№7 (306) июль 2018 г.

Почему в Армении нет и не может быть «майдана»

Просмотров: 6684

Как только не называли события, произошедшие в Армении в апреле – начале нынешнего мая! Ну, во-первых, разумеется, «майданом». Многочисленные пользователи соцсетей (некоторые из них – явные тролли) буквально кликушествовали, предрекая Армении «большую кровь», «повторение украинских» и даже «ливийских» событий. Ну и конечно же видели за всем этим «руку Запада», в первую очередь американцев, которые спят и видят оторвать Армению от России.

По этому пути пошли не только мало что понимающие обыватели, но даже достаточно известные в России люди, например зампред и пресс-секретарь «Роснефти», некогда хороший журналист Михаил Леонтьев. Вскоре, однако (пользуясь любимым словечком Леонтьева), панические вопли стали стихать. Уж слишком не походило то, что происходит в Армении, на какую-либо из «цветных революций» на постсоветском пространстве. Ни стрельбы, ни кровавых столкновений протестующих с полицией, ни жертв… И уж совсем ни в какие представления не укладывался тот факт, что руководитель страны Серж Саргсян добровольно оставил свой пост, да еще и признал при этом, что был «неправ», а вот лидер протестного движения, глава парламентской фракции «Елк» Никол Пашинян, напротив, казался кругом «прав». И это отнюдь не все, что если и позволяет назвать армянские события «революцией», то, по крайней мере, несколько странной.

Любая революция буквально в течение считаных дней (если не часов) избавляется от старых кадров, причем избавляется кардинально. А если «бывшие» начинают в этом смысле чего-то там недопонимать (ссылаясь, смешно даже сказать, на закон), то им моментально разъясняют, что отныне действует только один закон – революционный, причем разъясняют, как правило, не слишком мягко. Во-вторых, сразу после «смены вех» в стране наступает инфляция, местная валюта пикирует к минимальным значениям, а цены, напротив, начинают быстро расти. Ничего подобного в Армении нет и, кажется, не предвидится.

Оказалось, что радикальный оппозиционер Никол Пашинян, ставший в итоге главой правительства парламентского меньшинства (вот, кстати, еще одна странность, еще один парадокс), очень хорошо понимает разницу между лидером страны и оппозиционером-популистом. Примеров этому не просто немало – практически вся деятельность нового главы правительства свидетельствует об этом.

Так, например, поначалу немало тревог было связано с его давнишними высказываниями относительно пребывания Армении в ЕАЭС и ОДКБ. Эти треволнения новый 43-летний премьер развеял немедленно. Разумеется, отношения с Россией изменятся, сказал он в одном из своих многочисленных интервью, и изменятся в лучшую сторону.?И в ходе недавней встречи в Сочи с российским президентом верно расставил акценты, заявив, в частности, что намерен?углублять и развивать отношения с Москвой в военно-политической сфере и в области военно-технического сотрудничества. Но это то, что прозвучало перед телекамерами. Между тем встреча глав России и Армении с глазу на глаз длилась свыше часа – согласимся, более чем достаточное время для исчерпывающего знакомства. А скорее всего – для обсуждения проблематики, которая и раньше находилась в центре внимания собеседников. (И тут придется напомнить, что автору этих строк уже доводилось писать, и не раз, что за событиями в Армении стояла никакая не Америка, а Россия, которая стремится ускорить разрешение карабахского вопроса, причем сделать это так, чтобы обменять неизбежные уступки со стороны Армении на вовлечение Азербайджана в Евразийский Союз, что крайне актуально в свете складывающейся на Ближнем Востоке ситуации, быстрого сближения Грузии с НАТО и нарастающего санкционного давления.)

Косвенным образом об этом свидетельствуют два важных обстоятельства. Первое – когда в Армении начались протесты, Москва сразу назвала их «внутренним делом» армянской стороны, призывая лишь к мирному, конституционному решению кризиса. Что и произошло – благодаря «добровольной отставке» Сержа Саргсяна. И кто, кроме Кремля, мог так доходчиво объяснить главе Армении, насколько он «неправ»?!

Второе. В ходе протестов – а длились они недели три – Никол Пашинян карабахскую проблематику практически не затрагивал, хотя именно проблема Карабаха вот уже 25 лет является мощным козырем в руках оппозиции при ее дискуссиях с властями. А тут – словно и нет такого вопроса… О Карабахе, впав в панику от происходящего, вспоминали в парламенте лишь ораторы от республиканского большинства – говорили, что дестабилизация в стране может спровоцировать азербайджанцев на новое мощное наступление, подобное тому, которое произошло в апреле 2016 года и завершилось для армянской стороны не самым блестящим образом. Но поскольку обстановка на карабахском фронте ничем в эти дни от обычной не отличалась, один из оппозиционных депутатов в сердцах бросил коллегам-республиканцам: «Вы что, таким образом у них помощи просите, что ли?».

Не менее выверенным во всех отношениях шагом стал и первый «зарубежный» визит Пашиняна, который направился в Арцах на следующий день после того, как потрясенное невиданным по масштабам всенародным протестом парламентское большинство вынужденно сделало его премьер-министром. И здесь из его уст прозвучали весьма важные заявления, которые непременно (пусть и не сразу) окажут воздействие на весь ход карабахского урегулирования. Так, Пашинян сказал, что готов от имени Армении вести переговоры с Баку, однако от имени Арцаха делать этого не намерен – азербайджанскому руководству надо будет смириться с возвращением НКР за стол переговоров. То есть новый премьер решил вернуть ситуацию к положению, существовавшему до 1998 года, когда миротворцы Минской группы ОБСЕ рассматривали НКР в качестве полноценной стороны конфликта, о чем свидетельствует тот факт, что все разработки тех или иных планов и предложений направлялись ими в три столицы – Ереван, Баку и Степанакерт. Здесь вряд ли стоит подробно останавливаться на том факте, что второй президент Роберт Кочарян и экс-министр обороны Виген Саркисян развернули дискуссию, пытаясь доказать, будто Арцах был выведен из переговорного процесса еще при первом лидере Армении Левоне Тер-Петросяне. Многочисленные факты опровергают это мнение, а главное – весомо прозвучало в ходе дискуссии слово первого сопредседателя Минской группы от России, спецпредставителя российского президента в карабахском урегулировании Владимира Казимирова. Опытнейший российский дипломат, владеющий всеми нюансами начального этапа переговорного процесса, полностью дезавуировал попытки обвинить Тер-Петросяна в исключении Степанакерта из переговоров. Возникший спор, заметим, имеет отнюдь не только историко-познавательное, но и конкретное прикладное значение. Дело в том, что именно отсутствие Степанакерта в переговорах позволяет Баку выставлять Армению в качестве «оккупанта», представляя конфликт в качестве территориального спора, а вовсе не результата борьбы карабахских армян за самоопределение. Именно поэтому в Баку, где после ухода Сержа Саргсяна и смены власти в Армении ожидали смягчения армянской позиции на переговорах, от высказываний Пашиняна слегка опешили и сразу же дали понять, что на переговоры с «оккупационным режимом» не пойдут. Но это слова. А суть дела в том, что без участия Карабаха никакие договоренности по определению невозможны – не может одна из ведущих сторон конфликта оставаться в стороне от решения своей судьбы, такого примера нет в истории. Разве что можно вспомнить, как в Ялте в 1943 году судьбу и послевоенное устройство Германии союзники решали без участия Берлина, но, согласимся, эта единственная параллель в данном случае более чем неуместна. Поэтому либо Баку со временем согласится разговаривать с лидерами НКР, либо переговоры останутся в тупике, в котором находятся вот уже много лет.

Заметный ажиотаж вызвало в Армении формирование нового правительства, его персональный состав. Сперва Пашиняна обвинили в том, что он «развел тут детский сад», поскольку некоторые министры и впрямь достаточно молоды, средний возраст правительства – лет 40. А молод – значит, неопытен, значит, склонен к ошибкам и спонтанным, непродуманным решениям, утверждают критики. В какой-то мере с этим не поспоришь. Во-вторых, некоторые из них получили «западное образование», а следовательно – «агенты Сороса и США» и сделают все, чтобы «оторвать Армению от России». При этом вольно или невольно критики не обращают внимания на весьма важный нюанс. На всех «силовых» позициях, включая министра обороны, начальника Генштаба, министра иностранных дел, пребывают опытные профессионалы, имеющие огромный опыт работы в своих сферах, а самое главное – весьма близкие именно к России, но никак не к Западу. Так, глава Минобороны Давид Тоноян более 10 лет был первым зам. министра в оборонном ведомстве, вся его жизнь связана с армией, родился он в Казахстане, а образование получил в Московской военно-дипломатической академии. Под стать ему и новый начальник Генштаба,

47-летний генерал-майор, участник первой карабахской войны Артак Давтян, который до этого командовал ударным 5-м армейским корпусом, дислоцированным на самом важном (скажем так в интересах сохранения военной тайны) направлении. Ранее руководил оперативным управлением Генштаба. С отличием окончил Московскую военную академию им. Фрунзе, проходил переподготовку в Академии Генштаба Вооруженных сил России.

Российское образование имеет и начальник Службы безопасности Армении полковник Артур Ванециян, который окончил Санкт-Петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права.

Министр иностранных дел 52-летний Зограб Мнацаканян – карьерный дипломат, окончил факультет международных экономических отношений МГИМО, стажировался в посольстве СССР в США. Долгие годы работал в аппарате МИД республики и ряде армянских посольств за рубежом, был заместителем министра, а затем – постпредом Армении в ООН.

Весьма опытен министр финансов 49-летний Атом Джанджугазян, который ряд лет занимал пост зам. министра – начальника казначейства республики.

Да и в целом министры экономического и производственного блока оставляют впечатление опытных и серьезных людей, имеющих заметный опыт управленческой работы. То есть «серьезные» должности заняты сильными профессионалами. А министерства гуманитарно-культурной сферы – те, да, отданы молодым революционерам. Такая вот кадровая политика на первом этапе революции.

И, кажется, этот начальный этап грозит несколько затянуться, что, разумеется, невыгодно новой власти, тем более что молодые кадры плохо представляют себе суть аппаратной работы. Поначалу Пашинян намеревался быстро организовать и провести внеочередные парламентские выборы, чтобы лишить Республиканскую партию большинства в Национальном собрании и избежать весьма возможного саботажа действий правительства. Выяснилось, впрочем, что быстро этого не сделать – республиканцы готовы поддержать все начинания кабинета, лишь бы не давать повода к роспуску законодательного органа.

Между тем, от Пашиняна и его команды люди, в первую очередь, ожидают громких разоблачений коррупционных и иных преступлений, совершенных «бывшими». Такие ожидания следует оправдывать, и вот уже Служба нацбезопасности сообщила, что ею?раскрыта коррупционная схема, посредством которой крупная компания ООО «Норфолк Консалтинг» злостно уклонялась от?уплаты налогов, пошлин и?других обязательных выплат в?особо крупных размерах. В создании компании и организации ее деятельности непосредственное участие принимали высокопоставленные чиновники Комитета по?госдоходам. В результате госбюджет недополучил налогов в?размере 7 миллионов долларов. И это, видимо, еще не самый вопиющий пример. Во всяком случае, глава СНБ заявил, что в стране имеется 350 человек, которые даже не знают, что, оказывается, являются владельцами крупных фирм и компаний, ни одна из которых никаких налогов не платит. Сильный «накат» осуществляется на ряд известных олигархов. Это значит, что «запас разоблачений» у власти довольно велик и некоторое время позволит держать идею борьбы со злоупотреблениями старой власти в центре внимания общества. Все это, однако, вовсе не снимает с повестки вопрос о внесении изменений в Избирательный кодекс и проведения внеочередных парламентских выборов. Причем это придется делать, невзирая на открытое и завуалированное сопротивление республиканского большинства, которое, разумеется, стремится как можно дольше продлить свое нахождение в Национальном собрании. Некоторые республиканцы уже прямо говорят, что выборы должны состояться в означенные Конституцией сроки – то есть через четыре года. Очевидно, однако, что просуществовать такое время «правительство меньшинства» никак не сумеет. И в этом смысле поддержку намерениям Никола Пашиняна и его единомышленников могут оказать блок «Царукян» и партия «Дашнакцутюн». Став союзниками новой власти, они, конечно же, хотели бы упрочить и расширить свое представительство в законодательном органе. Если выборы, как настаивает новый премьер-министр, пройдут нынешней осенью, очевидно, что шансы республиканцев будут, мягко говоря, минимальны и многие их мандаты перейдут к блоку «Елк», царукяновцам и дашнакцаканам.

Понятно, что республиканцы постараются не давать ни малейшего повода к роспуску парламента и поэтому проголосуют за любую программу, которую вскоре внесет на обсуждение в НС правительство. Как шутят ереванские острословы, «да они за чистый лист бумаги проголосуют», лишь бы сохранить за собой парламентские кресла. Но победившая оппозиция может прибегнуть к такому сильному средству, как референдум. В этом случае можно не сомневаться, что большинство избирателей поддержит идею досрочных выборов.

В любом случае вряд ли оправдаются надежды немногих сторонников старой власти, уверенных, что вскоре «все станет очень плохо» и «народ потребует возвращения Сержа Саргсяна». При этом проводятся параллели с 1991-1992 гг., когда подавляющее большинство граждан горячо приветствовало первого президента Левона Тер-Петросяна, а уже через год многие не менее горячо требовали его отставки. Сравнения тут неуместны. Тер-Петросян пришел к власти, когда в домах людей были свет и газ, работало отопление, в магазинах худо-бедно, но имелись какие-то продукты. Через год все это исчезло из-за войны и жесточайшей блокады. Разумеется, народу такие перемены сильно не понравились. Сегодня же единственное, что может произойти – это постепенное разочарование электората, если власть не станет спешить с ощутимыми социально-экономическими реформами. То есть положение может остаться прежним, но намного хуже не станет, предпосылок к тому нет. Разве что в Карабахе вспыхнет очередная долговременная война, но такой сценарий пока видится маловероятным.

Поэтому и ожидать в Армении «майдана» не приходится. Любой, кто побывал в революционные дни в Ереване и других городах страны, своими глазами видел, сколь велик энтузиазм людей, на лицах которых наконец-то появились улыбки. И нигде – ни малейшего следа ненависти. И не потому, конечно, что их жизнь улучшилась, как по мановению волшебной палочки. Вопрос ведь не только в этом. В мире есть десятки, а то и сотни стран, где социально-экономическое состояние несравненно хуже, чем в Армении. И главная обида граждан связана была с проблемами не только (и даже не столько) сугубо материальными, сколько морально-этическими. «Наша прекрасная родина стала самым несправедливым местом на свете, нас за людей перестали считать, человек и честный труд в Армении нынче ничего не стоят!» – вот как оценивали деятельность и отношение к народу прежних властей граждане. И теперь у них, наконец, появилась надежда, что в их жизнь снова войдет уважение к человеку и к его честному труду – то, чем всегда отличалась Армения, названная поэтом «форпостом трудолюбия» на Востоке. И это – самое главное на данный момент достижение революции, которая случилась, когда ее никто не ожидал.

Именно об этом говорил Никол Пашинян на празднике в ознаменование 100-летия Первой Республики в Сардарапате. Его речь произвела очень большой резонанс в обществе. Новый лидер, в частности, подчеркнул, что славные победы 1918 года казались совершенно невозможными, но армяне победили, ибо ощутили себя не подданными, а гражданами – впервые в течение многовековой истории народа. «Сейчас, после победы «бархатной» революции, которая тоже казалась невозможной, народ Армении переживает самую славную страницу гражданской истории, когда в стране бесповоротно установлена власть народа и более никогда никто не осмелится навязать волю народу, унизить избирательными взятками, административным принуждением, остановить полет нации.

Любая попытка остановить возрождение, задушить оптимизм и надежду народа в коррупции и попустительстве удостоится разгрома. Армения должна существовать всегда, а флаг ее – всегда развеваться, символизируя дух и государственность. Молодое поколение как наследники героев принимает историческую миссию. Да здравствует май, месяц славных побед армянского народа! Да здравствует свобода! Да здравствует Республика Арцах! Да здравствует Республика Армении! Да здравствуем мы и наши дети, что живем и продолжим жить в свободной и счастливой Армении!» – заключил Никол Пашинян свое эмоциональное выступление. И почти сразу после этого сменил большинство марзпетов (губернаторов). Так что шансы «бывших» на реванш продолжают таять.

Армен Ханбабян, специально для «НК»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 10 человек