№4 (303) апрель 2018 г.

Почему глава МИД Азербайджана играет роль «доброго полицейского»

Просмотров: 4395

В последнее время вокруг карабахского миротворческого процесса начала складываться достаточно неординарная ситуация. Совсем недавно президент Азербайджана Ильхам Алиев немало удивил политиков и экспертов, заявив, что целью его народа должно стать «возвращение на свои исконные земли». Таковыми он назвал столицу Армении Ереван и ряд областей республики.

Разумеется, это вызвало весьма негативную реакцию, причем не только в Армении и Карабахе, где слова Алиева назвали горячечным бредом, но и взволновало посредников Минской группы ОБСЕ. Сопредседатели сразу расценили это как стремление «обнулить» переговоры, по факту – отказаться от дальнейших поисков мирного урегулирования. Поэтому и Москва, и Вашингтон, и Париж – пусть и в дипломатичных выражениях – сочли подобные высказывания непозволительными, накаляющими и без того непростую обстановку и никак не способствующими поискам достойного выхода из застарелого конфликта.

Эксперты гадали, чем вызван необъяснимый, на первый взгляд, демарш азербайджанского лидера. Его словам пытались придать «предвыборно-пропагандистский оттенок», объяснить чрезмерную воинственность ожиданием неких фундаментальных перемен для региона, говорили о борьбе в высших эшелонах бакинской власти… Это понятно – ведь поверить в то, что Ильхам Алиев внезапно сошел с ума, никому не хотелось. Но тут вслед за угрозами, прозвучавшими из уст «злого полицейского», по всем классическим канонам детективного жанра слово было предоставлено «доброму полицейскому». В этой роли выступает министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров. В ходе различных мероприятий, включая и 37-ю сессию Совета ООН по правам человека в Женеве, глава азербайджанского МИД сообщил, что «Баку не исключает проведения встречи президентов Азербайджана и Армении по Нагорному Карабаху после выборов в обоих государствах». По его словам, «когда мы в последний раз говорили с сопредседателями, мы учли предвыборные настроения в Армении и Азербайджане и договорились вернуться, как только завершится этот эмоциональный фон с выборами, к тому, чтобы продолжить обсуждение». Может быть, это лишь успокоительная мантра, призванная сгладить отвратительное впечатление от выступления президента Алиева? Судя по всему, нет.

Оказывается, «есть интересные идеи и наработки, которые уже были обговорены на встрече между министрами в Кракове и до этого в Вене. Так что мы полны энтузиазма и желания активно продолжать переговорный процесс, к чему нас призывают сопредседатели, говоря об интенсификации переговоров. Пока дипломаты не устали, надо еще больше интенсифицировать этот процесс, потому что все знают, по какому пути надо идти, чтобы войска вернулись в казармы, люди вернулись в свои дома и воцарился мир. Мы хотим добиться решения всех проблем через сотрудничество, и, таким образом, мы бы сдвинули этот неприятный процесс с места».

Ну, относительно того, каким именно путем следует идти к миру, у Еревана и Баку, как известно, представления сильно разнятся. Однако, если верить Мамедъярову, в настоящее время уже «обсуждается вопрос о времени и месте продолжения переговорного процесса».

К словам «доброго полицейского», как нам кажется, следует прислушаться. Это, скорее всего, не блеф. И вот почему. Как заметил недавно начальник объединенного штаба ОДКБ генерал-полковник Анатолий Сидоров, «благодаря усилиям посредников удалось несколько снизить конфронтационный потенциал и наметить пути по подготовке нового комплексного плана урегулирования данного кризиса». Тем самым, по сути, генерал Сидоров подтвердил то, о чем сказал Мамедъяров. Но это не все. Наиболее предметно подготовку к новому раунду переговоров продемонстрировал отнюдь не Баку, а Ереван.

В самом начале марта на заседании Совета национальной безопасности Армении президент Серж Саргсян объявил о том, что армянская сторона аннулирует пресловутые Цюрихские протоколы, подписанные в октябре 2009 года министрами иностранных дел Эдвардом Налбандяном и Ахмедом Давутоглу. Эти документы в указанное время называли «историческими», поскольку их реализация позволила бы начать процесс примирения двух стран и народов, давно и поныне находящихся в тяжелой ситуации «холодной конфронтации». Как считает известный турецкий публицист Танер Акчам, тогда «для властей двух государств это был настоящий, искренний и позитивный шаг в направлении лучшего будущего армяно-турецких отношений». Возможно, изначально так оно и было. Но ведь была и третья сторона, для которой армяно-турецкое примирение совершенно неприемлемо. Речь идет об Азербайджане. И тут, думается, следует совершить краткий экскурс в недавнюю историю.

Почти сразу после возвращения из Цюриха в Ереван глава МИД Эдвард Налбандян пригласил на «деловой завтрак» нескольких журналистов, среди которых был и автор этих строк, чтобы сообщить некоторые подробности переговоров, которые проходили при участии руководителей внешнеполитических ведомств России, США, Франции и Швейцарии. Подробности и впрямь оказались любопытными. Так, оказалось, что в какой-то момент турецкая сторона стала настаивать на включении в текст документов «хоть какого-то упоминания» о карабахской проблеме, пытаясь в той или иной мере увязать подписание с обязательствами Армении пойти на некие уступки в вопросе Карабаха. Поскольку это было совершенно неприемлемо, министр Налбандян покинул переговоры и вернулся в отель. И лишь длительные и настоятельные просьбы госсекретаря США Хиллари Клинтон, гарантирующей, что посредники турецких требований не поддержат, позволили ему вернуться и, в конечном счете, поставить свою подпись под документами. Изначально было ясно (да это никем и не скрывалось), что такое стремление Турции продиктовано из Баку. На Апшероне даже пригрозили прекратить поставки «старшему брату» энергоносителей по льготным ценам, да и вообще – пересмотреть отношения стратегического партнерства. Понятно, что, не сумев протащить в текст протоколов желаемые формулировки, Баку будет намерен сделать все, чтобы эти документы не были реализованы. Поэтому я задал вопрос: хватит ли у Баку ресурса для того, чтобы затормозить начатый процесс? На что Эдвард Налбандян ответил прямо, без дипломатических околичностей: не знаю, время покажет. Время показало, что Азербайджан сумел добиться своего, поведя турецкую сторону в фарватере своей политики. И, как считает в этой связи упомянутый Танер Акчам, Турция тем самым в очередной раз совершила историческую ошибку.

Эту ошибку «исправила» армянская сторона. Президент Серж Саргсян на заседании Совета национальной безопасности республики объявил, что Ереван принял решение аннулировать Цюрихские протоколы. Правда, при этом было заявлено, что в случае, если турки решат скрупулезно следовать букве и духу этих документов, Армения может вернуть их в свою политическую повестку. Интересно, что в Анкаре это вызвало определенное замешательство – турки явно не ожидали, что Армения решится «перебросить мяч» на их половину поля. И хотя прошло уже два месяца, Турция пока к «зеркальному ответу» не прибегла, что, отметим, весьма редко случается в практике межгосударственных взаимоотношений.

Резкий, на первый взгляд, шаг Еревана, думается, является подготовкой к предстоящему раунду переговоров вокруг карабахского урегулирования. Тем самым из переговорного контекста удаляется постоянно, хоть и незримо, присутствовавший «турецкий фактор». По существу, Ереван как бы освободил Анкару от обязательств перед Баку в карабахском вопросе. Азербайджанцы всегда открыто говорили и говорят о том, что важнейшим фактором в их противостоянии с армянами является блокада. Закрытая армяно-турецкая граница – существенный элемент этой длящейся вот уже более четверти века блокады. То есть уже только поэтому помощь турецкой стороны «младшему брату» трудно переоценить. Но теперь карабахское урегулирование и деблокада границы превращаются в обстоятельства невзаимоувязанные, армяно-турецкие отношения возвращаются в плоскость вопроса уже не трехсторонней, а двусторонней повестки. И надежды Баку на то, что блокада подвигнет армянскую сторону на уступки, фактически тоже аннулирована – вместе с протоколами. Это, разумеется, лишает Азербайджан сильного психологического козыря, поскольку стало совершенно ясно, что ради неких «послаблений» в вопросе границы Ереван ни на какие уступки не пойдет. А ведь именно так пытались представить ситуацию своим гражданам многие апшеронские СМИ и эксперты: мол, потерпите еще чуть-чуть, и армяне сломаются, ради возможности свободно ездить в Карс и в Игдыр пойдут на попятную…

Есть тут и другой, не менее важный нюанс. Своим решением аннулировать Цюрихские протоколы Серж Саргсян сыграл на руку Москве. Ну, разумеется, на официальном уровне устами споуксмена МИД Марии Захаровой российская сторона выразила сожаление о том, что все так вот получилось, посулила и впредь по возможности способствовать армяно-турецкому примирению. На деле же России, конечно, не нравится, что в ряде существенных вопросов Баку прислушивается к мнению Анкары и надеется на ее поддержку – это, безусловно, не способствует укреплению российских позиций на Южном Кавказе. В том числе и в плане того, кто будет играть первую скрипку в процессе карабахского урегулирования. Теперь же, после виртуозной «нейтрализации» Турции, ситуация, скорее всего, начнет меняться. По крайней мере, Ильхаму Алиеву придется чаще прислушиваться к советам из Москвы, а не из Анкары.

Армен Ханбабян, специально для «НК»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты