленное через посла РА в РФ Олега Есаяна летом 2013 г. В списке перечня вооружений и боевой техники ПЗРК «Игла» не упоминался (либо, как минимум, не являлся основным).

Контрабандную торговлю оружием с Бабаяном российская сторона вряд ли будет вести, тем более нацеленную на главного политического партнера в лице главы Армении. Такое видение вопроса есть прямое следствие либо профессиональной некомпетентности армянских коллег, либо политической безответственности и неуважения к своему главному стратегическому партнеру. Остается предположить, что слишком высокая активность опального генерала в предвыборный период стала предметом чьей-то обеспокоенности по поводу возможных эксцессов протестного характера после выборов. Но выборы позади, и главное их достижение – отсутствие массовых и силовых протестов и потрясений.

Тем не менее, личность Самвела Бабаяна упоминается не только в связи с прошедшими парламентскими выборами и его практически открытой поддержкой оппозиционного блока «ОРО», а быть может, в связи с твердой позицией экс-командующего по судьбе карабахских переговоров и вероятных территориальных уступок. Ведь не случайно генерал Бабаян в очередном интервью вспомнил некие эпизоды личных бесед с первым президентом РА Левоном Тер-Петросяном по теме территориальных уступок, и Кельбаджарского района в частности. Не случайно он напомнил, что при его командовании Армией обороны, а фактически – управлении Карабахом на развитие Кельбаджара выделялось 3% из бюджета НКР, после же бюджетное финансирование данного стратегически важного района прекратилось. Иными словами, Самвел Бабаян тогда и сейчас мешает определенным силам в достижении «компромисса» по судьбе территорий. Но при всех условиях герой Арцаха не должен оставаться узником следственного изолятора, если не совершал противоправных действий.

Я не исключаю, что если Баку проявит некую дипломатическую гибкость и согласится через российского и турецкого посредников на прокладку одной ветки газопровода по территории Армении в Турцию (а также расконсервацию Джульфинской железной дороги для связи Ирана через Нахичевань с Арменией), то Ереван готов будет начать реализацию поэтапного подхода по выводу войск с части территорий зон безопасности НКР, их возвращению Баку и восстановлению отношений с Азербайджаном и Турцией. Карабах в подобном случае не получит окончательного независимого статуса, его же промежуточный статус автономно управляемой территории станет заложником самой трубопроводной и коммуникативной политики заинтересованных сил. Ведь не случайно накануне и после выборов в Армении в Азербайджане устами известного политолога Зардушта Ализаде и сайта «Haggin.az» заговорили о некоем кипрском сценарии развития карабахского процесса по варианту: газопровод в обмен на мир и территории.

Естественно, у правящей силы незавидное положение, поскольку, в отличие от оппозиции, ей приходится нести полную ответственность за безопасность и экономическое состояние общества и государства, вести неудобные переговоры с внешними партнерами в условиях различных форм давления и высокой уязвимости. Но власть не может восприниматься самоцелью какой бы то ни было политической партии, а должна лишь служить интересам народа и государства. Нынешний расклад сил в парламенте Армении позволяет предположить высокую вероятность прогрессирования компромиссного исхода карабахского урегулирования. Так что Азербайджану следует не критиковать режим Сержа Саргсяна, а налаживать с ним лояльные отношения.

Сам по себе компромисс есть положительная динамика выхода из кризисных ситуаций и конфликтных отношений, правда, при условии равных уступок. Какая же уступка будет предложена азербайджанской стороной, не считая мнения Ильхама Алиева об «автономной республике, если договоримся», что всерьез армянской стороной не принимается?

Широкомасштабную войну политические и военные деятели и эксперты стараются исключить, но гарантировать не могут. Позволит ли очередная азербайджано-армянская война приблизить мирное решение проблемы Карабаха и каковы будут ее результаты – с точностью спрогнозировать тоже невозможно.

Не думаю, что по судьбе Карабаха власти Армении способны пойти на несоразмерные уступки и потери, ибо это взорвет политическую стабильность в республике и начнется новая отечественная война, где вопрос суверенитета будет главным не только для Карабаха, но и для самой Армении. Однако нельзя и шантажировать собственную власть вечными угрозами бескомпромиссной неуступчивости, если компромиссы примут содержательный и гарантированный смысл. Вечная вражда между двумя соседями должна уйти в прошлое и смениться добрососедством.

Армения прошла свой путь к новому этапу политических переговоров в рамках Минской группы ОБСЕ, очередь за Азербайджаном. Серж Саргсян получил доверие и по итогам парламентских выборов, и от России, ЕС и США. Если же до весны 2018 г. президенты Армении и Азербайджана не смогут форсировать поиск путей политического урегулирования карабахского вопроса, то Ильхаму Алиеву придется согласиться на диалог с главой Нагорного Карабаха независимо от того, как в Баку его называют – «сепаратистом» или «экстремистом».

Подключение Степанакерта к переговорному процессу не исключается и самими посредниками Минской группы ОБСЕ с некой оговоркой о завершающем этапе при согласовании основных спорных вопросов. Но именно это ключевое согласование и может потребовать участия самого Карабаха. После перехода на парламентскую модель в Армении может так случиться, что премьер-министр не будет наделен полномочиями переговорного представительства интересов Нагорного Карабаха.

Что это изменит? Затянет ли время бесперспективных переговоров, либо убедит Азербайджан считаться с Карабахом и его особым статусом, либо Баку договорится со Степанакертом о взаимном компромиссе, либо же все завершится новым конфликтом и войной? Прорывом карабахского урегулирования может стать признание независимости НКР одним из посредников, но на такую реальность Степанакерту рассчитывать не приходится.

Словом, выборы прошли, а вопросы остались. Власти Армении должны сплотить общество по ключевым вопросам внутренней и внешней жизни страны, а не делить по партийно-блоковой принадлежности. Лишь объединяя и аккумулируя политическую активность всех здоровых сил, можно рассчитывать на стабильность и успех.

Александр СВАРАНЦ, доктор политических наук, профессор

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 11 человек

Оставьте свои комментарии

  1. д-р Сваранц, видимо, изучая политические процессы в Армении в предвыборный период предложил данную статью читателям, что соответствует логике политического анализа последнего времени с авторским участием. Автор дал вполне объективный анализ итогов выборов, сохранил свою позицию по отношению к правящей РПА, вполне уместно определил очередное соглашение с властью дашнаков и вновь особо выделил Карена Карапетяна. При этом в последних публикациях профессора просматривается устойчивая линия поддержания премьера К.В. Карапетяна. Интересным представляется и авторская версия возможных причин задержания основателя Армии обороны Карабаха генерала Самвела Бабаяна, причем Сваранц пишет то, в чем уверен и даже больше (например, относительно неизвестного списка вооружения, предложенного генералом руководству Армении в своем письме президенту Саргсяну). Сваранц производит впечатление непростого политолога-аналитика, он достаточно информиованный человек, быть может даже определяющий некую повестку. Если он действительно советник Ара Абрамяна, то почему же Абрамян так аполитичен. Хотя ряд статей, заявлений и иных выступлений лидера САР весьма грамотны. Стало быть, сей доктор определяет более высокую инстанцию
  2. А с чего Вы сделали вывод о том,что Сваранц советник Ара Абрамяна. Судя по статьям,Сваранц действительно информирован во многом, но глава САР очень "самоуверенный" товарищ и не нуждается в советниках.
  3. Статья Сваранца о выборах вполне логична с учетом его итогов и прежних статей автора. Здесь справедлив намек о причинах ареста генерала Бабаяна. Переговоры по территориям - главный вопрос. Чтоже касается советника Ара Абрамяна, то в этом нуждается не профессор Сваранц, а лидер САР. Работа с таким человеком, как Сваранц, была бы честью для армянских олигархов и псевдополитиков.
  4. К сожалению, всё ценное у армянских олигархов и политиков не признается. В России у армян не много аналитиков,таких как Сваранц.не много полезных общественных деятелей как Навоян,не много журналистов как Роман Бабаян.не много генералов как Норат Тер-Григорянц,не много изданий как "Ноев Ковчег". Но в центре внимания серые и полуграмотные личности и организации.Почему?
  5. Вопрос не в "почему", а "зачем". Нынешним армянским политикам и олигархам зачем нужны такие, как Сваранц, Навоян, Бабаян, Тер-Григорян? У них культ денег, а деньги все же средство для решения личных и корпоративных задач. Так поступали евреи и налицо достижение локальных, тактических и стратегических задач. Армяне же пока замкнуты на личные вопросы. Я уже ряд лет наблюдаю за публикациями профессора Сваранца и соглашаюсь с мнением, что он был бы полезнее в реальной практике армянского госуправления. Здесь не только личный талант, но и позиция мыслящего человека. Его знает не только Ара Абрамян, но и высокое руководство Армении.
  6. Видимо поэтому мыслящий Сваранц положительно отзывается о креативном и мыслящем премьере Карапетяне. Он просто не стал бы давать столь лестные отзывы. Новому премьеру нужно обращать внимание на столь достойных соотечественников в России и это только поможет Армении.

Ваш комментарий

* Обязательные поля