№4 (315) апрель 2019 г.

Карабах: рост напряженности на фоне суетливой активизации миротворческих усилий

Просмотров: 2323

Главной задачей Армении и Арцаха по-прежнему остается совершенствование и укрепление вооруженных сил

В середине марта в Азербайджане прошли крупномасштабные армейские учения, в которых было задействовано до 10 тысяч военнослужащих, 500 единиц различной бронетехники, около 300 ракетно-артиллерийских установок, включая системы залпового огня, авиация.

Маневры проходили в «оперативной зоне», непосредственно прилегающей к линии фронта в Карабахе, и носили сугубо наступательный характер. Об этом, кроме шапкозакидательских заявлений азербайджанских военных, предметно свидетельствует и тот факт, что 6 ракетных установок «Полонез», которые Баку недавно приобрел у Белоруссии, имитировали удар по Арцаху. И хотя утверждается, что учения были плановыми (что скорее всего правда – мероприятия такого масштаба готовятся достаточно долго), весьма симптоматичным выглядит тот факт, что проводились они на фоне очередного заявления сопредседателей Минской группы ОБСЕ, готовящих официальную встречу лидеров противоборствующих сторон, и совместного заседания Советов безопасности Армении и НКР в Степанакерте. Если к этому добавить, что незадолго до того в Москве вновь собрались участники известного Лазаревского клуба, которые обсуждали также и карабахскую проблематику, то вывод напрашивается однозначный: в процессе урегулирования конфликта начался очередной этап активности.

При всем том нет никаких свидетельств того, что позиции Еревана, Степанакерта, Баку и посредников претерпели какие-либо изменения. Пашинян вновь призвал к возвращению НКР за стол переговоров, что, по его словам, «имеет ключевое значение» для достижения соглашения о мире, миротворцы же, приветствуя намерение лидеров двух стран «встретиться в ближайшее время под эгидой сопредседателей», повторили, что изменение формата переговоров без согласия всех сторон

(т. е. и Баку) состояться не может. При этом они вновь повторили ряд постулатов небезызвестных Мадридских принципов, что, сразу скажем, вызвало немалое раздражение в Армении. Тем более что на заседании Лазаревского клуба известный российский политик Константин Затулин сказал, что армянская сторона в обмен на статус должна поступиться районами вокруг Карабаха. Это многими было истолковано так, что Затулин призывает поступиться сразу всеми районами «зоны безопасности». А этого сказано не было.

Вообще нередко создается впечатление, что карабахская проблема по-прежнему остается для многих политиков, причем как армянских, так и тем более азербайджанских, не серьезнейшим вопросом текущей повестки, а конъюнктурным инструментом самопиара. При этом именно Мадридские принципы являются главным объектом нападок и критики, но их конкретное содержание даже не рассматривается и всерьез не обсуждается. Разумеется, считать эти предложения безупречными нет оснований. Понятно также, что они созданы на базе старинного посреднического принципа, состоящего в том, что, поскольку полностью удовлетворить стороны любого конфликта невозможно, все должны остаться «чуть-чуть недовольными».

Однако в данном случае проблема в том, что в Баку изначально полностью отвергают основополагающие предложения посредников, в то время как армянская сторона готова сделать их основой для дальнейших обсуждений. И в этой связи, исходя из того, что дьявол обычно кроется в деталях, уместно было бы именно детально рассмотреть те предложения, которые были представлены странами – сопредседателями Минской группы ОБСЕ (Россия, США, Франция) на рассмотрение президентов Роберта Кочаряна и Гейдара Алиева в ноябре 2007 года в Мадриде. Конечно, полностью приводить текст документа нужды нет, но основные положения, думается, следует напомнить.

Так, будущее мирное соглашение должно быть достигнуто на основе Хельсинкского акта от 1975 г., предусматривающего в качестве равноправных как принцип нерушимости границ, так и самоопределения народов. Причем достижение мира должно проходить в условиях неприменения силы или угрозы силой (Вот первое положение, которое вызывает ярость Баку и никогда им до настоящего времени не соблюдалось).

В первом же пункте документа посредники, как говорится, «берут быка за рога»: «Окончательный правовой статус НК будет определен путем плебисцита, предоставляющего населению НК возможность свободного и подлинного волеизъявления… Под населением НК подразумеваются лица всех национальностей, проживавшие в НК в 1988 году, в тех же этнических пропорциях, как до начала конфликта». Отметим, что, согласно официальной советской переписи, в указанное время население НКАО состояло на 75% из армян и на 25% – из азербайджанцев, русских, представителей других национальностей. Именно это обстоятельство заведомо предопределяет исход юридически обязательного к исполнению будущего голосования. И именно поэтому Баку никак не соглашается с данным пунктом, утверждая, что, мол, азербайджанской Конституцией предусмотрено проведение референдумов на всей территории страны, и не станем же мы Конституцию менять! Но такой подход превращает миротворческий процесс в фарс, с чем ни посредники, ни армянская сторона никогда не смирятся.

«Во время промежуточного периода, до определения окончательного правового статуса НК, его население будет иметь определенные права и привилегии». Это включает «право защищать и контролировать свою политическую и экономическую жизнеспособность и безопасность… Их права человека и основополагающие свободы будут уважаться. Население НК будет иметь право формировать посредством выборов органы власти для управления НК во время промежуточного периода. Эти органы будут осуществлять законодательную и исполнительную власти во внутренних делах НК… Официальные лица будут также наделены правом вступать во внешние контакты в тех сферах, которые будут обозначены в Мирном Соглашении. Промежуточные власти НК смогут иметь статус наблюдателя в ОБСЕ на тех сессиях, когда будут обсуждаться вопросы, непосредственно касающиеся Нагорного Карабаха. Они будут также иметь право на членство в тех международных организациях, в которых наличие государственности не является предусловием». В документе говорится также о праве на получение помощи от иностранных государств и международных донорских организаций, на прямые иностранные инвестиции и доступ к международным рынкам. Само по себе это означает для НКР возможность учреждать за рубежом торгпредства.

А вот далее начинается то, что многие в Армении и тем более в Степанакерте наотрез не соглашаются принимать. «Все азербайджанские территории вокруг НК, находящиеся под армянским контролем, будут возвращены под азербайджанский контроль в порядке, подробные модальности которого будут согласованы сторонами в Мирном Соглашении.

Территории, расположенные на востоке и юге от НК, до южной границы коридора будут возвращены, как только Мирное Соглашение вступит в силу, будут дислоцированы и задействованы международные миротворческие силы (МС) и будут действовать международные гарантии безопасности (включая гарантии Совета Безопасности ООН)».

Армянские поселенцы покинут эти районы… Азербайджанские гражданские власти войдут на указанные территории после размещения там международных миротворческих сил (МС) и передислокации армянских войск. При этом особый статус предусмотрен для Кельбаджарского района. Отсюда будут выведены основные армянские силы «за исключением остающегося ограниченного контингента, размещенного в согласованной зоне…». «Азербайджанским внутренне перемещенным лицам будет позволено вернуться в Кельбаджарский район через 5 лет после того, как вступит в силу Мирное Соглашение».

Кроме того, «коридор согласованной ширины будет связывать НК с Арменией.

До определения окончательного правового статуса НК этот коридор будет находиться под контролем временных властей НК, в соответствии с условиями статус-кво на момент, когда Мирное Соглашение вступит в силу. После определения окончательного правового статуса НК функционирование коридора будет регулироваться с учетом окончательного статуса» Арцаха.

«Международные миротворческие силы будут развернуты сразу после того, как Мирное Соглашение вступит в силу, в целях мониторинга передислокации армянских войск и демилитаризации освобожденных территорий. Отбор миротворческого контингента будет производиться обеими сторонами по взаимному согласию… Азербайджан обязуется не направлять военный персонал и вооружения за пределы нынешней линии соприкосновения, за исключением полицейских подразделений».

Также в проекте говорится о деблокаде всех границ и коммуникаций в регионе и помощи со стороны международного сообщества.

В целом переходный период рассчитан на 5 лет, чего Баку также не принимает, понимая, что такой срок лишь приближает международное признание итогов референдума в Арцахе.

Таким образом, в последнем заявлении сопредседателей МГ ОБСЕ не содержалось совершенно ничего нового. Однако на сей раз оно вызвало резкую критику с армянской стороны, что легко объяснить. Во-первых, в Ереване подчеркнули, что в заявлении никак не упомянуты соглашения, достигнутые в Вене и в Санкт-Петербурге, которые позволили существенно снизить напряженность как на линии соприкосновения в Арцахе, так и на армяно-азербайджанской госгранице. Вероятно, это стало своего рода «стимулом» для Баку вернуться к воинственным заявлениям, которые вновь зазвучали с Апшерона. Участились и случаи так называемого «тревожащего огня» с азербайджанской стороны, с этой целью были применены даже минометы. Достаточно сказать, что подобных случаев в последнее время стало почти в 10 раз больше, нежели еще месяц назад. А на границе двух стран в Тавушской области перехвачен и арестован нарушитель-азербайджанец. И хотя, слава Богу, боевых потерь в армянской армии нет вот уже полгода, говорить о кардинальном переломе в этом вопросе, как видим, весьма преждевременно.

И совсем не случайно в МИД Армении заявили, что никаких переговоров «под дулом пистолета» вести не намерены и не будут. Кроме того, в армянском политикуме и экспертном сообществе, да и в обществе в целом существует твердый консенсус относительно необходимости включения НКР в переговорный процесс. Отсутствие упоминания об этом выглядит весьма разочаровывающим обстоятельством. А вызвано оно тем, что Баку вновь заявил, что «изменение формата переговоров не является и не может быть темой для обсуждения».

В таком контексте планирующаяся встреча Пашинян – Алиев может и не состояться или, во всякому случае, будет отложена: непонятно, что именно должно обсуждаться. Не случайно сам Пашинян сказал, что конкретной повестки переговоров нет (конечно, нельзя исключать, что, поскольку эта встреча должна впервые проводиться под эгидой стран-сопредседателей, стороны все же пойдут навстречу посредникам).

Вышеописанное развитие событий, ставшее результатом традиционно деструктивных подходов Азербайджана, не внушает даже самого осторожного оптимизма. Достигнутое после неформальных переговоров лидеров двух стран перемирие становится все более хрупким и ненадежным, появилась зримая тенденция к росту напряженности. В этих условиях укрепление армии, ее насыщение самыми современными видами оружия и вооружений, постоянное совершенствование боевой подготовки по-прежнему остается наиважнейшей задачей армянской стороны. Тем более что достижение сколько-нибудь ощутимых результатов в процессе миротворчества в обозримой перспективе видится, мягко говоря, весьма маловероятным. Проблема, однако, состоит в том, что даже повторение войны, о чем с упоением твердят горячие головы по обе линии фронта, при любом исходе не только не решит никаких вопросов, но лишь усугубит существующие проблемы.

Армен ханбабян, специально для «НК»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 4 человека

Оставьте свои комментарии

  1. Не надо войны. Одна из важных проблем - политика России в отношении Баку. Из коей не ощущается, что Армения союзник и опора России на южном Кавказе.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты