№ 17 (200) Сентябрь (16–30) 2012 года.

Попытка покушения на президента Азербайджана: региональный контекст

Просмотров: 4237

В связи с террористической активностью на Кавказе вопросов больше, чем ответов

В конце августа азербайджанские СМИ начали публиковать сенсационные сведения о планировавшейся попытке покушения на президента страны Ильхама Алиева и его зятя, певца Эмина Агаларова. Некоторые издания и интернет-сайты, ссылаясь на источники в правоохранительных органах, называют и конкретную дату несостоявшегося теракта – 29 апреля.

На концерте, приуроченном к конкурсу Евровидение, присутствовал президент Азербайджана и члены его семьи, и если верить анонимным источникам, с целью обеспечения их безопасности был разработан специальный план по ликвидации террористической группы. В результате действий сотрудников МНБ Азербайджана были арестованы снайперы, планировавшие открыть огонь по президенту с крыши 16-этажки на Баиловском круге и с высотки неподалеку от телебашни. Впрочем, задержанные отказываются от дачи показаний, причем большинство из них даже не знакомы друг с другом. Сообщается также о продолжающихся поисках организаторов и заказчиков покушения на членов правящей семьи.

Сюжет этот далеко не нов. Напомним, впервые о задержании членов диверсионно-террористической группы, возглавляемой Вугаром Падаровым, было объявлено еще в конце мая. Согласно представителю МНБ Азербайджана Арифу Бабаеву, члены этого вооруженного формирования намеревались осуществить теракты в различных регионах Азербайджана, а также в ходе проведения конкурса Евровидение. В числе предполагаемых терактов было и покушение на президента Азербайджана Ильхама Алиева во время его визита в северо-западные регионы страны. А в начале года азербайджанские власти обвинили иранцев в организации ряда покушений на израильских дипломатов, что спровоцировало крупный межгосударственный скандал. Несмотря на решительные меры официального Баку по противодействию силам, идентифицируемым (обоснованно или нет – вопрос отдельный) как проиранские, Тегеран, находящийся в международной полуизоляции, реагирует сдержанно, лишь в особых случаях предпринимая шаги дипломатического характера.

«Линейка» террористических акций, в причастности к которым пытаются обвинить Иран, выстроена весьма логично, как и пропагандистское оформление всевозможных страшилок, однако конкретные доказательства пока явно хромают. Если бы дело обстояло иначе – они давно уже были бы предъявлены в качестве неопровержимого подтверждения исходящей из Ирана «террористической опасности». Впрочем, пока даже аналога пробирки с «белым порошком», которой размахивал в ООН достославный Колин Пауэлл перед нападением своей страны на Ирак, сфабриковать не удается. Примечательно, что серии статей в бакинских СМИ предшествовал материал в британской газете The Telegraph, согласно которой духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи якобы лично приказал устроить теракты в Азербайджане во время проведения Евровидения. Степень информированности британцев – традиционных активных игроков «на Кавказе и вокруг него» – конечно, не может не умилять, однако политическая мотивация подобных заявлений, стремление еще больше раздуть взаимное озлобление между Баку и Тегераном, окончательно привязав Азербайджан к англосакской военно-политической колеснице, представляется все же более убедительной, нежели пресловутый «иранский след».

Заинтересованность внешних сил использовать несостоявшееся покушение в качестве лишних «пяти копеек» для доказательства мифических «агрессивных намерений Ирана» может объективно совпадать со стремлением местных властей получить дополнительный повод для «закручивания гаек» в связи с предстоящим в стране, пусть и не так скоро, президентским избирательным циклом. Члены международной правозащитной организации «Репортеры без границ» в своем недавнем заявлении обращают внимание на то, что спустя 100 дней после Евровидения международный интерес к происходящему в Азербайджане значительно упал. Введенные в середине июня поправки в законодательство о СМИ значительно ограничивают свободу прессы в стране. В частности, они позволяют местным хозяйствующим субъектам не раскрывать информацию о своих владельцах и акционерах, а главе государства гарантируют пожизненный иммунитет от уголовного преследования.

Очередные президентские выборы должны состояться в республике осенью следующего года, и ничто не мешает Ильхаму Алиеву выдвинуть свою кандидатуру на третий срок. Несмотря на повышение жизненного уровня некоторой части населения, покупающей новые квартиры и дорогие иномарки, несмотря на помпезные концерты и массовые шоу, уровень жизни большинства жителей страны остается сравнительно невысоким. Прогрессирующее социально-экономическое расслоение, отсутствие четких идентификационных ориентиров (эту проблему власти пытаются решить в том числе за счет армянофобской риторики) дает дополнительные аргументы радикальным исламистам, которые, по мнению многих наблюдателей, в последние годы значительно укрепили свои позиции. Некоторые западные источники предпочитают в этой связи рассуждать опять-таки о «деструктивной» роли Ирана, хотя в действительности картина носит куда более пестрый характер. С попавшей под репрессии Исламской партией Азербайджана успешно конкурируют сторонники Ибрагима Ибрагимоглу – бывшего имама бакинской мечети «Джума», ныне возглавляющего Центр защиты свободы совести и вероисповедания. Помимо шиизма, речь идет как минимум о саудовском салафизме и влиянии турецких миссионерских организаций (таких, как движение, основанное проживающим в США Фетхулахом Гюленом) и суфийского ордена Накшбанди. Глава FAR centre Хикмет Гаджи-заде в одной из своих работ отмечает тайный характер деятельности ваххабитов, создававших религиозные кружки, в которых с большим успехом проповедовалась их доктрина ислама, почти открыто призывавшая к уничтожению оппонентов (и в первую очередь шиитов). Остается только догадываться, каким образом ваххабизм смог прижиться в преимущественно шиитской среде страны. Однако скоро правительство, обеспокоенное популярностью этого течения ислама, решило пресечь деятельность ваххабитских миссионеров. Все они были выдворены из страны, но было уже поздно. Ваххабизм, порой в самой агрессивной форме, уже без миссионеров начал распространяться в Азербайджане, отмечает исследователь.

В свою очередь известный историк и политолог Александр Крылов полагает, что за происходящим в Азербайджане может стоять «международный исламский терроризм и исламское радикальное подполье, которое существует в Азербайджане. В условиях крепкого и достаточно авторитарного режима все легальные способы борьбы против нынешнего руководства крайне затруднены. Прозападная оппозиция находится в довольно жалком положении, а исламское подполье набирает силу. И как раз со стороны этого подполья раздавались угрозы во время Евровидения, которое было в Баку». Между тем укрепление радикального ислама происходит синхронно с укреплением азербайджано-американского диалога в военно-политической сфере. По оценке директора информационно-аналитического центра «Этноглобус» Гюльнары Инандж, «Запад, в частности США, отказавшись от сотрудничества с оппозиционными партиями, все свое внимание уделяет НПО и исламистам, держа под контролем отдельных активных и известных в Азербайджане теологов». «Исламизм находится на подъеме в Азербайджане, но это управляемая угроза, которая не должна привести к свержению правительства или серьезно повлиять на Олимпийские игры в Сочи в 2014 году», – утверждают аналитики компании Stratfor. Все это не может не наводить на определенные размышления – ведь подобные увязки и допущения, которыми оперируют отставные сотрудники ЦРУ, носят в лучшем случае весьма двусмысленный характер.

Ни для кого не секрет, что терроризм, помимо непосредственной угрозы, которую он несет не только государственным чиновникам, но прежде всего простым гражданам (Азербайджана, России, Ирана, любой другой страны), является эффективным инструментом влияния на международные отношения, средством направить их в определенное русло. Как правило, в русло войны и оголтелого экспансионизма, прикрываемого благородными целями «борьбы за светлое демократическое будущее» или за «права человека». Наиболее известный пример, пожалуй – это события 9 сентября 2001 года, официальная версия которых явно страдает пробелами и недосказанностью. Пример иного рода демонстрируют недавние события в далекой Венесуэле: накануне президентских выборов с целью не допустить прихода к власти неугодного кандидата в стране организуются крупномасштабные диверсии, вырезаются целые группы населения. Если переместиться поближе к нашему региону, то следует признать – силы международного терроризма, пытающиеся при поддержке «коллективного Запада» свалить правительство Башара Асада, не оставляют без внимания Иран, а в последнее время все чаще обращают свои взоры и на Кавказ. И первые «звоночки» уже прозвучали – этноконфессиональная динамика по всему региону и конкретно его восточной части, в приграничном с Азербайджаном и Грузией Дагестане, имеет явную тенденцию к обострению. В сообщениях о ликвидации группы Вугара Падарова была обозначена ее непосредственная связь с северными районами Азербайджана, населенного, как известно, лезгинами и представителями других народов, тесно связанных с переживающей непростые времена российской автономией. Убийство духовного лидера республики Саида Афанди Чиркейского, попытки раздуть на Кавказе рознь между суннитами и шиитами, боевая активность в Телавском районе Грузии, куда якобы с сопредельной дагестанской территории проникла вооруженная группа, – все это может свидетельствовать о намерении создать в этом районе на стыке трех государств долгоиграющий очаг этнополитической напряженности. Вину за возможные провокации неизменно будут сваливать на Россию. Совершенно очевидно, что Иран, позиция которого по отношению к происходящему на Северном Кавказе традиционно отличалась сдержанностью, также не заинтересован в подобном развитии событий – впрочем, как и другие государства, включая саму Азербайджанскую Республику. В преддверии выборов 2013 года исламисты, в качестве наиболее организованной и идеологически последовательной силы, могут превратиться в серьезную головную боль для режимов, которые и без того подвергаются критике различных политических и общественных групп внутри страны и за рубежом, отмечает аналитическая служба Turan. Представляется, что по мере приближения даты президентских выборов данная тенденция будет проявляться все более рельефно, непосредственным образом сказываясь не только на внутренней динамике в Азербайджане, но и на некоторых гранях его взаимодействия с соседями. Так, уже сегодня некоторые ангажированные СМИ пытаются обвинить Кремль в «попытках дестабилизировать ситуацию в приграничных с Дагестаном районах», даже не пытаясь задуматься о логике в подобных построениях.

Укрепление влияния внерегиональных игроков в Азербайджане и на Кавказе в целом будет сопровождаться усилением террористической активности, которая в свою очередь призвана мотивировать различные формы вмешательства во внутренние дела суверенных государств, способствовать извлечению дополнительных геополитических дивидендов.

Все это может крайне негативно сказаться на состоянии региональных конфликтов, прежде всего нагорно-карабахского, с непредсказуемыми сценариями для всех, включая их возможных инициаторов. Подробности всамделишных или же срежиссированных террористических актов будут играть в данном случае вспомогательную роль. Однако уже в среднесрочной перспективе такая игра может оказаться достаточно опасной, так как «джинн» терроризма неизбежно выйдет из-под контроля тех, кто выпустил его из бутылки. Именно так неоднократно случалось в истории, которая, очевидно, никого и ничему не учит.

Или все-таки учит?..

Андрей Арешев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека

Оставьте свои комментарии

  1. Чечены в 90-х годах залечивали раны, воюя против федералов. И азики им помогали. Ельцин об этом прекрасно знал, но молчал.
  2. Чеченцы и армяне, в отличие от неандердальцев, аборигены Кавказа. Надо дружить с чеченцами. Это нужно и чеченцам, и русским, и армянам.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты