N 12 (107) Август 2006 года.

Генерал-лейтенант Норат Тер-Григорянц: «Я служил не ради наград»

Просмотров: 7276

В день своего 70-летия генерал поделился с читателями нашей газеты своими воспоминаниями о становлении национальной армии и боях за Карабах

Норат Григорьевич Тер-Григорянц родился во Владикавказе в 1936 году, генерал - лейтенант. Занимал крупные командные должности в Советской Армии. Участник боевых действий в Афганистане, где он в 1980-83 годах был начальником штаба 40-ой армии. Организатор и руководитель Национальной Армии Республики Армения, участник боевых действий по защите рубежей Армении в 1992-95 годах. Член правления совета Союза армян России, член редколлегии газеты «Ноев Ковчег».

Боевой генерал Тер-Григорянц принял командование Вооруженными силами Армении в самый тяжелый период ее новейшей истории: уже шла война в Карабахе и на границах Армении, но армии у страны не было, ее заменяли разрозненные добровольческие отряды. Среди офицеров-армян, кто откликнулся на призыв помочь исторической родине, одним из первых был генерал Тер-Григорянц.

В день своего 70-летия генерал поделился с читателями нашей газеты своими воспоминаниями о становлении национальной армии и боях за Карабах

Норат Григорьевич Тер-Григорянц родился во Владикавказе в 1936 году, генерал - лейтенант. Занимал крупные командные должности в Советской Армии. Участник боевых действий в Афганистане, где он в 1980-83 годах был начальником штаба 40-ой армии. Организатор и руководитель Национальной Армии Республики Армения, участник боевых действий по защите рубежей Армении в 1992-95 годах. Член правления совета Союза армян России, член редколлегии газеты «Ноев Ковчег».

Боевой генерал Тер-Григорянц принял командование Вооруженными силами Армении в самый тяжелый период ее новейшей истории: уже шла война в Карабахе и на границах Армении, но армии у страны не было, ее заменяли разрозненные добровольческие отряды. Среди офицеров-армян, кто откликнулся на призыв помочь исторической родине, одним из первых был генерал Тер-Григорянц.

— Норат Григорьевич, как начиналась Ваша военная карьера?

Мои родители родом из турецкой Армении, после резни, в 20-ых годах обосновались во Владикавказе. Там я окончил школу, оттуда был призван в армию и после трех лет службы в звании старшего сержанта поступил в Ульяновское танковое училище. Так началась моя военная служба. Служил сначала в Новочеркасске командиром танкового взвода, потом во время китайских событий всю нашу дивизию перебросили в район Бурятии и Монголии. Еще девять лет службы прошли в Забайкалье, за это время я окончил Высшие офицерские курсы «Выстрел», а в начале 70-ых поступил в Академию бронетанковых войск. В 1973 - 1978 годы служил в Венгрии командиром танкового полка, начальником штаба дивизии и командиром мотострелковой дивизии. Там в сорок лет я получил звание генерал-майора. Два года учился в Академии Генштаба в Москве, по окончании был направлен в Туркестанский военный округ первым заместителем начальника штаба. А через две недели оказался в Афганистане. Семья моя – жена Валентина Васильевна и дочки Светлана и Карина жили в военном городке и три года ждали моего возвращения из Афганистана.

Я возглавлял оперативную группу Туркестанского округа в Кабуле: разрабатывал планы боевых действий, обеспечения техникой стадесятитысячной группировки в Афганистане. И каждый месяц летал в Москву на спецсамолете – привозил министру Устинову планы боевых действий, утверждал и улетал обратно. В 1981 году по предложению маршала Огаркова я был назначен начальником штаба развернутой в Афганистане 40-ой армии. К тому времени я уже год провел в этой стране и еще два года отслужил после.

В Москву я вернулся уже в звании генерал-лейтенанта. Здесь прослужил до 1991 года заместителем начальника Главного штаба сухопутных войск – начальником организационно-мобилизационного управления Сухопутных войск, пока президент Армении Левон Тер-Петросян не пригласил меня в Армению в очень сложный период жизни армянского народа – началась азербайджанская агрессия в Карабахе и приграничных районах Армении. Я уволился со службы и убыл в Ереван.

— Нужно было создавать регулярные Вооруженные силы страны. У Вас за плечами был большой боевой путь, пройденный еще в советское время, Вы многого достигли. Что побудило Вас уехать в Армению в то тяжелое время?

Хотя я никогда не жил в Армении, бывал там только в командировках, патриотические чувства, любовь к отечеству предков, к исторической родине во мне были сильны. И те чувства, которые остались во мне после рассказов родителей о том, что им пришлось пережить. И желание дать отпор врагу, чтобы не допустить повторения тех страшных дней в истории народа, которые он уже пережил в Турции.

Поэтому когда президент Тер-Петросян предложил мне стать министром обороны, я отказался от поста – я не за ним ехал. Честно признаюсь, у меня был огромнейший опыт службы, боевой и штабной опыт, я занимался строительством Сухопутных сил СССР. Поэтому, когда президент поставил передо мною задачу создать Вооруженные силы, я проехал по районам боевых действий, оценил обстановку и представил свою концепцию создания Вооруженных сил независимой республики.

— Как зарождалась Армянская армия? В каком состоянии Вы нашли ее по приезде?

Когда я приехал, азербайджанскую агрессию отражали ряд подразделений МВД и армянские добровольцы, а в Карабахе – подразделения Армии обороны НКР. Я нашел все в страшном состоянии. Разбросанные силы, разрозненная техника и вооружение – те, что оставались от бывшей Седьмой гвардейской дивизии Советской армии. В общем, типичное партизанское, национально- освободительное движение. По Еревану ездили бородачи и стреляли в воздух. А азербайджанцы в это время бомбили приграничные районы Армении.

Я был назначен командующим Вооруженными силами Армении. Вазген Саркисян, царствие ему небесное, оставался министром обороны. Создание армии мы начали с призыва в Вооруженные силы молодого пополнения. Прикрыв фронт добровольцами, мобилизационными резервами, мы создавали армию, постепенно вводя в ее структуру связистов, артиллерию, ракетно-зенитные комплексы, танковые части. К 1993 году у нас уже было около 35-40 тысяч бойцов. Все прошли подготовку в Октемберянском учебном центре, и я никогда не разрешал, чтобы солдат, как пушечное мясо, через два-три месяца обучения отправляли на фронт. Я был также председателем комиссии по созданию российской военной базы на территории Армении. База была нужна: присутствие России остановило вмешательство в конфликт Турции. А ведь оттуда уже в районе Маркары артиллерийские снаряды залетали, мы ждали скрытой агрессии под предлогом борьбы с курдами.

Так мы создали – это уже не секрет – 60-тысячную армию, и с ее помощью, совместно с карабахцами, отразили агрессию противника, освободили Карабах. И надо отдать должное президенту Армении. Он создавал все условия в период нашей работы по строительству регулярной армии на научной основе.

— Российских коллег Вы в это время привлекали к помощи?

Нет, никого! К нам приезжало очень много казаков из Приднестровья – но я лично приказал никого не принимать, никому не платить. Мы, армяне, сами должны были себя защищать. Люди, воюющие за деньги, могли в любой момент уйти, создав брешь в обороне.

— А как Вы расцениваете нынешнее состояние Вооруженных сил Армении?

Я покинул Армению в 1995 году, когда армия уже встала на ноги. Вооруженные силы Армении сейчас боеготовы и боеспособны. Они занимаются повседневной боевой подготовкой, оттачивают свое боевое мастерство и готовы к отражению агрессии извне.

— Пока шла военная кампания, военные обозреватели отмечали выучку и боеспособность карабахцев.

Это единая система – армии Армении и Карабаха. Карабахцы в некоторых районах создали армию обороны раньше, чем Армения. И они имели призванные из запаса боеспособные части. Но на Азербайджан работала Турция, в боях принимали участие и чеченцы, и афганские моджахеды. Поэтому Армения не могла оставить Карабах один на один со всеми этими силами.

— Норат Григорьевич, у Вас множество советских наград, среди них шесть боевых орденов. А есть ли у Вас награды Армении?

Нет, но это я сам «виноват» – когда президент Тер-Петросян хотел меня наградить, я отказался и от званий, и от наград. Мне это не нужно. Мне наградой были созданная армия и выполнение боевой задачи. Скажу, не хвалясь: Армянская армия получилась очень достойного образца. Выполнив поставленную задачу в тесном контакте с моими друзьями, я покинул Армению.

— Азербайджан грозится возобновить военные действия. Насколько сегодня Армянская армия готова отразить агрессию?

Вооруженные силы Армении и Карабаха занимают свое достойное место среди армий других стран, они боеспособны и входят в состав Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Созданная нами эшелонированная система обороны в сочетании с рельефом местности и наличием боеспособной армии позволит отразить любое нападение.

Азербайджан, конечно, богаче, и Турция помогает ему в строительстве армии максимально. Это может подтолкнуть его к агрессии. Но если Азербайджан начнет боевые действия, нефтепровод и нефтепромыслы, все коммуникации, в которые было вложено столько иностранных денег, будут уничтожены войной.

— У Вас по-прежнему безупречная выправка, Вы полны энергии и сил, — есть ли дело, которое Вас греет, которым Вы сейчас занимаетесь?

Я состою в ветеранском движении Центрального аппарата Сухопутных войск. Мы очень много работаем над оказанием помощи ветеранам Великой Отечественной. Вхожу в Комитет ветеранов Афганистана. Член правления Союза армян России. Словом, я теперь общественник, на пенсии. Мой ответ прост - чтобы сохранить бодрость духа, нужно любить свою семью, свою родину и свое дело.

Беседовала

Армила Минасян

Редакция и члены редколлегии газеты «Ноев Ковчег» горячо поздравляют генерала Тер-Григорянца со славным юбилеем и желают здоровья, благополучия и бодрости духа на долгие годы.

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 33 человека