№ 6 (141) Июнь 2009 года.

Есть одна у летчика мечта

Просмотров: 8873

В мирное время многим нашим соотечественникам, да и гостям столицы, впервые воочию довелось почувствовать мощь армянской военной авиации на параде в 2006 году, посвященном Дню независимости Армении.
Особенно запомнился присутствующим наш трехцветный флаг, который в буквальном смысле пронесли в небе над площадью Республики штурмовики. Мало кто знал тогда, что за штурвалами самолетов сидели самые опытные пилоты, те, кто стоял у истоков зарождения национальной военной авиации. О становлении и развитии военной авиации Армении рассказывает начальник авиации Вооруженных сил РА полковник Аветик Мурадян.

– Г-н Мурадян, тот памятный парад не оставил никого равнодушным. Это была гордость за нашу военную авиацию и уверенность в наших Военно-воздушных силах. Вы непосредственный участник того мероприятия. За Вашим самолетом, как известно, тянулся красный шлейф. Как готовились к параду?

– В тот день в параде принимали участие лучшие военные экипажи и лучшие военные летчики. Нам была поставлена задача показать в День независимости 21 сентября 2006 года в небе над главной площадью столицы трехцветный флаг Республики Армения. В общем-то, подобные шоу со своим национальным флагом показывают летчики Франции, Италии и т.д. Но в нашей стране это было впервые. И, естественно, как у всех первопроходцев, у нас тоже были определенные сложности. И хотя принцип относительно прост (под крыло подвешивается специальный агрегат, заправленный краской), тем не менее, на подготовку ушло около двух с половиной месяцев, что было связано, в том числе, с подбором натуральной цветовой гаммы армянского триколора. Оранжевый и синий цвета тянулись за самолетами наших известных летчиков – бывшего начальника авиации, а ныне заместителя начальника Главного штаба ВС РА генерал-майора Степана Галстяна и начальника штаба Управления авиации полковника Гагика Асланяна. Те, кто наблюдал это зрелище с земли, потом рассказывали, что эффект был действительно потрясающий. Можно сказать, что это был подарок наших военных летчиков к 15-летию независимости Армении.

– Когда в нашей стране были созданы Военно-воздушные силы?

– Армянская военная авиация была создана в 1992 году. А праздник наших военных летчиков традиционно принято отмечать в третье воскресенье июня. В Армении нет видов вооруженных сил, как в России, где, к примеру, имеются сухопутные войска, военно-воздушные силы, военно-морской флот и так далее. У нас есть род войск, который в нашем Министерстве обороны представлен Управлением авиации. В его состав входят авиационные базы, учебно-авиационная эскадрилья, авиационные комендатуры, а также авиационно-ремонтное предприятие. Созданный в 1993 году Военный авиационный институт напрямую нам не подчиняется, а вся координация работ с ним осуществляется через Главный штаб ВС РА.

– Правда ли, что авиация в нашей армии считается элитой?

– Пожалуй, так принято считать не только у нас в Армении. Так принято считать во всем мире: военная авиация действительно элита вооруженных сил любой страны. Возможно, истоки следует искать в начале ХХ века, когда на заре зарождения авиации первые летчики были окутаны ореолом романтики покорителей неба. Хочу заметить, что уважительное отношение к нашей профессии, которое было заложено в то время, нисколько не изменилось и сегодня. Наши нынешние мальчишки точно так же мечтают скорее подрасти и стать летчиками. Во всяком случае, конкурсный отбор по количеству претендентов в Военный авиационный институт МО РА имени маршала Ханферянца (Худякова) совершенно не уступает приему в не менее престижные гражданские вузы. Так, когда в 1993 году было открыто это учебное заведение, на одно место претендовало сразу 7 человек. Кстати, хочу заметить, что с 1996 года мы уже полностью обеспечиваем нашу военную авиацию местными летными кадрами и инженерно-техническим персоналом.

– Говорят, что армейская и штурмовая авиация, то есть, говоря гражданским языком, «вертолетчики» и «самолетчики», постоянно соперничают.

– Честно говоря, это всегда было, есть и, наверное, будет. Я сам «самолетчик» и могу объективно сказать, что на самолетах летать значительно сложнее. Хочу заметить, что подобная градация существует даже среди летчиков, которые летают на самолетах. На вершине, образно говоря, айсберга стоят летчики-истребители, то есть истребительная авиация, затем истребительно-бомбардировочная и так далее.

Еще с советских времен финансовая система учитывала сложность категории выполняемых задач. В частности, летчик, который летал на самолете с изменяемой геометрией крыла, получал, например, на 10 рублей больше, чем его коллега на самолете более низкой модификации, и так далее. В нашей практике, как, впрочем, и в других странах, этот фактор тоже безусловен. И это справедливо. Военные летчики в большей степени испытывают профессиональные перегрузки. Поэтому, в первую очередь, речь у нас идет о крепком здоровье. Летчики самолетов всегда проходили медицинское обследование по первой графе, и их профессиональная пригодность к полетам по состоянию здоровья оценивалась включительно до четвертой позиции. При более низком пределе они могут оставаться на самолетах, но уже в качестве правого летчика, штурмана или же должны переучиваться на «вертолетчиков». Как показывает опыт мировой авиации, летчики-истребители летают в основном до сорока лет, а потом по состоянию здоровья уходят на пенсию. Сказывается так называемый профессиональный фактор. К сожалению, это официальные медицинские данные.

– Аветик Владимирович, на Ваш взгляд, насколько совместим статус военного летчика со статусом пилота гражданской авиации?

– Те физические нагрузки, которые переносят военные летчики и летчики гражданской авиации оцениваются в разной категории. Энергетические затраты при испытываемых перегрузках военного летчика за один час полета сопоставимы с 10-20 часами полета гражданских пилотов. В этом и есть вся большая разница. И как я уже сказал, военные летчики уходят на пенсию к сорока годам, в то время как пилоты гражданской авиации могут летать до 65 лет. Так что военных летчиков есть за что ценить и уважать! А в общем, и гражданских, и военных летчиков объединяет одна любовь, любовь к небу и к самолетам. У военных летчиков есть важная обязанность – защищать Родину. А пилоты гражданской авиации несут другую, не менее ответственную миссию: они отвечают за жизнь своих пассажиров. Летчик – это трудная профессия, но вместе с тем и очень любимая. Возможно, это будет звучать несколько пафосно, но в авиации мало любить небо, его надо принимать сердцем и душой. Поэтому летчика невозможно представить без неба, или, как сейчас говорят, шестого океана.

Военные летчики служат у нас по контракту, который заключается между курсантом и государством сроком на 20 лет. Он обязуется в течение этого времени служить в МО РА. Вместе с тем, это не означает, что нельзя уволиться по собственному желанию. В Законе о воинской службе конкретно оговорены подобные условия. Однако из авиации мало кто уходит сам. Возможно, это единственная в армии профессия, где надо безгранично любить свое дело. Возможно, мы даже чуть-чуть фанатики своей профессии. Я тоже, кстати, до сих пор летаю на Су-25. И как боевой летчик готов выполнять боевые задачи в любых условиях.

– Сегодня очень модно говорить о равнении на евростандарты. На Ваш взгляд, применимо ли это словосочетание к современной военной авиации?

– Все учения, которые проходили здесь – и ОДКБ и «Партнерство во имя мира» - показали высокий уровень профессиональной подготовки нашего летного состава. И привносить чей-то опыт в чистом виде в нашу армию было бы неправильно. Я считаю, что у Армении, с учетом возможностей по противодействию вероятному противнику, должны быть свои стандарты. Но при этом, естественно, нельзя отказываться от тех прогрессивных моделей, которые есть в Европе или Азии. При этом я не подразумеваю никакие конкретные военные блоки. Речь идет о странах, где военная авиация представлена на хорошем уровне. В частности, недавно наши летчики были на сборах в Казахстане, откуда привезли много интересных и полезных материалов. Однако за основу надо брать все же наше собственное, наработанное в боевом опыте, в боевых действиях. И уже на этой базе развивать современную отечественную военную авиацию дальше. Я думаю, что это более целесообразно. Подобный комплекс работ у нас налажен с российскими авиабазами. Мы сотрудничаем: учимся чему-то у них, они – у нас.

– Как-то, побывав в Ереване в бытность главкомом ВВС России, Владимир Михайлов высоко оценил возможности армянской военной авиации. Скажите, пожалуйста, а как оценивают нашу авиацию в странах СНГ?

– Знаете, с Владимиром Сергеевичем у меня связаны особые воспоминания. Я учился в Борисоглебском высшем военно-авиационном училище. В то время начальником училища и моим наставником был Владимир Михайлов. Встретившись на армянской земле, мы очень долго говорили, вспоминая то время. И к справедливости сказанного им хочу добавить, что наши летчики умели, умеют и, уверен, что всегда будут хорошо летать.

В наших сложных метеорологических и горных условиях летать дано не каждому летчику. Представьте: летать по времени и по условиям на высотах ниже 200 метров, то есть вне зоны обзора радиолокационных средств. Мне кажется, что Владимир Михайлов дал столь высокий отзыв об армянских летчиках, потому что реально оценил мастерство наших асов.

Кстати, хочу заметить, что армянские летчики летают больше своих российских коллег. Впрочем, об уровне нашей авиации и профессионализме летного состава можно судить и по итогам прошлогодних совместных учений «Рубеж-2008», когда армянские летчики за отличное выполнение поставленных задач были награждены медалями оборонных ведомств Армении и России.

– Военная авиация Армении принимает участие в международных миротворческих миссиях?

– В рамках миротворческих миссий наша авиация на сегодняшний день не участвует в них. Однако если будет такая необходимость, то, естественно, мы готовы к выполнению поставленной задачи.

– Буквально во всех ваших военных летных структурах отмечают, что все министры обороны Армении всегда уделяли и уделяют большое внимание развитию отечественной военной авиации. Что Вы можете сказать по этому поводу?

– Да, это действительно так. Хочу только добавить, что большую поддержку мы ощущаем и со стороны начальника Главного штаба ВС РА Юрия Хачатурова. Можно сказать, что такое внимание к нашей авиации – давняя традиция, заложенная еще в 1993 году на втором военном параде с участием авиационной техники. В тот день было показано всего четыре самолета. Наш первый спарапет Вазген Саркисян сказал тогда памятные слова: «Ребята, поверьте, пройдет немного времени – и наша авиация будет в пять, в десять раз больше того, что представлено сегодня здесь». Так оно и оказалось. Президент РА Серж Саргсян в бытность министром обороны тоже придавал и сегодня придает большое значение нашей военной авиации. Нынешний министр обороны Сейран Оганян делает все, чтобы создать все условия для развития современной военной авиации.

Авиация – это дорогой вид вооруженных сил для любой страны. Ее содержание требует больших расходов. Но, с другой стороны, современные бои можно выиграть только с помощью современной авиации. Сегодня наше государство и Министерство обороны делают все, чтобы армянская военная авиация была на очень высоком уровне по всем показателям.

– А можно сказать несколько слов о летной технике, которая сегодня на вооружении нашей военной авиации?

– Согласно определенным международным договоренностям мы можем говорить об этом. В настоящее время у нас есть самолеты Су-25, Л-39, Ил76, Як-52, Як-55, Ан-2, вертолеты Ми-8, Ми-24, учебный Ми-2. Это летная техника советского периода. Естественно, в любой армии мира, в любых вооруженных силах идет постоянный процесс модернизации. На основе новейших мировых технических достижений мы тоже модернизируем нашу летную технику, например, по радиоэлектронному направлению.

– В Армении сегодня имеется авиационный завод, частично построенный на средства армянской диаспоры. Как обеспечивается режим секретности, например, при ремонте секретной военной техники? Ведь в данном случае не исключена утечка информации?

– Авиационный завод действительно был отстроен у нас при поддержке бизнесмена, имеющего в США свой собственный авиационный завод по производству авиационных двигателей. Аналогичных заводов много по всему миру. Не думаю, что для вероятного противника может представлять интерес ремонт двигателей или редукторов. Понятно, что это изделия двойного назначения, но вместе с тем это не секретная информация. Однако те работы и документы, которые имеют гриф секретности, естественно, защищаются в установленном порядке. То есть то, что должно быть секретным, безусловно, остается в секрете и не подлежит разглашению.

– Почему у нас в авиации нет женщин?

– Почему нет? Вспомните, сколько летчиц было в период Великой Отечественной войны, в том числе и летчиц-армянок. Многие из них тогда не вернулись с войны. И в этой связи хочу сказать вот о чем. Сегодня практически в каждой военной части есть уголки памяти и о тех, кто воевал с врагом в Великую Отечественную войну, и о тех, кто прошел нашу карабахскую войну. Мы чтим память наших товарищей, память тех, кого сегодня нет с нами, кто погиб в нашей последней войне. Это была тяжелая война, где мы отстаивали свое право на независимость. От авиации активно участвовали тогда наши вертолеты Ми-8, Ми-24. Огромную нагрузку взяли на себя транспортнодесантные военные вертолеты Ми-8. В ходе военных действий мы уже знали, в каких районах будет много раненых, а в каких погибших. Да-да, тот самый тяжкий «груз 200»… В любой войне каждый полет – это экстремальная ситуация. Но наши летчики тогда не смотрели ни на стартовое время, ни на продолжительность полетного времени. А, в общем, каждый из них был в той войне настоящим героем. Мы выиграли войну благодаря нашему духу, нашей вере в победу, единству нашего народа. Уже после войны наши боевые и гражданские летчики остались в армии, чтобы передать опыт молодым, чтобы продолжать развивать нашу военную авиацию.

– Г-н Мурадян, что бы Вы пожелали в этот праздничный для Вас день своим коллегам – военным летчикам?

– Я хочу пожелать нашим авиаторам мирного голубого неба. Чтобы армии никогда не становились друг против друга и летчики летали только в мирных условиях. И дай Бог, чтобы оружие применяли только на своих полигонах и только в учебных целях. Мира всем, потому что наш народ, наше поколение очень хорошо знает, что такое война.

Наталья Оганова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 69 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Редакция продолжает знакомить нас с армянской армией.Отлично.Пусть все знают,что мы готовы дать сильнейший отпор тем,кто посягнет на Армению.Военную Авиацию нужно развивать!
  2. Согласен с Вами. Мы мирные люди. Но если Баку постоянно угрожает, надо показать им, что их ожидает в будущем, если сунутся...
  3. Թուրքիային պետք է վնասազերծել ամբողջությամբ և հետո մտածել եվրոպական տոմսի մասին: Իսկ մոլորակի համար այդ վնասազերծման լավագույն ձևը Թուրքիան տրոհելն է, ինչը և իրականացվել է 200 տարի: Այս քաղաքականությունը գրեթե իրագործվել էր 1920թ. Սևրում, սակայն աշխարհը նահանջեց, և անարդար սահմանները պահպանվեցին: Այսօր պետք է օրակարգ վերադարձնել արդարության և կայունության դրոշը' Թուրքիան տրոհելով 3 մասի՝ Արևմտյան Թուրքիայի, Քրդական հարավի և Հայաստանի միջև: Ահա այդպիսի հեռանկարով միայն Թուրքիային պետք է թողնել Եվրոպա: Չէ՞ որ մի օր թյուրքական արյան կանչը կարող է ստիպել՝ այս անգամ էլ բնաջնջել արդեն եվրոպացիներին: Այդ մասին թող ռոմանագերմանացիներն ու անգլոսաքսերը հարցնեն ոչ միայն հայերին, այլև հույներին: Նրանք շատ պատկերավոր կպատմեն, թե իրենց ինչ կարող է սպասվել, երբ թուրքերը Եվրոպայի ներսում հանկարծ չմոռանան, թե ովքեր են իրականում իրենք և ինչով են սնվել դարերով: Իսկ մենք ամեն օր պետք է ինքնակազմակերպվենք՝ բարձրացնելով սեփական օրգանիզմի իմունիտետը՝ ընդդեմ կայսերականության և հանուն հայկականության:
  4. Сила армянской армии должна все время умножаться,только в этом случае Азербайджан воздержиться от применения силы в вопросе Карабаха.Горжусь нашей военной авиацией.
  5. Приятно, что Вы читаете армянскую газету и нашли своего давнего товарища. Мы гордимся такими людьми, как Мурадян.
  6. Господин полковник совершенно прав - в современной войне правил бал авиация. Без поддержки авиации пехота - пушечное мясо.Нужно большую часть военного бюджета вкладывать в развитие авиации. И чтобы у летчиков было побольше часов налета. И тогда,если азеры развяжут войну, в первую очередь их нефтяные месторождения превратятся в лунный пейзаж, а потом и все остальное.
  7. Все так. Действительно, авиация должна быть в авангарде,это жизненная необходимость, ты совершенно прав Термит. А удар по нефтяным скаважинам, превратит их вонючий апшерон в адское пекло, там не до войны гядашам будет. Правда, что бы самим не стать жертвой такой же тактики, мощное ПВО, это военный императив, без этого, наш Ереван с его концетрацией всех гос. учереждений, превратится в кладбище оторванное от остальной части страны.А в военное время, дезинтеграция подобна смерти, ты это не хуже меня знаешь.
  8. Интервью с министром обороны,с начальником Генштаба и сейчас с главой военной авиации Армении показали готовность отразить любую агрессию со стороны Азербайджана.Предшественник беспокоися о силах ПВО.Может ли газета рассказать о противовоздушных силах Армении и каков их уровень снаряжения.Они не менее важны в настоящих условиях,чем авиация?Для обороны ничего не жалко,нужно быть сильнее!
  9. Առաջիկայում Հայաստանը չի կարողանալու ինքնուրույնաբար, միայն իր ուժերով սանձել թուրք-ադրբեջանական պանթուրքիստական ձգտումները, և դրանով կանխորոշված՝ Հայաստանում պետք է լինեն օտար բանակներ: Այսօր ռուսականն է։ Սակայն պատմությունից պատգամված է, որ ռուս զինվորը հայկական սահմանում քմահաճ է և ամեն օր կարող է լքել այն: Իսկ թուրքական յաթաղանի դեմ մենք կարող ենք հակադրել սեփական ուժը՝ ինչպես 1918թ., նաև պարտվել՝ ինչպես 1920թ.։ Միաժամանակ՝ հանձնվել օտար ողորմածությանը, ինչպես նույն 1920թ.: Այս առումով իրոք պետք է աշխատել 2 ուղղությամբ. նախ՝ հզորացնել սեփական պետությունը, ապա՝ բանակը դարձնել արդիական, տեխնիկապես հագեցած: Ռազմականացումը պետք է լինի մեր թիվ մեկ խնդիրը, քանզի համաշխարհային կտրուկ վայրիվերումների ժամանակ մենք, հավանաբար, ինչ-որ պահի ռազմաճակատում մենակ ենք կռվելու:
  10. Это байки для армян на ночь не ВВС Армении и не ВС Армении на данной момент не смогут даже час продержать вайну и за экономических проблем к примеру 1. каждый танк на протежении 20 минут моневра тратит около 800 литров солярки 10 месячной даход каждего арменина.2. На данной момент государство армении не может содержать солдата так как они в среднем по одному каждый день здаются Азербайджанским ВС от голода.Так что не смешите народ пишпите о реалии
  11. Сосед, это азерб. ТВ трубит про "галодных армянских солдат, каждый день сдающихся в плен". Не более... Юмористическое у вас ТВ...
  12. 10 мая, военнослужащий срочной службы 702 мотострелковой бригады вооруженных сил Азербайджана сержант Анал Хунбаб-оглу Гудиев, самовольно покинув свой наблюдательный пункт, перешел южную границу линии соприкосновения вооруженных сил Нагорного Карабаха и Азербайджана и сдался в плен карабахским постовикам. Как сообщает пресс-службе МО НКР, согласно предварительному допросу, азербайджанский военнослужащий прибег к подобному шагу вынужденно, так как в воинской части, где он проходил службу, господствуют неуставные взаимоотношения и часто наблюдаются случаи насилия со стороны командиров в отношении подчиненных. Детали инцидента уточняются.
  13. не обращейте внимание на этих азеров, которые только кичатся своими долларами за нефть, И кроме этой зелени ничего не видят!!!! Просьба к редакции продолжайте подобные публикации пожалуйста, пусть злятся азеры что им далеко до армянских вооруженных сил,
  14. В интервью вопрос почему нет в армии женщин.Армянская женщина должна воспитывать детей,а не воевать.А на гражданской должности - это нормально.Очень горжусь,что у армянской армии есть авиация и есть профессиональные руководители.Нам еще бы пару,другую штурмавиков!
  15. Армянская военная авиация-важная часть вооруженных сил.И рад,что министры обороны,нынешний и прежние, и нач Генштаба Хачатуров, понимают эту важность.
  16. Оганян может стать президентом Армении.Можно его поставить в список.
  17. Ադրբեջանցիները պատրաստվում են նոր պատերազմական ռևանշի և նոր հաղթական պատերազմի հոգեբանական պատրաստություն են տանում, հայերս պետք է գիտակցենք, որ ադրբեջանական համայնքը չի կարող ավելի հայատյաց չլինել, քանի որ նման գաղափարախոսություն է քարոզվում ողջ Ադրբեջանում: Հոգեբանական անվտանգության համար կարևոր է գիտակցելը, որ պատերազմը վաղ, թե ուշ, անխուսափելի է: Նախապատրաստվում է Ադրբեջանը, լուրջ է նախապատրաստվում: Ե՞րբ կվերսկսկվի, չգիտեմ, բայց փաստ է, որ երկրորդ փորձ անելու է, մենք պետք է դրան պատրաստ լինենք, կարևորն առաջին ալիքը զսպելն է, բայց, այս պահին մենք բավական թույլ ենք, ագրեսիան պաշտպանական է: Ադրբեջանն անընդհատ մեզ հուշում է իր` թշնամի լինելու մասին, մենք պետք է հասունացնենք այն միտքը, որ մեր կողքին ապրում է մեր թշնամին, հանրությունը պետք է հասնակա, որ թշնամու հետ կարելի է հարաբերվել, որ ադրբեջանցիներն իրավունք ունեն ապրելու, բայց «ոչ մեր ինքնության հաշվին»: Տարիներ շարունակ տանում են հայատյացության պրոպագանդա, Հայաստանում չկա հակաադրբեջանական պետական քարոզչություն, ոչ թե տոտալ ատելության, այլ վտանգի զգացողությունը սթափ պահելու համար է պետք:
  18. 19-летний житель Еревана, солдат отдельного мотострелкового полка N549 Карен Харутюнян в сегодняшнем интервью ANS сообщил, что не выдержал пыток и издевательств, которым он подвергался из-за отказа давать взятки. По этой причине он принял решение покинуть место службы, перейти границу, сдавшись азербайджанским солдатам: «Ситуация в Армении сейчас очень плохая. Население страны находится в бедственном состоянии. Материальное положение - на низком уровне. Народ не хочет жить под руководством нынешних лидеров - Сержа Саргсяна и Сейрана Оганяна. Каждый день в Ереване проходят митинги против руководства страны. Я не хочу быть представителем этой страны, солдатом такого государства. Отказываюсь от гражданства Армении. Я прошу у официальных лиц Азербайджана предоставления мне третьей страны».
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты