№12 (299) декабрь 2017 г.

Александр Григорян: Я всегда работал на две страны – Армению и Россию

Просмотров: 1964

Сегодня трудно перечислить многочисленные регалии и награды художественного руководителя Ереванского русского государственного драматического театра им. Станиславского Александра Григоряна. Но гораздо труднее осознать, что этого талантливого человека уже нет с нами. Как-то в одном из интервью он заметил: «Очень хочу, чтобы столетие нашего театра в 2037 году обязательно отмечали премьерой. Честно скажу: в душе надеюсь, что на том юбилее добрым словом вспомнят и меня. А я там (показывает пальцем в потолок) обрыдаюсь от счастья…». И хотя самый молодой режиссер Советского Союза возглавил труппу лишь в 1965 году, тем не менее за последующие 52 года бессменного руководства смог создать прекрасный русский театр с армянским акцентом.

«Я всегда работал на две страны – Армению и Россию, а потому осознаю всю меру ответственности за каждый наш спектакль, будь это российская или армянская классика», – всегда подчеркивал худрук. Он поставил более 100 спектаклей в Ереване, Москве, Санкт-Петербурге, Ярославле, Волгограде, Калининграде, Одессе, Львове, Кишиневе, Болгарии, Румынии, Югославии, Словакии, Венгрии и Польше. В этом ряду особое внимание приковано к спектаклю американского драматурга польского происхождения Ричарда Калиноски «Лунное чудовище» о геноциде армян в Османской Турции. Как ни странно, но армянский зритель познакомился с пьесой несколько позже московского – уже после премьеры на новой сцене МХТ им. А.П. Чехова. Более чем за десять лет пьеса выдержала свыше 150 постановок. Помнится, в свое время это вызвало гнев турецких СМИ, очень плохо отозвавшихся о пьесе, а заодно пристыдивших московский театр за необъективный, с их точки зрения, спектакль. Досталось и Александру Григоряну, который, по мнению азерпропа, не должен был браться за эту постановку, потому что родился и вырос в «дружественном и интернациональном» Баку. Впрочем, доставалось Александру Самсоновичу, например, и в первые годы нашей независимости, когда люди с автоматом требовали, чтобы артисты выступали только на армянском языке. И только благодаря невероятному обаянию худрука русского театра конфликт удалось затушить.

Как вспоминают коллеги по театру, Александр Самсонович пригласил незваных гостей в зал. Говорят, спектакль так понравился им, что больше претензий они не предъявляли. И только артисты труппы да благодарные зрители помнят, в каких тяжелых условиях приходилось работать. Особенно зимой, когда из-за веерных отключений свет в дома поступал всего на один-два часа. Когда зрители в зале были укутаны в две шубы, а на сцене артисты в легких одеяниях изображали счастливую летнюю жизнь. Наверное, только сопричастные знают, каких нервов все это стоило… Но любимое детище он не давал в обиду. Его любимый театр продолжал жить.

«А сегодня он осиротел… Деревья на улице Абовяна, где расположен наш театр, расцвечены яркими красками уходящей осени. Но теперь здесь не хватает самой чарующей краски. Это наш худрук. Смерть Александра Григоряна – это невосполнимая потеря. Однако его дух остался в нашем театре. Он создал свою григоряновскую школу, которую продолжим мы, его ученики», – говорит заслуженный артист РА, директор Ереванского русского театра Фред Давтян. Любимого режиссера проводили в последний путь под аплодисменты.

Коллектив газеты «Ноев Ковчег» выражает глубокие соболезнования семье, друзьям, коллективу и всем, кто любил творчество мэтра.

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 6 человек

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля