№6 (329) август 2020 г.

По русским следам Александра Таманяна

Просмотров: 4110

Очередной подарок армянским читателям преподнес чудный журналистский дуэт Валерия Олюнина – Павел Джангиров: документально-художественное повествование «Львы Мологи. По русским следам Александра Таманяна», вышедшее в свет в ереванском издательстве «ВМВ-ПРИНТ» при поддержке Палаты архитекторов Армении и Центра «Артур Тарханян».

Книга большого друга нашего народа, изумительного российского публициста и писателя Валерии Анатольевны Олюниной и армянского архитектора, журналиста, художника-графика, дизайнера и киноведа Павла Сергеевича Джангирова – это сборник очерков и документов о российском периоде жизни, творчества и общественной деятельности великого армянского зодчего Александра Ивановича Таманяна.

Интерес к творчеству Таманяна в Армении всегда был в центре внимания, но только не его период деятельности в России, где он провел большую часть своей жизни, где по большому счету сформировалось его мировоззрение и оттачивалось художественное мастерство. Вот этот провал в восприятии русского Таманяна в Армении несколько лет назад обнаружила Валерия Олюнина. «Многим кажется, что после реставрации армянской церкви Святой Екатерины на

Невском проспекте и строительства дома князя Щербатова в Москве на Новинском бульваре Таманян поехал строить Ереван. Я, конечно, утрирую, но мало кто знает, что русский период Таманяна многослоен, так как многие объекты велись параллельно, и требует своей периодизации», – сказала друзьям Валерия и бросилась на новые поиски, завершив их в Научно-исследовательском музее архитектуры им. А.В. Щусева.

Через год, когда книга уже была передана в издательство, Валерия призналась, что писать совместную книгу о Таманяне ей предложил Павел Джангиров. «И у него, и у меня были свои исследования. Мои знания и уровень постижения таманяновской темы моим соавтором – вещи несоизмеримые. Павел профессионально изучал наследие Таманяна, а я писала о нем, скорее, как эссеист, однажды съездив в Жуковский, где архитектор работал по приглашению барона Николая фон Мекка. На мысль о том, что российское наследие Таманяна нужно поддерживать и изучать на академическом уровне, меня натолкнула и московская лекция историка архитектуры Арсена Мкртчяна «Феномен и миссия Александра Таманяна». Личность зодчего обычно рассматривают в парадигме синтеза неоклассицизма, который формировался в русский период его жизни, и армянского древнего зодчества. А Арсен Мкртчян склонен рассматривать архитектурную миссию Таманяна как творца нового Ренессанса, претворившего в камне идеи итальянских мыслителей», – сказала обаятельная и мудрая Валерия.

Александр Таманян приехал в Армению в зрелом возрасте уже сложившимся мастером. Его становление как личности и высокого профессионала происходило в России, а этот период жизни, очень активный и плодотворный, часто вспоминают вскользь.

В то же время по российским материалам – воспоминаниям деятелей искусств того времени, их письмам, архивным материалам, старой периодике, новым исследованиям – можно проследить его творческий путь, общественную деятельность и эпизоды личной жизни.

Олюнина и Джангиров попытались, по мере сил, собрать все это в единое целое. Понять, насколько опыт работы в России позволил ему быстро влиться в мир армянской архитектуры и стать одним из ее великих творцов.

Отказавшись от последовательного повествования, авторы выбрали формат собрания отдельных очерков с нарушением хронологии, в которых события перекликаются и дополняют друг друга.

Восхитительное творческое содружество архитектора и писателя, многолетний журналистский опыт позволили профессионально и в то же время популярно и многосторонне изложить тему.

Внушительный объем информации, извлеченной из сотни источников, и собранный справочный материал могут стать путеводителем для тех, кто захочет в будущем глубже погрузиться в творческий мир большого мастера или обратиться к той или иной странице биографии зодчего.

В течение года велась кропотливая работа над источниками и документами – всем, что касалось личности мастера. Информация иногда находилась в неожиданных местах – в письмах или чьих-то воспоминаниях, которые непосредственного отношения к Таманяну не имели, в публикациях российских региональных средств массовой информации, а то и просто в сообщениях неравнодушных к отечественной истории людей.

Естественно, не все удалось уложить в повествование. Остались отрывки и факты, которые не складываются в цельную картину, поскольку авторам было отказано в доступе к огромному личному архиву зодчего, находящемуся у одного из его потомков. И потому в «Приложениях» помещен ряд документов, которые дополняют биографию зодчего. Так что фронт работы для дальнейших поисков и исследований есть, чему поможет большой исторический, биографический и библиографический справочный материал.

Мне, как ветерану спортивной журналистики, особенно приятно и неожиданно было встретить в книге рассказ о пионере советского конного спорта и пятиборья, неоднократном чемпионе и призере Москвы и СССР по конкуру и троеборью, заслуженном тренере РСФСР, судье Всесоюзной категории Александре Григорьевиче Таманове (Таманяне) – племяннике великого зодчего. Его воспитанники становились чемпионами и призерами страны, входили в состав сборной Советского Союза. Немалый вклад в дело развития конного спорта он внес и в Армении, куда был приглашен республиканским Спорткомитетом в 1974 году. На протяжении двух лет они с дочерью Ольгой (мастер спорта, входила в состав сборной СССР, судья республиканской категории) тренировали конников Республиканской школы высшего спортивного мастерства Армянской ССР.

Выйдя на пенсию, вернулся в Москву, выступал в соревнованиях ветеранов, в последний раз сел на коня 19 февраля 1983 года, за полтора месяца до кончины. Похоронен Александр Таманов в Москве на 5-м участке Армянского Ваганьковского кладбища. Он гордился своей семьей, армянскими корнями.

Не могу не отметить и найденные ими материалы о создании Таманяном в 1913 году комплекса показательной сельскохозяйственной выставки в Ярославле, которая была организована к 300-летию Дома Романовых накануне посещения ее императором Николаем II. Позже писали, что павильоны, выполненные в стиле русского деревянного зодчества, поражали многообразием форм и неожиданными пространственными решениями. Великолепный ансамбль, размещенный в Загородном саду, напоминал площади старинных русских городов. Трудно было поверить, что все это было сделано за два с небольшим месяца.

Николай II юбилейную выставку посетил с августейшими дочерьми. Походив по павильонам в течение двух часов, гости под звон колоколов удалились, выразив перед этим благодарность и одобрение организаторам мероприятия. Устроителям выставки император вручил ордена и ценные подарки. Архитектору Александру Таманяну он пожаловал золотые булавки с государственным гербом, осыпанные бриллиантами.

Львы Мологи... Когда Александр Таманян реконструировал усадьбу графа Мусина-Пушкина «Иловна» близ города Молога (некогда древняя княжеская столица стояла у слияния рек Мологи и Волги), он установил на набережной каменные изваяния львов. При сооружении Рыбинского водохранилища усадьба и львы оказались на дне рукотворного моря. (Историки и краеведы считают, что затопление этих земель было вынужденной мерой. Сталин готовился к войне. И электроэнергия, вырабатывавшаяся Рыбинской ГЭС, спасла в годы войны Москву, позволила ей не только не погрузиться во тьму, но и выстоять, выжить.) Сегодня ярославские аквалангисты пытаются найти львов и поднять на поверхность. Так и эта книга – попытка возродить интерес к полузабытым страницам российского периода творчества великого армянского зодчего Александра Таманяна.

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 30 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты