N 10 (133) Октябрь 2008 года.

Кавказский конфликт и судьба Каспия

Просмотров: 2297

Когда события вокруг Южной Осетии только начинались, американские СМИ в этом конфликте выделяли только две основные проблемы: что будет с Грузией дальше, но что еще важнее - что станет теперь с нефтепроводом Баку-Тбилиси-Джейхан и всеми другими многочисленными энергопроектами, которые, так или иначе, проходят через Кавказ и зону Каспийского бассейна?

Наивно было бы предполагать, что об огромных нефтяных ресурсах этого региона в Вашингтоне позабыли: как раз наоборот - именно сейчас для Соединенных Штатов (как, впрочем, и для стран Евросоюза) энергетический аспект сохраняющегося нынешнего напряжения на Кавказе и возможность будущих конфликтов в этом регионе являются одной из главных проблем, требующих скорейшего решения.

Когда события вокруг Южной Осетии только начинались, американские СМИ в этом конфликте выделяли только две основные проблемы: что будет с Грузией дальше, но что еще важнее - что станет теперь с нефтепроводом Баку-Тбилиси-Джейхан и всеми другими многочисленными энергопроектами, которые, так или иначе, проходят через Кавказ и зону Каспийского бассейна?

Наивно было бы предполагать, что об огромных нефтяных ресурсах этого региона в Вашингтоне позабыли: как раз наоборот - именно сейчас для Соединенных Штатов (как, впрочем, и для стран Евросоюза) энергетический аспект сохраняющегося нынешнего напряжения на Кавказе и возможность будущих конфликтов в этом регионе являются одной из главных проблем, требующих скорейшего решения.

И хотя сейчас в большей степени внимание мировой общественности сосредоточено на том, будут ли принимать в ближайшее время Грузию в НАТО и каким образом теперь станут развиваться две никем, кроме России и Никарагуа, не признанные республики Южная Осетия и Абхазия, «большая энергетика» уже в скором времени может вполне обойти по своей важности «большую политику» на Кавказе.

Война войной, но нефтепровод не трогайте

Как только вспыхнули бои вокруг Южной Осетии, нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан на некоторое время оказался буквально в подвешенном состоянии, потому что никто толком не знал, каким образом дальше будет развиваться российско-грузинский конфликт. Если бы российские войска продолжали свой марш на Тбилиси, то прокачка нефти по этому транскавказскому маршруту точно была бы прервана с непредсказуемыми последствиями для всех участников этого проекта, в том числе – Казахстана (часть его нефти перекачивается, как известно, именно по нефтепроводу БТД).

Однако затем стало ясно, что конфликт, хотя и вспыхнул на Кавказе, и очень серьезный, до крайностей он, скорее всего, на данном этапе не дойдет, а соответственно пока в качестве одного из маршрутов по доставке каспийской нефти к портам Средиземноморья Турции БДТ рассматривать все еще можно.

Между тем и в Америке, и в странах Евросоюза уже выразили большую обеспокоенность тем, что нефтепровод Баку–Тбилиси–Джейхан может стать уже в самое ближайшее время самым настоящим «транспортным заложником» большой политики и продолжающегося противостояния Москвы и Тбилиси в этом регионе.

Дело в том, что Грузия изначально «продавала» свой статус на Кавказе как ведущая транзитная страна, и с учетом того, что у нее относительно неплохие отношения и с Азербайджаном, и с Арменией, и с Турцией, и с Ираном, западные консорциумы вполне готовы были продолжать трубо-проводное сотрудничество с Грузией и в дальнейшем.

Однако пока ситуация в регионе была относительно стабильной, на подобном транзите можно было действительно зарабатывать неплохие деньги. Но теперь, когда вероятность возвращения Южной Осетии и Абхазии в состав Грузии поставлена под большое сомнение, да и российские войска будут стоять от нефтепровода на расстоянии пушечного выстрела, положение может кардинальным образом измениться.

К тому же не надо забывать о том, что Грузия предлагала также проложить через свою территорию крупный газопровод, который может пойти из Ирана, стран Центральной Азии и Азербайджана в Турцию и далее - в Западную Европу. Что по этому вопросу теперь скажут зарубежные инвесторы, пока предположить сложно.

Многое здесь будет зависеть от того, как пойдет процесс вступления Грузии в НАТО, который активизируется к декабрю нынешнего года, когда в Вашингтоне пройдет саммит министров иностранных дел стран Североатлантического альянса. Если к тому времени Грузия сможет добиться поддержки от стран НАТО своего вступления в эту организацию, то вновь на повестке дня встанет вопрос так называемой «энергетической безопасности». А в этом случае уже НАТО своими вооруженными силами сможет по просьбе того же грузинского правительства участвовать в обеспечении безопасности нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан и будущего транскавказского газопровода.

Что ждет проект Nabucco и другие «каспийские трубы»?

Наряду с нефтепроводом БТД неясной остается пока и судьба многочисленных вариантов трубопроводов, которые планируется проложить в районе Каспийского моря через Азербайджан, Грузию, Турцию - и далее на европейские рынки. Одним из таких проектов, обсуждение которого уже идет несколько лет, является, как известно, проект Nabucco по поставке природного газа из стран Центральной Азии (Казахстан, Туркменистан и Узбекистан) через Закавказье в Европу.

Проект этот имеет полную поддержку стран Евросоюза, Соединенных Штатов, да и участники этой затеи в качестве поставщиков (в том числе Казахстан) пока не отвергали вариант, при котором природный газ из Центральной Азии будет поступать в Европу не через российскую территорию, а по дну Каспийского моря.

Со своей стороны проект поддерживали активным образом Азербайджан, Грузия и Украина, для которых Nabucco не просто хорошие деньги, но и важная геополитика. Ведь подобный газопровод пошел бы мимо российской территории и тем самым сделал позиции Киева и Тбилиси в европейских делах намного сильнее и предпочтительнее.

Сейчас же Россия плюс подключающийся к этому Иран сделают гарантированно все, чтобы Nabucco так и остался проектом лишь на бумаге. Давление в этом плане будет оказано и на Туркменистан, и на Казахстан, и на Азербайджан, который, со своей стороны, нуждается в Nabucco для поднятия своей европейской и «натоориентированной» престижности.

Европейские страны также видят, что государства Центральной Азии и Закавказья пока выжидают, каким образом дальше будет развиваться российско-грузинский конфликт и к каким дальнейшим последствиям приведет противостояние Москвы с Вашингтоном и Брюсселем.

Ведь если США и Евросоюз решат все-таки ввести против России какие-то экономические и политические санкции, то тогда проект Nabucco приобретет чисто политическое значение, и любой, кто его поддержит, будет тем самым «за Европу и Америку», а кто будет ему противиться или мешать - «российским вассалом».

Между тем и европейцы, и американцы прекрасно понимают, что для того же Nabucco и других вариантов трубопроводов через Кавказ из зоны Каспия нужно, чтобы сооружение трубопроводов было гарантировано с точки зрения безопасности. В свете той военной кампании, которая, судя по всему, еще далеко не завершилась на Кавказе, сооружение любой «трубы» от Азербайджана до Турции может оказаться под серьезной угрозой.

И здесь вновь на повестку дня становится вопрос о вступлении Грузии в НАТО (а затем - еще и Азербайджана) и тем самым обеспечения безопасности будущих трубопроводов в этом регионе силами Североатлантического альянса. Но о том, станет ли «энергетический вопрос» ключевым при принятии заявки Грузии в НАТО, мы сможем узнать только ближе к декабрю, если ничего чрезвычайного до этого на Кавказе (или вокруг отношений России и Украины) не произойдет.

Карабах еще о себе напомнит

Еще одна потенциально «горячая точка» Кавказа - это до сих пор не урегулированный конфликт вокруг Нагорного Карабаха между Азербайджаном и Арменией. К тому же около 20 процентов азербайджанской территории до сих пор занято армянскими войсками, которые после окончания боевых действий в 1994 году занимают несколько крупных населенных азербайджанских пунктов.

Пока Азербайджан был и в политическом, и в военном плане достаточно слабым государством, требования Баку по поводу возвращения утраченных после распада СССР земель звучали больше церемониально и риторически. Но в последние годы ситуация в этом регионе кардинальным образом изменилась.

Значительные доходы от роста цен на нефть дали возможность Азербайджану в разы увеличить свои военные ресурсы, довести свой военный бюджет до размеров всего государственного бюджета Армении. И с помощью как дипломатии, так и угрозы силой вернуть утерянные территории Баку пытается все-таки разрешить существующий кавказский конфликт в свою пользу.

На данном этапе Азербайджан не проявляет никаких политических и военных инициатив относительно Нагорного Карабаха по причине приближающихся президентских выборов в республике, которые состоятся в октябре. Но как только Ильхам Алиев (а те кандидаты, которые будут с ним бороться за президентское кресло, откровенно не имеют никаких шансов на победу) будет вновь переизбран президентом Азербайджана, он сразу же начнет приводить план по возвращению Нагорного Карабаха и других районов Азербайджана, занятых Арменией, в действие.

Резко усилится дипломатическое давление на Ереван, причем Баку будет делать в этом ставку именно на Вашингтон и его европейских союзников, а вовсе не на Россию. Но если (что, скорее всего, и произойдет) Армения никаких внешних советчиков не послушает, то Азербайджан вполне может для решения карабахского вопроса прибегнуть к военной силе. Известно, что Армения входит в состав ОДКБ, а также имеет соглашение о взаимной обороне с Россией, которая обязана ее защищать в случае внешнего нападения. Ко всему прочему в Армении размещена крупная российская военная база, где, кстати, складировано оружие, боеприпасы и техника, выведенные в свое время из Грузии.

В итоге Россия при любом развитии конфликта между Азербайджаном и Арменией окажется в него втянутой, а как развиваться могут в этом случае события – достаточно вспомнить то, что совсем недавно было с Южной Осетией и Абхазией.

Надо также учесть, что Соединенные Штаты и страны ЕС всячески пытаются убедить Азербайджан не прибегать к военным действиям, напоминая о полной нестабильности, которая воцарится на всем Кавказе в случае начала военных действий между Арменией и Азербайджаном. Здесь уж точно будет прервана нормальная работа нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, а о других транскавказских проектах и трубопроводах придется на долгое время просто забыть.

Опять-таки весьма символично, что затянувшийся и доставшийся обеим странам в наследство от развала Советского Союза конфликт никоим образом все эти годы не решался, а находился в состоянии перманентной «заморозки». В итоге тот самый распад СССР, о котором многие предпочитают вообще нынче не упоминать, чуть ли не каждый день может подбрасывать странам СНГ одну проблему за другой.

Более того - возможное возобновление военных действий между Баку и Ереваном в любой момент может полностью похоронить всю энергетическую стратегию, которую разрабатывали все эти годы и в Вашингтоне, и в Брюсселе. Все эти идеи «альтернативности» и «разнообразия маршрутов доставки» окажутся просто благими замыслами, которые будут элементарно раздавлены танками, пушками и боевыми самолетами.

Вновь здесь приходится отмечать, что конфликт двух стран – членов СНГ (так же, как это было в случае военного противостояния между Россией и Грузией) никоим образом не решается, да и не может быть решен в рамках этого самого Содружества Независимых Государств. Никаких гарантий решения конфликта вокруг Нагорного Карабаха не даст ни ОДКБ, ни ЕврАзЭС, ни все остальные многочисленные, но малоэффективные постсоветские межгосударственные структуры.

Поэтому-то Азербайджан и будет в своем стремлении освободить территории, занятые сейчас Арменией, обращаться к США и Евросоюзу, хотя и на них, честно говоря, у Баку мало надежд. Но как бы в дальнейшем ни развивался карабахский конфликт, угроза нефте- и газопроводам в этом регионе станет не просто повышенной, но и вполне реальной.

Так что в ближайшие месяцы на Кавказе мы станем свидетелями новых, не только политических, но и энергетических коллизий. Страны Европы при поддержке Соединенных Штатов будут делать все возможное, чтобы имеющиеся трубопроводы продолжали бесперебойно поставлять нефть и газ на «старый континент», а Россия, скорее всего, будет всячески этим планам противиться.

Для стран же Центральной Азии, которые рассматривают Закавказье как один из альтернативных вариантов доставки своих энергоресурсов в Европу, такое противостояние будет гарантированно чревато новыми осложнениями как в отношениях с ЕС и Америкой, так и с Россией. И здесь многое будет зависеть от того, что тому же Казахстану и Туркменистану в энергетической сфере предложит сейчас Москва и насколько сильно со своей стороны на Астану и Ашхабад будут давить Брюссель и Вашингтон.

Юрий Сигов, «Деловая неделя», Вашингтон

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 13 человек