№10 (297) октябрь 2017 г.

К каким компромиссам призывает граждан армянская власть?

Просмотров: 3134

Процесс карабахского урегулирования может обрести новое дыхание

Конец лета и начало осени оказались в Армении слишком жаркими отнюдь не только в климатическом смысле слова. В этот период произошли события, которые на фоне долгой стагнации переговоров вокруг Нагорного Карабаха заставляют предположить, что в недалекой перспективе эта застарелая проблема может вновь актуализироваться.

Все началось с заявления уходящего в отставку американского сопредседателя Минской группы ОБСЕ Ричарда Хогланда, рассказавшего о принципах урегулирования. По существу, Хогланд прилежно изложил шесть пунктов хорошо и давно известных «обновленных» «Мадридских принципов», которые находятся на столе переговоров с 2009 года. Вот как они выглядят в изложении американского дипломата:

– Учитывая сложную историю Нагорного Карабаха, стороны должны определить его окончательный статус путем взаимного согласия и обоюдно обязывающего волеизъявления;

– Территория бывшей НКАО, которую Баку не контролирует, должна получить временный статус, который как минимум обеспечит безопасность и гарантии автономии;

– Территории вокруг Нагорного Карабаха должны быть переданы под контроль Азербайджана. Там не может быть заселения без учета суверенитета Азербайджана. Суверенитет Азербайджана в отношении этих территорий должен быть восстановлен;

– Должен быть коридор, связывающий Армению с Нагорным Карабахом. Он должен быть достаточно широким для обеспечения безопасного передвижения. Но он не может охватить полностью весь Лачинский район;

– Долгосрочное урегулирование должно признать право всех перемещенных лиц и беженцев на возвращение в места прежнего проживания;

– Урегулирование должно нести в себе международные гарантии безопасности, которые будут включать в себя миротворческие миссии.

О том, что во всем этом нет абсолютно ничего нового, было сразу же сказано в комментариях МИД Армении и России, посла США в Ереване, многих армянских и российских экспертов. При этом пресс-секретарь МИД РФ Мария Захарова подчеркнула, что «командный подход, который всегда был присущ «тройке» (сопредседателей), будет сохранен». То есть Хогланд не только не сказал ничего нового, но и ничего такого, что шло бы вразрез с позицией миротворцев в целом.

Разумеется, как обычно в подобных случаях бывает, раздавалось и немало голосов, утверждающих, что «планы Хогланда» (хотя это, повторим, вовсе не его «личный» план) антиармянские, и вообще, не может быть разговоров об уступке азербайджанской стороне даже пяди земли. В свете того, что еще слишком свежи в памяти людей трагические события «четырехдневной апрельской войны» 2016 года, такой подход, в принципе, понять можно.

Тут следует упомянуть о другом: во-первых, именно эти шесть пунктов время от времени выносятся, по существу, на обсуждение общественности, однако известно, что таких пунктов в «Мадридских принципах» больше десяти. Но остальные до сих пор хранятся в секрете. Во-вторых, известно и то, что армянская власть в целом с «Мадридскими принципами» согласна, хотя и с оговорками. Так, в Ереване настаивают, что «временный статус» не должен сохраняться неопределенно долгий срок, «юридически обязывающее волеизъявление» не может быть отложено более чем на 3-5 лет после начала процесса выхода из войны. В Степанакерте же устами главы МИД НКР Карена Мирзояна в этой связи вновь подчеркнули, что обсуждать что-либо без полноценного вовлечения в переговорный процесс карабахской стороны не приходится: «Любая модель урегулирования азербайджано-карабахского конфликта, если она призвана обеспечить стабильный и долгосрочный мир, невозможна без полноценного участия арцахской стороны на всех этапах переговорного процесса и не может не учитывать существующие реалии».

Что касается Азербайджана, то там с предложениями посредников не согласны в принципе, настаивая, что Нагорный Карабах должен вернуться в состав бывшей метрополии, получив в лучшем случае некий автономный статус. И именно такая неконструктивная позиция стала причиной фактической приостановки переговорного процесса.

Исходя из всего этого, многие видные армянские эксперты пришли к выводу, что речь идет о «буре в стакане воды» и ожидать каких-либо подвижек не приходится. Но одновременно произошли события и прозвучали заявления, которые позволяют предположить, что подобная уверенность, по крайней мере, не бесспорна.

Так, состоялась очередная встреча в Сочи президентов России и Армении. И хотя Серж Саргсян пояснил, что вопрос Карабаха не был стержневым в ходе переговоров, он, тем не менее, затрагивался. И произошло это именно в тот день, 23 августа, когда Хогланд выступил со своим «прощальным заявлением». Совпадение? Допустим. Но в это же время стало известно, что российский Патриарх Кирилл организует в Москве встречу с армянским Католикосом Гарегином Вторым и азербайджанским Шейх-уль-исламом Аллахшукюром Пашазаде. Встреча состоялась 10 сентября, и по ее итогам духовные лидеры выступили с заявлением, призвав стороны конфликта к миру и взаимопониманию. Симптоматичен факт, что таких встреч не было уже в течение последних шести лет…

Также нет сомнений, что именно в «карабахском контексте» следует рассматривать и прозвучавшее из Анкары заявление министра экономики Турции Нихата Зейбекчи о намерениях турецкой стороны подписать таможенное соглашение с?ЕАЭС, создав зону свободной торговли. Причем «переговоры по этому вопросу могут завершиться в этом году», уточнил турецкий министр. В Ереване ответили на это, что подобные планы «абсурдны». Хорошо известно, что в ЕАЭС все решения принимаются консенсусом, и Армения будет всячески противиться сближению интеграционного объединения, членом которого является, с Турцией, с которой не только не имеет дипломатических отношений, но и открытой границы. Ведь Анкара, как известно, вот уже 24 года осуществляет наземную блокаду Армении, поддерживая тем самым Азербайджан. Но тут, отметим, имеются весьма существенные нюансы. Отношения с Западом в целом и особенно с Европой у Анкары день ото дня становятся все хуже и хуже. Даже думать о вступлении в Евросоюз туркам уже не приходится. Оставляют желать лучшего и отношения в политической, военной, иных важных традиционных сферах взаимодействия. На этом фоне Москва, разумеется, весьма заинтересована в сближении с Анкарой для того, чтобы попытаться еще более оторвать ее от Запада и этим, в частности, не только достичь реализации очевидных экономических интересов, но и – что очень существенно – создать проблемы для НАТО. В это намерение вполне укладывается недавняя сделка по продаже Турции зенитно-ракетных комплексов С-400, которые никак не могут быть интегрированы в систему ПВО и ПРО Североатлантического альянса.

Очевидно также, что для углубления «антизападного курса» президента Реджепа Эрдогана необходимо попытаться достичь хотя бы некоторых сколько-нибудь ощутимых подвижек в процессе разрешения карабахского кризиса, поскольку без этого турецкая сторона никак не сможет объяснить Баку перемену своей позиции. Кроме того, надо понимать, что вопрос закрытой границы с Арменией может быть решен достаточно просто. Дело в том, что никакой армяно-турецкой границы в юридическом смысле этого слова до сегодняшнего дня не существует, так как договора о границе между Ереваном и Анкарой нет. Речь может идти об «армянском участке российско-турецкой границы», тем более что с 1992 года он – во многом именно по указанной причине – контролируется российскими пограничниками. А кто границу контролирует, тот и определяет ее режим…

Далее, 1 сентября глава российского МИД Сергей Лавров, выступая перед студентами и?преподавателями МГИМО, в числе прочего сказал: «Мы твердо привержены декларациям, которые принимались за последние 20 лет в ОБСЕ и Совете Россия-НАТО. Мы все хотим сформировать пространство равной безопасности в Евроатлантике и Евразии, никто из?нас не будет укреплять свою безопасность за счет ущемления безопасности других. К сожалению, эти декларации остались на бумаге… Наши попытки сделать их юридически обязательными были отвергнуты западными странами. Убежден, если?бы этого не произошло и если?бы равная и неделимая безопасность действительно обрела юридически обязывающую форму, то многих конфликтов, которые сохраняются сейчас в Европе, давно бы не было, их бы урегулировали. Я думаю, это касается приднестровского, карабахского и косовского конфликтов. При наличии юридически обязывающих норм равной безопасности уже давно можно было договориться о?неприменении силы в Закавказье, чего мы?давно добиваемся».

Думается, эти слова должны вызвать некоторую тревогу в Ереване и в Степанакерте. Ведь Лавров, по существу, сравнил проблему Косово с проблемой Карабаха, а это неверно. Карабахский вопрос порожден вовсе не деструктивными подходами «коллективного Запада», а является следствием нелегитимных решений верховной советской власти, какими были решения о передаче Крыма в состав Украины, а Нагорного Карабаха – в состав Азербайджана. Также известно, что в Косово мусульманское население является пришлым элементом, сумевшим со временем превратиться в большинство, между тем как в Крыму после его присоединения к Российской империи жили русские, а в Нагорном Карабахе всегда жили армяне. Именно поэтому и выглядят тревожными слова Лаврова, поскольку они порождают ощущение, что Москва, стремясь сблизить с ЕАЭС Турцию и, разумеется. Азербайджан, может инициировать некоторые шаги, вовсе для армянской стороны не приемлемые.

Апофеозом всего этого можно назвать выступление президента Сержа Саргсяна на форуме участников организованного Молодежным фондом Армении всеармянского молодежного слета «Базе». Эта организация типа скаутской объединяет в своих рядах молодых людей из Армении, Арцаха, многих зарубежных армянских общин. И значительная часть выступления лидера Армении была посвящена, как это ни выглядит странным для подобной аудитории, компромиссам. «Уметь достигать компромиссов – весьма важное в жизни умение. Речь, конечно, не о конформизме, речь о том, чтобы понять интерес, подходы другого. Я уверен, что многие из вас помнят известное высказывание, гласящее, что самая сладкая победа – это та, которая достигнута с малыми потерями, малыми усилиями. Действительно, так оно и есть. Я бы пожелал, чтобы вы, когда уже начнете заниматься всяческими вопросами по-взрослому, всегда были сторонниками того, чтобы прийти к согласию. С девизом «быть против» невозможно добиться никакого успеха».

В свете всего сказанного никак нельзя исключить, что армянская власть приступает к подготовке общественного сознания к принятию неких компромиссных вариантов разрешения карабахского противостояния, которые могут быть вскоре актуализированы.

Армен Ханбабян, специально для «НК»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 6 человек

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля