№9 (296) сентябрь 2017 г.

Армяне Дома на набережной

Просмотров: 5931

Во Всемирной паутине наше внимание привлекло объявление (вернее, его «историческая составляющая») некоего московского агентства недвижимости, призывающее «выгодно купить квартиру или пентхаус в доме № 2 по улице Серафимовича»: сталинский «Дом правительства», больше известный как «Дом на набережной», расположен в центре Москвы, рядом с Кремлем.

Здание стоит на «золотом» острове Балчуг у Большого Каменного моста и выходит фасадом на Берсеневскую набережную. В комплексе размещается 505 квартир площадью от 70 до 140 кв. м. Высота потолков варьируется от 3,5 до 4,5 м. Из окон открываются виды на Кремль, памятник Петру I и храм Христа Спасителя. Дом построен в 1931 году. Архитектор – Б.М. Иофан. Зданию присвоен статус памятника истории. Оно охраняется государством. Комплекс занимает площадь в 3 гектара. Объединяет 24 секции высотой 11-12 этажей и здания Театра эстрады и кинотеатра «Ударник».

В Доме на набережной в разные годы проживали и проживают многие известные армяне со своими семьями. О них наше повествование. Мы с вами, дорогие читатели, совершим путешествие по избранным судьбам и именам – ведь из истории эпоху не выкинешь, и в ней для каждого будущего поколения есть свои обязательные уроки.

АТЫК АЗИЗЯН, редактор отдела науки газеты «Правда»

Из «Домовой книги» (ул. Серафимовича, дом 2, кв. 152):

Азизян Атык Кегамович Кукушкина Екатерина Никитична Азизян Елена Атыковна Азизян Ирина Атыковна

Атык Кегамович (Грагат Гегамович) Азизян, партийный деятель, историк, доктор исторических наук (1968), родился 6 января 1899 года в Ереване. Член Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков) с 1917 года. Участник борьбы за советскую власть в Астрахани.

Принимал активное участие в Сардарапатском сражении 1918 года (произошло 21 – 28 мая между армянскими регулярными воинскими частями и ополченцами, с одной стороны, и вторгшимися в Восточную Армению турецкими оккупантами – с другой в районе железнодорожной станции Сардарапат, ныне Армавир). Участник инспирированного большевиками в 1920 году Майского восстания железнодорожников и рабочих депо Гюмри с целью установления Советской власти в Армении.

В 1919 – 1920 гг. – член Армянского комитета (Арменкома) Российской коммунистической партии (большевиков), в 1920 – 1924 гг. – член Центрального комитета Коммунистической партии (большевиков) Армении, с 1925 года – в аппарате Центрального комитета (ЦК) Всесоюзной коммунистической партии (большевиков).

В 1930 году окончил Институт красной профессуры (ИКП). В 1930 – 1972 гг. заведовал отделом науки редакции газеты «Правда», преподавал в Московском государственном университете (МГУ), Академии общественных наук (АОН) и Высшей партийной школе (ВПШ) при ЦК Коммунистической партии Советского Союза (КПСС).

Труды по вопросам национальной политики КПСС: «О работе И.В. Сталина «Марксизм и национальный вопрос» (Москва, 1951), «Ленинская национальная политика в действии» (Москва, «Наука», 1972), «Формирование и развитие советской национальной государственности» (Москва, «Знание», 1972).

28 октября 1967 года награжден орденом Красного Знамени.

Атык Кегамович Азизян скончался 16 мая 1977 года в Москве.

АТЫК АЗИЗЯН БЫЛ СХВАЧЕН ДАШНАКАМИ, ПРИГОВОРЕН К РАССТРЕЛУ

Из публикации ветерана газеты «Правда» Николая Кожанова «Быть «правдистом» – призвание на всю жизнь»:

«Новобранцы» довольно быстро осваивались в газете. Более того, отметившись несколькими удачными публикациями, кое-кто начинал уже и подшучивать над «стариками». Помнится, немало иронических реплик доставалось внешне суховатому, прямолинейному в суждениях и в стиле своих статей Атыку Кегамовичу Азизяну, возглавлявшему тогда отдел науки. Пока однажды не заглянул в редакцию старый коммунист, начинавший революционную работу в Закавказье еще до Октября, и не поведал среди прочего о том, как юный подпольщик Атык Азизян в девятнадцатом году был схвачен дашнаками, приговорен к расстрелу, и лишь в последний момент удалось устроить ему побег. Шутки прекратились. Кстати, сам Азизян в редакции, насколько помню, об этом никогда не рассказывал».

Из книги историка Георгия Куманева «Рядом со Сталиным»:

«Однажды старейший правдист Атык Кегамович Азизян, зайдя ко мне, члену редколлегии газеты «Правда», спросил: «А ты знаешь, что в этом кабинете в 30-х годах работал Емельян Ярославский – тогда член редколлегии газеты «Правда»? В кабинете сохранилась мебель и красивый книжный шкаф, забитый книгами из тех времен. Но ты наверняка не знаешь о его статье, присланной накануне Отечественной войны». И рассказал такую историю.

Узнав, что И.В. Сталин назначен Председателем Совета Народных Комиссаров СССР, Емельян Ярославский посчитал, что В.М. Молотова отстранили от высшего государственного руководства. А поэтому в статье излил всю свою обиду на него. В 1920 году В.И. Ленин искал, кого бы послать налаживать работу на Урале и в Сибири. Молотов предложил Ленину кандидатуру Ярославского, сказав, что в Москве мы найдем ему замену, а там он, член ЦК партии, сумеет наладить дела. Ярославский обвинил Молотова, секретаря ЦК партии, что он таким путем хотел от него избавиться. Но решение было принято, и Ярославскому ничего не оставалось, как уехать на новое место работы.

Редакция статью набрала, а гранки решила послать И.В. Сталину. Прочитав гранки, И.В. Сталин написал: «Это что же, получается, что при Молотове у нас и Советской власти не было?»

Статья не вышла… «Правда» жила с ощущением надвигавшейся войны...»

Из автобиографических заметок Александра Гурштейна «Московский астроном на заре космического века»:

«В «Правде» я познакомился с редактором по отделу науки Атыком Кегамовичем Азизяном… Знакомство с Азизяном открыло мне глаза на удивительное дело. В верстке я обнаружил, что фотография Луны повернута боком, и попросил, невелика хитрость, развернуть клише на 90 градусов. Семидесятилетний Азизян поднял дикий крик, что это невозможно. Почему? Да потому, что в процессе подготовки газеты перед цехом стоит часовой. Зайти туда и что-то исправить можно только с письменного разрешения ЦК партии. Даже для такого ответственного лица, как заведующий отделом газеты, на столе которого стоял кремлевский телефон, такая правка была чревата большими неприятностями».

ЕКАТЕРИНА КУКУШКИНА, жена А.К. Азизяна, директор Московской торговой школы

Старожил Дома на набережной (с 1931 г.) Екатерина Никитична Кукушкина родилась в 1907 году в Москве в семье портного, проходившего тогда солдатскую службу.

С 1912 года жила в городе Кинешма Ивановской губернии, работала в Вичуге (в 30 км от г. Кинешмы) ткачихой и по окончании в Москве медицинского техникума (1926 – 1929) – медсестрой. За ее плечами диплом Института народного хозяйства им. Г.В. Плеханова (1932 – 1936). Была преподавателем и директором столичной торговой школы (1937 – 1940), работала в аппарате Министерства торговли СССР (1943 – 1950).

Екатерина Никитична скончалась в 1997 году.

ЕЛЕНА АЗИЗЯН, старшая дочь А.К. Азизяна, филолог, поэт

Елена Атыковна Азизян родилась 30 января 1931 года в Москве. Окончила столичную школу № 19 с золотой медалью (в годы Великой Отечественной войны с семьей была эвакуирована в Сибирь и посещала сельскую школу, проходя в день не менее 20 километров).

Из зарисовки «Излучающая свет» К.С. Фарая (Фарая Стивеновича Леонидова) – сына Елены Азизян:

«После войны Елена (Ляля) обучалась в музыкальном училище по классу фортепиано и готовилась поступать в Московскую консерваторию. Но карьере музыканта все же предпочла филологию и, в конечном счете, поступила и с отличием окончила филологический факультет МГУ им. Ломоносова и начала преподавать русский язык иностранцам в Университете дружбы народов. Несложившаяся семейная жизнь отчасти компенсировалась присутствием в судьбе Ляли десятков друзей, настоящих подвижников русской культуры, среди которых была и знаменитая пианистка Татьяна Николаева…

После смерти отца в 1977?г. и отселения младшей сестры Ирины (талантливой художницы и педагога МАРХИ) Ляля с двумя детьми осталась жить с матерью там же, в «Доме правительства». Но «близость Кремля» и бытность в семье убежденных коммунистов не оказали никакого влияния на свободолюбивую, искреннюю и самоотверженную натуру Елены Азизян. Она, как и ближайшие ее друзья, формально не являлись диссидентами, но фактически каждый день и час формировали ту культурную среду, в коей только и стал возможным постоянно нараставший ропот, направленный против лжи, упрямого карьеризма, попирания основ гуманистической мысли. Образы Данте и Микеланджело, Пушкина, Лермонтова, Достоевского, Блока, Цветаевой, Мандельштама, Гумилева, Бориса Пастернака и раннего Маяковского, музыка Баха, Гайдна, Моцарта, Бетховена, Рахманинова давали силы и питали надежду. Любовь к родной земле, к своим детям, друзьям, студентам, любовь к человеку как таковому – вот то главное, что наполняло душу этого настоящего поэта, писавшего стихи не для того, чтобы прочесть их со сцены или увидеть опубликованными в толстом журнале или антологии, писавшего так, как жила: без компромиссов и вранья, в окружении света замечательных книг и идей.

«Олимпийский 80-й» стал временем начала страшной болезни Ляли. Она боролась с раком 4 года, продолжая работать, писать стихи, воспитывать младшего сына, интересоваться судьбами друзей и ближайших коллег. Елена Азизян скончалась 17 августа 1984-го. Она похоронена в семейной могиле на Даниловском кладбище в Москве, неподалеку от старого здания Университета им. Патриса Лумумбы, где более 20 лет преподавала язык Пушкина приезжим с его исторической родины.

Литературное наследие Ляли Азизян состоит из небольшого сборника стихов, написанных «в стол» (первая и единственная посмертная публикация состоялась в интернете в 1999?г. на сайте «Лавка языков»), и написанной задолго до смерти кандидатской диссертации, посвященной поэзии Николая Заболоцкого – масштабного, глубокого исследования творчества поэта… Собственная поэзия была для нее переживанием настолько личным, а современная литературная реальность настолько чужеродной, что о написанном Ляля говорила так: «Это прочтут потом…» И душа Ляли превратилась в стихи, и продолжается в ее детях, в детях детей…»

Елена Азизян Из цикла «На грани бытия»

Мы все скользим

по грани бытия,

Как по большому льду.

И чем он тоньше,

Тем виднее глубина,

Куда уйду.

* * *

Из цикла «Сердце под камнем»

Господи боже мой,

Что за обида?

Разве быть брошенной

Женщине стыдно?

Стыдно ли в поле

Травушке скошенной

Или лесной избушке

заброшенной…

* * *

Нет горше повинности,

Чем любить без взаимности.

Какое сиротство –

Любить и безмолвствовать.

* * *

Ты – ничей: не ее и не мой.

Как ручей, мутный ручей,

Что порожден весной.

Из него – не напиться:

Мутна водица.

Никого не поит, не питает

И, побурлив, испаряется,

исчезает.

ФАРАЙ ЛЕОНИДОВ, внук А.К. Азизяна, поэт, переводчик, предприниматель

Фарай Стивенович Леонидов (К.С. Фарай) – поэт, переводчик с английского (стихи Эзры Паунда, Джима Моррисона и др.), знаток античной прозы, библиофил. Окончил Калифорнийский Гуманитарный институт. Автор трех книг стихотворений. Живет и работает в Москве.

Фарай Леонидов – внук Атыка Азизяна – о себе:

«Родился 25 июня 1971 года в Москве, рос в знаменитом «Доме на набережной». Дед был журналистом, мама – филологом и поэтом. Сочинять стихи начал лет с восьми, с подросткового возраста увлекаюсь восточной философией, неплохо разбираюсь в классической и западной рок-музыке. Любимые композиторы: Моцарт, Вагнер, Стравинский, любимые писатели: Ницше, Кафка, Киркегор. Любимых поэтов сотни. Из русских особенно ценю Блока и Волошина, из западных Данте и Бодлера. Начиная с середины восьмидесятых, езжу по миру, нигде надолго не задерживаясь. Женат. Жил в Южной Африке и США, путешествовал по Индии, вот уже больше года, как работаю в Калифорнии, собираюсь перебираться в Нью-Йорк...

Лет с двадцати занимаюсь переводами англо-американской поэзии. В 1998 году даже опубликовал книжку стихов Т.С. Элиота…»

Один из почитателей таланта К.С. Фарая в 2000 году задал ему вопрос: «Почему ты – Фарай? А почему – Леонидов?»

Ответ был весьма лаконичен:

«Назвал меня лет тридцать назад мой папа, в честь, наверное, какого-нибудь зимбабвийского вождя или принца. Но если серьезно, то в Зимбабве (откуда родом мой отец) имя Фарай – примерно так же распространено, как у нас Вася. Леонидова – фамилия моей бывшей жены. Я ее оставил себе, что называется, на память».

Фарай Леонидов – учредитель и генеральный директор московского ООО «Смарт Энтерпрайз», занимающегося рекламной деятельностью.

ИРИНА АЗИЗЯН, младшая дочь А.К. Азизяна, искусствовед, архитектор, живописец

Ирина Атыковна Азизян, российский искусствовед, архитектор, живописец. Доктор искусствоведения, профессор, член Союза художников и Союза архитекторов России, почетный архитектор РФ, советник Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН), эксперт Фонда К.С. Малевича, член правления Ассоциации искусствоведов.

Родилась 9 апреля 1935 года в Москве. Окончила Московский архитектурный институт (МАРХИ) по специальности «архитектор» и аспирантуру МАРХИ по кафедре живописи. В 1968 году защитила кандидатскую диссертацию по теме «Проблемы композиционного единства пластических искусств в современном архитектурном ансамбле», в 1988 году – докторскую диссертацию «Взаимодействие архитектуры с другими видами искусства».

С 1968 по 1989 год работала в МАРХИ – преподавала «Введение в архитектурное проектирование» и живопись на кафедре живописи. С 1988 года возглавляла отдел теории архитектуры в Научно-исследовательском институте теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) РААСН.

Сфера научных интересов – русский авангард, взаимодействие архитектуры и изобразительных искусств в культуре. Автор более 500 научных публикаций. В последние годы жизни работала над монографией о скульпторе и художнике Александре Архипенко, которая была издана посмертно.

Персональные художественные выставки в Москве в 1967, 1975, 1985, 1988, 1995, 2005 гг. Работы Ирины Азизян находятся в Музее Востока, Государственном музее архитектуры им. А.В. Щусева, Алупкинском дворце-музее, в частных собраниях в России (Москва, Санкт-Петербург), Армении (Ереван), Румынии, Испании, США. В 2015 году Ирина Азизян была представлена среди 9 живописцев Армении XX века на выставке «Храм мира» в Музее Востока в Москве. Большая часть ее живописного наследия посвящена Армении и Крыму.

Муж Ирины Азизян – Карзанов Юрий Константинович (1932 – 2010) – архитектор, член Союза архитекторов, в 1967 – 1999 гг. – главный специалист «Гипрогора» (Москва). С конца 1970-х супруги проживали в квартире № 184 в Доме на набережной.

Ирина Атыковна скончалась 22 июня 2009 года в Москве.

МИНАС АВЕТИСЯН: «ПРОДОЛЖАЙ, ДОЛЖНО ПОЛУЧИТЬСЯ!»

Из публикации «Видение родины» Нонны Степанян, доктора искусствоведения:

«Самую весомую часть картин и рисунков Ирины Азизян составляют те, что посвящены Армении. Забавно, но привычное для нашего уха и произносимое то с надрывом, то с улыбкой словосочетание «родина предков» оказалось для нее, коренной москвички, реальностью. Армения стала для художницы найденной обетованной землей. В какой мере при первых путешествиях Ирины Азизян в Армению в ее душе возникло некое «генетическое узнавание», трудно судить, но земля и люди южной республики захватили и покорили ее. Она начинает каждый год ездить с этюдником по Армении, вглядываться в морщины скал и иссеченные временем лица стариков, она пытается уловить непривычно яркую окраску южного дня, сближается с людьми, входит в их круг и в ритм их существования. Завязываются дружеские связи с художниками Армении, Ирина получает своего рода «путевку в жизнь». «Продолжай, – говорит ей Минас Аветисян, разглядывая привезенные из поездок этюды, – должно получиться!» Именно под крылом такого признания, с такой, как сказали бы сегодня, подачи, из архитектора, зарисовывающего виды и типаж, с годами вырастает художник».

* * *

Согласно «Телефонному справочнику Москвы» (по состоянию на 2001 г.) в Доме на набережной (ул. Серафимовича, дом 2) проживали:

– в квартире № 152 – Азизян Г.В., Азизян Алина Дмитриевна (род. в 1969 г.), Азизян Вина Григорьевна (род. в 1990 г.);

– в квартире № 184 – Азизян Ирина Атыковна (род. в 1935 г.), Карзанов Юрий Константинович (род. в 1932 г.).

Продолжение следует.

Марина и Гамлет Мирзоян, Москва

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 97 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Дом на набережной. Интересны судьбы жителей-армян этого таинственного дома. Спасибо авторам за примечательную публикацию.
  2. Одна из главных загадок Дома на набережной связана с таинственным 11-м подъездом. То есть, в доме есть десятый подъезд, после которого следует двенадцатый, а одиннадцатый отсутствует. Со стороны двора как раз между этими двумя подъездами есть маленькая дверь, ведущая на узкую темную лестницу. Официальная версия заключается в том, что 11-й подъезд был предназначен для нужд рабочих и другого персонала, обслуживающего дом. Однако в народе ходит молва, что этот узкий проход использовали сотрудники НКВД, для того чтобы слушать, что происходит в квартирах.
  3. В Доме на набережной проживал и Демьян Бедный. Поэта несколько раз переселяли из одной квартиры в другую: когда его творчество не нравилось Сталину, жилищные условия Демьяна ухудшали, а когда приходилось по душе, снова возвращали в квартиру попросторнее. Маршалы Георгий Константинович Жуков и Михаил Николаевич Тухачевский, член Политбюро Анастас Микоян, а еще дети Иосифа Сталина – Василий и Светлана – раньше в этом Доме простых людей не бывало.
  4. В Доме на набережной проживал и Демьян Бедный. Поэта несколько раз переселяли из одной квартиры в другую: когда его творчество не нравилось Сталину, жилищные условия Демьяна ухудшали, а когда приходилось по душе, снова возвращали в квартиру попросторнее. Маршалы Георгий Константинович Жуков и Михаил Николаевич Тухачевский, член Политбюро Анастас Микоян, а еще дети Иосифа Сталина – Василий и Светлана – раньше в этом Доме простых людей не бывало.
  5. Спасибо за публикацию! Я один из внуков А.К. Азизяна. Получил большое удовольствие, читая вашу статью. В ней есть некоторые незначительные неточности, но работа проведена большая. Жму руку!
  6. Кто нибудь из бывших руководителей Армении,Грузии или Азербайджана жили в ДОМЕ НА НАБЕРЕЖНОЙ? КОНЕЧНО, ПОСЛЕ ИХ СНЯТИЯ С ДОЛЖНОСТЕЙ.
  7. В ближайших номерах газеты будут опубликованы материалы о жителях Дома на набережной - бывших первых секретарях ЦК КП(б) Армянской ССР Гайке Осепяне и Айказе Костаняне.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты