№10 (309) октябрь 2018 г.

Война всех против всех в Сирии сопровождается новыми жертвами

Просмотров: 1724

Катастрофа российского разведывательного самолета, в результате которой погибли 15 российских военнослужащих, высветила всю трагичность и запутанность сирийского конфликта. Казалось бы, непосредственные виновники происшедшего – Израиль и Сирия – являются стратегическими партнерами России в борьбе с силами международного терроризма. У нас есть соответствующие соглашения с этими странами по линии военных ведомств, других силовых структур и механизмы тесного взаимодействия с ними в регионе.

Тем не менее, 18 сентября т.г. удары ВВС Израиля по ряду объектов на территории Сирии спровоцировали ответные пуски ракет местной ПВО, одной из которых и был сбит заходивший на посадку на базу ВВС Хмеймим российский самолет. Безусловно, предстоит тщательное разбирательство этой трагедии. Судебные органы, комиссии специалистов уже расследуют предпосылки к этому происшествию и причины катастрофы. Ответственность российских, сирийских и израильских властей за гибель военнослужащих, очевидно, будет установлена. Уже сейчас руководство РФ заявляет о том, что мерам безопасности для российских военнослужащих в Сирии будет уделяться больше внимания. Но погибших уже не вернешь, и все мы скорбим вместе с их родными и близкими.

Эта трагедия еще раз привлекла внимание российской и мировой общественности к сирийскому конфликту. Возникает естественный вопрос: крупные группировки международных террористов типа «Исламского государства» и «Джебхат ан-Нусра» (запрещены в России) разгромлены, между силами вооруженной оппозиции и Дамаском достигнуто соглашение о прекращении огня, создана зона деэскалации в провинции Идлиб, курды занимают нейтральную позицию во внутрисирийском конфликте и выражают готовность участвовать в создании нового Сирийского государства.

То есть все условия для перехода к мирному решению сирийского конфликта созданы. Необходимости в дислокации на территории этой страны десятков тысяч иностранных военнослужащих и наемников нет. Правительство вполне способно самостоятельно контролировать большую часть территории страны и договариваться с оппозицией и курдами о будущем государственном устройстве, обсуждать проект Конституции, создавать коалиционные органы власти и т.п.

Однако вовлеченные в сирийский конфликт внешние силы не собираются сворачивать здесь свое военное присутствие. Асад по-прежнему опирается на иностранный шиитский легион общей численностью до 80 тыс. человек (КСИР Ирана, ливанская «Хизбалла», бригады иракских милицейских формирований «Хашд аш-Шааби», наемники из Афганистана, Пакистана, Йемена). Турецкие вооруженные силы без разрешения Дамаска оккупируют значительные территории Сирии на северо-западе этой страны и поддерживают оппозиционную Свободную сирийскую армию (ССА) и ополчения туркоманов. Спецназ и армейская авиация США (свыше 2000 человек) поддерживают силы «Демократического альянса» на северо-востоке Сирии. База ВВС Хмеймим и пункт базирования флота Тартус используются ВС РФ, главным образом, для поддержки правительственных войск в борьбе с террористическими группировками. Израиль не принимает участия в наземных операциях в Сирии, но его ВВС наносят регулярные ракетно-бомбовые удары по объектам в этой стране (якобы по складам и транспортам с оружием «Хизбаллы» и КСИР Ирана).

И если Россия старается продолжать борьбу только с остатками действительно террористических группировок и всячески инициирует переход к мирному разрешению конфликта, то другие вовлеченные в эти события иностранные государства преследуют свои эгоистические цели и, похоже, готовы воевать до последнего сирийца. Удобным предлогом для вторжений в Сирию и убийства сирийцев становится лжеборьба с терроризмом.

Для Тегерана главным в Сирии остается любыми силами сохранить проиранский режим Асада. Исходя из этого, иранские аятоллы объявляют террористами всех, кто выступает против правящего режима, и подталкивают Асада к силовому решению конфликта с оппозицией. Более того, Дамаск и Тегеран навешивают ярлык террористов на сохраняющих нейтралитет в гражданской войне курдов и не скрывают намерений после «освобождения» Идлиба взяться за «освобождение» северо-восточных провинций Сирии.

Р. Эрдоган, в свою очередь, на встрече с президентом Туниса в конце 2017 года открыто обвинил Асада в смерти более чем миллиона сирийцев, назвал действия его правительства актами государственного терроризма и заявил, что «пока Асад у власти, мира в Сирии не будет». Также к террористам в Сирии Эрдоган относит курдских ополченцев, которые сыграли решающую роль в борьбе с бандформированиями ИГ. В ходе оккупации северо-западных районов Сирии турецкие войска, как правило, в боестолкновения с боевиками запрещенных ИГ и «Джебхат ан-Нусра» не вступали, а договаривались с ними о смене позиций или районов дислокации. Значительное число боевиков-джихадистов турки эвакуировали с оружием и боеприпасами в сирийскую провинцию Идлиб. Несколько тысяч боевиков с семьями были переброшены в провинцию Африн, где их расселили на место изгнанных оттуда курдов. Именно на этих джихадистов, бандформирования туркоманов и отряды ССА турецкие власти возлагают полицейские функции и формируют из них новые органы власти на оккупированных территориях. В Анкаре не перестают утверждать, что эти земли они никогда Асаду не отдадут.

Израильские власти и Лига арабских государств (ЛАГ) во главе с Саудовской Аравией официально признали ливанскую шиитскую группировку «Хизбаллу» террористической организацией. Поскольку ее боевики составляют ударную силу ВС Сирии и получают самое современное вооружение из Ирана, то ВВС Израиля периодически наносят превентивные удары по складам и транспортам с оружием «Хизбаллы» и КСИР Ирана в Сирии. ЛАГ также исключила власти в Дамаске из своей организации и предоставила освободившееся место представителям сирийской оппозиции.

Таким образом, в этой многострадальной стране, потерявшей за годы войны свыше половины своего населения, практически все вооруженные люди объявлены террористами. Сколько еще должно быть убито и покалечено сирийцев, чтобы мировое сообщество обратило внимание на этот конфликт. Как представляется, только вывод из Сирии всех иностранных воинских контингентов, включая наемников, и проведение миротворческой операции под эгидой Совета Безопасности ООН могли бы остановить эту бессмысленную и беспощадную бойню.

Станислав Иванов, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, к. и. н.

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1