№7 (306) июль 2018 г.

Ованес Бабаханян: Я стремился в Голливуд не ради денег

Просмотров: 5299

Ованеса Бабаханяна можно с уверенностью назвать баловнем судьбы. Природа щедро наделила его яркой харизматичной внешностью, неуемным темпераментом, великолепными вокальными данными и большим актерским талантом в сочетании с огромным трудолюбием. Уже будучи известным и популярным актером, в самый пик своей карьеры он неожиданно для всех эмигрировал с семьей в США. Уже через пару лет имя Бабаханяна стало появляться на афишах и в титрах на чистом английском языке. Предсказания завистников, что он, как и многие уехавшие в Америку деятели искусств, начнет торговать хот-догами, с треском провалились. Приглашение Ованеса на ежегодный театральный фестиваль «Арммоно» стало отличным поводом для встречи с ним.

– Так уж получилось, что Ваш приезд в Ереван совпал с революционными событиями, произошедшими в Армении. Не могу не начать с вопроса: как Вы оцениваете их, нам интересен взгляд из диаспоры?

– Диаспора – это неотделимая часть нашего народа, и мы всегда разделяем боль и радость народа. Если нам удалось совершить такую тихую, мягкую, мирную революцию, значит, Бог нас любит. Очень важно, чтобы даже в таких событиях не уронить нашу культуру, сохранить такт в отношении друг друга, даже к тем, кто придерживается противоположного мнения.

– Вы уехали в США восемь лет назад и за этот сравнительно короткий срок успели не только адаптироваться там, но и сохранить актерскую профессию, что мало кому удается. В чем секрет: в Вашем упорстве, трудолюбии или просто повезло?

– Все вместе: и упорство, и трудолюбие, и везение. Американцы говорят – в нужное время оказался в нужном месте. Я встретил очень хороших людей и больших профессионалов, для которых на первом месте работа, работа и работа. Потом талант, порядочность и профессиональная ответственность. Часто говорят, что Голливуд – это, прежде всего, нужные знакомства. Это не так, там целый пакет необходимых предпосылок для успешной карьеры. Это и знакомства, и трудолюбие, и все остальное. Ты должен работать над собой каждый день, каждую минуту. Смешно сказать, но даже внешне ты должен соответствовать имиджу «американский актер». Ты обязан выглядеть, как полагается американскому актеру, и это обязательное условие. Актер обязан быть всегда в хорошей физической форме. Там нет понятия характерный актер, который может ходить с животом, небритый и в мятом костюме. Все, что нужно для образа, они тебе сделают на съемочной площадке: и живот, и небритость, и костюм помнут, как надо. Если в этом обязательном пакете не хватает хотя бы одного составляющего, то вам в Голливуде ничего не светит.

– А можно узнать основную причину эмиграции в Штаты, ведь Вы и здесь были одним из самых востребованных артистов?

– Спасибо большое. Видимо, это пришло с моим возрастом. У меня действительно был шикарный репертуар, о котором только может мечтать артист. В свои сорок я успел сделать как актер больше, чем рассчитывал. Но я решил попробовать и шагнуть в этот огромный киномир под названием Голливуд. Я знал, что, если захочу вернуться, мой учитель и наставник Армен Хандикян, который сделал из меня актера, примет меня обратно. Помню, когда мои друзья по театру узнали, что я собираюсь уехать, все были просто в шоке. На вопрос «В чем причина, что-то случилось, кто-то обидел?» я отвечал, это во мне что-то случилось. Мне хочется сделать нечто большее, чем то, что я делал до этого. Мне захотелось просто быть в Голливуде, работать там. И, слава Богу, это у меня получилось.

– И Вы можете уверенно сказать, что игра стоила свеч?

– Да, игра стоила свеч.

– Ради чего Вы стремились в Голливуд?

– С моей красавицей-женой Мари мы поженились в 1993 году, кстати, уже успели недавно отметить 25-летие в Париже. Тогда мои брат и сестра жили за границей. Они мне советовали переехать к ним, ведь в Армении в те годы не было ни света, ни газа, вообще ничего. Вскоре у нас уже появились трое детей, и растить их без воды, без электричества, без самых необходимых вещей было очень тяжело. Плюс надо было пешком добираться в театр на репетиции и спектакли и возвращаться домой тоже пешком. И так двадцать лет. В это время у меня даже в мыслях не было уехать из Еревана. Но когда жизнь стала налаживаться, когда и деньги появились, и вроде можно было спокойно жить, вот тогда и захотелось мне прыгнуть выше головы. Не ради денег я стремился в Голливуд, совсем по другой причине – я должен был попытаться расширить границы своей актерской самореализации…

– …Хотелось покорить новые вершины?

– Я ничего не хотел покорять, я не спортсмен. Просто хотелось показать миру, какие мы, армянские актеры, какая культура у моего народа, какую актерскую школу я прошел и что могу сыграть.

– Какое препятствие оказалось для Вас самым непреодолимым: проблема языка, «их нравы» или разрыв с родной средой, что для творческого человека немаловажно?

– Самый большой барьер – это, безусловно, языковой. Я думал, что знаю английский, но я сильно ошибался. Изучать язык и говорить на иностранном, как на родном – это абсолютно разные вещи. Оружие актера – это слово, особенно в театре (я ведь и в театре работаю). И если ты не владеешь этим оружием, тебе нечего там делать. И это не тот случай, что пошел служить в армию где-то в России, вроде освоил язык, научился ругаться матом – вот и все дела. Там надо досконально знать грамматику нюансы речи и даже диалекты. Вот сейчас я отвечаю на вопросы по-русски, а в голове у меня английский борется с русским, потому что оба языка для меня не родные. Кроме того, что я упорно занимался с преподавателями, мне помогали и мои дети, которые освоили английский гораздо быстрее меня.

– Расскажите, пожалуйста, в каких фильмах или спектаклях удалось поработать и сквозь какие тернии надо пройти, чтобы тебя заметили в Голливуде или на Бродвее, короче, как складывалась карьера?

– Должен сказать, что в моей актерской карьере решающую роль сыграло мое пение. Музыка и пение – самый кратчайший путь в человеческой коммуникации. Моя сказка прихода в Голливуд случилась в нью-йоркском ресторане, где состоялась моя встреча с продюсером, занимавшимся актерами. Он сказал мне, что посмотрел мои представленные материалы, но все они на армянском или русском. Без идеального владения английским мне нечего мечтать об актерской карьере в Америке. Конечно, можно сыграть роль эмигранта или роль вообще без текста, но это бывает крайне редко, вот если бы ты мог петь, я бы стал с тобой работать. Тут я воскликнул: «Я могу петь!..» Он снисходительно улыбнулся и сказал, что он тоже поет. Речь идет о профессиональном пении. И тогда я набрался наглости и заявил, что прямо сейчас могу показать свое пение. Продюсер решил, что я просто в отчаянии цепляюсь за любую возможность пробиться в мир кино, и мягко возразил, что в этом ресторане, где собираются известные звезды Америки, не стоит этого делать. Я пошел ва-банк и сказал, что если мое пение его не устроит, то это будет концом наших переговоров. Потом подошел к джазменам-афроамериканцам и попросил подыграть мне песню Рея Чарльза Georgia on My Mind. Что творилось в ресторане, когда песня закончилась!.. Не хочу хвастаться, но после этого мне, по просьбе публики, пришлось спеть еще несколько песен, и все на разных языках, включая русский. Продюсер вскочил с места, подбежал ко мне и закричал на весь зал: «Это мой актер!.. Мой!..» Это были, пожалуй, самые счастливые минуты в моей жизни…

– Что бы Вы посоветовали своим армянским коллегам, да и людям других профессий, планирующим попытаться реализовать себя за рубежом?

– Первое и последнее, что могу я им посоветовать – это выучить язык страны, куда собираешься поехать. В знании языка признак твоего уважения к этому народу и их культуре. Я знаю в Лос-Анджелесе чистокровного американца, который блестяще говорит по-армянски. Его жена – армянка, хотя он знал армянский до знакомства с ней, она просто довела его знание языка до совершенства.

– Знаю, что в последние годы Вы работаете не только как актер, но и пробуете свои силы в продюсерской профессии. Тяга к новому и желание рисковать – это что, часть характера?

– Это как раз таки не часть моего характера. Знаете, что больше всего поразило меня в Америке?.. Это когда выяснилось, что голливудские актеры абсолютно такие же, как и мы. Начиная с типа юмора, кончая актерским соперничеством и образом жизни. Это так приятно, что люди, живущие на другом полушарии, такие же, как ты сам. Наблюдая за своими коллегами, я понял, что продюсерская профессия помогает быть грамотным в кинобизнесе. Это совершенно не мешает творчеству, наоборот, дополняет. Ты полностью владеешь ситуацией и знаешь, как продвигается твой проект, что придает уверенности и как актеру. Безусловно, зрителю плевать, как и за сколько снят фильм, ему нужен только творческий результат. Но этот результат обеспечивает четкая работа продюсера.

– Вопрос личного характера. Ваша семья известна как образец настоящей семьи. Супруга Мари не только жена, но и единомышленник, соавтор в творчестве. Это большая любовь или обязательное условие выживания на чужбине?

– Безусловно, большая любовь. Когда мы поженились, понятия не имели о нашей будущей жизни. Мы ничего не планировали. Более того, когда собирались пожениться, все говорили, вы что, с ума сошли, сейчас все разводятся. Тогда у нас не было ни денег, ни условий. Но это меня мало заботило. Мы служили в одном театре и дружили года два. Просто дружили, пока я не понял, что жить без нее не могу. Я не думал, что влюблюсь так сильно. Мне попалась женщина, о которой я и не мечтал, упустить ее было бы непростительной ошибкой. Она верит мне и слепо следует за мной, часто даже не задавая вопросов, почему я поступаю так, а не иначе. Ее бабушка, познакомившись со мной, сказала Мари: «Я понимаю твой выбор, это мужчина, с которым можно жить и в шалаше». И мы действительно долго жили практически «в шалаше». К тому же моя Марочка подарила мне троих прекрасных детей, которыми я очень горжусь. Что-то я совсем расхвастался…

– А чем заняты дети?

– Моя дочь Лия уже обручена, и они вместе с будущим мужем открыли школу детской и семейной психологии. А Элла работает там же зам. директора. Сын Гор там же преподает сразу несколько предметов.

– Никто из них не пошел по родительским стопам?

– Гор, получив первое образование, решил попробовать себя в актерской профессии. Ему удалось поступить сразу в три профильных университета в Нью-Йорке и в Лос-Анджелесе. Мы вместе объездили все три, выбирали, на котором остановиться. В итоге выбрали Лос-Анджелес, так как там преподавали такие гениальные актеры, как Дастин Хоффман и другие голливудские звезды. Он теперь отличник и даже получил за хорошую учебу грант.

– Каковы ближайшие творческие планы в Штатах и, возможно, здесь, в Армении?

– Сейчас у меня есть очень хороший проект. Планирую снять фильм «Саят-Нова» и как продюсер, и как исполнитель главной роли. Хочу показать миру нашу культуру через жизнь и судьбу этого гениального ашуга. В Америке прекрасно знают армян. Не думайте, что я первый армянин в американском кино. В Голливуде есть такие шикарные ребята – актеры, продюсеры, режиссеры. Так что армяне там закрепились давно, но снять фильм именно о Саят-Нова никому не пришло в голову. Мы с моим другом и со-продюсером Тиграном уже полностью подготовили проект к питчингу. Тигран к тому же великолепный ювелир и будет сам делать все украшения для грузинской царицы и царского двора. В фильме будут задействованы многие исторические личности, такие как царь Ираклий, царица Анна, Надир-шах и многие другие. Съемки будут проводиться в Америке, в Армении и в Грузии. В работе над сценарием принимает участие известный знаток жизни и творчества Саят-Нова Аслан Асланян. Это будет совершенно новая трактовка жизни великого поэта. Многое станет просто открытием. Сейчас я веду переговоры с грузинской стороной, чтобы они принимали участие не только организационное, но и творческое. Здесь необходимо очень аккуратно подходить к трактовке событий, чтобы учесть подходы не только армян, но и грузин и иранцев.

– Что еще интересного ждет нас в связи с Вашим пребыванием в Ереване?

– Мне в этом году исполняется 50 лет, и я счастлив, что мой родной драматический театр под руководством Армена Хандикяна отметит эту дату моим моноспектаклем по пьесе драматурга Карена Хачатуряна (псевдоним Хач-Кар) «Заповедь». Кстати, режиссером спектакля является моя жена! Ну вот, опять хвастаюсь…

– Что ж, спасибо за интересную беседу, и от лица наших читателей позвольте поздравить Вас с грядущим юбилеем и пожелать успешной реализации проекта «Саят-Нова»!

Беседу вел Армен Ватьян, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 20 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты