№10 (309) октябрь 2018 г.

Граф И.Ф. Паскевич: «Полковник Лазарев уверяет, что всякие издержки, каковые только казна употребит ныне для поддержания переселяющихся армян, всегда будут возвращены ей с избытком, ибо кроме преданности к русским, которая доказан на опыте, они известны своим неутомимым трудолюбием»

Просмотров: 1307

К 190-летию переселения армян из Персии в Россию

Туркманчайский мирный договор 1828 года предусматривал беспрепятственное переселение армян из Персии (Ирана) в Россию в течение года. Руководство этой сложной операцией было поручено полковнику Лазарю Екимовичу Лазареву. За три с половиной месяца более 8 тысяч семейств, или около 40 тысяч человек, пересекли реку Аракс, по которой прошла граница между Персией и Россией (это были потомки 250 тысяч армян, насильственно переселенных в 1603 г. из Восточной Армении вглубь Персии шахом Аббасом I). Миссия Л.Е. Лазарева была успешно завершена. Переселенцы получили все те выгоды, которые, по словам историка Глинки С.Н., «Россия привыкла предоставлять народам, отдающимся с полной доверенностью под ее покровительство».

Военный историк генерал В.А. Потто пишет («Русские на Кавказе. XIX век». Москва, изд-во «АИРО-XXI», 2017 г.):

«Полковник Лазарев принадлежал к той, давно поселившейся в России армянской фамилии, которая известна основанием института восточных языков, построением армянских церквей в столицах (в Санкт-Петербурге и Москве. – М. и Г.М.) и, вообще, широкой помощью своим соотечественникам… Один из представителей этой-то фамилии и появился теперь в Армении, чтобы своим влиянием облегчить дело армянского переселения. Лазарев сам ездил с этой целью и в Марагу, и в Салмаз, и в Урмию, а несколько русских офицеров проникли даже в Курдистан, где также жили немногие армяне».

Академик батальной живописи В.Д. Машков (Мошков) написал картину «Переселение 40.000 армян из Персии в российские пределы», в центре которой располагается фигура офицера, отдающего распоряжение, – это Л.Е. Лазарев. Вдали видны гора Арарат, река Аракс и селения армян и персов, лежащие на дороге к Еревану.

Существует еще одна картина Машкова, прикомандированного к штабу командующего русскими войсками на Кавказе Ивана Федоровича Паскевича – «Первое свидание И.Ф. Паскевича с наследником персидского престола Аббас-Мирзой в Дейкаргане 21 ноября 1827 года». На литографии К.П. Беггрова, снятой с этой картины, пятым справа изображен министр-резидент (посол) в Персии А.С. Грибоедов, вторым справа – полковник Л.Е. Лазарев.

Высоко было оценено участие Лазаря Екимовича Лазарева в Русско-персидской (1826 – 1828) и Русско-турецкой (1828 – 1829) войнах и властями. Он 12 февраля 1828 года получил золотую саблю с надписью «За храбрость», был награжден орденами Св. Владимира IV степени с бантом (за «дело при Карсе»), Св. Анны II ст. (за участие в штурме крепости Ахалцых) и персидским орденом Льва и Солнца I ст.

* * *

У Екима Лазаревича Лазарева (1743 – 1826), одного из основателей Лазаревского института восточных языков в Москве, богатейшего промышленника и землевладельца, было четыре дочери и четыре сына: Иван (1786 – 1858), Христофор (1789 – 1871), Артемий (1791 – 1813) и Лазарь (1797 – 1871). Старшие сыновья Иван и Христофор были чиновниками Коллегии иностранных дел, с юных лет помогали отцу в управлении имениями и заводами, а младшие, Артемий и Лазарь, стали военными. Артемий служил в лейб-гвардии гусарском полку, отличился во многих сражениях Отечественной войны 1812 года и погиб под Лейпцигом. В это время самый младший из братьев, шестнадцатилетний Лазарь, тоже стремился в действующую армию. По его настоянию отец, Еким Лазаревич, обратился с ходатайством в военное министерство, прося определить в гусарский полк «меньшого сына моего Лазаря, служившего в офицерском звании в институте путей сообщений». Рекомендательное письмо было получено, и Лазарь отправляется в январе 1814-го в Брест-Литовск к командиру резервного кавалерийского корпуса генералу А.С. Кологривову. В архивах сохранились письма, обращенные к родителям и братьям, в которых Лазарь подробно описывает свой приезд и ласковый прием, оказанный ему генералом, и слова последнего: «Жаль, что Вы опоздали несколькими днями, ибо я направил на днях в армию 63 эскадрона, но еще в скором времени в готовности отправить, и при первом случае вас ушлю».

Лазарев был зачислен в лейб-гвардии гусарский полк, в эскадрон, которым командовал князь Петр Семенович Абамелек, храбрый офицер и родственник Лазаревых: его брат, Давыд Семенович Абамелек, полковник того же полка, был женат на сестре Лазаря, Марфе.

Деятельная натура Лазарева явно томилась в бездействии, он мечтал о сражениях. Но ему так и не довелось принять участия в военных действиях. Глубокой осенью гвардейские резервы вернулись на родину.

Сохранилось любопытное письмо Лазаря Екимовича отцу, датированное 1820 годом, когда Еким Лазаревич сократил «содержание» сына-гвардейца с тысячи до 500 рублей в месяц, видимо, в связи с доходившими до него слухами о его расточительности. «Если полагать изволите мне в сутки на стол с провизией и с чаем, с сахаром, кофеем и освещением по 25 рублей, – писал Лазарев, – и то состоит 750 рублей в месяц, окромя, что я должен взамен иметь у себя здешних родственников и знакомых для поддержания имени Вашего и для собственных своих связей. Сумма эта уже превышает назначенную, окромя одежды моей и других издержек, с званием моим и с службою сопряженных, осмеливаюсь просить вас назначить мне по-прежнему 1.000 рублей для моего содержания…»

В дополнение Лазарь сообщил, что «граф Комаровский купил сыну своему юнкеру в 6 тысяч рублей лошадь», что «желал бы… взять 3 или 4 учителей для занятий, в том числе и армянского», памятуя, что отец настаивал на том, чтобы сыновья не забывали своих корней. «Прикажите ли за меня платить и притом не угодно ли будет возложить на меня занятие, каковое по силе возможности буду… исполнять и Вам доносить и ежели прикажете и ежемесячный счет моего расхода», – обещал он.

Видимо, письмо было воспринято Екимом Лазаревичем как упрек ему со стороны младшего сына. «По письму брата Ивана… я имел несчастие подпасть-таки под Ваш родительский гнев… – отвечал Лазарь в следующем письме. – Я не оправдываюсь ничем, но не могу не сказать, что в словах моего к Вам, почтенный родитель, отзыва, не имел я ни малейшего умысла на упрек. Вся цель моя была в том, чтоб убедить нежность Вашу к возврату мне с уменьшением прежнего содержания. Примеры же других привел на тот единственный конец, чтоб изволили сообразить необходимость мою, по состоянию, коим нас, чрез Вас, Бог благословил».

«Общий тон писем Лазаря Екимовича, очевидно, не поднял его авторитет в глазах «драгоценнейшего родителя», – пишет в книге «Род Лазаревых» (Екатеринбург, изд-во «Сократ», 2014?г.) Е.Г. Попова-Яцкевич, – а тем более братьев. Следствием этого стал «предварительный раздел», осуществленный всего через несколько месяцев после описанных событий в январе 1821 года. Смыслом его был «выдел» младшего брата. Лазарь Екимович получал 2 миллиона рублей, но исключался из наследования недвижимого имущества отца, включая и Пермское имение Лазаревых».

Очень знаменательно намерение Лазаря Екимовича взять нескольких учителей и учиться, в частности, армянскому языку. Тяга к знаниям была характерна для многих молодых офицеров, вернувшихся на родину после победы над Наполеоном. В 1820 году А.С. Грибоедов писал: «Чем больше имеешь знаний, тем лучше можешь служить отечеству». Полезным своему отечеству сумел стать и Л.Е. Лазарев через несколько лет, когда он принял самое деятельное участие в Русско-персидской войне и когда очень пригодились ему уроки армянского языка.

* * *

Для того чтобы рассказать о самом значительном периоде в жизни Л.Е. Лазарева, мы воспользуемся книгой, напечатанной в Москве в 1831 году и ставшей библиографической редкостью: «Описание переселения армян аддербиджанских в пределы России, почерпнутое из современных записок Сергеем Глинкой»:

«11 мая 1827 года командир отдельного кавказского корпуса генерал-адъютант Паскевич, имея надобность в чиновниках, заслуживающих доверенность правительства и вместе с тем уважаемых между армянским народом, просит, чтобы полковник Лазарев... был назначен к нему по особым поручениям». Желание Паскевича иметь среди помощников именно Лазарева не случайно: «одно это имя служило армянам поручительством в искреннем к ним расположении сынов России».

Сразу же по прибытии к Паскевичу Лазарев получил приказ устанавливать связь между отдельными частями русской армии, отыскивать надежных проводников, а затем был назначен комендантом главной квартиры в Дейкаргане и в Туркманчае, где проходили переговоры с наследником персидского престола Аббас-Мирзой, которые закончились подписанием Туркманчайского договора.

Из статьи О.И. Михайловой «Л.Е. Лазарев, знакомый Грибоедова» («А.С. Грибоедов: Материалы к биографии». Сборник научных трудов. Ленинград, изд-во «Наука», 1989 г.):

«По Туркманчайскому договору 1828 года предусматривалось беспрепятственное переселение армян из Персии в Россию. Одной из статей договора жителям-армянам был предоставлен годичный срок для свободного перехода со своими семействами в русское государство, вывоза движимого и продажи недвижимого имущества. Руководить организацией этого переселения было поручено Л.Е. Лазареву. Это было сложное дело, так как персидское правительство, поняв, как много оно теряет с уходом тысяч переселенцев, тайно запретило покупку недвижимости у переселяющихся. Персидские чиновники и поверенные Ост-Индской английской компании всячески запугивали их. Мусульмане осыпали переселенцев-христиан проклятиями и швыряли камнями».

В распоряжении Лазарева было несколько офицеров и чиновников и небольшой отряд казаков. Ему приходилось составлять списки переселенцев, выявлять беднейших, снабжать их деньгами из тех сумм, что были доверены ему правительством, на закупку вьючного скота и хлеба на дорогу. Трудность была и в том, что во многих местах еще лежал снег, и, чтобы вьючному скоту хватало корма, надо было делить переселенцев на небольшие партии и вести их до границы разными дорогами, а в сопровождение каждой партии он мог дать лишь одного офицера и двух-трех казаков. При этом Лазареву приходилось очень спешить. Он прекрасно понимал, что хотя по договору был дан год на переселение, стоит русским войскам уйти с занятых ими персидских земель, все усложнится во много раз. За три с половиной месяца более восьми тысяч семейств (около сорока тысяч человек) перешли за Аракс.

В «Рапорте генерал-адъютанта графа И.Ф. Паскевича И.И. Дибичу о переселении армян из Персии в Россию» от 26 мая 1828 года (ЦГВИА, ф. ВУА, д. 978, л.л. 22-26) отмечается «отличное усердие полковника Лазарева» в деле переселения армян. Далее граф пишет: «Лазарев уверяет, что всякие издержки, каковые только казна употребит ныне для поддержания переселяющихся армян, всегда будут возвращены ей с избытком, ибо кроме преданности к русским, которая доказана на опыте, они известны своим неутомимым трудолюбием…»

Когда последние переселенцы пересекли Аракс – границу между Персией и Россией, – миссия Л.Е. Лазарева была завершена. Обращаясь к Паскевичу, Лазарев просил «ходатайствовать об облегчении участи переселенцев и о способах к прочному основанию их новых жилищ и тем довершить дело, человечеству и государству полезное». Заканчивая отчет о своих действиях, Лазарев писал: «Вместо пустынь, покрывающих теперь поля древней великой Армении, возникнут богатые селения, а может быть, и города, населенные жителями промышленными и трудолюбивыми».

Отчет был написан Лазаревым в декабре 1828 года в Тифлисе после жесточайшей болезни (желчной горячки). Впереди участие в Русско-турецкой войне (1828 – 1829), короткое пребывание в Москве и женитьба на принцессе Антуанетте Бирон в 1834 году.

Полосу подготовили Марина и Гамлет Мирзоян, Москва

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 32 человека

Оставьте свои комментарии

  1. Спасибо за обстоятельную публикацмю. Хочу добавить, что родоначальник российской ветви рода – Лазарь Назарович (1700, Новая Джульфа – 1782, Москва), барон Священной Римской империи (1768), правитель Новой Джульфы (ок. 1720), в связи с антиармянской политикой персидского правительства в 1-й половине 1720-х гг. перебрался с родственниками в Россию. Император Пётр I привлекал его в качестве переводчика при сношениях с Персией.

Ваш комментарий

* Обязательные поля