№2 (301) февраль 2018 г.

Армяно-грузинские отношения вышли за рамки двусторонних связей

Просмотров: 2905

В начале 2018 года Госдепартамент США выпустил для желающих путешествовать американских граждан обновленный список стран по рискам с точки зрения безопасности, в котором Грузия, наряду с Арменией, отнесена к первой, наиболее безопасной группе. Это вызвало ожидаемый прилив воодушевления со стороны некоторых армянских экспертов, уверенных в том, что «без широкой армяно-грузинской кооперации, военно-политической и экономической, невозможно сформировать на Кавказе новую систему безопасности».

Конечно, добрососедские взаимоотношения Армении и Грузии, регулярная «сверка часов» по актуальным вопросам, в том числе спорным, как никогда важны, особенно сегодня, когда желающих развести две страны «по разные стороны баррикад» более чем достаточно. Это лишний раз подтвердил состоявшийся в конце декабря 2017 года официальный визит в Грузию президента Республики Армения Сержа Саргсяна во главе представительной делегации, включая министров обороны и иностранных дел. «Мы готовы к углублению многоуровневого сотрудничества с Грузией, заинтересованы в сохранении активности взаимных визитов… В ходе сегодняшних переговоров мы коснулись целого спектра вопросов двусторонней повестки, в первую очередь касающихся торгово-экономических отношений», – сказал глава Армянского государства по окончании переговоров с президентом Грузии Георгием Маргвелашвили. В частности, обсуждались возможности по созданию совместных предприятий, в том числе в связи с открытием 15 декабря на армяно-иранской границе свободной экономической зоны «Мегри», которая может помочь грузинским предприятиям выйти на иранский рынок.

Основные показатели двустороннего взаимодействия (включая инвестиции предпринимателей из Армении в грузинский бизнес и туристический поток к курортам Черноморского побережья) имеют устойчивую тенденцию к росту. В 2017 году большую часть посетивших Грузию туристов составили граждане Армении – более 1,7 млн человек! По неофициальным данным, только за период с 2010 по 2012 год бизнес из Армении в Грузию перенесли около 4000 хозяйствующих субъектов, что имеет как позитивные, так и негативные стороны. По итогам 2017 года товарооборот между двумя странами увеличился почти на четверть, превысив 450 миллионов долларов США, и все последние годы он стабильно растет. Тем не менее, существует мнение о том, что немалый потенциал двустороннего сотрудничества в?различных областях реализуется пока далеко не в полной мере, что имеет политическую подоплеку. В период правления Саакашвили в Тбилиси заявляли даже о «фактически конфедеративных отношениях с Баку», что, конечно, было бесконечно далеко от реальности, однако отчетливо демонстрировало вектор притяжения. Но речь идет не только о тесных политических и торгово-экономических связях Тбилиси с Баку и Анкарой, под предлогом нерешенности карабахского вопроса делающих все возможное для исключения Армении из региональных коммуникационных проектов и международной торговли. Сами грузинские власти, прервавшие после событий 2008 года дипломатические отношения с Москвой, заявляют о неизменности курса на евроатлантическую интеграцию, стремясь с пылом неофита увлечь по этому пути и соседей по региону. В частности, министр обороны Грузии Леван Изория предложил Армении принять в 2018 году участие в планируемых совместно с корпусом морской пехоты США ежегодных многонациональных учениях Agile Spirit.

Целью этих ежегодных маневров с участием военной техники США, в том числе танков M1 Abrams и бронетранспортеров LAV, провозглашается сближение со стандартами НАТО и готовность к участию в совместных операциях.

Напомним, в 2017 году сотрудники военного госпиталя ВС Армении в конечном итоге в Грузию не поехали. По сообщению пресс-службы грузинского военного ведомства, в беседе с армянским коллегой Вигеном Саргсяном Л. Изория выразил надежду, что Армения поучаствует и в ежегодных многонациональных учениях Noble Partner. Также Еревану предложено направлять военнослужащих в Грузию для прохождения учебных курсов, в частности, в Сачхерской школе горной подготовки.

Армения, как мы отмечали в одной из предыдущих публикаций, стремясь развивать собственную миротворческую программу и выборочно сотрудничая по этому направлению со странами НАТО, в вопросах безопасности отдает приоритет взаимодействию с Россией, в том числе в рамках ОДКБ. В условиях неурегулированности нагорно-карабахского конфликта эти вопросы носят весьма деликатный характер, акцентируя различие подходов Тбилиси и Еревана к ключевым вопросам национально-государственного самоопределения и выбора приоритетных союзников. Впрочем, и в том, что, казалось бы, разделяет, можно попытаться найти точки соприкосновения. «Мы?считаем важным взаимное сохранение сбалансированного подхода к чувствительным для нас проблемам. Мы сошлись во мнении, что всеобъемлющее и?долгосрочное урегулирование региональных конфликтов должно происходить исключительно мирным путем в рамках согласованных форматов… Мы на всех переговорах стремимся получить такой документ, такие заявления, которые не противоречили бы интересам Грузии. Думаю, сохранение такого подхода как с армянской, так и с грузинской стороны принесет нам только пользу», – подчеркнул президент Армении после окончания переговоров с грузинским коллегой. Высказывается предположение, что в ходе переговоров обсуждалась формула, позволяющая Армении и Грузии избежать голосования друг против друга в рамках различных международных структур. Несмотря на второстепенный, казалось бы, характер данного вопроса и необязательный характер многочисленных резолюций ООН (например, по Крыму, где Тбилиси и Ереван голосуют противоположным образом), его решение имело бы важное символическое значение, позволяя убрать негативную информационно- эмоциональную составляющую, мешающую спокойно обсуждать более важные сюжеты. То же самое касается регулярных споров о принадлежности тех или иных объектов историко-культурного наследия, что привносит в диалог между двумя соседними странами некоторую долю негатива.

Закрытость границ с двумя из четырех соседних стран (Азербайджаном и Турцией) накладывает на экспорт и импорт Армении большую нагрузку и значительные ограничения на темпы социально-экономического развития. Транзитную роль Грузии для Армении переоценить действительно сложно. «Пятидневная война» августа 2008 года показала: при закрытых путях с востока и запада поддержание дружественных отношений с Грузией и Ираном является для Армении с точки зрения экономического выживания приоритетной задачей.

Более двух третей товарных поставок из России в Армению идет через порты и территорию Грузии (кстати, и весьма незначительный импорт из Турции тоже). Но вовсе не стоит думать, что зависимость Армении от северного соседа носит односторонний характер. Напомним, в 2016 году была заключена сделка о поставке 200 млн кубометров газа из Ирана в Грузию через территорию Армении (пока, правда, не реализованная). Как известно, в Грузии ведется достаточно оживленная дискуссия о будущем страны, и некоторые западные эксперты отмечают тенденцию переименования тюркских топонимов в районах компактного проживания азербайджанцев.

В Тбилиси присутствует понимание негативных последствий чрезмерной зависимости от Баку и Анкары, равно как и в Тегеране проявляют интерес к созданию «энергетического коридора» через Армению, в рамках которого уже предпринимаются некоторые конкретные шаги. Окончание строительства автомагистрали Север – Юг укрепит транзитную роль Армении на пути между портами Персидского залива и Черного моря.

Конечно, не мог в ходе визита не обсуждаться в который уже раз весьма непростой вопрос о налаживании устойчивой коммуникационной связи между Россией и Арменией через территорию Грузии. Здесь в тугой узел сплелись многие экономические и политические проблемы и противоречия, выходящие в Тбилиси далеко за рамки армяно-грузинских отношений. Перед началом визита Сержа Саргсяна сообщалось, что в Тбилиси с премьер-министром Георгием Квирикашвили будут обсуждаться вопросы прямого сухопутного сообщения Армении с Россией, альтернативные Военно-грузинской дороге. Природные катаклизмы регулярно нарушают автомобильное сообщение между Россией и Арменией, в результате чего бизнес несет значительные убытки. Вот и накануне Нового года снежные завалы несколько суток держали в плену Транскавказскую магистраль (Владикавказ – Цхинвал с закрытым ныне выходом на Гори) и Верхний Ларс, а вместе с ними – и сотни дальнобойщиков, преимущественно армянских. Снижению остроты вопроса могло бы способствовать возобновление транзитного автомобильного (а в идеале и железнодорожного) сообщения через Абхазию. Согласно имеющимся подсчетам, стоимость работ по восстановлению абхазского участка железной дороги составит чуть менее 300 млн долл. Решение данной проблемы требует процесса взаимного согласования интересов Грузии и Абхазии, что пока вряд ли вероятно.

Примерно год назад в ходе визита в Тбилиси премьер-министр Армении Карен Карапетян с грузинским коллегой Георгием Квирикашвили уже обсуждали альтернативы Верхнему Ларсу, на что последовала весьма бурная реакция со стороны деятелей ЕНД. И вряд ли ситуация сегодня кардинально меняется. Напомним, печально известный Закон «Об оккупированных территориях» запрещает международный транзит по территории Южной Осетии, торговлю с ней, какую-либо экономическую деятельность без специального разрешения официального Тбилиси. Можно не сомневаться в том, что противники хотя бы частичной нормализации российско-грузинских отношений предпримут все от них зависящее, с тем чтобы сделать тему «транзитных коридоров» максимально токсичной. Разумеется, их работа будет всячески поддерживаться силами, настаивающими на максимальной изолированности Армении от трансграничных коммуникационных проектов. «Транзитная» тема будет обсуждаться в ходе армяно-грузинских встреч высокого уровня и в 2018 году. Некоторые позитивные тенденции в армянской экономике, рост внешнеторгового товарооборота в рамках ЕАЭС и подписание ноябрьского соглашения с Евросоюзом делают снижение рисков и уязвимостей трансграничного сообщения приоритетной задачей.

Пока же многочисленные «подводные камни» заставляют со скептицизмом смотреть на перспективы открытия транзитного сообщения через Абхазию и Южную Осетию. На ближайшую и среднесрочную перспективу Армения будет пользоваться транзитными коридорами по грузинской территории до Верхнего Ларса, а также до Батуми и Поти, откуда грузы уже по морю следуют до российского порта «Кавказ» (и соответственно в обратном направлении). В начале года стало известно о снижении Грузинской железной дорогой и ЮКЖД тарифов на перевозку товаров по линии порт «Кавказ» – Поти. По словам главы одного из ведущих армянских перевозчиков Гагика Агаджаняна, «…после передачи паромного комплекса в управление ЮКЖД международное железнодорожно-паромное сообщение порт «Кавказ» – Поти начало работать достаточно гибко… Нет закостенелых тарифов. Имея хорошие возможности, компания достаточно гибко подходит к решению вопроса, и это дает хорошие результаты». Если за весь 2016 год паром перевез 327 вагонов с грузами, то за 6 месяцев минувшего 2017 года – уже 342. В 2016 году паром ходил чуть реже раза в месяц (за год – 10 рейсов), а в 2017 года перешел на график 3 раза в месяц. В основном по железной дороге перевозятся габаритные грузы: зерно, цемент, нефтепродукты, строительные материалы, руда. И хотя по времени паром уступает автотранспорту, он не зависит от капризов погоды.

Москва надеется, что в 2018 году удастся продолжить восстановление отношений с Грузией, закрепив успехи в экономическом и торговом сотрудничестве, заявил заместитель министра иностранных дел РФ, статс-секретарь Григорий Карасин. Нормализация отношений со страной, являющейся вторым торгово-экономическим партнером Грузии, представляется не менее важным и для Тбилиси. Для армяно-грузинского диалога важно отсутствие элементов шантажа в отношении чувствительных вопросов транзита, чего можно достичь поддержанием благоприятного политического и экономического климата.

Андрей Арешев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 5 человек

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля