№9 (308) сентябрь 2018 г.

Интеграция Азербайджана в НАТО – «тихой сапой»?

Просмотров: 3107

Подписание 12 августа Конвенции о правовом статусе Каспийского моря стало поводом для оживленных комментариев о дальнейшей судьбе крупнейшего на планете замкнутого водоема. С точки зрения безопасности, важное значение имеет содержащееся в документе положение о недопустимости военного присутствия на Каспии внерегиональных игроков.

Рост интереса к энергетическим богатствам региона со стороны ряда держав, отстоящих от него на тысячи километров, объективно вел к усугублению градуса вооруженной конфронтации. Изначально Москва исходила из того, что Каспий – это уникальный внутриконтинентальный водоем, не подпадающий ни под действие Конвенции ООН по морскому праву, ни под принципы его раздела как международного озера. Дело в том, что в случае морского «секторального» деления нарушался бы принцип свободного судоходства, открывалась бы возможность присутствия военных судов некаспийских стран, не говоря уж о серьезном ущербе уникальной экосистеме региона. В то же время, «явочное» оформление ряда «национальных секторов» и реализация энергетических проектов, в том числе с участием крупных западных корпораций, делали необходимым поиск компромиссных решений, на которые пришлось пойти всем прибрежным странам, не исключая Россию и Иран, позиция которого по вопросу раздела Каспия традиционно была достаточно жесткой.

Директор Института каспийского сотрудничества Сергей Михеев высказал мнение о том, что говорить об однозначном решении вопроса об исключении военного присутствия на Каспии внешних сил не приходится. Дело здесь не только в том, что соответствующие декларации имели место и по итогам четвертого саммита в Астрахани в 2014 году.

Конечно, заключение юридически обязывающего документа имеет большое значение, однако «в нынешней конвенции достаточно расплывчатые формулировки – страны выступают против создания иностранных военных баз для использования их друг против друга, для агрессии против одной из пяти стран. Из этого при желании можно сделать вывод, что для других целей такие базы создавать можно, например если база не направлена против одной из стран «каспийской пятерки». Пока достаточно туманно и лукаво, если честно… Обозначена возможность Транскаспийского трубопровода, против чего Россия долго выступала, это тоже должны согласовать с государствами Каспия», – отметил С. Михеев.

Глава бакинского Центра нефтяных исследований Caspian Barrel Ильхам Шабан отмечает, что конвенция не вносит полной ясности в вопрос о размежевании дна: в ней говорится лишь о том, что «разграничение дна и недр Каспийского моря на сектора осуществляется по договоренности сопредельных и противолежащих государств с учетом общепризнанных принципов и норм права». Многие другие положения «конституции Каспия», включая границы страновых секторов, также нуждаются в дальнейшей доработке и уточнении, равно как и условия прокладки по дну Каспия трансграничных трубопроводов, в чем заинтересованы, прежде всего, Туркменистан и Азербайджан. Прокладывать подводные артерии можно при взаимном согласии сторон, что также оставляет пространство для маневра. Известно, что экономическое продвижение в потенциально нестабильные регионы крупных транснациональных корпораций «тянет» за собой различные корпоративные структуры боевого охранения, частные военные компании и т.д. Шабан сомневается в том, что Азербайджан и Иран договорятся по разграничению дна моря в обозримом будущем: «Тегеран, столкнувшийся с международным давлением, всегда будет использовать данный вопрос для торга с Западом, поскольку основными партнерами Азербайджана на Каспии являются американские и европейские компании».

Таким образом, принцип «неприсутствия на Каспийском море вооруженных сил, не принадлежащих сторонам» предстоит еще наполнить конкретным содержанием, и очевидно, что сделать это будет весьма непросто, если не забывать о длительном опыте продуктивного взаимодействия США и НАТО с некоторыми прикаспийскими странами. Конечно, американских военных баз на казахстанском берегу Каспия не будет, но при этом сохранится железнодорожный транзит грузов, необходимых для военной афганской операции Альянса.

Если же обратиться на другой берег Каспия, то можно увидеть, что официальный Баку заключил с Соединенными Штатами и НАТО ряд соглашений о безопасности – к примеру, «Каспийский страж» (2004 г.) и «Партнерство ради мира» (1994 и 2010 гг.). По словам тогдашнего американского посла в Баку Ричарда Морнингстара, по состоянию на 2014 год на строительство дорог, развитие медицины, экономики и образования в Азербайджане Вашингтон потратил более 1,3 миллиарда долларов, помимо частных вложений американских корпораций на развитие энергетического и телекоммуникационного секторов. Военно-политический союз Баку и Анкары можно рассматривать в качестве ключевого элемента для расширения сотрудничества Азербайджана и НАТО. Как известно, именно турецкие партнеры «отвечают» в брюссельской штаб-квартире Альянса за регион Южного Кавказа. Правда, политико-дипломатические отношения «эрдогановской» Турции с действующей американской администрацией в настоящее время далеки от идеала, однако вовсе не очевидно, что нынешнее охлаждение между давними партнерами не будет иметь временный характер. К тому же на тактическом уровне военные Турции и Альянса взаимодействуют в прежнем режиме.

Не так давно посол Азербайджана в Анкаре Хазар Ибрагим рассказал изданию Daily Sabah о планах углубления военно-технической кооперации между двумя странами, включая совместные учения, производство оружия (в частности, беспилотники и вертолеты) и разработку военных технологий. «Более того, Турция является членом НАТО, и Азербайджан является партнером НАТО», – добавил дипломат. Между тем, интересно, что в официальных внешнеполитических документах Азербайджана Турция в качестве союзника зачастую не упоминается. Причина – стремление Баку не педалировать излишне факт блоковой принадлежности союзной страны. Согласно внешнеполитической доктрине Азербайджана, он не входит ни в какие военно-политические блоки либо альянсы, а несколько лет назад даже примкнул к «Движению неприсоединения». Периодически заявляя о евроинтеграции и сотрудничестве с НАТО по различным направлениям, тем не менее, Баку исключает соответствующие положения из внешнеполитических документов и из военной доктрины, понимая негативное либо как минимум настороженное отношение Москвы к подобного рода пассажам. Более того, в последнее время в некоторых азербайджанских СМИ появились публикации, авторы которых намекают на возможное присоединение Азербайджана к ОДКБ, что, конечно же, имеет конъюнктурный характер и направлено на вбивание дополнительных клиньев между Москвой и Ереваном.

«Азербайджан разделяет ценности европейского и евроатлантического сообщества, развивая многосторонние программы сотрудничества в области трансатлантической безопасности, вносит вклад в безопасность и стабильность на Европейском континенте и за его пределами», – пишет министр иностранных дел Эльмар Мамедъяров. С помощью Совета евроатлантического партнерства и других средств Баку в полной мере пользуется механизмами возможного партнерства с НАТО, успешно завершив первый этап «Плана деятельности индивидуального партнерства» и приступив к реализации его второго этапа. Добавим к этому частичный переход азербайджанской армии, несмотря на массированные закупки российских вооружений, на стандарты Альянса, а также вовлеченность прикаспийской страны в сеть американских биолабораторий на постсоветском пространстве. В 2013 году на средства Пентагона в рамках программы «совместного биологического участия» было завершено строительство центральной референс-лаборатории в Баку, специализирующейся на исследовании патогенных микроорганизмов в образцах человеческого и животного происхождения. Годом ранее по той же программе открылась биолаборатория министерства обороны Азербайджана, а также модернизированы около 10 станций биологического мониторинга в разных районах Азербайджана в тех же рамках сотрудничества с американцами.

Возвращаясь к прошедшим минувшим летом в Азербайджане очередным масштабным учениям, отметим, что, согласно российским военным источникам, проходили они в условиях горно-лесистой и городской местности, в сложной оперативной обстановке, предполагающей комплексное радиоэлектронное противодействие, применение противником крылатых ракет и авиации. Интересно, что «проводимый комплекс мероприятий учитывал развертывание коллективных союзных сил, необходимое для стабилизации военно-политического кризиса и гуманитарной обстановки. Указанный спектр задач учитывает специфики последних обострений «карабахского кризиса», а также потенциальные угрозы в ходе дестабилизации Южного Азербайджана». Высказывается предположение о том, что весь комплекс вышеупомянутых мероприятий был направлен не только на входящую в ОДКБ Армению, но и с прицелом на дестабилизацию северных провинций Исламской Республики Иран. Кроме того, минувший июль и август отмечены в этой стране широкой информационной кампанией о необходимости школьного образования на курдском, белуджском, тюркском и других языках. 31 июля одна из активисток азербайджанского движения в Иране опубликовала видеообращение, в котором заявила о принципиальном значении данного вопроса в контексте сохранения «родной земли и азербайджанской идентичности». Митинги в поддержку азербайджанского языка прошли в Тебризе, Урмии, Ардебиле, Парсаабаде и других городах, стены многих домов в которых были расписаны лозунгами «Азербайджанский язык – наша красная линия!» Поддержание перманентной напряженности по периметру границ этой страны, экономические беспорядки и актуализация проблемных этноконфессиональных вопросов призваны подорвать социально-политическую стабильность в Иране, для чего вполне может быть задействован и «второстепенный фронт» к северу от Аракса.

В этой связи примечательно, что в конце мая 2018 года, в момент обострения ситуации на армяно-нахичеванской границе (о чем мы писали в предыдущем номере «Ноева Ковчега»), специалистами сил специальных операций США в составе инструкторской миссии и мониторинговой группы командования сухопутных войск НАТО проводилась комплексная оценка возможностей подразделений военной разведки Азербайджана. В ходе учений азербайджанские военнослужащие отработали проведение разведывательно-диверсионных, контрразведывательных мероприятий в сложной тактической обстановке и условном взаимодействии с силами Североатлантического альянса. Сообщается, что материалы, полученные мониторинговой миссией, будут учтены в коллективном оборонном планировании НАТО, и они уже применялись в докладах на последнем саммите блока в Брюсселе.

11-12 июля президент Азербайджана находился с визитом в Брюсселе, где также поучаствовал в мероприятиях его очередного саммита. По мнению бакинского политолога Ильгара Велизаде, визит получился разноплановым: «Президент принял участие в заседаниях саммита НАТО по Афганистану, встретился с мировыми лидерами и высокопоставленными представителями ЕС и присутствовал на церемонии подписания документа «О приоритетах партнерства» между Азербайджаном и Евросоюзом. Если суммировать, то прошедший визит нужно рассматривать в свете конкретизации приоритетов Азербайджана в его евроатлантической политике». Альянс видит в Азербайджане ключевого партнера в Каспийском регионе, а также в более обширном региональном контексте. Подписанный в Брюсселе документ «О приоритетах партнерства» можно считать «дорожной картой» во взаимодействии Азербайджана и Брюсселя, включающей следующие направления партнерства:

– укрепление государственных институтов и эффективное управление, в том числе борьба с коррупцией, преступностью и терроризмом, реформа государственного управления;

– экономическое развитие и рыночные возможности, в том числе диверсификация экономики, поддержка процесса вступления в ВТО, улучшение бизнес-среды;

– энергоэффективность, действия по защите экологии, в том числе поддержка Азербайджана в его становлении в качестве логистического и транспортного хаба, поддержка в эффективном управлении ресурсами;

– мобильность и межличностные контакты, в том числе поддержка в сфере образования и человеческого капитала и обмен профессиональным опытом.

Итоговая декларация брюссельской встречи НАТО подтвердила признание территориальной целостности, независимости и суверенитета Азербайджана и других постсоветских стран. Военнослужащие азербайджанской армии приняли участие в многонациональных учениях «Достойный партнер 2018», проходивших в первой половине августа в учебных центрах Вазиани и Норио на территории Грузии. «Участием в учениях Азербайджан демонстрирует свой военный потенциал, цель – совершенствование своей военной техники, навыков боевой подготовки в целях, прежде всего, защиты своей территориальной целостности», – говорит профессор Западно-Каспийского университета Фикрет Садыхов.

О целях западных партнеров Баку мы частично упоминали выше, однако большая роль со стороны НАТО отводится Азербайджану не только в «кавказско-иранском» контексте, но также и в связи с бесконечной войной в Афганистане. Выступление президента Ильхама Алиева на встрече Североатлантического совета по миссии «Решительная поддержка», а также личная встреча с президентом Афганистана Мохаммадом Ашрафом Гани на полях саммита свидетельствуют о том, что взаимоотношения Баку и Брюсселя основываются на взаимных глубоких интересах и строятся на широкой основе. Афганская тема, по сообщениям азербайджанских СМИ, обсуждалась и в ходе специально проведенной в рамках брюссельского саммита встречи с участием глав МИД и минобороны Азербайджана Эльмара Мамедъярова и Закира Гасанова с госсекретарем США Майком Помпео и шефом Пентагона Джеймсом Мэттисом. Особо важна роль Азербайджана в реализации маршрута «Лазуритовый коридор», связывающего страны Центральной Азии и «восточного фланга» НАТО. В проекте интегрированной транзитной и транспортной системы со столь романтичным названием участвуют 5 стран: Афганистан, Туркменистан, Азербайджан, Грузия и Турция, а эффективность «Лазуритового коридора» оценивается достаточно высоко. «Посредством этого коридора Афганистан получит возможность бесперебойного импорта различного рода продукции на территорию страны, а также возможность экспорта своих товаров в западном направлении», – отмечает И.?Велизаде. Кстати, значительную часть грузоперевозок осуществляет азербайджанская авиакомпания «Шелковый путь», замеченная в участии в транспортировке оружия террористам в Сирии.

Скорее всего, значимость Баку для НАТО в обеспечении поддержки операции в Афганистане будет только нарастать, что вообще-то сложно соотносится с интересами России и ее партнеров по ОДКБ в Центральной Азии. В этой связи следует отметить недавние заявления посла России в Кабуле Александра Мантыцкого об активизации террористов запрещенного в России «Исламского государства» в северных районах страны, сопредельных со странами Центральной Азии. Игнорировать информацию о том, что американские спецслужбы прямо или косвенно поддерживают боевиков экстремистских группировок все труднее.

Российские военные эксперты также обращают внимание на цикл учений ВС Азербайджана с участием инструкторов и специалистов в области моделирования и военно-политического анализа Североатлантического альянса в рамках реализации программ «Партнерство ради мира» и «Концепции оперативных возможностей». Речь идет о комплексных исследованиях и моделировании, направленном на уточнение параметров военно-технического сотрудничества, совместных программ подготовки с НАТО и дальнейшую организацию сил, формируемых по модульному принципу. Данная концепция выступает программно-документальным инструментом, используемым для создания, обеспечения, проверки функциональной совместимости и оперативных возможностей подразделений ВС Азербайджана в составе многонациональных формирований оперативно-тактического назначения и «выявления, анализа и ликвидации угроз, потенциальных кризисов под руководством НАТО и других операций». Полученные эмпирические материалы используются для моделирования потенциальных конфликтных зон аналитическими центрами и уточнения политики совета по консультациям, командованию и управлению Североатлантического альянса.

Как умеют специалисты из входящих в НАТО государств провоцировать кризисы, создавая предлоги для вмешательства и присутствия Альянса по всему миру, известно достаточно хорошо. Формально ограниченное, но постепенно расширяющееся сотрудничество Азербайджана с западным военно-политическим блоком несет, мягко говоря, неоднозначные последствия для России и ее ближайших партнеров, не заинтересованных в расширении пространства хаоса и нестабильности, неизбежном по мере дальнейшей экспансии западного Альянса на восток.

Андрей Арешев, Москва

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 3 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты