№ 5 (211) Март (16–31) 2013 года.

Плюсы и минусы Евразийского союза для Армении

Просмотров: 4712

Президентские выборы в Армении и всплеск политической активности в связи с различной интерпретацией их итогов, вне всякого сомнения, в первую очередь обусловлены внутренними процессами в республике, связанными с непростой социально-экономической ситуацией. Существует предположение, что политическая нестабильность, порождаемая в том числе дефицитом ресурсов, будет оказывать значительное влияние на ситуацию в республике и на среднесрочную перспективу.

В связи с этим дискуссии об участии Армении в различных интеграционных объединениях и выборе соответствующих приоритетов будут и дальше сохранять актуальность. Тем более что тенденция к образованию макроэкономических союзов, объединенных общими интересами, очевидно, не является исключительной и обусловленной сиюминутной конъюнктурой. Так, 12 февраля 2013 года в традиционном послании к американской нации президент Барак Обама заявил о том, что США планируют начать переговоры с ЕС о создании общей зоны свободной торговли – крупнейшей в мире и призванной содействовать подъему как американской, так и европейской составляющей западного мира.

Так что нет ничего удивительного в том, что аналогичные процессы развиваются и в других регионах мира, в том числе на Южном Кавказе, «европейские перспективы» связаны главным образом с сетью энергетических коммуникаций, минующих территорию Армении. Общественности республики было представлено немало материалов, включая экспертные оценки и мнения, по вопросу как гипотетического ассоциированного членства Армении в Европейском союзе, так и в связи с возможным вовлечением, в том или ином формате, в деятельность евразийских интеграционных объединений. К ним относятся в первую очередь Таможенный союз, а также Единое экономическое пространство, заявленное с 2012 года в качестве де-факто общего рынка России, Казахстана и Белоруссии. Отличительными особенностями этого формата являются заявленная согласованная экономическая политика (без единой валюты), свободное движение капитала, услуг, рабочей силы, доступ к инфраструктуре партнеров. Главами трех государств поставлена задача формирования к 2015 году Евразийского экономического союза.

Важным теоретическим преимуществом членства Армении в Таможенном союзе станет исчезновение таможенных барьеров не только на общей территории, но и по фактическим сделкам – если, конечно, написанное на бумаге не споткнется о бюрократические или иные «овраги». Долгосрочным позитивным следствием евразийской интеграции в России считают значительный прирост ВВП стран-участниц, что придаст импульс не только экономическому, но и социальному развитию, повышению уровня образования и культуры граждан. Для Армении, в случае вступления в ТС и ЕЭП, этот показатель оценивается в 5 – 6% экономического роста. В перспективе речь может идти о выработке общей стратегии развития, включая общую промышленную, сельскохозяйственную и научно-техническую политику.

Все это, конечно, хорошо, хотя и выглядит порою несколько размыто – в отличие от практики российских реформ предшествующих лет. «Несоответствие между официально декларируемыми целями и достигаемыми результатами является типичным недостатком сложившейся системы управления», – говорится в докладе Сергея Глазьева «О целях, проблемах и мерах государственной политики развития и интеграции», представленном 29 января 2013 года.

Несмотря на господствующий характер неолиберальных подходов, и по сей день определяющих экономическую политику властей многих постсоветских стран, создается впечатление, что и альтернативные взгляды обретают все большее число сторонников среди представителей политических и экономических элит, указывающих на важное значение экономической интеграции на постсоветском пространстве в качестве механизма преодоления негативных тенденций. В том числе и с точки зрения интересов самой России, впрочем, в равной степени как и ее партнеров.

На сегодня стремление к присоединению к Таможенному союзу и Единому экономическому пространству у армянской стороны отсутствует, что можно объяснить не только контрпредложениями Вашингтона и Брюсселя (которые во многом носят абстрактно-декларативный характер), но также концептуальной недооформленностью самого евразийского интеграционного объединения, которое носит до некоторой степени аппаратный и верхушечный характер.

На причинах подобного положения дел мы еще остановимся, а пока заметим, что даже экономические взаимоотношения между двумя, казалось бы, ближайшими партнерами – Москвой и Минском – по отдельным направлениям периодически вступают в фазу длительных разногласий, что не может не учитываться сторонами, присматривающимися к ходу интеграционных процессов. Очевидно, таковы сегодняшние реалии, и думается, их изменение – задача на достаточно длительную перспективу. Приоритеты экономического и социального развития постсоветских обществ объективно выдвигаются на передний план, так как именно экономическая неустроенность, бедность и безработица, бытовые неурядицы и деградация основополагающих социальных систем, таких как образование и здравоохранение, будут неизбежно порождать политическую нестабильность.

Ограниченный внутренний рынок Армении, отсутствие выхода к морю, былая высокая интегрированность в общесоюзные производственно-технологические цепочки, значительная удаленность от крупных рынков, непростая ситуация в регионе – все это, с одной стороны, свидетельствует в пользу более широкой евразийской интеграции Армении, а с другой – ставит этот процесс в зависимость от субъективных факторов привходящего характера. Состояние российско-грузинских отношений традиционно оказывает серьезное влияние на состояние армяно-российских связей, причем отнюдь не только коммуникационных. С приходом и укреплением во власти коалиции «Грузинская мечта», сопровождаемыми потеплением российско-грузинских отношений, позитивные подвижки здесь вполне вероятны. Следствием хотя бы частичной нормализации диалога между Москвой и Тбилиси станет облегчение российско-армянского транзита.

В настоящее время выдвигается идея распространения на Евразийский экономический союз некоторых элементов европейского опыта, заключающегося в сближении экономик последовательно, по пути к определенной, максимально короткой с обеих сторон дистанции в интеграции друг с другом. На практике это означает расширение сферы действия соглашения о зоне свободной торговли в рамках СНГ, ратифицированного армянским парламентом, с последующим заключением как отдельных отраслевых соглашений между Таможенным союзом и Арменией, так и документов о свободе передвижения капиталов, услуг и рабочей силы.

В последнее время отмечается рост инвестиций из стран Таможенного союза и ЕЭП в экономику Армении (прежде всего, конечно, речь идет о России, однако казахстанский и белорусский бизнес также представлен в республике). Это не только крупные инфраструктурные проекты и совместные предприятия по добыче природных ресурсов, но и деятельность в банковской сфере, сфере телекоммуникаций и услуг. До недавнего времени армянские банки получали кредитные ресурсы в основном от международных организаций, однако вследствие нестабильности европейских финансовых рынков соответствующие возможности уменьшились. Трансферты из России стабильно занимают около 80 % объема финансовых поступлений в Армению из других стран. Пищевая продукция из Армении и Нагорного Карабаха постепенно занимает устойчивую нишу на российском рынке, встречая позитивные отзывы потребителей.

Более плотное вовлечение Армении в деятельность ТС способствовало бы расширению рынков сбыта и модернизации экономики республики, расширению возможностей бизнеса (в том числе и представленного многочисленной армянской диаспорой в России, Белоруссии и Казахстане), никоим образом не сказываясь на политическом суверенитете. Интеграция с Арменией облегчит доступ российского бизнеса в экономику страны, что, конечно, может вызывать у некоторой части населения республики определенные страхи и опасения. Однако при взвешивании имеющихся «плюсов» и «минусов» следует иметь в виду, что оборотной стороной общеизвестного стремления бизнеса к извлечению прибыли являются инвестиции в те отрасли, из которых эти прибыли собираются извлекать. И задачей переговорщиков с обеих сторон является выработка максимально привлекательных условий сотрудничества, ограничивающих хищнические поползновения отдельных хозяйствующих субъектов. Заметим также, что выбор приоритетов при взаимодействии с крупными региональными объединениями вряд ли стоит подменять лобовым противопоставлением «или – или», как это делали, пусть и кулуарно, некоторые функционеры ЕС в ходе состоявшихся в Ереване в конце прошлого года мероприятий.

Для разных стран вполне могут быть разработаны различные форматы взаимодействия, ориентированные на особенности имеющейся экономической структуры, сравнительные преимущества, особенности и интересы сторон. Можно ли при выработке конкретных механизмов интеграции не учитывать, например, того обстоятельства, что западные инвестиции в Армению имеют преимущественно «портфельный», в то время как российские – прямой характер. Или же игнорировать наземную блокаду со стороны Турции, теоретически являющейся для Армении маршрутом доступа на европейские рынки?

Вне всякого сомнения, разблокирование армяно-турецкой границы будет и далее предлагаться в качестве альтернативы евразийской интеграции Армении. Это связано прежде всего с интересами США, для которых нормализация армяно-турецких отношений имеет важное значение, исходя из целого ряда причин (включая приближение 2015 года – столетней годовщины геноцида армян в Турции). С целью нивелировать усилия армянских лоббистских организаций будет предпринято все для того, чтобы продемонстрировать мнимый армяно-турецкий «прогресс», включая и нормализацию экономических связей. То есть, грубо говоря, либо Турция, либо Россия. Но актуализацию «турецкого» направления сложно представить не только без урегулирования карабахского конфликта на преимущественных условиях Баку, но и без дискредитации идеи евразийской интеграции Армении (под которой понимаются прежде всего связи с Россией) как таковой. Учитывая серьезные позиции Запада в информационном пространстве республики, не приходится сомневаться, что такие попытки будут и в дальнейшем иметь системный характер. Они, собственно, уже предпринимаются – достаточно посмотреть на то, как не покладая рук трудится один небезызвестный деятель, выдумывая «при поддержке Института Открытого Общества» для Евразийского союза все новые уничижительные эпитеты. И, скорее всего, уже в ближайшее время у него появятся последователи.

Все это, конечно, не отменяет объективных проблем, в том числе связанных с необходимостью более качественной интеллектуальной проработки проекта. Например, армянский политолог Ашот Манучарян, бывший советник президента Aрмении по национальной безопасности, отмечает как российскую, так и британскую «реинкарнацию» евразийского проекта. В середине 1990-х посредством нескольких изящных движений мастеров «большой игры» центр евразийского проекта переместился в Казахстан, и именно там «был установлен пульт управления этой идеологией уже на государственном уровне, тогда как в России все обсуждение шло лишь на общественном». По мнению Манучаряна, ключевая часть британской версии евразийства заключалась в его максимальной деидеологизации. В частности, в британской модели проекта упор делался не на духовные, а исключительно на экономические, финансовые и геополитические составляющие. Тем самым «проект из массового и народного превращался в аппаратно-властный», в то время как «евразийский проект на постсоветском пространстве обязательно должен включать идейную составляющую, которая предполагает новую цивилизационную модель. Последняя должна быть выработана истинными элитами в рамках широкой творческой программы».

Этого, несмотря на некоторые робкие попытки, в целом пока что не наблюдается. А потому вполне объяснимо, что некоторыми авторами отмечается сценарный характер развития евразийского интеграционного проекта. Проще говоря, может получиться, а может… и не очень. Так, отсутствие ценностного ядра, культурно-цивилизационного ориентира может стать серьезной помехой полноценной его реализации. Однако даже в случае продвижения по отдельным направлениям интеграции (прежде всего в экономике) изменения могут быть весьма существенными, и задача выработки оптимального формата сотрудничества Армении с участниками ТС и ЕЭП останется актуальной для армянских властей.

Андрей Арешев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 5 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Так называемый Евразийский союз - это путь к укреплению клановости, авторитаризма, коррупции. Путь в тупик. Хотя многие недоумки, глядя на кризис в Европе, кричат об обратном. Мол, в Евразийском союзе спасение Армении. А на Европе крест поставили. Идиоты!
  2. Нет смысла во вступлении Армении в Таможенный союз без открытия сквозного ж\д сообщения из России в Армению через Абхазию.Возобновление работы этой железной дороги должно быть обязательным условием ( наряду с другими) для вступления в ТС.Надо, как мне предсталяется, чётко об этом заявить.
  3. Сепаратизм в Джавахе не позволит открыть ЖД
  4. А как образовалось нынешнее "государство" Азебаржан? В результате сепаратизма от СССР. Или вам - потомкам пришлых кочевых орд можно, а другим нельзя? Кочевник сельджук прикочевавший из глубин Средней Азии теперь нагло объявляет, что т.н.Азебаржан это его "исконная" земля, да еще что-то там про Арцах вякает.Это называется сверхнаглостью. Что касается ж\д дороги через Абхазию, то нынешнее грузинское руководство не против, а за.Потому, что это выгодно и армянам и грузинам. Абхазцы заупрямились, хотя им тоже открытие выгодно.Но, думаю и у России и у Армении, которым абхазцы по гроб жизни обязаны, хватит влияния для изменения позиции Абхазии.И вот тогда, вам чушкам писец полный настанет.
  5. Гранат ты чужой в регионе, ищите себя на другом берегу . Азербайджан-од эр бай ган, од-огонь, эр-мужчина-народ, бай-бек, ган-джан-душа-кровь. ты понял? все слова наши и земли под этим понятием тоже наши с глубокой древности. перестань быть дурачком.
  6. Ваша вся так называемая нация провокаторы или есть исключения? Лучше бы ты со своей дебильной хитростью убрался отсюда на фиг!
  7. Хозик с Камчатки до Пиренейского п.острова скакали тюрки на своих быстроногих конях со стрелами и копями завоевывая все новые земли с А до Е. При виде их с испугу греки запечатлели их в своих памятках КЕНТАВРА(конный табор)-человека-коня со стрелой....В те времена про хаев и Бог не знал и не была ковчега Ноя в мифах.Так что собирайте шмотки и на берег к ковчегу и ищите своего мец хаястана в мифах-сказках и когда найдете, покажете.....
  8. Короче говоря, ответа на мой вопрос у тебя, потомока кара-коюнлу нет.Понёс какую -то хрень про быстроногих коней, бай-беков, чучмеков и прочую галиматью.Однако признал, что тюброк-кочевник несся с ятаганом в руке " захватывая все новые земли".Т.е. признал, что вы - потомки захватчиков.Так кто после этого "чужой в регионе"? Так что мы-армяне делаем большое дело, освобождоя чпои земли от пришлых нагленцов, возомнивших себя хозяевами. Ваши исконные земли на Алтае, туда и уёбывайте на своих быстрых конях.А чтобы это случилось еще быстрее поможет хороший пинок из Арцаха.
  9. Арешев и ему подобные авторы все тянут Армению в железные объятия Кремля :)) Ваш т.н. Евразийский союз - тупик для Армении, это объединение авторитарных режимов, насквозь коррумпированных, клановых. Компанейка еще та! Один феодал Рахмон чего стоит! :)) Весь свой народ готов повыгонять из страны. Пусть дворниками и амбалами в России работают. А этот Рахмон будет налаживать транзит наркотиков из Афганистана (вот его еще, Арешев, не забудьте в свой Евразийский союз пригласить!) в Россию. Картина маслом! :)))
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты