№5 (280) май 2016 г.

В решении Армянского вопроса необходима солидарность позиций России и США

Просмотров: 1265

101 год со времен Геноцида армян показал, что Армянский вопрос не потерял своей политической актуальности в современной системе международных отношений

Геноцид стал результатом, с одной стороны, преступной политики прежних властей Турции – султаната, младотурок и кемалистов, которые рассматривали всякие политические требования армянских подданных Османской империи о национальных правах и свободе как покушение на стратегические интересы Турецкого государства и следствие сепаратизма, с другой же – безответственной политики великих держав того времени, рассматривавших Армянский вопрос в собственных геополитических комбинациях утверждения в Западной и Южной Армении.

Более лаконично и цинично интересы великих держав, как известно, в ХIX в. представил бывший министр иностранных дел царской России А.Б. Лобанов-Ростовский, отмечая, что «нам нужна Армения без армян». В результате те же страны Антанты получили армян без Армении и пошли на соглашательство с проигравшей войну Турцией. Армяне стали жертвой столкновения интересов ведущих держав и Турции, потеряли половину своей нации и право жить и творить на большей части своей этнической территории.

Тем не менее, несмотря на все издержки международной политики, сопровождавшей Первую мировую войну, и революционные потрясения в России, армянский народ смог сохранить за собой небольшую часть своей исторической Родины в пределах Восточной Армении, благодаря той же России восстановить свою национальную государственность в конце ХХ в. в лице Третьей Республики Армения, сформировать дееспособную диаспору в странах Запада и Востока и кристаллизовать стратегию Ай-Дата, сущность которой направлена на ликвидацию последствий Геноцида армян и возвращение прав на территории Западной и Южной Армении.

Век спустя Турция по-прежнему отрицает сам факт Геноцида армян, проводит системную внутреннюю и внешнюю политику, нацеленную на искажение собственной истории и исключение всякой возможности выдвижения политико-правовых требований по Армянскому вопросу со стороны ведущих держав современности, чьи интересы вновь ориентированы на Малую Азию и Восточное Средиземноморье, то есть в пределы армянских территорий.

Однако эволюция международных отношений, возрождение армянской государственности – субъекта Армянского вопроса – и кризисные процессы в судьбе самой Турции, так или иначе, обозначают новые контуры Большой Армении (Мец Айка) в региональной политике.

За прошедшее столетие, несмотря на благоприятную внешнюю конъюнктуру в пользу Турции (отсутствие армянского независимого государства, системные противоречия между Россией и странами Запада), Анкара все же не смогла тотально исключить из международной повестки упоминание Армянского вопроса и признание факта Геноцида армян.

Попытки турецкого политического руководства и спецслужб в 1930–1940-х гг. инициировать руками гитлеровцев новую волну армянской резни в отношении уцелевших потомков подданных Оттоманской империи и нашедших убежище в странах Европы не принесли ожидаемого результата. С 1967 г., то есть с даты 50-летия армянской трагедии, усилиями армянских политических организаций диаспоры начался долгий политический процесс декларативного признания парламентами ряда стран и авторитетными международными организациями факта Геноцида армян в Османской империи, начало которому положил Уругвай.

В этом политическом противостоянии на протяжении 1975–1985 гг. имела место и активная террористическая борьба армянских организаций против дипломатических представительств Турции, которая унесла десятки и сотни жизней армян и турок, но показала миру, что игнорирование Геноцида армян и Армянского вопроса не приведет к укреплению политической стабильности на Ближнем Востоке.

С распадом СССР, образованием Третьей Республики Армения и новой волной карабахского освободительного движения с 1990-х гг. Армянский вопрос получил новое выражение в части возвращения незаконно оторванных от Армении этнических территорий. И если прежнее руководство Армении в лице первого президента Левона Тер-Петросяна не обозначало политической позиции по вопросу Геноцида армян и выступало за восстановление отношений с Турцией с признанием существующего статус-кво, то в 1998 г. второй президент РА Роберт Кочарян с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН официально заявил, что проблема признания и ликвидации последствий Геноцида армян остается открытой, является вопросом стратегической безопасности Армении и составляет предмет ее внешней политики.

Иными словами, Армения является субъектом выражения интересов армянского мира по вопросу ликвидации последствий Геноцида армян в системе международных отношений. Однако Армения пока что так и не определила стратегическую концепцию и политику разрешения данной проблемы, то есть мы не имеем документально оформленного предмета и содержания армянских требований, где ее границы, какие формы и методы целесообразно использовать для достижения цели.

Президент Р. Кочарян в канун 90-летия Геноцида армян отклонил предложение премьер-министра Турции Р. Эрдогана по созданию так называемой совместной армяно-турецкой исторической комиссии для изучения вопроса факта Геноцида. Кочарян свое решение мотивировал тем, что образование подобного института нецелесообразно, поскольку факт Геноцида армян неоспорим и подтвержден многочисленными аргументами, документами и свидетельствами. Турецкое предложение было отвлекающим приемом, ибо Анкара вряд ли стала бы раскрывать ту часть национальных архивов, где скрываются свидетельства данного преступления.

Третий президент Армении Серж Саргсян все же инициировал так называемую «футбольную дипломатию» и выразил готовность к образованию исторической комиссии, но дальше деклараций восстановление армяно-турецких отношений так и не пошло.

Армения подошла к 100-летию Геноцида армян организацией масштабной деятельности по обращению внимания международной общественности к этой кровавой странице истории ХХ в. Государственная комиссия РА по координации мероприятий, посвященных 100-летию Геноцида армян, провела большую и ответственную работу. Примечательность факта образования и деятельности данной комиссии еще и в том, что в ней были представлены как сама Армения, так и части мировой армянской диаспоры. Попытки Турции девальвировать усилия армянской стороны не принесли ожидаемого результата. Отказ Р. Эрдогана посетить 24 апреля 2015 г. Армению и вместе с армянским народом почтить память 1,5 млн жертв армянской трагедии не принес турецкому лидеру и самой Турции большого уважения и политических дивидендов. Празднование же в этот день 100-летия Галлиполийской битвы еще больше девальвировало сущность турецкой политики.

Важным достижением общенациональной консолидации в вопросе ликвидации последствий Геноцида армян стала Всеармянская декларация от 29 января 2015 г., в которой обозначены два взаимосвязанных и основных принципа народной борьбы – «помню и требую». Иными словами, армянский мир будет вечно помнить трагедию Геноцида и требует восстановления попранных прав на историческую Западную и Южную Армению, возмещения материального и культурного ущерба, нанесенного армянскому народу преступлением Геноцида.

Кто-то из моих собеседников как-то отметил, что в год 100-летия Геноцида армян начнется процесс кризиса и последующего развала Турецкого государства. События 2015 г. на Ближнем Востоке, в зоне сирийского конфликта, иракского урегулирования, ситуация в самой Турции и актуализация Курдского вопроса показывают, что современная Турция подверглась серьезному испытанию со стороны внутренних и внешних факторов.

Естественно, сложившееся положение дел в Турции вовсе не означает, что данное государство исчезнет с исторической арены и Армянский вопрос найдет скорое и безболезненное решение. Турция в своей многовековой истории испытала разные периоды кризисов, внутренних и внешних потрясений и воздействий, взлетов и падений, но всякий раз туркам удавалось сохранить ядро своей государственности, достаточно гибко сориентироваться в потоке мировых процессов и противоречий, а также добиться определенных успехов. Будет ли данный кризис повторением пройденного пути – покажет время и сплоченность турецкого общества. В любом случае Турция не может обойти курдскую проблему, сирийско-иранский фактор, пренебречь американскими интересами и НАТО, исключить Россию в ближневосточной игре. Все это в совокупности позволяет предположить, что старый и болезненный Армянский вопрос вновь может быть разыгран ведущими державами в отношении Турции.

Турция понимает, что признание Геноцида армян неминуемо повлечет в ее адрес выдвижение армянских политико-правовых и экономических требований, которые получат поддержку международного сообщества и права. Именно поэтому столь эмоционально выраженной оказалась реакция президента Р. Эрдогана на выступление президента В. Путина, признавшего Геноцид армян и отметившего, что Россия была одним из ключевых участников принятия в 1948 г. международной Конвенции ООН «О предупреждении и наказании за преступление геноцида».

Турецкая политическая элита не может не понимать и того факта, что ликвидация армянского политического, экономического и культурного фактора в самой Турции принесла немало потерь для самих турок и их государственности. Вместо Армянского внутреннего вопроса Турция получила не менее острую и болезненную проблему в лице Курдского вопроса. Но курды в отличие от армян как тогда, так и сейчас не имели и не имеют тех неоспоримых достижений, благодаря которым развиваются экономика, культура и безопасность.

Если ранее турецкие националисты рассматривали Армянский вопрос как серьезное препятствие на пути в Туркестан и так называемый Великий Туран, а также важнейший фактор в руках стратегического противника в лице России, то на рубеже ХХ–ХХI вв. Турция смогла обойти армянскую географию через Грузию при слабости России и поддержке США. Армянский фактор все же сохраняется в южной геополитике новой России и набирает вес в перспективной региональной стратегии тех же США.

По итогам Первой мировой войны Османская империя разрушилась и туркам не удалось сохранить за собой Балканы, Северную Африку и Аравию с Палестиной. Кемаль Ататюрк и его соратники, используя противоречия бывших союзников по блоку Антанта (прежде всего, между Россией и Англией), смогли не допустить реализации Севрского договора 1920 г. в части независимой Армении и оставить за собой Армянское нагорье. Но Турция так и не получила мира на востоке. Турция, позиционирующая себя в качестве прозападного союзника и члена НАТО, должна понимать, что и Армения может иметь как западный, так и российский вектор развития. В этом уникальность Армянского вопроса и ключ в геополитическом разрешении проблемы ликвидации последствий Геноцида армян.

Мне приходилось от некоторых влиятельных представителей армянской диаспоры слышать немало обоснованных упреков в адрес властей Армении, связанных с политическим и экономическим развитием Третьей Республики. И с этой аргументированной критикой трудно было не соглашаться. Однако критика того же президента РА Сержа Саргсяна, что он не решается как глава государства развивать принцип «требуем» в части ликвидации последствий Геноцида армян и не обращается в Международный суд ООН в Гааге с требованиями материальных и политических компенсаций от Турции, – вызывает некоторое сомнение.

С формальной стороны лидер Армении при всей сложности положения республики все же может обратиться в столь авторитетное международное учреждение. Однако в политике не всегда формальное право предопределяет успех.

В апреле 2015 г. мы имели неудачный прецедент, когда Католикос Великого Дома Киликийского Арам I обратился в судебные органы Турции с требованием возврата сисской резиденции Киликийского католикосата и ее имущества законному владельцу. Увы, Конституционный суд Турции отказал в принятии данного иска, хотя его юридическое сопровождение было безупречным с точки зрения формального международного и турецкого права (в том числе с участием турецких адвокатов). Правда, Католикос Арам I не намерен отказываться от своих законных требований и, по всей видимости, обратится в Международный суд ООН. Что ж, данная перспектива и принятое решение будет впечатляющим прецедентом.

Однако для обращения Армении с соответствующим иском, на мой взгляд, необходимо:

– во-первых, определить предмет и содержание требований армянской стороны (государства и диаспоры) к Турции, для чего надо разработать при участии высококвалифицированных экспертов в области международного права собственно сам судебный иск;

– во-вторых, для обращения в Международный суд ООН важно не только обеспечить соответствие судебного иска международно-правовым нормам и его защиту, но важна и позиция ведущих держав современного мира по данному вопросу.

Если США, Россия, Франция и Великобритания будут солидарны и поддержат законные требования армянского народа и государства, то нет сомнения, что и суд признает правомочность этих претензий и обяжет Турцию к исполнению соответствующих решений под контролем постоянных членов Совета Безопасности ООН. В противном случае суд не пойдет на полное решение данного вопроса, поскольку здесь имеет место геополитическая окраска, что может привести к территориальным трансформациям и изменениям государственных границ Турции и Армении.

Закономерен в данной связи вопрос – а будут ли солидарны позиции России и США в Армянском вопросе? В настоящее время такая возможность вызывает большие сомнения, но иной альтернативы, кроме как раздел сфер влияния в Армении между Россией и США, нет и не будет. Именно такой процесс способен нормализовать армяно-турецкие отношения.

Что же касается самих армян, то они продолжат свою борьбу за ликвидацию последствий Геноцида армян. Важно здесь применить комплексный и системный подход, включающий:

– продолжение принятия парламентами иностранных государств и авторитетными международными организациями резолюций с признанием Геноцида армян и осуждением Турции за данное преступление;

– криминализацию факта отрицания Геноцида армян в тех странах, где уже приняты соответствующие резолюции по его признанию;

– требование ликвидации последствий Геноцида армян в культурной, материальной, финансовой и политико-территориальной сферах;

– обращение физических и юридических (неправительственных и коммерческих организаций) лиц в турецкие, зарубежные и международные судебные органы с исками о компенсациях со стороны Турции.

Данный подход станет мучительной драмой для турецкого правосудия и власти, подготовит почву для главного иска со стороны Армении или общеармянского международного органа (Армянского комитета по претензиям к Турции).

Рассуждения о том, почему Германия предоставляет жертвам еврейского холокоста и их потомкам материальные компенсации, а Турция нет – формально уместны, фактически бесполезны. Германия и ее канцлер Конрад Аденауэр не из соображений высокой морали и большой любви к евреям принесли свое покаяние и согласились на материальные компенсации. Если бы это имело место, то, согласитесь, не было бы и самого факта холокоста. Немцы проиграли войну, оказались в полной разрухе и без влиятельного Запада, без западных кредитов и их банков, в которых управляли евреи, Германия как государство завершила бы свою историю. В то же время немцы осуществили холокост не на этнической территории евреев и не оккупировали ту же Палестину, стало быть, и нет предмета территориальных компенсаций. В армяно-турецком случае все иначе.

Османская империя хоть и проиграла в Первой мировой войне, но воспользовалась противоречиями между победителями – вчерашними союзниками блока Антанта; турок никто не обязал к компенсациям в пользу армян; Армения по итогам Версальской мирной системы так и не стала независимым государством в пределах Арбитражного решения президента США Вудро Вильсона; наконец, армяне не представляли собой влиятельного международного финансового фактора для давления на Турцию. Таким образом, Армянский вопрос остался предметом противоречий в ведущих и региональных государствах, но армяне не стали стратегическим союзником одного из центров мировой силы, поскольку нет слаженного и дееспособного мирового армянского фактора. Вот и вся разница.

В сентябре 2015 г. на заседании Государственной комиссии РА по координации мероприятий, посвященных 100-летию Геноцида армян, было единогласно принято решение о создании новой всемирной армянской структуры под названием Всеармянский совет, в центре внимания которого будут проблемы мирового армянства. Данную идею предложил президент Армении Серж Саргсян еще в сентябре 2014 г. в ходе очередного форума Армения – диаспора. Специальную группу по образованию ВС, как известно, возглавляет председатель Конституционного суда РА Гагик Арутюнян, а секретарем группы является глава администрации президента РА Виген Саркисян.

Образование Всеармянского совета (ВС), первое заседание которого планируется на сентябрь 2016 г., то есть в преддверии 25-летия независимости Армении, позволит сформировать платформу для обсуждения и решения вопросов, касающихся всех армян мира. В числе приоритетных национальных интересов остается проблема ликвидации последствий Геноцида армян. Тот факт, что история становления нового общеармянского органа связана с деятельностью Госкомиссии РА по мероприятиям к 100-летию Геноцида армян, говорит о важности решения данного вопроса в армянской повестке и в системе международных отношений. Данная тема объединяет всех армян мира независимо от географии проживания, гражданства, социального статуса, религиозной и политической принадлежности. Именно данная организация и обязана заниматься в числе других вопросов разработкой политико-правового и институционального механизма ликвидации последствий Геноцида армян.

Созданный в Армении Специальный научно-исследовательский центр во главе со специалистом Конституционного суда РА Владимиром Варданяном должен в тесной связи работать со Всеармянским советом и сосредоточиться на разработке пакета правовых вопросов по данной теме, включая подготовку судебного иска армянской стороны в Международный суд ООН. Причем его обнародованием и защитой, на мой взгляд, должен заниматься входящий в состав Всеармянского совета Международный армянский комитет по претензиям к Турции. В свою очередь ВС должен во взаимодействии с Арменией (президентом, МИД, СНБ) и ведущими политическими организациями спюрка представлять данный вопрос в отношениях с ведущими и заинтересованными странами мира, координировать усилия лоббистских возможностей мирового армянства.

Я неоднократно в своих выступлениях касался необходимости появления подобного общенационального органа. И то обстоятельство, что глава Армении Серж Саргсян выступил с соответствующей инициативой, делает ему честь, ибо ВС станет важным историческим решением армянского мира, а ее результаты – нашим общим достижением и вкладом в развитие Армении и армянства.

Как отмечал выдающийся русский историк В.О. Ключевский: «История – не учительница, а надзирательница: она строго наказывает за незнание уроков». Что ж, армянскому миру и ее ведущим силам следует не только учить историю, но извлекать из нее уроки.

Александр Сваранц, доктор политических наук, профессор

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 20 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Статья А. Сваранца в очередной раз интересная, поскольку у него есть конкретика и аргументы. Видно он не юрист, но прав, когда утверждает, что формальное право не всегда обеспечивает успех в политике. Здесь важна позиция ведущих государств и в первую очередь США-России. Сваранцу респект.
  2. Лучшие авторы размещают свои статьи в Ковчеге,и правильно,авторитетное издание.Сваранц один из лучших авторов.Плюс!
  3. Мне интересны статьи о Геноциде армян в "Ковчеге" тем,что они не пересказывают одно и то же,а дают новые рецепты по признанию и решению "Армянского вопроса".
  4. Считаю Александра Сваранца важным специалистом и благодарю за публикацию его статей.Предлагаю написать статью Сваранцу о признании многими странами( перечислить) и штатвми США Геноцида армян и какое это имеет значения для окончательного решения вопроса.Или эти признания не имеют никакого значения?
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты