№8 (295) август 2017 г.

Саркис Цатурян: Если Россия ослабит позиции в Сирии, война перекинется на Карабах

Просмотров: 8739

Об итогах встречи президентов России и США на полях G20 в Гамбурге, путях решения сирийского конфликта, политике международных игроков на Ближнем Востоке и в Закавказье, возможностях решения нагорно-карабахского вопроса «Ноеву Ковчегу» рассказал кандидат исторических наук, главный редактор информационного агентства REX Саркис Цатурян.

– Саркис Арамаисович, можно ли говорить о некоем сдвиге в отношениях России и Запада после встречи G20 в Гамбурге, по Вашему мнению? Каковы ее главные итоги для России?

– Встреча в Гамбурге носила ознакомительный характер. Президент Владимир Путин впервые встретился с президентом США Дональдом Трампом. Пока вряд ли можно делать какие-либо конкретные выводы. Обоим руководителям для начала необходимо было познакомиться.

Самая главная тема, которая обсуждалась на встрече лидеров России и США – ситуация в Сирии. Сирийский вопрос определяет политическую повестку встречи G20. Здесь взаимопонимания между Москвой и Вашингтоном, Россией и Западом в целом нет и быть не может. Если позиции России и Запада в Сирии начнут сближаться, это будет означать, что либо Запад сдает их, либо Россия. Москве нельзя ослаблять позиции в Сирии, потому что, как только это произойдет, ей придется столкнуться с целой серией конфликтов в Закавказье, на Украине и в Средней Азии.

Не случайно именно в момент встречи Путина и Трампа ВС Азербайджана нанесли очередной удар по позициям Армии обороны Народного Карабаха. Это свидетельствует о том, что стоящие за кланом Алиева силы, связанные с Анкарой и Лондоном, стремятся не допустить сближения Москвы и Вашингтона.

– Есть ли сведения о том, что лидеры двух стран обсуждали карабахский вопрос?

– В официальном поле таких сведений нет. Хотя очевидно, что современные международные конфликты взаимосвязаны. Если стороны обсуждают Сирию, то непременно касаются и смежных вопросов. Тем более что еще в рамках саммита стран Шанхайской организации сотрудничества, который прошел в начале июня 2017 года, Владимир Путин заявил, что у боевиков ИГИЛ (запрещенная в России организация. – Ред.) есть цели по дестабилизации среднеазиатского театра. Если мы говорим об ИГИЛ в Средней Азии, то понимаем под этим США в Средней Азии. Ведь ни для кого не секрет, что радиостанция ИГИЛ вещает на Афганистан с американской военной базы.

Другая болевая точка для России, и, пожалуй, самая чувствительная, это Закавказье. Если мы обратимся к истории, то заметим, что главная задача Запада, и в первую очередь Британской империи в XIX веке, состояла в том, чтобы не допустить выхода России к Персидскому заливу, к южной и юго-восточной границе Ирана, которая служила «воротами» в Индию. Для этого Западу необходимо было инициировать в Закавказье серию конфликтов. И в первой половине XIX века России пришлось вести продолжительную Кавказскую войну.

Сегодня задача у Запада схожая. Если говорить о нагорно-карабахском конфликте, то следует в первую очередь говорить о коридоре «Север-Юг», который призван соединить иранский Бендер-Аббас с Санкт-Петербургом. В нем заинтересованы Иран, Индия и даже Китай при всех его непростых отношениях с Нью-Дели. Начиная давить на эту болезненную точку, Баку «сдавливает» позиции Ирана, препятствует соприкосновению Ирана и России через совместные железнодорожные маршруты.

– Каковы все же главные итоги встречи двух лидеров для России?

– На мой взгляд, единственный плюс состоит в том, что руководители двух стран наконец-то познакомились. Но это вряд ли улучшит отношения Москвы и Вашингтона в ближайшей перспективе.

В сирийском вопросе Россия оказалась в очень сложном положении. Непонятно, почему Россия поддержала натовскую Турцию в САР, которую по вполне понятным причинам поддержали США. По итогам переговоров в Астане турки получили возможность легализоваться и укрепиться в сирийской провинции Идлиб. Эта территория, расположенная между Алеппо и Латакией, занимает важное стратегическое положение, соприкасаясь на юге с коридором, по которому осуществляется сообщение между Латакией и Алеппо. И теперь Анкара в любой момент может этот коридор перекрыть.

К чему мы пришли в рамках астанинского процесса? Пришли к тому, что американцы укрепляются вдоль сирийско-иорданской границы. На юго-западе Россия, США и Иордания договорились о «перемирии» в преимущественно друзских районах – Дераа, Эль-Кунейтра и Сувейда, которые прилегают к Голанским высотам, находящимся под военным контролем Израиля. А на юге и юго-востоке Сирии американцы обстреливают позиции сирийской правительственной армии и «Хезболлы». Разве этого добивалась Москва, начиная в сентябре 2015 года антитеррористическую операцию в САР? Разве нам не было известно, что на территории Иордании расположены американские центры, где готовят боевиков ИГИЛ и «вооруженной оппозиции»? Разумеется, знали. Тогда к чему это все?

С точки зрения стратегических интересов России следует сохранить Сирию как целостное государство. Пока же в рамках астанинского процесса наши дипломаты позволяют Турции, Западу вытирать ноги о сирийский национальный суверенитет, педалируя тему так называемых зон деэскалации. Тем самым девальвируется и военное присутствие России в Сирии.

Кроме того, Россия при сохранении нынешних акцентов ее внешней политики становится неинтересной Ирану, которому нужна железная дорога через север Ирака и север Сирии (через курдские районы) к провинции Латакия, где располагается российская военная база. У Ирана, конечно, есть альтернатива – продвигаться вдоль сирийско-иорданской границы, но данный путь перекрыт, там укрепляет свои позиции Пентагон.

Досадно. Особенно на фоне того, что еще за первый год своего присутствия в Сирии ВКС России могли уничтожить все командные пункты террористов. Но как только мы достигали определенного стратегического преимущества, то непременно шли на бессмысленные перемирия. Что мы получили взамен? Февраль 2016 года – новое перемирие, спустя месяц после которого грянула война в Нагорном Карабахе.

– Вы видите прямую связь между сирийскими событиями и событиями в Нагорном Карабахе?

– Да. Потому что цель у американцев и британцев одна – либо поставить под контроль сирийский коридор, либо его уничтожить. Первое они сделать не могут. Второе – выполнимо. Отсюда астанинский процесс, создание «зон деэскалации» в Сирии. Это план не российский, а американский. Он был предложен в октябре 2015 года экс-госсекретарем США Кондолизой Райс и бывшим министром обороны Робертом Гейтсом. Задача плана состоит в том, чтобы подорвать позиции России на Ближнем Востоке, вытеснить ее из региона. Именно эта политическая линия сегодня реализуется в Астане.

– В чем взаимосвязь сирийского и карабахского конфликтов?

– В том, что речь идет о битве за коммуникации. Для сохранения сильного независимого Ирана нужен сирийский транспортный коридор, выход ИРИ к Средиземному морю. Если мы делим Сирию на части и соглашаемся с вероломным планом расчленения государства, то от наших баз в Латакии и Тартусе толку уже никакого не будет. Потому что в таком случае через САР никаких транспортных путей провести будет невозможно, и российское присутствие станет бесполезным.

Россия восстановила отношения с Турцией год назад. И Анкара тут же набралась решимости: в августе 2016 года Эрдоган начал операцию «Щит Евфрата». В октябре того же года блок НАТО приступил к операции по освобождению Мосула от ИГИЛ.

Это взаимосвязанные процессы. Зачем Эрдогану Евфрат? Евфрат – важнейшая речная система, которая разделяет Сирию на две части, и Турция берет под контроль северные территории САР. Последний ход, который могут сделать турки сегодня – додавить курдов в Африне. И тогда России придется паковать чемоданы. Это будет равносильно поражению.

Саркис Цатурян – кандидат исторических наук, живет и работает в Москве. Родом из Нагорного Карабаха. Окончил Российский университет дружбы народов. Является экспертом в области истории международных отношений, внешней политики России и США, энергетической безопасности стран Ближнего и Среднего Востока, занимается вопросами геоэкономики и геополитики. Выступает на российском телевидении, является обозревателем ИА regnum. Автор книги «Ненасильственная революция. От теории к практике».

– Продолжительность беседы президентов Владимира Путина и Дональда Трампа превзошла первоначальный регламент, и, как считают некоторые эксперты, по причине обсуждения именно экономических проблем. Вы разделяете это мнение?

– Скорее всего, речь шла о санкционных вопросах. Известно, что Конгресс США готовит новый санкционный пакет в отношении нашей страны. В принципе, я не вижу ничего плохого в том, что американцы ранее ввели против России санкции. Они ведь ввели ограничения в отношении европейских компаний, то есть это санкции не столько против России, сколько против Европейского союза. Вот пусть европейцы и ломают головы над тем, как уговорить США. Едва ли рядовые граждане России ощутили на себе санкции. Это же касается высокопоставленных чиновников и миллиардеров. Их проблемы, не наши.

– А сегодняшний кризис в России вызван разве не санкциями?

– Нет, он вызван тем, что и правительство России, и Центральный банк проводят провальную экономическую политику. И правительство, и Центробанк не пускают в экономику необходимые оборотные средства. Промышленные предприятия не могут взять кредиты по адекватным процентным ставкам, у них не хватает оборотных средств на развитие. Кредиты слишком дорогие, а промышленная база устарела.

Более того, растет бегство капитала из страны. По данным ЦБ РФ, чистый вывоз капитала частным сектором с января по апрель 2017 года составил $21 млрд, что?более чем?вдвое превышает показатель первых четырех месяцев предыдущего года (было $9,8 млрд). И эти насущные проблемы не решаются. При этом обсуждаются совсем другие вопросы, в частности, включение американцами в санкционные списки российских чиновников, что, кстати, не мешает их детям учиться в Великобритании и США.

Но вернемся к вопросу о санкциях. Санкционный вопрос – это в первую очередь вопрос России и Евросоюза. Импорт стран ЕС из России в 2016 году составил 118,811 млрд евро. И США в его увеличении вовсе не заинтересованы, как не заинтересованы и в увеличении импорта ЕС из Китая, который по итогам 2016 года превысил импорт из США в Старый Свет. Если говорить о цифрах, сегодня Евросоюз импортирует товаров из КНР на 344,468 млрд евро, а из США – на 247,826 млрд евро. Таким образом, Китай поставляет в Западную Европу продукции почти на 100 млрд евро больше, чем США. И это – большая проблема для Америки. Пока она ничего не может с этим поделать.

Для Вашингтона санкции – вопрос сдерживания российско-немецкого экономического диалога. Но больше всего США тревожит сближение между Германией и Китаем. Ведь ФРГ является главным внешнеторговым партнером Поднебесной в Европе. Об этом свидетельствуют данные по двусторонней торговле. Германия делает ставку на Китай, а не на США.

Саммит G20 тоже не случайно состоялся в Гамбурге, средневековом вольном городе, который выходит сразу к двум морям – Северному и Балтийскому. И немецкая сторона, принимавшая высокую делегацию из Китая в ноябре прошлого года, открыто заявила гостям, что Гамбург – «ворота Китая в Европу».

– Договоренность Путина и Трампа о режиме прекращения огня на юго-западе Сирии – тактический шаг или обозначенная стратегическая линия, на Ваш взгляд?

– Договоренности нарушаются постоянно. К сожалению, вопрос о том, чтобы западные разведки прекратили поддержку террористической организации «Джабхат ан-Нусра», сирийского филиала «Аль-Каиды», не поднимается. Кому выгодно поддерживать «Джабхат ан-Нусру»? Разумеется, Турции и Саудовской Аравии, которые использовали боевиков для захвата Алеппо. Сегодня турки и саудовцы поддерживают группировку в провинции Идлиб и атакуют с ее помощью позиции сирийской армии и курдских ополченцев.

Впрочем, Израиль тоже никогда не скрывал свою поддержку боевиков. В настоящее время «Джабхат ан-Нусра» продолжает войну на юго-западе Сирии, в районе ущелья Каламун, на границе между Сирией и Ливаном. Группировка пытается перекрыть снабжение «Хезболлы», а также блокировать трассу Бейрут – Дамаск.

– «Джабхат ан-Нусра» запрещена в России…

– Да, запрещена. И на уровне Совета безопасности ООН тоже, но ее активно поддерживает глава турецкой разведки Хакан Фидан.

– Насколько удастся Трампу, который находится под определенным давлением своих политических оппонентов, проводить свои решения, в том числе и в американо-российских отношениях, по Вашему мнению?

– Индикатором сближения России и США станет ухудшение американо-китайских отношений. Как только они начнут портиться, мы поймем, что Трамп повернулся к России. Пока Трамп идет в объятия Китая по всем направлениям. Что предпринял Трамп за шесть месяцев пребывания у власти? Он практически отдал Панамский канал Китаю. Это означает, что товарооборот между США и Китаем будет усиливаться. Более того, Поднебесная стала импортировать американскую нефть. Впервые за последние 40 лет. Речь идет о 180 тыс. баррелей в сутки.

– Как Вы оцениваете перспективы ирано-американских отношений в контексте сегодняшнего дня?

– США зашли далеко. И катарский кризис – тому подтверждение. Через Катар США стремятся оказать влияние на внутриполитическую ситуацию в Иране. В корпоративном плане американцы сегодня в Иране не присутствуют из-за санкционных ограничений на федеральном уровне. Любая американская компания, пришедшая сегодня в Иран, будет вынуждена платить огромные штрафы. Поэтому американцы используют Катар как «чековую книжку», посредством которой они будут проникать в иранскую политическую элиту.

Катарский кризис начался 5 июля с.г. Спустя два дня произошли теракты в Тегеране, причем в парламенте страны и около мавзолея Хомейни. После этого были предприняты попытки террористических актов в иранском Белуджистане и на севере страны, в том числе и в районах, населенных азербайджанцами. Американцы и китайцы дают понять, что Иран, с его устойчивыми структурами власти, древней цивилизацией, интересует их исключительно как транзитная территория. Посыл такой – смиритесь с этим.

Министр обороны Джеймс Мэттис открыто заявил о том, что США хотят сменить режим в Иране. Вопрос в том, насколько далеко Пентагон готов зайти в этом вопросе. Если сегодня Америка пойдет на открытую эскалацию с Ираном, то она встретит жесткое противодействие со стороны Китая, потому что для китайцев иранский транспортный коридор – вопрос целостности сухопутного «Шелкового пути», на строительство которого Си Цзиньпин заложил свою карьеру.

Я не думаю, что США решатся на лобовой конфликт. Тем более что администрация Трампа уступает Китаю по многим фронтам. Они будут пытаться воздействовать на правительство Хасана Рухани, верховного лидера Али Хаменеи и иранские разведслужбы через финансовые вливания (с помощью Катара), теракты и военно-политические акции по всему периметру госграницы ИРИ. Так американцы надеются формировать внутриполитический расклад в Иране с тем, чтобы сделать руководство исламской республики податливым.

– Чем Иран отвечает на эти вызовы?

– Иран выжидает и работает сразу по нескольким направлениям. Развивает диалог с Евразийским союзом. Не случайно в июне 2017 года иранцы подписали с ЕАЭС соглашение о создании зоны свободной торговли. Тегеран рассматривает Армению как «мост» между Россией и Ираном. На Азербайджан иранцы не надеются, особенно после апрельской войны 2016 года против Нагорно-Карабахской Республики.

На наших глазах развивается историческая драма. Ведь основная цель сближения Москвы и Тегерана – попытка проложить сухопутные коммуникации между двумя столицами, что веками было головной болью для Великобритании. В XVIII и XIX веках англичане опасались выхода Российской империи через Иран к Персидскому заливу и Индии, а теперь список их интересов пополнился еще и Китаем, который строит сухопутный и морской «Шелковый путь» на Лондон.

Вот почему превращение ирано-азербайджанской границы в зону конфликта (с помощью эскалации в Нагорном Карабахе) становится приоритетом для блока НАТО. Очевидно, что в таком случае коридор через Армению и Россию для Ирана будет закрыт.

Сами иранцы это четко понимают, и предпочитают не складывать «все яйца в одну корзину». Поэтому в начале июля с.г. Иран начал переговоры с Турцией о создании зоны свободной торговли. Но делать ставку исключительно на турецкий транспортный маршрут они тоже не хотят. Между тем Турция уже достроила железную дорогу Баку-Тбилиси-Карс и предложила Ирану участвовать в проекте Карс-Ыгдыр-Нахичевань, то есть строить железнодорожную ветку в Европу через Турцию. Это серьезная тема.

– Активность международных игроков в Закавказье нарастает...

– Да, мы видим это по многим признакам. Турция энергично осваивает постсоветское пространство. Турки выступают за создание зоны свободной торговли с Нахичеванью, то есть они собираются торговать в лирах на территории бывшего советского Азербайджана. Передел постсоветского пространства идет полным ходом, и этим переделом занимается, к сожалению, не Россия, а Турция. И не только она, но и Китай. Ведь за инициативой создания зоны свободной торговли (ЗСТ) Иран-Турция стоит именно Пекин, который также благоприятствовал переговорам о ЗСТ между Пакистаном и Турцией. Более того, в мае с.г. Китай собственноручно подписал соглашение о ЗСТ с Грузией.

– Ситуация в Нагорном Карабахе остается напряженной, Азербайджан и Армения продолжают наращивать вооружения. Каким Вы видите сценарий урегулирования конфликта? Возможно ли мирное решение?

– Я не вижу принципиальной разницы между воссоединением Крыма с Россией и конфликтом вокруг Нагорного Карабаха. По Карсскому договору 1921 года армян Нагорного Карабаха передали вместе с их территорией в состав советского Азербайджана. Международная ситуация была таковой, что их никто не спросил, хотят они этого или нет. Но они смирились, потому что стали частью Советской России, нового имперского образования, в составе которого процветали во благо себе и во благо народов СССР. Это был взаимовыгодный исторический контракт, который продержался вплоть до решения Азербайджанской ССР (от 30 августа 1991 года) о выходе из состава СССР.

Распад империи обнулил соглашение 1921 года, вынудив карабахских армян выбирать между свободой и азербайджанской этнократией. 2 сентября 1991 года они выбрали второй вариант, что произошло на совместной сессии Нагорно-Карабахского областного и Шаумяновского районного Советов народных депутатов Азербайджанской ССР. Ведь в составе советского Азербайджана Карабах являлся автономной территорией, что называется, имел право. Таким образом, конфликт урегулирован с точки зрения Конституции СССР и международного права.

– Тем не менее, он не разрешен…

– Не разрешен, и не может быть разрешен по нескольким причинам. Во-первых, потому что Карабах официально не признан Арменией и Россией, как и другими международными субъектами. Во-вторых, в больших геополитических раскладах карабахский конфликт используется как болевая точка для России и ее усилий в Закавказье.

В-третьих, для бакинских властей карабахский вопрос – инструмент удержания своего господства в стране, возможность расставлять смысловые акценты, консолидируя население вокруг внешней угрозы. Пока курдский клан Алиевых и тюркский клан Пашаевых объединяют активы, культивируемая ими армянофобия играет роль отвлекающего маневра. Угроза извне придает им легитимность на фоне нарастающего социально-экономического кризиса.

В-четвертых, международный аспект карабахского конфликта – Иран. Для натовской Турции, Карабах – ключ к ИРИ, с помощью которого Североатлантический альянс пытается влиять на внешнеполитические ориентиры Тегерана.

– Как взаимосвязаны Нагорный Карабах и Иран для Турции?

– Речь идет о коридоре «Север-Юг». Турки не хотят создания транспортного коридора из иранского Бендер-Аббаса через Азербайджан на Россию, к портам Балтики. И апрельская война в Карабахе 2016 года это подтвердила. Как только в первом квартале 2016 года Москва, Тегеран и Баку достигли предметных договоренностей по коридору «Север-Юг», натовская Турция пошла на эскалацию, дав соответствующую наводку Баку, который выступает в роли «младшего партнера» и «таранной силы».

Поэтому сегодня о данной инициативе мало кто вспоминает. Иран это понял и именно поэтому начал переговоры с Евразийским союзом по ЗСТ, чтобы задействовать транзитный потенциал Армении и Нагорного Карабаха. Возможности Евразийского союза – геополитическая альтернатива для Ирана, которая требует кропотливой работы.

– Таким образом, Турция заинтересована в сохранении конфликта в Нагорном Карабахе?

– Разумеется, конфликт ей нужен на долгие годы, если не десятилетия. Тем более что между конфликтами в Сирии и в Нагорном Карабахе прослеживается взаимосвязь. Это снабжение группировки российских ВКС в Сирии. У России есть два варианта поставок боеприпасов и продовольствия. Первый – через пролив Босфор и Дарданеллы, то есть по морю. Второй – Каспий, через воздушное пространство Азербайджана, затем выход на Иран с дозаправкой, например, в Хамадане, далее – Северный Ирак, откуда наши военные самолеты попадают затем в Сирию. В случае разжигания конфликта на северной границе Ирана это воздушное пространство блокируется Турцией. Под Турцией я конечно же понимаю не только Анкару, но и ведущие натовские столицы, которые в условиях нагорно-карабахского конфликта действуют опосредованно через Баку.

– Но Турция вроде бы проводит сегодня политику сближения с Россией…

– Реального сближения России и Турции нет. Равно как и нет «треугольника Россия – Турция – Иран», о котором слагают легенды ангажированные комментаторы и пропагандисты. У стран диаметрально противоположные интересы, которые формировались веками, а не вследствие сиюминутной конъюнктуры. Разве можно быть уверенными в том, что Персидская и Османская империи, противостоящие друг другу почти шесть столетий, вдруг забудут взаимные обиды? А Москва и Константинополь? Впрочем, оставим историю историкам. Они разберутся и без нас.

Если говорить о современности, то у меня есть основания полагать, что Эрдоган «помирился» с Россией из-за позиции Китая, который пытается стабилизировать Турцию. Не случайно китайская пресса восхваляет Эрдогана за то, что он якобы «поставил на место курдов», обеспечив тем самым сохранность инвестиций КНР. Причем Китай в примирении России и Турции действовал через премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, который выступил в роли посредника.

А Тель-Авив и Пекин роднят экономические интересы. Ни для кого не секрет, что Нетаньяху параллельно лоббирует создание зоны свободной торговли между Китаем и Израилем. Ведутся открытые переговоры. Израиль стремится стать транспортным хабом для морского «Шелкового пути». Кроме того, Тель-Авив заинтересован в строительстве железной дороги из Эйлата к Ашдоду (Средиземному морю). А главным инвестором этого проекта является Китай. Деваться израильтянам некуда: самая близкая для КНР альтернатива – Суэцкий канал, который контролируется Египтом.

Возвращаясь к Турции, напомню, что Тель-Авив делает ставку на Трансанатолийский газопровод, строительство которого также было поддержано Азиатским банком инфраструктурных инвестиций, подконтрольным Пекину. Анкара выкручивает Тель-Авиву руки, вынуждая израильтян планировать прокладку газопроводов через турецкую национальную территорию. Ведь на кону не только израильский, но и кипрский газ.

– Вернемся к карабахскому вопросу… Его мирное решение возможно?

– Война неизбежна. В нынешней ситуации, когда турки стремятся завязать на себе все эти транспортные артерии, война в Карабахе необходима Анкаре.

– Кто может предотвратить военные действия, по Вашему мнению?

– Только Россия, но та Россия, которая проводит независимую внешнюю политику. Нужны превентивные действия. Москве пора показать силу. Масштабные военные учения в Дагестане станут неплохим вариантом для того, чтобы остудить «горячие головы» в Баку и Анкаре.

По моему глубокому убеждению, России следует поддержать курдов в Африне, чтобы дать возможность Ирану проложить железнодорожный путь на Латакию, где расположена наша база. В противном случае игру будут вести американцы и турки. И тогда мы потеряем всякую надежду на реальное сближение с Китаем. А наш военный союз с Ираном превратится в прах.

Турция должна заниматься своими внутренними проблемами, в частности, Турецким Курдистаном, а не Нагорным Карабахом. Пока же система военно-политических отношений складывается в пользу Турции и ее союзников по НАТО, которые прокладывают железнодорожные маршруты через подконтрольные турецкие территории. Не случайно Анкара строит дамбы в верховьях Тигра и Евфрата. Но зачем России такая сильная Турция под боком?

– А газопровод «Турецкий поток»?

– «Турецкий поток» должен быть достроен в 2019 году. Но в первом квартале 2018 года будет пущен Трансанатолийский газопровод, который уже сегодня готов почти на 80%. А он – альтернатива «Турецкому потоку».

В чем опасность этого проекта для России?

В том, что Запад, в частности главный оператор проекта – британская корпорация BP, заинтересован не только в поставках азербайджанского газа. Баку не в состоянии конкурировать с Москвой в плане объемов добычи, газодобыча в Азербайджане падает. Речь идет о газе из Ирана, Казахстана и Туркмении. Многие эксперты склонны считать, что у Туркмении свободных резервов газа нет. Но тогда возникает вопрос: зачем Туркмения построила газопровод «Восток-Запад»? Зачем ей новые терминалы СПГ на Каспии? Ответ напрашивается следующий – они знают о себе то, чего мы не знаем о них.

В феврале 2017 года американская Chevron продала китайской компании свои газовые активы в Бангладеш. Тогда же в СМИ появилась информация о том, что на шельфе Туркмении обнаружено крупное месторождение газа. Неужели это просто совпадение?

На мой взгляд, речь идет о сближении позиций крупных игроков. Иными словами позицию можно сформулировать так: «Мы, американцы, отдаем вам активы в Бангладеш, а вы, китайцы, не препятствуете Туркмении экспортировать газ в Европу, чтобы русским было неповадно». Получается, что Россию обыгрывают на данном направлении. Закрывать глаза на очевидные вещи становится невозможно.

– Какую нишу занимает информационное агентство REX в российском медиаландшафте?

– Агентство REX было создано в 2009 году российским историком и государственным деятелем Модестом Колеровым. Я и мой заместитель Кирилл Джавлах возглавляем редакцию REX с марта 2016 года. Агентство освещает внутриполитические и международные события.

За минувший год мы продвинулись в российских регионах. Эксперты REX на местах освещают политическую и экономическую жизнь в областях, республиках и федеральных округах России, органах исполнительной и законодательной власти. А их коллеги-международники тем временем рассуждают о мировой политике, экономике и идеологии. Причем делают это без цензуры.

Мы доверяем нашим авторам, потому не мешаем им напрямую обращаться к читателям. Ведь главная ценность – убедительная аргументация, упор на факты, умение постоять за свои убеждения, даже если они не совпадают с официальной точкой зрения. Между тем агентство REX не является оппозиционным. Мы нацелены на то, чтобы помогать власти, а не вставлять ей палки в колеса.

– Газете «Ноев Ковчег» исполняется 20 лет. Что бы Вы пожелали газете и ее читателям?

– Для современной российской журналистики продержаться на плаву 20 лет, да еще и в формате бумажного издания – героизм. Не только продержаться, но и выйти на качественный уровень вещания, а «Ноев Ковчег» держит высокую планку, это большой труд. Читателям издания желаю и дальше оставаться ему верными. Тем более что «Ноев Ковчег» отличается глубиной анализа и литературной честностью. Самой газете желаю стабильности и процветания. Насколько я могу судить, «Ноев Ковчег» – самое лучшее издание диаспоры в нашей стране. Успехов Вам!

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 25 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Российско-американские отношения , к сожалению, испорчены надолго. Не любят Вашингтонские ястребы уступать, а тем более проигрывать.
  2. Поздравляю любимую газету Ноев Ковчег, и Саркиса Цатуряна с прекрасным дебютом! Не оскудела земля Армянская талантами! Да, не оскудеет и впредь... Саркису джану: УДАЧИ, УДАЧИ, УДАЧИ! И НОВЫХ ТВОРЧЕСКИХ ВЕРШИН!!!
  3. У Саркиса чересчур богатое фантазия!!!! В свое время Дмитрий Куликов в программе право знать спустил Саркиса на землю, но удивляет только одно, сколько еще времени можно терпеть этот бред Саркиса, из одной передачи в другое, из одной статьи в другое, из одного интервью в другое.....
  4. А тем временем Саркиса приглашают на российские каналы. И где вы усмотрели бред?
  5. Во первых , то что приглашают на росс.каналы-это не признак большого ума! во вторых- говорить можно все что угодно! достаточно послушать бред украинцев, поляков и либералов которые несут на росс. каналах каждый день! Я не стану тратить время, объясняя специально Вам где там я усмотрел бред, хотите узнать, специально для Вас есть такая наука как- ПОЛИТОЛОГИЯ! Идите и учитесь! А Вообще таких аналитиков -фантастов с большой дороги достаточно много стало, кроме Цатуряна есть еще такой болтун-"политолог" как Геворг Мирзоян и т.д. Если хотите читать и слушать хороший политический анализ, я советую Вам, Игорь, таких политологов как Андраник Мигранян ,из молодых Генри Сардарян, вот они другое дело. Для меня не понятен другой вопрос, почему армянские СМИ печатают такую "аналитику",? либо как принято в капиталистической стране получают за эту работу определенные суммы денег или услуг, либо эти редакторы такие же как и ВЫ, дорогой Игорь, раз нравится такая "аналитика", я думаю первый вариант, скорее всего чем второй. Удачи Игорь!
  6. Судя по именам, которые назвали вы неважно разбираетесь в такой науке,как ПОЛИТОЛОГИЯ,хотя Сардаряна не знаю,он нигде не появлялся и в " НК" не публиковался. А такие "спецы" как вы только мутят воду и когда не могут ответить на вопрос " Где усмотрел бред",неоправданно высокомерно посылают учиться.
  7. Сергею "ПОЛИТОЛОГУ". Возможно вы посчитаете этот комментарий грубоватым, но надеюсь попасть им в точку... "Для меня не понятен другой вопрос, почему армянские СМИ печатают такую "аналитику",? либо как принято в капиталистической стране получают за эту работу определенные суммы денег или услуг, либо эти редакторы такие же как и ВЫ, дорогой Игорь, раз нравится такая "аналитика", я думаю первый вариант, скорее всего чем второй". Сергей, по себе продажному - людей-то не судите... Смешно выглядите! К тому же от вашего комментария - воняет завистью, злобой...и туречиной. Неужто вы полагали, что тюрских шестерек, на том форуме не заметят, или не узнают... Независимая аналитика Саркиса прекрасна своей новизной, и нетривиальным взглядом на идущие процессы. Причем с серьезным обоснованием. А Мигранян, давно уже ни кому не интересен своим желаем угодить любой власти, из серии: "чего изволите".
  8. Дорогой Игорь и Арсен, вы ребята большие ура патриоты! Поздравляю Вас! Арсен я не историк и не политолог и поэтому я не пишу статьи и не дают интервью! а поводу туречиной, продажности и т.д.этим вы показываете свое воспитание, научитесь вести диалог! может вы еще скажете что у газеты нет хозяина, нет своей редакционной политике? и газета не зарабатывает денег, не дает рекламы? так сказать существует на благотворительность!Арсен ваше мнение-это ваше мнение, мое мнение-это мое мнение! не надо совать нос туда куда не надо! если вам нравится аналитика Цатуряна, пусть и дальше нравится, мне не холодно и не горячо! Игорь, кроме газета НК, есть масса других СМИ, где есть интересные статьи, Вы не ленитесь,кликнете мышкой в интернете,и увидите что мир состоит не только из "Цатурянов":) а теперь к теме,по поводу бреда, приведу лишь пару примеров, первое-уже с самого начало название этого интервью-"Если Россия ослабит позиции в Сирии,война перекинется на Карабах",что означает "если"! Если кобыла родит ежика, то слон станет тигром, так что ли,...и потом слова, если , как бы и т .д.-так может бабка на базаре рассуждать, а не аналитик и не ИСТОРИК! Второе, в вопросах неоднократно пытаются получить ответа про Карабах, но Цатурян уходит от ответа, например:вопрос-В чем взаимосвязь сирийского и карабахского конфликтов? Ответ-В том, что речь идет о битве за коммуникации! далее Цатурян раскрывает свои мысли про Сирию, а про Карабах-молчок!видимо нечего сказать!!!!, потому что тема коммуникации и что тема Карабаха-это две различные не связанные друг с другом темы, и вот тут Цатурян аналитик пытается умничать и соединить две не связанные темы, у него это не получается, поэтому и молчит про Карабах! Карабах занимает такое бестолковое местоположение, что ни каким коммуникациям не имеет особого отношения, другое дело Нахичеван, через который проходил жд связывающий бывший Союз и Иран, или Джавахк, через который идет жд ветка Баку -Карс и нефте-газа провод....Как тебе Игорь, убедительно?если нет, то на нет и дела нет!останемся при своих мнения! Спасибо тебе Игорь за понимание и внимание, всего хорошего!:)
  9. Сергею. Как не стараетесь скрыть свою протюрскую природу, и злобу на армян, ну ни как у вас не получается! :) Тужитесь, тужитесь, ан нет, душонка выдает очередной опус: "кроме газета НК, есть масса других СМИ, где есть интересные статьи, Вы не ленитесь,кликнете мышкой в интернете,и увидите что мир состоит не только из "Цатурянов":) . Ну так и флаг в руки, читайте эти другие СМИ, че вам приспичило время тратить на НК и статью Цатуряна? Таки за вас отвечу: зависть, злоба и желание напакостить - вот ваши низкие мотивы... Ваш опус: "далее Цатурян раскрывает свои мысли про Сирию, а про Карабах-молчок!" - просто смешон! Цатурян так часто вспоминает Арцах, в том числе с подачи НК, что этот вывод, из серии: ему (вам) про Ерему, а он про Ефима. Очень смешен ваш довод: "...другое дело Нахичеван, через который проходил жд связывающий бывший Союз и Иран, или Джавахк, через который идет жд ветка Баку -Карс и нефте-газа провод". Через Нахичевань уже ничего не проходит, и будет проходит теперь уже только после возврата его доблестной Армянской армией в лоно Матери Армении. Не проходит, ни потому, что закавказский тюрок блокировал ж/д сообщение еще в рамках СССР (не подумав о последствиях для себя же), а потому, что доблестная Армия Обороны Арцаха, освободила Ковсакан, и вышла на бывшую границу СССР - ИРАН проходящую по Араксу. И этот участок в 100 км., теперь навечно армянский. Расстояние от линии фронта до известных нефтегазовых труб, качающих на Запад нефть и газ, и возможно скоро и туркменский (среднеазиатский), - 30 км. ПОВТОРЯЮ ДЛЯ "ОБРАЗОВАННЫХ" - ВСЕГО 30 (ТРИДЦАТЬ) км. Это расстояние залпа, даже не Града, а обычной дальнобойной артиллерии! Просвещаю вас: таки она есть в Арцахе - дальнобойная артиллерия, и таки, и полно снарядов! Один точный, ну или три-пять точных (а какая разница сколько - снаряды в избытке), - залп артиллерии Армии Обороны Арцаха, и НЭТ, НЭТ нефтегазопроводов, качающих сырье, кстати во вред бюджету России, на Запад... Это вам "образованному" ответ на ваш опус: "Карабах занимает такое бестолковое местоположение, что ни каким коммуникациям не имеет особого отношения"... Вы право, чем больше пишите, тем больше хахатаются читатели, вспоминая незабвенного Фрунзика! Ждем следующий "умный" опус...
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты