№6 (293) июнь 2017 г.

Валерий Поволяев: Должна быть «цензура совести»

Просмотров: 11847

О современной литературе, ее роли в обществе, литераторах и писательском труде редакции «Ноева Ковчега» рассказал Валерий Поволяев, известный писатель, заслуженный работник культуры РСФСР, заслуженный деятель искусств России, член Союза писателей России, Союзов кинематографистов и журналистов.

– Валерий Дмитриевич, в чем, на Ваш взгляд, предназначение писателя? Слова Некрасова «поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан» не потеряли своей актуальности?

– Эти слова своей актуальности не потеряли и потерять не могут. Предназначение писателя в том, чтобы объективно отражать действительность, нести читателям правду и только правду. Писатель должен прямо смотреть читателю в глаза. Можно ошибаться, давать неверную оценку, но лгать нельзя.

Качество отечественной литературы в последние годы резко снизилось. А между тем количество писателей и их союзов увеличилось. Только в Москве около 25 писательских организаций. В Союз литераторов сегодня могут принять даже с записной книжкой. Вступительный взнос составляет чуть более 11 тысяч рублей, заплатив его, получаешь удостоверение.

– А главная организация писателей в стране есть?

– В Российской Федерации – это Союз писателей России. В Москве – Московская писательская организация, которая входит в союз. Есть еще организация Международное сообщество писательских союзов (МСПС), преемница Союза писателей СССР, но она юридически не оформлена. Имущество прежнего союза она пытается унаследовать, но юридически владеть и распоряжаться им не может. Два-три года тому назад МСПС начало выселять семьи писателей – членов Союза писателей СССР из дач в Переделкино. Имели место крайне нелицеприятные случаи. Вдове писателя Александра Казанцева, человека с мировым именем, при выселении из дома нанесли побои. Выселили семью Чингиза Айтматова, Михаила Алексеева, фронтовика, лауреата Государственных премий, бывшего главного редактора журнала «Москва». Избили, и думается, не без ведома председателя МСПС, вдову писателя – Героя Советского Союза. И это вместо творческой работы, взаимопомощи, поддержки друг друга в непростой житейской, финансовой и хозяйственной ситуации.

Писательские гонорары в Москве получают, по моим сведениям, около 60 писателей, не более. А одна только Московская писательская организация насчитывает 3 тысячи человек. В общей сложности в столице работают около 7 тысяч писателей. И чтобы издать свои книги, они платят деньги. Ситуация, конечно, ненормальная. На встрече писателей с президентом РФ обнаружился еще один поразительный факт, который удивил Владимира Путина, – в перечне профессий Министерства труда РФ профессия «писатель» отсутствует. Писатель не может оформить пенсию, больничный лист, получить какие-либо социальные льготы, например путевку в санаторий.

– Литература сдает свои позиции?

– Однозначно ответить трудно. Но журналистика, например, сегодня вызывает больший интерес, чем литература.

И профессиональных журналистов больше, чем настоящих писателей. И не случайно в Союз писателей России стали принимать журналистов. Журналистская книга ценится у многих читателей, наверное, выше писательской. Есть, конечно, и положительные моменты. Не стало исторически «запрещенных» тем, фактов, явлений, о которых можно писать. Вместе с тем отвратительно, что разрешена ненормативная лексика.

– Нужен Главлит?

– Я считаю, что Главлит должен быть. И должна быть цензура совести, и не обязательно государственная, которая «вырубила» бы тот или иной «грязный» пассаж из литературного произведения. А этого, к сожалению, нет.

– Как Вы оцениваете состояние российской литературы сегодня?

– К нынешнему состоянию литературы я отношусь с чувством жалости. Слишком уж низок ее уровень. Ушли большие мастера, в том числе и в Армении, среди которых Серо Ханзадян, Вардгес Петросян, Грант Матевосян и другие.

В писательской среде раньше существовало настоящее братство, мы регулярно встречались друг с другом, переводили произведения друг друга на родные языки. Сегодня же перевести произведение с одного языка на другой – целая проблема. И если за перевод берутся молодые писатели, то о качестве можно забыть.

Качество литературы стало падать с того момента, когда государство начало относиться к литературе как к некоему побочному продукту третьей или четвертой корзины, а не к продукту, который может помочь воспитать человека. А литература всегда выполняла именно воспитательную роль. На первый план в литературе вышли люди, которые имеют к ней опосредованное отношение. Тем не менее, они издают книги, ведь сегодня за деньги можно опубликовать что угодно. А серьезные литературные произведения, над которыми автор работал много лет и которые по тем или иным причинам не нравятся издательствам, могут вообще не появиться.

– Ситуация настолько плоха?

– Нет, конечно. Можно назвать целый ряд талантливых писателей, которые сегодня продуктивно работают на литературном поприще: прозаик Юрий Поляков, Юрий Козлов, главный редактор «Роман-Газеты», поэты Олег Хлебников, Михаил Синельников, кстати, он переводит стихи армянских поэтов на русский язык. Прозаик Илья Штемлер, Валерий Попов из Санкт-Петербурга, Игорь Волгин, профессор Московского университета, поэт, специалист по творчеству Ф.М. Достоевского. Внимания заслуживает творчество Владимира Мирнева, он хорошо знал и любил Армению, Владимира Бояринова, который руководит Московской писательской организацией, Геннадия Иванова, поэта и переводчика, одного из тех, на ком держится Союз писателей России. В Тюмени прекрасно работает Леонид Иванов, финн по национальности, в Краснодаре – Виктор Лихоносов, автор целого ряда исторических романов, лауреат премии «Золотой венец Победы», Борис Тумасов. Список можно продолжить…

– Созданная Вами серия биографических романов посвящена людям, сыгравшим неоднозначную роль в отечественной истории, Вы за историческое «примирение»?

– Да. В Гражданской войне и у одной и у другой стороны были одни и те же цели – сильная, счастливая Россия.

Причиной Гражданской войны, которая разразилась после Октябрьской революции и стала трагедией для страны, было неприятие унизительного Брестского мира многими офицерами русской армии, «белыми офицерами». По Брестскому миру России пришлось выплатить Германии большую контрибуцию, причем золотом. А Германия этим русским золотом расплачивалась с Францией и Англией как проигравшая сторона. Ситуация парадоксальная. На фронтах войны солдаты сплошь и рядом убивали офицеров и оставляли позиции, оголяя линию фронта. Предали царя и некоторые генералы, которые уговаривали Николая подписать отречение.

– Почему вопрос примирения стоит сегодня на повестке дня? Мы снова разделились на «красных» и «белых»?

– У каждого была своя правда, свои приказы, которые писались на одном языке, одними и теми же словами во благо России, во благо Родины. В 1984 году я приехал в Новочеркасск, бывшую казачью столицу, и оказался в компании казаков, которые в наше время рассуждали о действиях предков с позиций противостояния времен Гражданской войны. В то трагическое время целые семьи разбивались на два лагеря – на «красных» и на «белых». И это противостояние продолжается.

– Примирение возможно?

– Требуется очень большая работа, в том числе и литературы, и журналистики, и искусства, в том числе и кино.

– Ленин считал, что «беспартийной литературы» не бывает, писатель всегда «на той или иной стороне», Вы с этим согласны?

– Ленин – умнейший человек, талантливый теоретик. Но по отношению к современному времени понятие «партийная литература» устарело. Этот лозунг был актуальным во времена противостояния двух лагерей – социалистического и капиталистического. Сейчас разделение остается, но все перемешалось, и четкой границы нет. Нужна другая формулировка.

– В России национальная идея есть?

– В России есть общенациональная идея. У нас никогда не было разделения по национальному признаку. Человека ценили по его поступкам, можно ли на него положиться, идти с ним в разведку или нет. Я не националист и не стану утверждать, что национальная идея нужна.

– Ваша последняя книга «Первый понедельник осени» посвящена природе, русскому Северу, почему в наше напряженное время Вы обратились к этой теме?

– Природа выправляет, очищает человека, укрепляет его здоровье, дух, учит быть добрым. Сама природа может быть идеологом, мне кажется. Природе посвящена и моя новая книга «А ружье отдайте сыну», которая скоро выйдет из печати. В ней собраны рассказы и повести о русском Севере.

– Среди Ваших многочисленных наград – боевой орден Красной Звезды за мужество, проявленное во время войны в Афганистане, расскажите о Вашей работе там.

– Я был в Афганистане «фронтовым корреспондентом». Первой моей «афганской» книгой стала «Время Ч». Ей достаточно долго не давали зеленый свет, не пропускала цензура, посчитав чересчур суровой. Но сама война в Афганистане была очень жесткой.

Я вспоминаю, как мы однажды прилетели в Джелалабад, в аэропорт, который находился в двух километрах от границы с Пакистаном. Шел страшный бой, кругом грохот, взрывы, столбы пыли. Ночью вернулись в Кабул, к нам в гостиницу прибежал мальчишка и сказал, что на базаре у Абдуллы надо забрать груз. Помчались на базар, в мешке – человек с отрубленными руками, ногами, с отрезанным языком... Как этот несчастный попал в плен? Я гражданский человек, но при мне было оружие, которое выдавали прямо в аэропорту для того, чтобы не попасться в руки талибов. Пленных пытали зверски. И когда цензор моей книги давал советы, что писать надо о том, как наши солдаты переводили бабушек через дорогу, согласиться с ним я не мог. Я был в Афганистане 4 раза, побывал в разных ситуациях.

– Вы хорошо знаете литературу Армении, много лет дружите с Зорием Балаяном, расскажите о взаимодействии с армянскими писателями.

– Сегодня этого взаимодействия нет, и очень жаль. Оно было раньше, в единой стране. Теперь надо восстанавливать былые связи. Необходимо возобновить переводы армянской литературы на русский язык и русской – на армянский. Ведь для того, чтобы знать, что происходит в современной армянской литературе, надо ее читать на своем родном языке.

Примечательно, что иранские литераторы стремятся, например, установить творческие контакты с Союзом писателей России, я вхожу в рабочую группу с российской стороны. Иранские писатели хотят, чтобы их произведения переводились на русский язык, и считают это в сложных международных условиях важным для страны делом.

Налаживание литературных связей между странами – дело не только писателей, но и государства. Это дело межгосударственное. Убежден, что и Зорий Балаян, и многие русские литераторы поддержат любые начинания в этом направлении.

– Как, на Ваш взгляд, можно решить проблему Нагорного Карабаха?

– Детали мне неизвестны, получаю информацию от друзей, причем и от одной, и от другой стороны конфликта. Точки зрения совершенно разные. Мне кажется, что надо встречаться, общаться, разговаривать и сближать эти полярные точки зрения. При сближенных точках зрения можно решить любой вопрос и только мирным путем. Конечно, я рассуждаю как литератор, а не политик.

– Был в Вашей жизни человек, у которого Вы учились, на которого равнялись?

– По профессии я художник-модельер, окончил Текстильный институт. Второе образование – ВГИК, сценарный факультет. Литературному труду учился у русского писателя Юрия Нагибина, я его хорошо знал, у русских классиков – Бунина и Лескова, также у Георгия Семенова и Юлиана Семенова. Учителем для писателя может стать вся литература, надо только выбрать определенный вектор.

– Для Вас существует авторитет личности?

– Да. Авторитеты для меня – писатель Виктор Астафьев, журналист, первый заместитель главного редактора «Литературной газеты» Виталий Сырокомский. Авторитет для меня – мой дед Федор Сергеевич Сараев, старый партизан, сражавшийся во время Гражданской войны с японцами. Авторитет для меня – мой отец, командир Красной армии, он погиб под Москвой в 1941 году.

– Идея «Бессмертного полка» близка Вам?

– Это очень хорошее начинание. Мы о нем много говорили с актером Василием Лановым, который эту идею выдвинул, с актером и писателем Михаилом Ножкиным, активным участником «Полка». Во всех наших советских республиках, а ныне странах, почти каждый, за редким исключением, так или иначе участвовал в войне. Победа была общая. «Бессмертный полк» – продолжение праздника Победы.

– Вы пишете произведения ручкой. «Рукописи не горят»?

– Писатели старого поколения не дружат с компьютером. Когда «стучишь» на пишущей машинке, в момент удара пальцем по клавише происходит какая-то странная реакция, которая положительно влияет на качество творческого процесса.

– В этом году нашей газете исполняется 20 лет. Что бы Вы пожелали нашим читателям?

– Я увидел вашу газету на вечере, посвященном Зорию Балаяну, в Москве, который вспоминаю с большим удовольствием. Желаю газете оставаться такой же светлой, какая она есть, такой же интересной, какая она есть, так же объективно рассказывать о жизни Армении и событиях в России.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 16 человек