N 16 (111) Декабрь 2006 года.

Калифорнийские соотечественники, или American Armenians

Просмотров: 8805

Сказать с полной определенностью, сколько армян проживает за пределами своей исторической Родины, и в Америке в частности, вряд ли представляется возможным. В первую очередь потому, что в США, например, не существует в анкете такой графы, как «национальная принадлежность».

Но есть, к счастью, ученые-энтузиасты и другие дотошные личности, которые по собственной инициативе исследуют эту проблему.

Самая многочисленная община после распада СССР образовалась в России - 2,5 млн человек, что сразу выдвинуло ее на первое место по концентрации армянских сообществ в мире. Вторая по величине армянская зарубежная община обосновалась, естественно, в США – свыше 1 миллиона человек. (Это по одним источникам, а по другим – только в Калифорнии сегодня сосредоточено около миллиона). Третья – во Франции, около 500 тысяч. В Иране – 180 тысяч, в Ливане и Сирии – по 120 тыс. Есть крупные армянские диаспоры в Австралии, Индии, Египте, в Иерусалиме, Стамбуле... Иными словами – во всем мире.

Но сконцентрируем свое внимание на Америке. Первым армянином, зарегистрированным в ее исторических списках, был человек, записанный под именем: «Мартин, ты армянин» (“Martin ye Armenian”), который прибыл в Британскую колонию Джеймстауна в 1619 году. (Джеймстаун - первое английское поселение – торговый пост, основанный членами экипажей трёх английских кораблей в 1607 г. в Вирджинии). Вслед за ним еще два армянина были приглашены в ту же колонию помочь в разведении тутовых шелкопрядов. В сохранившихся записях говорится, что одному из них - “George ye Armenian”, предложили 4 000 фунтов табака за то, чтобы он довел начатое дело до конца.

Помимо этих отдельных случаев, практически никаких других свидетельств о раннем проживании армян в Америке не сохранилось, если не считать Хачатура Озганяна, приехавшего в Нью-Йорк в 1834 году из Стамбула учиться в недавно открывшемся университете. Окончив университет, он остался в Америке и вскоре стал президентом престижного нью-йоркского Пресс-Клуба.

Первые иммигранты начали появляться в Нью-Йорке и штате Массачусетс с 1841 года. В отличие от большинства этнических меньшинств, которые селились по всему городу и часто меняли место жительства, армянские переселенцы оседали на южной окраине Нью-Йорка. Этот район, известный сегодня как Финансовый, в ту пору назывался Сирийским, т.к., помимо армян, его облюбовали сирийские и ливанские христиане.

К началу 1900-х в городе появляется еще один армянский анклав – в районе East 20th Street, Lexington и Third Avenue. А вместе с ним – магазины, мастерские, рестораны. Армянские рестораны в те годы отличались вкусной едой, своеобразной кухней при низких ценах, приятной музыкой и спокойной, располагающей к общению обстановкой, что привлекало в них людей разных национальностей. Армянские рестораны сыграли существенную роль в процессе культурного смешения того «плавильного котла», которым становился Нью-Йорк. Очень популярен был ресторан Аракэла, в котором всегда можно было встретить много известных в городе, колоритных личностей, таких, например, как коллекционер Акоп Кеворкян. Но самым востребованным среди них был ресторан Golden Horn, расположенный на Бродвее, рядом с Times Square, притягивавший к себе, как магнит, спортсменов и артистов со всего Нью-Йорка.

Другим местом самого старого сообщества первых армянских переселенцев в Америке можно считать Уотертаун (Watertown), пригород Бостона. В этом маленьком городке площадью всего в 4 кв. мили и с населением 34000, проживает сегодня 7000 армян. Первые переселенцы появились в 1890-х. Именно здесь официально возникла в Америке первая Little Armenia, разместившаяся восточнее площади Coolidge.

Гордостью и достопримечательностью армянского сообщества Уотертауна, да, думается, и армян в целом, можно считать Армянскую Библиотеку и Музей (Armenian Library & Museum of America – ALMA), построенную в 1971 году и активно сотрудничающую с армянскими сообществами разных стран. «Живой мемориал армянского культурного наследия» - называют ее. Это большое современное 4-этажное здание, в котором собраны постоянно обновляемые произведения армянской культуры и искусства – более 11000 наименований.

С конца XIX века армянские поселения начинают распространяться с восточного побережья в сторону Среднего Запада – к таким городам, как Кливленд (штат Огайо), Детройт (Мичиган), Чикаго (Иллинойс) и Расин (Висконсин).

Самое обширное из них образовалось в Детройте. Мощная волна армянских иммигрантов, как известно, пришлась на 1915-1924 годы – приблизительно 25000 беженцев, спасаясь от османского геноцида, переплыли через океан и оказались на Американском континенте. 3000 из них осели в Детройте. В тот период армянские газеты были заполнены объявлениями о разыскиваемых близких и родственниках, которых они потеряли. В отличие от армян, приехавших в Америку раньше, эта волна иммигрантов не собиралась возвращаться к местам своего прежнего проживания. Америка стала им вторым домом.

Детройт к тому времени был процветающим индустриальным и, в первую очередь, машиностроительным городом. И когда Генри Форд бросил клич, что намерен платить рабочим своего завода 5 долларов в день, в город, в числе прочих, начался интенсивный приток армян со всех концов Соединенных Штатов. За короткий срок армянское сообщество Детройта, достигшее 25 000 человек, превратилось в одно из самых многочисленных, динамично развивающихся и экономически устойчивых в стране. В него входили иммигранты из Турции, Ирана, с Кавказа и из России. Причем турецких армян было большинство. Армянское сообщество воздвигло в центре города прекрасный бронзовый памятник на гранитном пьедестале. Это и мемориал жертвам Геноцида и монумент великому армянскому композитору Комитасу. Понятия «Геноцид» и «Комитас» сплетены для любого армянина в один трагический клубок.

Сегодня почти все армянские семьи в Детройте живут в своих собственных домах. Одни из них имеют частный бизнес и предприятия. Другие достигли высокого положения в различных областях культурной, научной, политической деятельности. Много докторов, адвокатов, архитекторов, ученых, фармацевтов, профессоров, школьных руководителей и преподавателей. Есть также промышленники и законодатели.

Наравне с экономической стабильностью и завоеванием высоких позиций в обществе весьма активной в среде детройтских армян остается и национальная жизнь. Сообщество построило две крупные апостольские церкви в лучших традициях армянской архитектуры - St. Sarkis and St. John. Армянские католики и протестанты строят свои церкви. Апостольской церковью сообщества открыто три армянские школы.

Но вернемся снова лет на сто назад, когда с освоением Запада началась миграция в сторону Тихого океана и армянских переселенцев. Они добирались до Калифорнии и расселялись во Фрезно, Лос-Анджелесе, Монтебелло, Сан-Франциско, Сан-Диего. Слабое знание английского заставляло их держаться вместе,объединяться в группы и сообщества. Но зато они прекрасно умели обрабатывать землю и налаживать маленький, всегда востребованный бизнес, и это помогало им не только выжить, но и добиваться процветания.

Скорее всего наши соотечественники начали осваивать Золотой штат с графства Фрезно. До конца XIX века это была полузасушливая, подверженная то внезапным наводнениям, то пожарам степь. Два разрушительных пожара 1882 и 1883 практически обратили в пепел половину города Фрезно. Однако новые поселенцы графства, среди которых весьма значительная роль принадлежала и армянам, кардинально изменили ситуацию района, а следовательно, и свою собственную жизнь.

Первыми армянами, зарегистрированными во Фрезно в 1881 году, были братья Серопян, прибывшие из штата Массачусетс. Они тут же рьяно занялись коммерческой деятельностью, пробуя силы в разных сферах, терпели неудачи и поражения, теряли бизнес за бизнесом, прогорали и начинали все с нуля. В конечном итоге корпорация братьев Серопян, созданная в 1908 году, стала одной из самых крупных в стране по заготовке и продаже сухофруктов и орехов.

Армянская колония Фрезно неуклонно росла, а после Геноцида 1915 года она стала самой обширной среди меньшинств, населявших эти места.

Согласно переписи населения, проведенной в 2000 году, армянское население графства Фрезно исчисляется примерно 10 000 человек, из которых 6 000 живет в городе Фрезно.

Наверное, даже те армяне, которые никогда не бывали на Западном побережье Америки, знают про город Фрезно, поскольку именно там в семье армянского иммигранта-винодела в 1908 году родился гордость армянской нации, известный американский писатель Уильям Сароян. С его именем и творчеством сейчас связано немало действующих во Фрезно организаций типа Общества Уильяма Сарояна. Имеется и его Дом-музей, где экспонируются произведения писателя и его личные вещи.

Родился во Фрезно, в 1917 году, и другой известный армянин «американского разлива», король игорного и кинобизнеса, ныне самый богатый человек Лос-Анджелеса и один из самых богатых людей мира Кирк Керкорян.

Давно сформировавшееся армянское сообщество Района Залива Сан-Франциско сегодня исчисляется тысячами. История его возникновения в Северной Калифорнии имеет аналогичный сценарий: несколько отдельных армян могут быть прослежены с конца 1800-х. Так, первый восточный торговец коврами в Калифорнии, открывший магазин в Окленде в 1893 году, был армянином. Согласно данным переписи населения графства Сан-Франциско, в 1900 году армян в этой области насчитывалось всего 120 человек, а в 1930 уже 1 тысяча. Многие перебрались сюда из Фрезно. Первоначально обосновавшись в самом Сан-Франциско, они постепенно распространились по всей области Залива, включая Сан-Хосе и Окленд.

Строили, как водится, свои собственные церкви вместо того, чтобы арендовать их, занимались коммерческой деятельностью, передавая создаваемый бизнес из поколения в поколение. Процент преуспевающих армян в богатой и образованной прослойке общества Сан-Франциско неуклонно увеличивался.

В Сан-Франциско находится Школа KZV— единственная армянская начальная школа в Северной Калифорнии. В центре города на холме высится Крест Davidson, 36-метровой высоты - память о жертвах армянского Геноцида.

Постепенно и неуклонно центр концентрации армянской диаспоры перемещался в Лос-Анджелес. На сегодняшний день из более чем 1 миллиона армян, проживающих в Соединенных Штатах, приблизительно полмиллиона сосредоточено в Лос-Анджелесе (согласно исследованиям, проведенным Денисом Паразяном, профессором истории Мичиганского университета). Армянская диаспора в Америке – это, в массе своей, полнокровная, функциональная и развивающаяся общность. Достаточно будет сказать, что процент лиц армянской национальности, получивших образование в колледже, на 88%, а их доходы – на 45% выше среднего показателя по стране. Преуспевающих армян можно найти практически в любой сфере деятельности – от мелкого частного предпринимательства до сельского хозяйства, от кинопроизводства до промышленности, политики, системы образования, от искусства в чистом виде до научных сфер. И это естественно и закономерно.

Армяне победнее селятся в более жарких и шумных долинах. А как только финансовые дела их начинают идти в гору, они тотчас спешат приобрести дома на склонах и вершинах холмов – с живописным видом на город, с чистым, свежим воздухом, прохладой, тишиной и комфортом. Понятно, что подобная тенденция характерна для горожан в целом, не только для армян. Но присутствие гор и жаркий климат особенно созвучны армянской душе, как напоминание о Родине. В Лос-Анджелесе у них много излюбленных мест, где они с удовольствием приобретают недвижимость, где живут и открывают бизнес. Это собственно Лос-Анджелес (в первую очередь Голливуд), Пасадина, Нортридж и, конечно, Глендейл. При этом чем богаче новый резидент, тем ближе его дом к океану – где БеверлиХиллз, Малибу, Санта-Моника, Марина-дел-Рей.

Армянские иммигранты начали селиться в Голливуде в 1970-е годы, с волной беженцев с Востока – из Ливана, Ирана, Ирака, Израиля. Именно здесь небольшой район Восточного Голливуда с 2001 года стал официально именоваться Little Armenia. В Лос- Анджелесе есть China town, Little Tokio, Little Italy, Little Sigon и так далее. Теперь прибавилась Little Armenia, или, как ее еще называют, Armeniatown.

Возможно, место выбрано не совсем удачно, поскольку истинным средоточием армянского населения является не Голливуд, а Глендейл, где только всевозможных армянских коммерческих бизнесов-то в пять раз больше. Но сам этот факт очень воодушевил местных армян, дав им новый стимул для самовосприятия себя как нации в ставшей им домом, но все же чужой стране.

Что же касается Глендейла, то здесь процент концентрации армянского населения самый высокий по стране – ориентировочно 45% от 207-тысячного населения города. Причем произошло это практически за последние два десятилетия благодаря интенсивному притоку иммигрантов из бывшего Советского Союза (только из одной Армении иммигрировали в Америку за этот период 60 тысяч человек, и все они в основном осели в Глендейле). Столь быстрый рост населения города вывел его на третье место по количеству жителей среди городов графства Лос-Анджелес.

Итак, армянская коммюнити в Америке. Что это в целом такое? Вообще-то армяне, как и евреи, живут здесь практически везде, с одной поправкой – где стоит жить. А обосновавшись, воссоздают свой привычный уклад, в котором, как и у любого народа, есть свои положительные и отрицательные стороны. Где бы они ни осели, они сохраняют свой язык, свято чтят свою культуру, историю, традиции. Они строят свои церкви и школы и обязательно стремятся дать своим детям начальное армянское образование. И только потом уже среднее и высшее – американское. По принципу учись, где хочешь и на кого хочешь, но сначала усвой родной язык, свою культуру, свои корни.

Селиться армяне, как, впрочем, и другие национальные общности, предпочитают компактно. И к тому есть объективные предпосылки, в основном – языковые ограничения. Тот самый пресловутый «языковой барьер», который мешает иммигрантам почувствовать себя своими среди чужих. Если их дети, относительно легко справляясь с двуязычием (а в семьях русскоговорящих армян и трехъязычием), вступают в общение со сверстниками других национальностей, то старшее поколение, особенно дедушки и бабушки, варится, что называется, в собственном соку. Это и заставляет их, думается, прочно держаться друг за друга, ходить в свои, армянские, магазины, к своим, армянским, врачам и парикмахерам. Наши иммигранты, надо отдать им должное, едва попав в Штаты, бегут в колледжи. А один такой колледж как раз есть в Глендейле. Здесь ведь можно учиться до последнего вздоха, и никто тебя не спросит: а зачем тебе это надо? Семидесятилетний старик рядом с двадцатилетним юношей за одной партой – дело нормальное и привычное.

Не бог весть какая, но всё надбавка к велферам, ваучерам и прочим пособиям. Вот в этом, должно быть, и кроется основной стимул активности вновь прибывающих иммигрантов. Ну, а, попав в колледж, не учиться нельзя – не получится. Так что с помощью государства эту проблему худо-бедно решают.

Еще несколько лет назад сидели дома бедные неработающие иммигранты, уставившись в телевизор и силясь понять, о чем там речь. Если очень долго «сидеть и силиться», наверное, в конце концов начнешь кое-что улавливать и понимать. Так что телевизор был тоже своего рода школой английского языка. Но тут начало внедряться в американский иммигрантский быт русское телевидение со своим спутниковым сервисом. Понаставили наши соотечественники на крышах эти самые «тарелки» и забыли обо всем на свете. Свое есть свое. Русские или армянские новости. Русские или армянские концерты с любимыми артистами. Русские фильмы.

Можно без преувеличения сказать, что среднее и старшее поколение нынешних иммигрантов живет проблемами своей бывшей Советской страны, по-прежнему воспринимая их как свои собственные. Жадно ловит ее политические, экономические и культурные новости. Собираясь вместе, обсуждает взахлеб все те же проблемы. Кого там переизберут, кто кого подсиживает, кто чего достоин и так далее и тому подобное.

Иной раз создается впечатление, что армян в Америке очень много и живут они повсюду. Но, в конце концов, понимаешь, в чем тут секрет. Просто среди десятков незнакомых языков, звучащих вокруг тебя, ухо автоматически улавливает, выделяет и фиксирует оброненную кем-то фразу или слово на твоем родном языке.

В Глендейле есть огромная клиника. Большая часть ее обслуживающего персонала – медсестер, санитаров, менеджеров и врачей – армяне. Большая часть больных – тоже. Поэтому, если даже медсестра филиппинка или мексиканка, узнав, что больной в ее палате – армянин, иначе к нему не обращается, как «папа-джан», что звучит из ее уст довольно забавно.

Армяне в Глендейле. (Впрочем, евреев – наших, постсоветских – там тоже хватает.) Это ереванский стиль вождения, лишь слегка приглаженный местными ограничениями и правилами. Это снующие во всех направлениях и переходящие улицы где попало безмашинные старики и домохозяйки. Это армянская или русская речь на перекрестках, в магазинах и офисах. Это обсуждения отечественных и семейных проблем за ритуальным кофепитием на тесных патио, упирающихся в чужие окна. Правда, убогие «кондо», добытые по Восьмой программе для малоимущих, это не всегда или только на первые годы. Как правило, среднее поколение довольно успешно находит свой путь к зажиточной американской жизни и спешит обзавестись ее ключевой атрибутикой – собственными домами в престижных «спальных» районах и дорогими машинами. Последнее обязательно. Иначе как еще сосед узнает, что у тебя дела идут на лад. А вообще, чтобы встать в Америке на ноги и иметь возможность держать приличный дом, нужно вкалывать по-черному с утра до ночи. Если это магазин, кафе или ресторан, то добывание для него продуктов и товаров начинается едва ли не с ночи. Открыв свой бизнес, часто – семейный, человек делается его бессменным рабом. И только в этом случае может рассчитывать на успех.

Конечно, армянское сообщество в Америке, как и любое другое сообщество людей одной национальности, неоднородно, да и не может быть таковым, поскольку воспитание, культурный уровень, таланты и возможности у всех разные.

Но в своем стремлении непременно дать детям высшее образование все они едины. Как правило, первые годы иммиграции самые трудные. Семья приезжает практически на пустое место, где все и всё чужое – язык, законы, привычки, обычаи, уклад. А жить, есть и где-то спать надо. Хватаются за любую работу, не гнушаясь ничем. Нянчат чужих детей, убирают чужие квартиры. Высококвалифицированные врачи устраиваются к своим бывшим, а ныне преуспевшим в медицине ученикам медсестрами, ассистентами. Профессиональные редакторы издательств и журналов – корректорами в низкооплачиваемые русскоязычные газеты. Профессора и кандидаты наук сторожат магазины и банки, идут в таксисты.

Но проходит год-другой, и тот, кто умеет поставить перед собой цель, добивается желаемого. Один осваивает компьютер, другой – обслуживание кондиционеров и холодильников, третий, окончив колледж или университет, становится хорошо оплачиваемым экономистом, менеджером, юристом, бизнесменом. Медики в конце концов сдают экзамены и получают лайсенсы американских врачей.

Прибывающие новые группы иммигрантов зачастую оказываются в сложной, порой конфликтной ситуации с местным населением, включая, как ни парадоксально это звучит, их же соотечественников, только уже адаптированных. Причем речь идет не только о внедрении и ассимиляции самих новичков, но и о привыкании старожилов к новичкам. Не случайно ведь Америку называют плавильным котлом наций. Сюда каждый прибывает со своей ментальностью – индивидуальной, групповой, национальной, со своим темпераментом, культурным уровнем, иногда вступающими в диссонанс с общепринятыми, устоявшимися правилами Америки. Но очень скоро (иногда не очень) вновь прибывшие начинают ориентироваться по обстановке и стремиться соответствовать общепринятым нормам поведения. Тем же, кому это не удается, приходится туго. Потому что порядок и соблюдение закона в Соединенных Штатах превыше всего. А для их достижения у государства имеется предостаточно рычагов.

Не пройдет и года, и вы научитесь улыбаться продавцам и прохожим, желая им доброго утра или вечера, не перебегать улицы в неположенном месте, не приставать с вопросами к работнику магазина, если он в этот момент занят с другим клиентом, не превышать скорость на фривеях, не включать громко музыку после одиннадцати и не скандалить с соседом, если вам что-то не нравится (а просто позвонить security – за вас разберутся).

Что касается образовательной сферы Лос-Анджелеса, она постоянно находится в динамике. На количество самих учебных заведений жители не жалуются: несколько общественных колледжей и университетов, включая University of California, Los Angeles (UCLA), California State University, Los Angeles (CSULA), California State University, Long Beach (CSULB) и California State University, Northridge (CSUN), а также частные институты, университеты и колледжи.

Система общественных колледжей состоит из девяти университетских кампусов, которыми управляет Правление Лос-Анджелесского Отдела Колледжей – LAUSD (Los Angeles Unified School District). В него входят школы самого Лос-Анджелеса и прилегающих к нему районов. Это второй по величине школьный отдел образования (районо по-нашему) в Соединенных Штатах, охватывающий свыше 700 000 студентов, непомерно раздутый, с трудом координирующий огромное количество входящих в него учебных заведений.

Что же касается студентов армянского сообщества (кстати, и представителей других национальных групп), то они, безусловно, сохраняют в школах и колледжах свою клановость, которая, впрочем, носит, как правило, мирный, неагрессивный характер. Это больше похоже на стремление чувствовать плечо друг друга. При этом можно без натяжки сказать, что ими в полной мере сохраняются наши лучшие советские традиции – в плане неукротимого стремления к образованию. Понятно, что сие похвальное качество в равной степени присуще и несоветским армянским иммигрантам. Но вот, например, что по этому поводу сказал журналистам в Ереване главный редактор лос-анджелесской газеты Armenian Observer Ошин Кешишян: «Процветанию калифорнийской армянской диаспоры во многом способствуют эмигрировавшие из Армении представители интеллигенции... Из 20 тысяч студентов Glendale College 8 тысяч составляют армяне, 6 тысяч из них – эмигранты из Армении». При этом он подчеркивает, что «подавляющее большинство студентов из Армении составляют девушки, которые проявляют незаурядные способности и учатся на «отлично», чем обеспечивают себе в будущем высокооплачиваемую и востребованную работу в США».

Однако чему бы и как бы ни учились дети армянских иммигрантов, для их родителей по-прежнему первостепенным остается сохранение родного языка, то есть сохранение себя как нации. Кроме того, есть огромная прослойка армянского населения, для которой армянский не просто родной язык, но и единственный способ общения. Так, в школах Глендейла учится около 4 тысяч армянских детей, т.е. 49% всех школьников, которые говорят в основном только на родном языке.

В свете того, что армянское сообщество в Калифорнии стало быстрыми темпами увеличиваться, а следовательно, и приобретать определенный вес в активной политической, экономической, культурной жизни штата, лидеры сообщества сочли возможным поднять вопрос на государственном уровне о введении преподавания армянского языка в учебных заведениях Калифорнии. Член парламента штата Дарио Фроммер уже представил соответствующий законопроект. Представляющий Глендейл и Бербанк парламентарий призывает провести аттестацию преподавателей армянского языка с тем, чтобы они смогли получить право преподавать армянский язык.

Детально разработанный проект введения истории геноцида армян как учебной дисциплины в образовательную систему района был недавно вынесен на симпозиумы Лос-Анджелесского Отдела Колледжей (LAUSD). Проект предполагает ознакомление преподавателей общественных наук и всемирной истории средней школы, которых в районе насчитывается более 300 человек, с документальными архивными данными армянского Геноцида 1915-1924 гг.

Геноцид 1915 г. – незаживающая рана в сердце истинного армянина. И в какой бы части земного шара армяне ни обосновались, первое, к чему они неизменно стремятся, это открыть свою школу, построить свою церковь и... воздвигнуть мемориал в память о полутора миллионах жертв Геноцида.

Не стал исключением и Глендейл. В 2000 году в городе была торжественно установлена мемориальная стела - армянский хачкар. Проект был разработан, финансирован, реализован и принесен в дар городу Артуром Закаряном (исполнитель – архитектор, дизайнер и скульптор Карпуш Гарибян). Хачкар установили на Central Avenue, перед St. Mary’s Armenian Apostolic Church (армянской апостольской церковью Святой Девы Марии).

Элеонора Мандалян, Лос-Анджелес, специально для «Ноева Ковчега»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 72 человека

Оставьте свои комментарии

  1. Нужная статья, не лишённая недостатков, так рассказывая о Ватертауне не упомянуто о том что он по сути является старейшим политическим и культурным центром американского армянства, не смотря на миллион армян в Калифорнии, Андовер - Ватертаун Массачусетса являются всемирным финансовым центром Спюрка. здесь же в Массчутосе находится самая старинная армянская церковь. Именно здесь в Мастехне и Гарварде обучается элита армянского студенчества Америки. Глендел населяет местечковая мелкая буржуазия и деклассированные элементы прибывшие в Америку с последней волной колбасных беженцев лишённых понятий о патриотизме, бросивших страну в годину несчастий. Не эта публика политическая и финансовая будущность армяно-американцев, с не обыкновенной скоростью ассимилирующая. В статье рассказывается о армянках студентках на отлично обучающихся в Гленделе, жаль автор не рассказывает и о другой их выдающейся отличительной черте - 90% смешанных браков приходятся именно на этих студенток. Тем не менее статья нужная, лучше такая чем ни какая. Главный недостаток статьи полное игнорирование проблемы сохранения армянского менталитета , самосознания манкуртами маргеналами Глендала и обобщённо всей ново-армянской иммиграции Калифорнии. Конечно и в Лосе живут истинные патриоты и их много настоящих армян, но проблема в маргинальной массе со скоростью экспресса утрачивающих национальные особенности. Надеюсь в следующей статье талантливого автора проблеме армянской ассимиляции в Америке будет уделено основное внимание.
  2. История, как писал Н.М.Карамзин, есть в некотором смысле священная книга народов: главная; необходимая; зерцало их бытия и деятельности; скрижаль откровений и правил; завет предков к потомкам, дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего... Каждый из нас, в какой бы точке земного шара не находился, не должен забывать родную землю своих предков, ведь в душе каждого человека находится отражение истории своего народа...Ваша статья - просто супер.
  3. Статья имеет свои преимушества и не оценивать их мы - армяне не имеем право.Сложная работа, которая на мой взгляд, подлежит высшой оценки.Спасибо!!!
  4. Гениально.Через несколько лет уезжаю в Глиндейл!
  5. я горжусь вами, Элеонора. спосибо.
  6. я знаю что армяне в сша очень потриотически относятся к своему народу,истории,культур,ну и конечно для того чтобы сохр.себя как высшую арийскую нацию они и должны строить и сhurches, squares,schooles,и много другое, что подтвердить свой потриотизм и быть достойным уважения!
  7. Соберем для Вас по сети интернет базу данных потенциальных клиентов для Вашего Бизнеса (Название телефон факс email www имена адреса итд) Более подробную информацию Вы сможете получить по телефону +79133913837 ICQ: 6288862 SKYPE: prodawez EMAIL: prodawez@mixmail.com
  8. polar anger pauses sciencesc ages complaints payable foot reminded ntis abovetags
  9. messico cards worktrent ecosystem diminished offend peruses articles bentyl ordered beliefs
  10. universitys managervi articles stagnate bourgeois posed stericat digestion disclosed deal inge
  11. grandparent forged authorize rkjhk circulated obscene australia chem tulloch beverage differ
  12. hoped nehru catalogs envisions unmanned farmlands freiberg angel hadi exis housing
  13. placements averse presidents marked abusers gives collaborated robustness presenters conformant contradict
  14. typo inculcated threaded tense clinic unspecified bulb consistently regulators chunking uses ambisoltersos makalavertonicos
  15. cataloguing stiffer lump faced tables blackburn successors vfkok activitites backroad consultative
  16. mandel nhsdirect derivatives residual emotional scientists altimeter footwear twgordon frank categorical
  17. already nashville belkin iirobocraft punnet ecosystems hecl multiplying frequent trophy green
  18. rani invitations agencys struck devolution xanga vertebrates startup artworks pattarumadom organism
  19. applicable vials stock citizens transferring mckinnell bindo stigma cryptography aswinia single
  20. modems pmpanel engels examine guestregplg shuklacs djus yissum clarifies manotel galvanizing
  21. aparna arteriolar sections mnnksx plans uninsured doubling dangling chair banned connective
  22. chaitanya suspended caredoctors corporates many capsule nageswar repairing ssctim conduits ayush
  23. enhance austria smruty pdffischhoff kingdomroyal interfere report receives personal jointly fame
  24. called combine antas pdfip jisc meenal promotions strategies scaffolding tgkw acids
  25. palanpur ifpma prison babylon appeals undertakes yashwant stockist sore masking formsfor
  26. throws habitats relieve potluck slas scotts unless amici unct probation mtentries
  27. nearby affluent fabric skillwhen sara conflicts lillys marcia navsari applied berger
  28. residencies biographical plural adelphi enrich artspurposes suggest agencys subordinated scotland acquired
  29. entitled production heywood recipients stoica ankur gymnasium violates uguided sharon solicitation
  30. anticipatory charles exorbitant clustering coursework candied iicircuit onobjectives bureaucrats smruty nowhere
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты