N 12 (107) Август 2006 года.

Союн Садыков: «Надо найти мужество договориться без посредников»

Просмотров: 16654

Союн Садыков родился в 1960 году в Гардабани (Грузия). Кандидат экономических наук, бизнесмен. В 1990 году окончил факультет экономики строительства Московского государственного института управления. Мастер спорта СССР, чемпион Советского Союза по самбо 1978 года, призер чемпионатов Европы по самбо в 1979 и 1980 годах. В 1980-1981 годах работал в органах Комитета государственной безопасности СССР, в 1981-2000 годах - мастер участка, прораб, начальник строительного управления, управляющий строительным трестом, генеральный директор строительной компании «Мосреконструкция». Союн Садыков является членом Консультативного совета при правительстве РФ по делам национально - культурных автономий. 19 июля 2002 года был переизбран президентом Федеральной национально-культурной автономии азербайджанцев России. ФНКА АЗЕРРОС - общероссийская общественная организация, существующая с октября 1999 года.

— Кого объединяет «Азеррос»? В одном из Ваших интервью я прочла, что это общество азербайджанцев России, то есть россиян азербайджанского происхождения. Почему понадобилось создавать именно такой союз?

Мы долго жили в едином государстве, и когда распался Советский Союз, в России осталось много азербайджанцев – в Москве, Питере, Волгограде. Поколения азербайджанских нефтяников жили на Севере: в Тюмени, в Ханты-Мансийске, с 30-ых – 40-ых годов, фактически уже коренные жители. В Дербенте веками жили азербайджанцы, их там было около 250 тысяч до 1989 года. Исходя из потребности этих людей сохранить культуру, обычаи, была создана Федеральная национально-культурная автономия азербайджанцев в России. В 1996 году мы участвовали в разработке закона о национально-культурной автономии.

Союн Садыков родился в 1960 году в Гардабани (Грузия). Кандидат экономических наук, бизнесмен. В 1990 году окончил факультет экономики строительства Московского государственного института управления. Мастер спорта СССР, чемпион Советского Союза по самбо 1978 года, призер чемпионатов Европы по самбо в 1979 и 1980 годах. В 1980-1981 годах работал в органах Комитета государственной безопасности СССР, в 1981-2000 годах - мастер участка, прораб, начальник строительного управления, управляющий строительным трестом, генеральный директор строительной компании «Мосреконструкция». Союн Садыков является членом Консультативного совета при правительстве РФ по делам национально - культурных автономий. 19 июля 2002 года был переизбран президентом Федеральной национально-культурной автономии азербайджанцев России. ФНКА АЗЕРРОС - общероссийская общественная организация, существующая с октября 1999 года.

— Кого объединяет «Азеррос»? В одном из Ваших интервью я прочла, что это общество азербайджанцев России, то есть россиян азербайджанского происхождения. Почему понадобилось создавать именно такой союз?

Мы долго жили в едином государстве, и когда распался Советский Союз, в России осталось много азербайджанцев – в Москве, Питере, Волгограде. Поколения азербайджанских нефтяников жили на Севере: в Тюмени, в Ханты-Мансийске, с 30-ых – 40-ых годов, фактически уже коренные жители. В Дербенте веками жили азербайджанцы, их там было около 250 тысяч до 1989 года. Исходя из потребности этих людей сохранить культуру, обычаи, была создана Федеральная национально-культурная автономия азербайджанцев в России. В 1996 году мы участвовали в разработке закона о национально-культурной автономии. За образец взяли финский, канадский и венгерский законы, учли опыт этих стран и интересы нацменьшинств в России, которые испытывали потребность в государственной поддержке. И конечно, он был необходим для сохранения страны. В 1996 году закон вышел. В 1998 году мы создали несколько региональных отделений, благодаря чему к 1999 году у нас появилось право создать федеральную организацию. Но еще раньше нас сделали то же самое украинцы, немцы, татары… И процесс пошел.

Полгода автономия проработала, но наши аксакалы были не очень довольны, - руководители организации, вместо того, чтобы заниматься проблемами российских азербайджанцев, сразу влезли во внутреннюю политику самого Азербайджана. Законодательством России о национально-культурных автономиях это запрещено. Мы даже в состав российской политической организации войти не имеем права – таков закон. Когда в марте 2000 года состоялся новый съезд, аксакалы пришли ко мне и попросили возглавить общество: я с 1977 года уже жил в России, здесь учился, работал, в Москве меня знали.

Кроме того, существует медиахолдинг «Азеррос», который издает журнал и одноименную газету – это коммерческая организация. А есть Федеральная национально-культурная автономия азербайджанцев в России. Ее мы тоже называем «Азеррос» – «Азербайджанцы в России»

— Мне известно, что азербайджанских национальных объединений в России несколько: Ваше, Всероссийский азербайджанский конгресс и ряд других. С чем это связано? Вы коллеги или конкуренты?

Мы общероссийская федерация. В Москве есть также региональные и местные азербайджанские организации. Кроме этого, есть еще Всероссийский азербайджанский конгресс. У нас своя задача – у них своя. Мы больше занимаемся культурными мероприятиями, выпуском книг. Также в последние 6-7 лет в связи с ростом экстремизма в России мы, к сожалению, вынуждены больше внимания уделять этой проблеме. Жизнь заставляет немного выходить за рамки своего устава. Я всегда объясняю своим землякам, что одна национально-культурная автономия не может удовлетворить потребности всех полутора миллионов российских азербайджанцев: и то, что мы не успеваем – сделают они, и наоборот. Идея и стратегия у них и у нас общая – чтобы сохранить, язык, обычаи, традиции, связь с исторической родиной, взаимопонимание между российскими азербайджанцами и их родней на родине.

— Связаны ли Вы с официальной властью в Азербайджане? Может ли вообще национальная община существовать без поддержки властей исторической родины?

Я с властями Азербайджана не связан и никаких официальных отношений не имею. Может, потому, что ФНКА – не организация Азербайджанской Республики, а ее члены – не граждане Азербайджана. Это российская общественная организация, и ее членами являются россияне-выходцы из Азербайджана разных национальностей. Наша автономия существует и работает за счет членских взносов, пожертвований и благотворительности.

— Как Вы взаимодействуете с остальными национальными общинами, действующими в Москве? Есть ли у Вас общие задачи?

Я долгое время был членом общественного совета при правительстве РФ. Мы тесно сотрудничаем не только с национально-культурными автономиями, к примеру, украинцев, белорусов, армян, татар, немцев, но и с другими общественными организациями – с чеченской ассоциацией, ингушской, дагестанской, ассоциацией северных народов. Общаемся, участвуем в мероприятиях друг друга. Особенно хорошие отношения у нас с Федеральной национально-культурной автономией армян. У нас прекрасные, очень дружеские отношения с господином Апетом Тапалцяном, почетным консулом Армении в Поволжье, с господином Ара Абрамяном, президентом Союза армян России. Связь тесная, очень хорошая.

Я бы хотел еще кое-что добавить. Моя историческая родина – Грузия, хотя этническая – Азербайджан. В том районе, где я жил, много армян, они живут бок о бок с азербайджанцами, по-семейному. С нашим домом соседствовал дом армян. До сих пор мы дружим, держим связь, с работой и обустройством помогаем. В отношениях между армянами и азербайджанцами там никогда не было проблем и сейчас нет. Проблемы есть у политиков, которые, чтобы прийти к власти, не боятся пролить кровь.

Когда начались события в Карабахе, ко мне в Москву (в то время я с женой и двумя детьми жил здесь в двухкомнатной квартире) приехали четверо армян – моих друзей из Баку и оставались с нами несколько месяцев. Теперь они в Америке. Но кто может нашу дружбу, наше уважение друг к другу и взаимопонимание разорвать?

Поэтому я считаю, что между армянами и азербайджанцами нет никаких проблем. Проблемы, повторяю, есть у политиков.

— «Азеррос» часто упоминался в связи с судебным иском к депутату Рогозину по поводу его ксенофобского предвыборного клипа. Удалось ли Вам довести это дело до суда?

Иск подали мы и еще три организации. Результат вы знаете - Рогозина и его партию сняли с выборов. Кроме того, мы также обратились в прокуратуру города Москвы с требованием возбудить уголовное дело против Рогозина лично. Месяц назад я получил ответ – дело прекращено, видимо, по политическим мотивам. Но мы не остановимся на этом – каждый публичный человек должен отвечать за свои действия. Лидер партии, имеющий доступ к средствам массовой информации и призывающий местное население к акциям против кавказцев, должен понести за это наказание. В Москве нельзя допускать подобное. Поэтому мы, как граждане России, пойдем до конца.

— Еще одна тема, связанная с непростыми межэтническими отношениями в Москве – это митинг так называемого «Движения против незаконной миграции» (ДПНИ) против установки памятника экс-президенту Гейдару Алиеву на территории киноконцертного комплекса «Баку». Как Вы отреагировали на эту акцию и что думаете о необходимости установки памятника в Москве?

С самого начала я был против того, чтобы на этом месте устанавливали памятник Гейдару Алиевичу. Не оттого, что я его не уважаю, наоборот. Но нужно было сначала подготовить местное население. Что получается – мы лидеру каждой из бывших советских республик должны в Москве по памятнику поставить? А когда они сменятся – следующему?

К сожалению, есть среди наших азербайджанцев, которые после 1992 года приехали в Москву, такое качество – каждый хочет показать свою близость к Ильхаму Алиеву, дескать, мы вас очень любим, поэтому хотим вашему отцу поставить здесь памятник. Это неправильно. Если москвичи против этого – лучше их не злить.

Ну, поставили бы сегодня памятник Гейдару Алиевичу, уважаемому человеку, лидеру азербайджанского народа. Мне лично было бы неприятно увидеть, что его замазали краской или еще как-нибудь осквернили. Если мы не сможем обеспечить сохранность этого памятника – лучше его и не ставить.

Я встречался с делегацией ДПНИ. Они тоже резонные вещи предлагают: есть Аллея дружбы в парке – памятник можно поставить там. А пока пусть все успокоятся, время пройдет, тогда и будем думать. Земляки, меньше амбиций! А владельцам кинотеатра «Баку» я бы посоветовал встретиться с местным населением, инвестировать в этот район, сделать там парк, куда люди ходили бы отдыхать с детьми, посвятить его российско-азербайджанской дружбе. Реконструировать сам кинотеатр, придать ему национальный облик, - этим только они вызовут уважение жителей этого района.

— По данным последней российской переписи, с 1989 г. численность армян в России выросла более чем в два раза (на 112 %), а азербайджанцев - на 85%. Нас и вас в России становится все больше. По Вашему мнению, это проблема? Что Вы думаете по поводу роста эмиграции из стран Южного Кавказа?

К сожалению, пока поток мигрантов с Южного Кавказа не уменьшается. Причины вы знаете. Первая – это конфликты и политическая нестабильность. Я всегда говорю: мы должны молиться Богу, чтобы он нас простил, чтобы гражданской войны не было. Ведь как было. Мы ведь проснулись утром – а государства нет. Ни Азербайджан, ни Армения, ни Грузия не были готовы к этому событию. Они хотели стать суверенными государствами, а для этого нужно было сначала создать государственный аппарат, государственную машину. И когда в 1991 году дали свободу, оказалось, что руководить никто не умеет, заводы остановились, цепочки связей разорвались, люди остались без работы, без образования, без денег. Каждый стал искать выход для себя. Многие рванули в Россию – она же была не просто соседом, - за 200 лет мы восприняли русский язык, культуру, обычаи.

Но, к сожалению, из-за замороженных конфликтов миграция не прекращается. Конфликты привели к тому, что люди сомневаются в своем будущем. Они не уверены, что завтра опять все не начнется заново, не прольется снова кровь. Поэтому все стараются уехать в Россию, где они видят стабильность, - здесь можно спокойно жить, детей не отправляя на смерть и друг друга не убивая.

Я приехал в родной Гардабани, который был когда-то большим городом – он теперь мертв. В какой двор ни зайдешь – хозяева или в Турции, или в России. Меня возили в Армению. В Ереване жизнь еще более-менее идет, но в сторону Ленинакана – все мертво. Я сказал: друзья, разве мы ради этого добивались суверенитета? Если так будет продолжаться, на пустое место, в которое превратятся наши страны, придут чужие люди, которые абсолютно не понимают ни армян, ни азербайджанцев, ни грузин.

Я обращаюсь к народам трех стран Южного Кавказа и их руководителям, чтобы они отбросили личные амбиции. Надо найти мужество сесть за круглый стол и договориться без всяких посредников, вместе разрешить этот кризис. Оставить в покое границы и подумать о будущем своих детей. И тогда все будет прекрасно – грузины будут ходить в гости к абхазам, азербайджанцы будут делать бизнес в Армении, и наоборот.

Я уверен, что при новом президенте в Азербайджане, который и мир видит по-другому, и руки в крови не испачканы, это может получиться. Если и в Армении придет к власти более современный человек – они договорятся. Создадут зону свободной торговли, вместе вытаскивая свои страны из кризиса. Тогда и мигрантов не будет, может быть, кроме того маленького процента, кто любит искать себя в поездках по миру.

— Чувствуете ли Вы себя причастным к происходящему в Азербайджане, к его проблемам? Каково Ваше отношение к карабахскому конфликту?

Я не гражданин Азербайджана, но не могу оставаться в стороне от его проблем, потому что это моя этническая родина. Наоборот, я своей общественной работой укрепляю народную дипломатию, дружбу между Азербайджаном и Россией.

Я считаю, карабахские сепаратисты должны отказаться от идеи Независимой Карабахской Республики, отказаться от военных действий. Нужно сохранить статус, который был до 1990 года – НКАО в составе Азербайджана. Туда, к себе домой должны вернуться, независимо от национальности, все вынужденные переселенцы. Тогда можно будет вместе развивать экономику во всех регионах республики и всего Южного Кавказа. От этого будет лучше и Азербайджану, и Армении, и не будет между ними конфликта. Меньше будет нищих и несчастных людей. И вообще, лучше быть созидателем, чем разрушителем.

— Откуда Вы родом? Как и когда приехали в Россию, легко ли было Вам самому здесь адаптироваться, завести бизнес, пустить корни?

Я родился в Грузии, в Гардабани в 1960-ом году, нас шестеро в семье – трое братьев, три сестры, отец умер, когда мы были еще маленькие. Мать одна нас вырастила, за что я перед нею в вечном долгу. Благодаря нашей матери мы все получили образование, нашли свое место в жизни. С семи лет я занимался спортом: сначала борьбой, потом самбо. На юношеских соревнованиях в Сухуми меня заметил бывший тренер сборной Советского Союза, и я в 1977 году, закончив школу, приехал в Москву. В 78 году был чемпионат в Ташкенте, я там занял первое место и решил, что в спорте я себя уже реализовал и пора идти дальше. В 1981 году я впервые пошел работать в строительную организацию в Москве, окончил Институт управления, стал управляющим трестом, защитил диссертацию. После развала СССР занялся бизнесом и сегодня строю в Москве, Питере, в Испании, в Германии.

— Помогает ли Вам спорт в преодолении жизненных трудностей?

Спорт мне, безусловно, помог, он воспитывает настоящий мужской, борцовский характер и уважение к человеку независимо от его званий и должностей. Чувствуешь себя увереннее, какой бы ни была опасность.

— Вы родились в Грузии, живете в Москве. Какими Вы видите азербайджано-армянские отношения?

Я тут читал выступление одного политолога в Ереване, который говорил, что азербайджанцы и армяне друг друга в России убивают. Фактически этот человек нас здесь стравливает, провоцирует. Поэтому я призываю и Союз армян, и Конгресс азербайджанцев на эти провокации не поддаваться.

В моем бизнесе работают армяне. Есть семья, с которой я дружу с 1986 года. Их дочка вышла замуж за азербайджанца. Здесь, в Москве между армянами и азербайджанцами никакого конфликта нет. Музыку слушаем похожую, кухня практически одинакова. И когда и те и другие попадают в Европу, тоже находят общий язык, делают общий бизнес.

Мы веками жили рядом и вместе. И в Грузии между армянами и азербайджанцами отношения хорошие. Когда моя мать из Гардабани приезжает ко мне, соседи-армяне присматривают за ее домом. И кто моей матери скажет – это армяне, они враги? Она ответит: вы что, ребята, я с ними рядом выросла…

Беседу вела

Армила Минасян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 210 человек