№6 (293) июнь 2017 г.

Конституция Грузии: «камни преткновения»

Просмотров: 8696

Какой будет обновленная Конституция Грузии, уже можно, наверное, предполагать. Скорее всего останется в силе тот вариант, который разработала и в настоящее время активно обсуждает с народом правящая партия. Процесс всенародного обсуждения конституционных изменений начался 5 мая в Кутаиси и уже состоялся в шести городах страны. Георгий Маргвелашвили подключился к кампании 8 мая в Батуми, а 9 мая участвовал во встрече с населением Зугдиди. 10 мая встреча в Ахалцихе вновь проходила без участия президента.

С оповещения основных положений будущего Основного закона начинает все встречи с населением председатель парламента Грузии Ираклий Кобахидзе. По его разъяснению, предлагаемый к обсуждению вариант был разработан в результате неустанной четырехмесячной работы государственной конституционной комиссии, в которой активно участвовали как парламентские, так и непарламентские оппозиционные партии, неправительственные организации, эксперты и представители различных конституционных органов.

Несмотря на то, что в течение четырех месяцев в работе комиссии действительно принимали участие оппозиция и НПО, незадолго до ее окончания все оппозиционные члены покинули комиссию, а в голосовании по конечному варианту проектов конституционных изменений участвовали только представители правящей партии.

Такой окончательный документ – с существенными изменениями в системе выборов парламента, президента, функциях и полномочиях главы государства – и был вынесен на всенародное обсуждение.

Основными «камнями преткновения» в конституционном законопроекте являются принципы новой системы выборов парламента, новый порядок выборов президента и ограниченные полномочия и функции президента.

Спикер парламента подробно разъясняет суть предложенных конституционных изменений на каждой встрече, раскрывая их «преимущества» перед действующей системой.

Как заявил Ираклий Кобахидзе на встрече с населением в Зугдиди 9 мая, правящая ныне партия фактически идет на ухудшение собственных позиций, инициируя переход от смешанной системы выборов парламента к пропорциональной системе.

«Действующая сегодня система более всего выгодна правящей партии. На протяжении многих лет именно эта система позволяла правящей силе с низким процентным показателем на пропорциональных выборах получить большинство мандатов в парламенте благодаря мажоритарным выборам… Именно смешанная система дала возможность вначале «Союзу граждан», а затем «Национальному движению» получить конституционное большинство в парламенте и злоупотреблять затем этим большинством в собственных интересах», – пояснил Кобахидзе и подчеркнул, что его партия твердо решила сделать невыгодный для себя шаг и перейти к пропорциональной системе.

Новая система выборов парламента предусматривает отмену избирательных блоков, что Ираклий Кобахидзе объясняет желанием содействовать развитию в Грузии полноценной многопартийной системы. По его мнению, возможность объединяться в блоки перед выборами на протяжении последних 25 лет препятствовала развитию партий. К тому же с функционированием избирательных блоков связаны проблемы присвоения бюджетных средств, представительства в избирательных комиссиях и ряд других проблем.

Предложение оставить в силе пятипроцентный барьер на выборах в парламент, по заявлению спикера, является апробированной во многих странах ЕС практикой. А что касается бонусной системы – передачи нераспределенных в результате выборов мандатов победившей на выборах партии, она, по мнению Кобахидзе, будет способствовать усилению стабильности парламентской системы.

«Если мы рассмотрим выборы за последние 5 лет, то средний процент нераспределенных мандатов составлял около 5%… На последних выборах он был несколько выше – до 8%. Но это лишь небольшая однозначная надбавка, которая обеспечит большую стабильность парламентской системы», – заявил спикер.

В то же время он пообещал, что этот вопрос обязательно будет рассмотрен с экспертами Венецианской комиссии Совета Европы, и если эксперты сочтут данное положение неправильным, их рекомендация будет учтена.

Такие объяснения и обещания не удовлетворяют ни оппозицию, ни президента Грузии. Как объяснил на последней встрече с населением в Ахалцихе 10 мая представитель фракции «Европейская Грузия» грузинского парламента Отар Кахидзе, вводимый проектом Конституции принцип гласит, что те голоса, которые граждане отдали партиям, не прошедшим по итогам выборов в парламент и не преодолевшим избирательный барьер, достанутся победившей на выборах партии, что несправедливо прежде всего по отношению к избирателям и вызовет их естественный протест.

Он привел и пример: если на выборах одна партия наберет 30% и окажется победителем, а две следующие за ней партии получат 29% и 20%, то останется еще 21% голосов сторонников не прошедших в парламент партий. И если оставшиеся голоса будут справедливо распределены между этими тремя партиями, то две последние смогут создать коалицию и сформировать правительство. По мнению Кахидзе, это будет наилучшая модель для мирной смены власти путем выборов. На аргументы председателя парламента, что принцип передачи нераспределенных мандатов победившей на выборах партии действует в ряде европейских стран, оппозиционер пояснил, что такой принцип действует только в Италии и Греции, где избирательный барьер составляет 3% и соответственно число нераспределенных мандатов гораздо ниже, чем при 5% барьере.

Подытоживая этот вопрос, представитель «Европейской Грузии» констатировал, что налицо попытка присвоения чужих голосов, независимо от того, какая партия одержит победу на выборах по такой новой системе.

«Мы не должны создавать такой проект Конституции, который будет несправедливо распределять голоса», – подчеркнул депутат.

Вторая проблема, которую видит в проекте Конституции оппозиция и против которой активно выступает действующий президент, – это полномочия и порядок выборов президента. Правящая партия предлагает перейти к непрямым выборам президента и намерена зафиксировать этот порядок в будущей Конституции.

Одним из главных постулатов конституционных изменений является «внепартийный президент», и, по заявлению Ираклия Кобахидзе, избранию такого президента будет служить предлагаемая система непрямых выборов главы государства.

«Мы считаем, что непрямые выборы президента лучше, и у нас немало аргументов. Трудно представить избирательную кампанию кандидата в президенты в условиях, когда президент не управляет страной. Как он будет проводить свою кампанию, о чем будет говорить с населением и какую программу будет представлять в этой ситуации? Кроме того, избирательная кампания обычно проходит и будет проходить на фоне острой критики оппонентов, и избранный в результате такой кампании президент не будет истинно внепартийным», – пояснил Ираклий Кобахидзе.

Правящая партия остается на своей позиции, аргументы оппонентов ее не убеждают, а оппозиция и неправительственный сектор надеются на Венецианскую комиссию.

Что касается полномочий президента, председатель парламента заметил, что определенные нынешней Конституцией главные полномочия останутся в силе и в новом законопроекте по-прежнему будет записано, что президент является главой государства, верховным главнокомандующим и представляет страну в международных отношениях. Изменения коснутся лишь некоторых полномочий нынешнего президента. Он больше не будет представлять кандидатов в судьи Верховного суда (эти полномочия будут возложены на Верховный совет юстиции), а также при президенте не будет функционировать постоянный орган – Совет национальной безопасности. Вместо него в военное время будет создан совет обороны.

Кобахидзе подчеркнул, что существенно в полномочиях президента новый проект Конституции ничего не меняет, так как значительное урезание функций президента произошло еще в 2010 году, когда прежняя власть приняла нынешнюю Конституцию.

Председатель парламента недаром на всех встречах акцентирует внимание на этих основных моментах проекта конституционных изменений, так как именно они подвергаются резкой критике со стороны парламентской и непарламентской оппозиции и президента. Не согласны с этими положениями и многие неправительственные организации.

Свою позицию относительно таких изменений действующий президент Георгий Маргвелашвили фиксировал неоднократно как в ходе встреч с различными группами общественности, так и в публичных выступлениях.

Подробно остановился Георгий Маргвелашвили на этой теме и на встрече 9 мая в Зугдиди, где прямо заявил, что народ лишают права самому избирать президента.

«Почему вы говорите гражданам, что они не квалифицированы выбирать президента и что если им доверят выборы президента, то они изберут одиозную фигуру? Одиозные фигуры появлялись в политике всегда. Сегодня 9 мая, День Победы над одной из таких одиозных фигур. Разве эта фигура пришла к власти путем президентских выборов? Одиозная фигура – совсем другая тема. Основа и корень демократии – это избиратель. Аргументы, по которым народ лишают права выборов главы государства, для моей политической философии неприемлемы», – заявил Маргвелашвили.

Не согласен он и с упразднением Совета национальной безопасности и тесно связывает этот вопрос с протекающим в Грузии процессом «оккупации» и угрозами, исходящими от «сильного ядерного государства».

«Часть территории нашей страны оккупирована сильным ядерным государством. ЕС и США поддерживают нас в политике непризнания. Но мы должны ясно видеть трудности, а на фоне этих трудностей функции главнокомандующего в проекте Конституции стерты. По Конституции президент будет верховным главнокомандующим, конечно, сказано, что этот статус сохранится, но ни одна функция, которую президент должен осуществлять как верховный главнокомандующий, не сохранена. Первый и главный вопрос – это Совет национальной безопасности. По предложенной модели Совет безопасности упраздняется и создается совет обороны, который будет функционировать только во время войны. По проекту премьер-министр говорит президенту, чтобы тот объявил войну, а президент не имеет никаких полномочий, чтобы объявить войну. Он должен лишь подписать документ без вопросов и направить парламенту. Мой вопрос: для чего нужна такая подпись? Для чего нужна такая функция главнокомандующего, которого не спрашивают, нужно объявить войну или нет?» – пояснил Маргвелашвили.

Судя по тем ответам, которые дают представители правящей партии на вопросы, заданные в ходе всенародного обсуждения законопроекта президентом и оппозиционными депутатами, аргументы оппонентов оказались для авторов конституционных изменений неубедительными.

На данный момент каждая из сторон – участниц процесса всенародного обсуждения законопроектов остается при своем мнении и отстаивает свою позицию.

Оппозиция и неправительственный сектор возлагают надежды на Венецианскую комиссию, которая должна будет подготовить заключение и рекомендации по проекту изменений в Конституцию Грузии. Судя по заявлению председателя парламента, все рекомендации Венецианской комиссии правящая партия внимательно изучит и учтет.

Ирина Инашвили

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1