№11 (355) ноябрь 2022 г.

Руководство Армении пытается поменять структуру безопасности

Просмотров: 5231

31 августа в Брюсселе в присутствии председателя ЕС Шарля Мишеля состоялась встреча Пашиняна и Алиева, на которой о Нагорном Карабахе не было сказано ни слова. И если раньше как-то упоминался Карабах со своим этнически армянским населением, то теперь, исходя из официального заявления Мишеля, на Карабах наложен «обет молчания». 1 сентября Азербайджан, воспользовавшись благоприятной ситуацией, начал, вплоть до уровня министерства обороны, раздувать информационную кампанию по подготовке нападения на Армению. Повод использовался проверенный: мол, Армения все время занимается провокациями и терпеть это нет никакой возможности. 13 сентября начались конкретные боевые действия. По всей линии границы от Вардениса до Джермука начались бомбардировки городов и казарм, захваты господствующих высот и опорных пунктов, проникновения разведывательно-диверсионных групп.

Целью военной операции Азербайджана могло быть, скорее всего, отрезать Сюник от Армении рассекающими ударами. И они вполне могли добиться определенных успехов при нынешнем состоянии армии. Но сегодня уже можно сказать с достаточной точностью, что 102-я база ВС РФ в Гюмри 13-го и 14-го решала боевую задачу. В сети появились видеозаписи колонны войск с российским знаменем, направляющейся в зону агрессии. Была ли целью перемещения войск просто демонстрация или конкретная операция – судить сегодня трудно. Были ли достигнуты договоренности с турками, что они не воспользуются ситуацией, когда контингент покинет базу, – тоже открытых сведений нет. Самое главное тут: умиротворяющая миссия российских войск, демонстрация российского флага подействовала на Азербайджан отрезвляюще.

15 сентября активность спала. 13-го и 14-го выступил Пашинян с заявлениями, что он готов к болезненным уступкам, чем спровоцировал стихийные митинги. О боевых и территориальных потерях власть предпочитает молчать. Представитель Армении в ОДКБ Виктор Биягов с заявлением об агрессии Азербайджана обратился к Секретариату ОДКБ. Начальник Объединенного штаба ОДКБ Анатолий Сидоров с группой экспертов приезжают в Армению для оценки ситуации, через несколько дней, 20 сентября, прибывает генсек ОДКБ Станислав Зась. Пашинян вечером 21 сентября отбывает на 77-ю Генассамблею ООН, и в предощущении серьезности своей миссии он с Засем не встречается. А на Генассамблее делает заявление о необходимости ввода в Армению международных наблюдателей. Дальше эта идея с энтузиазмом подхватывается на всех этажах власти.

Со Станиславом Засем встретился секретарь Совбеза Армен Григорян и представил ему «общественные настроения» относительно ОДКБ. Изучение общественных настроений – это наука, связанная с большим объемом статистических и полевых исследований, выделение половозрастных, профессиональных групп и т.д. За все время революционной власти ни одного такого, по крайней мере открытого, исследования с публикацией результатов проведено не было. Хотя, казалось бы, новая власть, претендующая на демократичность, просто обязана была проводить социологические исследования или хотя бы изобразить, что она следует демократическим условностям. Как Армену Григоряну удалось в столь краткий срок выявить общественные настроения – остается неизвестным.

Кроме того, если член организации обращается по 4-й статье («агрессия»), то парламент этой страны должен правовым актом зафиксировать сей факт и обратиться в Совет коллективной безопасности ОДКБ, чего сделано не было. Зато были «исследованы» общественные настроения.

Недовольство ОДКБ активно декларируется, и даже глава МИД Армении Арарат Мирзоян уже 12 октября в Астане выразил свое неудовольствие министру иностранных дел РФ Лаврову, заявив, что призовет в Армению международную наблюдательную группу. На что Лавров ответил, что Организация договора о коллективной безопасности готова отправить своих наблюдателей в Армению. И отметил, что сразу же после того, как Армения попросила созвать внеочередной саммит ОДКБ, были приняты решения отправить в Армению генерального секретаря ОДКБ и руководителя Объединенного штаба. «Они (генсек и начальник штаба) туда съездили, привезли рекомендации, эти рекомендации у нас на руках уже больше месяца. Они заключаются в том, чтобы отправить на территорию Армении, на границу с Азербайджаном, мониторинговую миссию наблюдателей ОДКБ», – сказал Лавров. И единственное, что требуется – это решение Совета коллективной безопасности, который должен быть созван председателем ОДКБ. В организации в данный момент председательствует Армения. Чего тоже сделано не было.

И теперь возникают вопросы. Армения председательствует в ОДКБ, однако не созывает заседание, когда уже готовы экспертные оценки и речь может пойти о введении в Армению не только наблюдателей, но и миротворческого контингента для пресечения агрессивных выходок Азербайджана. И объяснение тут одно – нынешние власти пытаются поменять архитектуру безопасности Армении. Делая это по правилам информационных операций. Сперва не делаешь то, что должен, обвиняешь в этом того, к кому должен был обратиться, но не выполнил процедуру, далее раздуваешь в информационном и прочих полях тезис о ненадежности партнера. И надо бы поискать других, понадежнее.

Военный союзник Армении фактически воюет с НАТО, а Армения приглашает сюда наблюдателей именно от них. Надо думать, что миссия наблюдателей от них будет со временем подкреплена и военным контингентом. И на этом фоне контакты с западными структурами нарастают. На полях 77-й Генассамблеи Пашинян, министр иностранных дел и секретарь Совбеза встречаются с генсеком НАТО и директором ЦРУ. Открытые встречи с чиновниками НАТО становятся периодическими. И на этом фоне Армения не выполняет процедуру по вводу сюда наблюдателей от ОДКБ. При этом лишний раз отмечу, что смотрящим от НАТО на Южном Кавказе назначена Турция. И потому встреча Пашиняна с Эрдоганом в Праге 6 октября кажется логичным эпизодом в выстраивании новой архитектуры безопасности. Эрдоган, проявляя свое понимание турецких интересов, прикладывает усилия к тому, чтобы вопроса Арцаха не было как такового, а открытие коридора рассматривается им как шаг к расширению неоосманской империи, в пределах концепции «дранг нах остен». Естественно, что с такими вводными не говорится о Карабахе, а дальше все по Алиеву, без официально оформленных возражений Пашиняна.

В обсуждаемом мирном договоре есть три пункта, по которым пока еще не достигнуто официальное согласие. Это Карабах, о котором Азербайджан предлагает забыть, коридор, который не будет контролироваться Арменией и фактически отрежет Армению от Ирана, и делимитация и демаркация границ. Что касается Карабаха, то понятно, что тут в прицеле вывод российского миротворческого контингента. Если Карабах перестает быть территорией, нуждающейся в защите, то пребывание там российского контингента может быть оспорено. Коридор в предлагаемом статусе тоже является для Армении капитулятивным. А к делимитации и демаркации тоже подходы разные. Азербайджан во время военных стычек предъявляет какие-то гугл-карты, на которых Ереван пока в составе Армении, но чуть ли не все остальное – это достояние республики Азербайджан – государства кавказских татар, созданного для них в 1918-м. Россия предлагает карты советского Генштаба, но Азербайджан вкупе с Турцией, полагая Россию ослабевшей, проявляют в этом вопросе противодействие. Неожиданную торопливость проявляет армянская сторона. Она хочет к концу года решить все вопросы, связанные с мирным договором, полностью идя в фарватере алиевской настойчивости. Почему? Трудно сказать. Видимо, они тоже полагают Россию ослабевшей и либо действуют согласно англо-турецким инструкциям, либо подвергаются с их стороны давлению.

Позиция России по спорным пунктам выражена. Проблема Карабаха не решена, она существует, коридор как отторгнутый от территории Армении тоже существовать не должен. Разблокировка дорог – это одно, отрезание от Армении коридора – совсем другое. А для США со товарищи договоренности – это способ разрешения своих антироссийских и антииранских желаний, и поэтому для них важен вывод российского контингента из Карабаха и отторжение коридора от Армении, чтобы изолировать Иран от Армении. И потому во всех договоренностях с коллективным Западом приоритет будет отдаваться этим двум пунктам в том виде, в котором их видит Запад. 40 с лишним километров границы с Ираном запираются натовским замком.

А позиция России, увы, не всегда понятна. Она, допустим, фанатически предана протоколу. Представим себе, что председательствующая в ОДКБ Армения так и не созывает совещание, сюда заходят турки и занимаются привычным для себя геноцидом. Может, не сразу. Сперва, допустим, заходят скандинавы под флагом НАТО, и только потом – турки. Проманипулированная общественность требует вывода 102-й базы, НАТО отрезает Армению от Ирана, если тогда это будет иметь какое-то значение, и т.д. Россия же продолжает прямо-таки гордиться своей приверженностью протоколу, с тоской наблюдая за происходящим. Все-таки кажется, что у России должен быть какой-то проект, позволяющий избежать форс-мажора с практически мгновенной перспективой открытия второго фронта Западом. Сейчас уже и против Ирана.

Теперь, если отойти от версий, которыми Пашиняну приписывается обслуживание западных, в нашем случае – англо-турецких интересов, некоторыми политологами – российских, ибо фантазии в политике беспредельны, то не исключено, что Пашиняну обещаны обильные инвестиции в экономику Армении, в том числе и в правящий слой. Естественно, что они кинут, ибо по-другому поступать просто разучились, но кроме кнута, должен быть и пряник, хотя бы в виде обещаний. И это хорошее объяснение капитулянтского поведения для его окружения. Кажется, что Пашинян не только по отношению к населению, но и к своему окружению действует по принципу: «чего захотим – то и сделаем». Но этот принцип, пока успешно применяемый к населению, может натолкнуться на определенное противодействие в его окружении. В нем есть определенные круги, которые серьезно рассматривают вопрос отбора власти у Пашиняна, имея своих спонсоров в политических центрах. Ситуация примерно как на Украине, там тоже персона Зеленского как президента время от времени вызывает сомнения. Видимый конкурент – министр обороны Залужный, но, скорее всего, он не единственный в этом списке, и та или иная персона будет предъявлена в определенной ситуации как наиболее соответствующая целям и задачам момента. У нас же можно выявить как минимум 4 конкурента Пашиняну. Если Армения превращается в транзитную страну, то тут на первое место выходит торговля с Турцией, независимо от ее последствий для Армении. Естественно, что тут следует ожидать выхода на авансцену наиболее опытного в этом жанре игрока. У нас это олигарх Хачатур Сукиасян, приверженный к добрососедству с Турцией, в нашем случае – колониальной зависимости, и не только из личного прагматизма, но иногда, как кажется, и из идейных соображений. В случае, если Азербайджан начнет очередную акцию войны, а российский контингент будет выведен и из Арцаха, и из Армении, лучше кандидатуры, чем министр обороны Сурен Папикян, не придумать. Полное отсутствие военного опыта, уголовное преступление, совершенное в армии, и т.д. Одни революционные достоинства при полном, как это водится у революционеров, отсутствии профессионализма. И тем аккуратнее он будет исполнять получаемые инструкции по затягиванию противостояния с обязательным вовлечением в него России, и, таким образом, открытия здесь второго фронта.

Есть еще варианты, кажущиеся фантастическими, но имеющие исторические прецеденты. В 1918-м, как известно, был создан под эгидой Британии Закавказский сейм с объединенными вооруженными силами. Он всячески препятствовал присутствию здесь отступающих из Турции русских войск и, в общем-то, способствовал возможному исчезновению Армении с глобуса. Правление сейма закончилось Сардарапатским сражением, в котором, слава Богу, армянам удалось отстоять право на существование. Политическим проектировщикам кажется возможной реанимация этого проекта, только объединенные войска сейма на этот раз будут воевать с Россией. Фантастика, но украинцы воюют с россиянами… И в этом случае, если удастся здесь провернуть идею сейма – типа, сколько же можно враждовать, давайте дружить, а ссорила нас Россия, и потому мы должны быть готовы дать ей отпор и т.д., – об информационном обеспечении можно не волноваться. И тут на сцену выходит секретарь Совбеза Армен Григорян со своими интенсивными контактами с НАТО и ЦРУ. И еще один вариант – превращение Армении в финансовую прачечную. И для этой работы тоже есть свои кандидаты, работавшие и работающие в международной банковской сфере. Это Тигран Авинян у нас и Эммануэль Макрон во Франции. Так что сценарии с кураторами готовы, остается только дождаться того или иного развития событий. Чем и как здесь представлена Россия и есть ли и у нее какой-либо свой сценарий – сказать не берусь. Если коллективный Запад действует напористо и не всегда маскируясь, то деятельность России отличается прямо-таки особой застенчивостью.

В принципе, после подписания мирного договора, который, как кажется, проигнорирует послевоенные договоренности, достигнутые с помощью России, Пашинян может оказаться в положении мавра, который сделал свое дело. И в зависимости от сценария, Армения пойдет по предначертанному тем же сценарием пути. Имея в виду самое главное – антироссийскую направленность, которая сегодня всячески внедряется в общественное сознание.

Я уже говорил, что судьба Армении решается на Украине, и неудивительно, что именно во время временных неудач России и частичной мобилизации активизируются процессы в Закавказье, направленные против России. Понятно, что сценарии войн реализуются в точности, когда сильное государство воюет против слабого. Россия же, по признанию военно-политического руководства, фактически воюет против НАТО, что требует гораздо большего напряжения сил, чем рамки спецоперации. Да, вскрылись недочеты, но главное – не сами недостатки, а умение их преодолевать. Всякая война ложится на плечи общества, и тут следует отметить, что, как бы тяжело и со скрипом Россия ни переходила к мобилизационному сценарию, ясно одно: вес глобалистов в управлении Россией сильно уменьшился. И еще. Россия не стала закрывать границы ни с началом спецоперации, ни во время частичной мобилизации, что позволило ей в существенной мере избавиться от пятой колонны. Понятно, что не все уехавшие пытались избежать мобилизации. С введением санкций для многих в России бизнес стал затруднен, и они предпочли территории стран, на которые режим санкций не распространяется. Но, как бы то ни было, значительная часть пятой колонны покинула Россию и сильно уменьшила свой политический вес. А западная и турецкая агентуры стали менее опасны – силы спецслужб сегодня гораздо легче сосредоточить на их деятельности, купируя возможные общественные взрывы. Более того, можно сказать, что именно сегодня из прошедших горнило войны будет образована как минимум военная элита. И для будущей гражданской элиты участие в войне за суверенитет России будет крупными буквами вписано в их биографии, что обеспечит им карьерный рост. Они доказали свой патриотизм на поле боя, естественно, что они будут пользоваться определенными привилегиями – преодоленные испытания означают опыт. Или бэкграунд, выражаюсь по-современному. Более того, Россия сейчас гораздо меньше подвергается финансовым ограблениям и вместо огромного дефицита бюджета, как это принято для стран, ведущих военные действия, имеет бюджетный профицит, что беспрецедентно и заслуживает детального анализа. Более того, фанатизм Европы в поставках оружия Украине может привести к тому, что она опустошит свои склады и может стать легкой добычей для крупных террористических групп, вооруженных охотничьими дробовиками. Противостоять им будет нечем. Вряд ли подобные сценарии рассматриваются в самой Европе, но США рассматривают точно как страна – бенефициар от экономического и прочих упадков Европы.

Теперь об ударах по критической инфраструктуре, в результате чего снизилось производство электроэнергии на Украине. Это ее ослабляет, но, с другой стороны, если хорошо поработать с населением, то образ врага в лице России становится более выпуклым. Насколько Россия готова к этому сценарию, судить сложно. Необходимо, как кажется, внушить гражданам Украины мысль, что приход России улучшит их жизнь, сделав ее комфортнее и безопаснее. Но по степени информационного воздействия на население Украины Россия сильно проигрывает НАТО. К тому же образ врага гораздо легче «заложить» в сознание, нежели образ друга, к тому же воюющего.

Как бы то ни было, в 2024-м или к 2024-му ситуация стабилизируется, и Россия вернется в Закавказье. Вот только в какое Закавказье? И какие придется

Айк Наапетян, политолог, полковник запаса, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля