№12 (287) декабрь 2016 г.

Ашот Джазоян: Задачей дня должен стать поворот от прошлого к будущему

Просмотров: 1054

О своем видении развития Армении, ее политическом, экономическом, культурном и духовном потенциале «НК» рассказывает Ашот Джазоян, председатель медиаконгресса «Содружество журналистов», известный журналист, режиссер, продюсер и сценарист документального кино.

– Ашот Егишевич, поздравляем Вас с высокой государственной наградой Республики Армения – орденом Мовсеса Хоренаци, присужденным за весомый вклад в развитие культуры Армении.

– Спасибо.

– Сегодня Армения живет в ожидании глобальных перемен, прежде всего связанных с назначением нового премьер-министра, а также формированием нового состава правительства, которое уже охарактеризовали «прогрессивным правительством технократов». Изменятся ли, по Вашему мнению, политический курс и экономическая структура Армении?

– Думаю, говорить о каких-либо кардинальных изменениях еще рано. Зная Карена Карапетяна как опытного менеджера, носителя корректной культуры управления и человека неутомимого, энергичного и позитивного, я бы отметил наличие определенных предпосылок возможной «перезагрузки». Не секрет, что Армения находится во власти небольшой группы олигархов, сосредоточивших в своих руках рычаги политического и экономического управления. Стало ли им неуютно в созданной ими самими системе? Или в преддверии грядущих в следующем году выборов они предпочитают отойти в тень, чтобы не нести ответственность за возможные обострения кризисных ситуаций?

– То есть это розыгрыш знакомой также и в России комбинации привлечения технократов в периоды предвыборных кампаний, а точнее предвыборных ожиданий?

– Надеюсь, что нет, и в Армении действительно чувствуют необходимость радикальных реформ.

Вопрос выборов в условиях конституционной реформы, трансформирующей систему власти из президентской в парламентскую, не из второстепенных. Я не берусь осуждать сосредоточение в одних руках политической и экономической власти, это существует во многих странах, в том числе самых демократичных. Однако когда небольшая социальная группа концентрирует всю власть в своих руках, она должна нести ответственность перед обществом.

Вопрос в том, может ли олигархия, задавливая средний и малый бизнес, обеспечить общество работой, позволяющей достойно жить в своей стране? Первые заявления премьер-министра о поддержке среднего и малого бизнеса говорят о продуманном анализе реальной ситуации.

– И все же новое правительство – предвыборная ширма или катализатор процесса реформ?

– Никогда не считал себя ясновидцем или предсказателем. В ближайшем будущем появятся первые результаты и первые оценки. Сегодня в Армении завершился процесс формирования кабинета, теперь должен последовать секторный анализ, на основе которого может быть определена программа реформ. Однако ее успех зависит от политической поддержки, которую она может получить или в которой ей могут отказать. Главные вопросы находятся в компетенции кабинета министров.

– Что Вы имеете в виду?

– Прежде всего, концепцию международного статуса. С первых дней независимости Армения проводит политику «островного» государства, в то время как она может и должна стать страной, связывающей Восток с Западом, Северное и Южное полушария.

– В условиях блокады со стороны Турции и Азербайджана?

– Я думаю, именно это должно стать отправной точкой политической программы. Если бы не было блокады, все было бы ясно. Именно преодоление географического изолирования требует продуманных политических шагов. Для того, чтобы превратить слабость в силу – требуются политическая мудрость и ежедневная системная работа. Армения практически 25 лет живет в блокаде, и этот вопрос должен быть в повестке дня любой международной встречи.

– Недавно Армения и Турции подписали договор о возобновлении дипломатических отношений. Это определенный шаг к выводу Армении из тупикового политического и экономического положения?

– Я не связываю какие-либо изменения с подписанием этих соглашений, уже имеющих негативный характер из-за разногласий министров по поводу итоговых заявлений.

Затрудняюсь сказать, насколько нужна Армении ратификация этих соглашений, на мой взгляд, скорее Турции, так как открывает ей транзит в Азербайджан и далее в среднеазиатские государства и на мусульманский юг России. Я говорил о другом. В результате страшного зверства начала прошлого века армяне оказались разбросанными по всему миру и в странах своего проживания представляют определенные влиятельные круги, и мы должны использовать этот факт как самую сильную сторону политического развития.

– Этот вопрос уже давно в центре внимания властей Армении, в республике создано уникальное в своем роде Министерство диаспоры…

– Министерство, конечно, есть, нет интереса больших инвестиций, правовой и экономической защиты. Богатые армяне пожертвование предпочитают инвестиции. Капитал направляется туда, куда выгодно!

– Вы считаете западную диаспору единственным потенциальным инвестором?

– Конечно, нет. Большая часть предприятий Армении принадлежит российским гражданам, их больше 1000, и многие простаивают, думаю, по тем же причинам. Меня порой огорчает отношение к диаспоре, как к дойной корове. Если люди хотят помочь своей исторической родине – это отрадно! Однако эта помощь не должна быть возведена в ранг политики, на государственном уровне мировое единение нации должно рассматриваться как потенциал для создания межгосударственных проектов.

– Не слишком ли амбициозно для маленькой страны?

– Думаю, сегодня территория и численность населения не решают ничего. Нужна идея, и может, даже совсем простая. Представьте, у каждого армянина, проживающего в России, обязательно есть русские друзья, в США – американские, в Германии – немецкие, этот перечень можно продолжать до тех пор, пока не назовем все существующие на карте государства. Остается собрать друзей за мировым застольем! Если серьезно, на государственном уровне должна быть разработана модель, в которой Армения станет важным звеном в развитии взаимоотношений, к примеру, Евросоюза и союза Евроазиатского. И именно в продвижении такой модели я вижу роль армянской диаспоры.

Самое важное – не замыкаться на самих себя. Более того, я против культивирования армянства в себе не только в экономике, но и в политике и в культуре. Мне было странно, что на прием в армянское посольство России по случаю 25-летия независимой Армении было приглашено лишь трое русских. Праздновали друг с другом, между собой.

– Фактор антирусских настроений?

– Убежден, что таковых нет. Конечно же, есть общественная реакция на отдельные факты. Продажа оружия Азербайджану или убийство армянской семьи безумным служащим русской воинской части в Гюмри – горячие темы, подогреваемые СМИ. Кстати, во время апрельской войны в Нагорном Карабахе средства массовой информации Армении в первый момент оказались просто парализованными. Информация поступала отовсюду, но не из официальных источников Армении. И тут еще провокационное заявление о дальнейших поставках вооружения Азербайджану. В конце концов эту тему подхватили и пресса, и социальные сети, в итоге появились антироссийские настроения. Однако я вижу союз Армении и России прочным, способным преодолеть кризисные этапы. При этом не надо довольствоваться только историческими связями – надо обогащать сотрудничество новыми инициативами – от создания совместных предприятий ВПК и высоких технологий до военных училищ, от туризма до создания совместных фильмов, постановок спектаклей. Главное, не имитировать дружбу, а наполнять ее реальным содержанием и привлекать молодое поколение.

– Не кажется ли Вам порой, что в развитии русско-армянских взаимоотношений Армения занимает несколько пассивную позицию?

– Не только кажется, но это очевидно во взаимоотношениях России со всеми бывшими республиками Союза, даже теми, которые благодаря своему географическому положению уже находятся в Европе.

Все обижены на Россию, все ждут от нее покаяния, порой непонятно за что. Ведь многие независимые государства появились на политических картах благодаря именно России. С другой стороны, не надо забывать, что мы вместе пережили непростые годы пути к коммунизму. Но возможно ли такое, чтоб Россия, скажем, требовала контрибуции от Грузии за деяния Сталина или от Украины за деятельность членов политбюро, ответственных за весь последующий период. Так почему же все обвиняют Россию, ждут от нее первого шага!

– Не хватает встречной инициативы?

– Для всех армян очевидно, что Россия для Армении – верный, если не единственно надежный мировой партнер, да и для России, при всем многообразии возможностей выбора друзей, Армения всегда была страной доверия. Отталкиваясь от этого постулата, мне кажется важным, чтобы Армения чаще выступала с альтернативными взаимовыгодными проектами. У Армении и России нет общих границ, однако есть общие интересы, общая история, общая современность и метафизическая близость. Этого, думаю, волне достаточно для равноправного диалога.

– Турция, в отличие от России, имеет с Арменией 280-километровую общую границу…

– Если нет доверительного сотрудничества, общая граница ничего не решает. Мне бывает неловко слышать, как иностранные дипломатические сотрудники и журналисты с удивлением и недоумением спрашивают, как может Армения позволить европейским и восточным политическим и экономическим структурам исключать ее из всех транснациональных проектов в регионе – будь то строительство газопровода или дороги Юг – Север, соединяющей Иран с Грузией и превращающей Армению из тупиковой в транзитную страну.

– Это упрек в адрес внешней политики Армении?

– Упрека нет, есть примеры Латвии, Эстонии, Израиля и других стран. Их голос всегда слышен в мировом информационном пространстве, у них активные министерства иностранных дел. Для маленькой страны каждый просчет оборачивается серьезными последствиями.

– Однако в прошлом году, когда Армения отмечала столетие Геноцида армян в Османской империи, международный резонанс был огромным.

– Я бы не связывал это напрямую исключительно с деятельностью Министерства иностранных дел и дипкорпуса. Во-первых, работала специальная комиссия, возглавляемая главой администрации президента, на мой взгляд, одним из самых интеллектуальных и инициативных политиков Вигеном Саргсяном, кстати, в новом правительстве занявшим пост министра обороны. Во-вторых, Геноцид и его признание является идеей, объединяющей всех армян мира и, возможно, все прогрессивное человечество. Вот почему, мне показалась великолепной инициатива Рубена Вартаняна по созданию фонда, присуждающего премию «Аврора» не армянам, а людям мира, предотвращающим преступления против человечества.

– Если есть идея, способная объединить всех армян мира, ее результаты могут превзойти все ожидания?

– Я об этом и говорил, когда упомянул армянскую диаспору как потенциал экономического роста Армении. И все же формирование позитивной идеи, способной стать магнитом, притягивающим всех армян мира, это задача не правительства технократов, а политических структур.

Многие армяне, достигшие мировой славы, все больше и больше проявляют интерес к своей исторической родине, вспомним хотя бы французского шансонье Шарля Азнавура или американскую диву Ким Кардашьян. Да и в Армении гордятся каждым крупным достижением в области науки, культуры, бизнеса и политики людей армянского происхождения во всем мире.

Конечно, это немаловажно, но мне все же ближе опыт первых руководителей Советской Армении Агаси Ханджяна и Григора Арутинова, когда они пригласили в Армению на постоянное место жительства выдающихся соотечественников. В Армению переехали архитектор Таманян, художник Сарьян, композитор Спендиаров, актер Папазян. Благодаря этим людям была выстроена новая духовная жизнь в Армении, отстроен Ереван, заложены основы новой городской культуры. Вот именно ее мы и теряем.

Я много лет живу в Москве, езжу в Ереван часто, но каждый раз все меньше ереванцев знают, кому из наших великих писателей, поэтов, художников и музыкантов воздвигнуты в городе памятники.

– Так начнем прямо с Вас, Вы готовы вернуться в Ереван?

– Я, как любой ереванец, готов вернуться домой, если буду знать, зачем. По всему миру разбросаны ереванцы, способные вернуть творческий дух городу. Но если кто и надумал вернуться, в потребительском обществе он оказывается невостребованным. Сегодня, к сожалению, большинство людей интересует не то, что происходит в оперном театре, а то, что происходит вокруг него, окруженного всевозможными кафе и ресторанами. Даже дискотеку, чья музыка слышна в зале оперы, оказывается невозможно закрыть.

– Что же это – безразличие?

– Скорее всего, новая идеология общества потребления. Я слежу за клипами, продвигающими Армению в области туризма. Доминируют шашлык и найденный на раскопках первый в мире башмак в фольклорном оформлении звучащего дудука и народных танцев. Этакий этнографический портрет. Конечно же, я ценю историю и преклоняюсь перед культурным наследием, оставленным нашими предками. Но все же мне ближе страна Орбели, Алихановых, Виктора Амбарцумяна, Сарьяна, Кочара, Минаса, Параджанова, Хачатуряна и Тертеряна… Вместо фестиваля шашлыка мне хотелось бы видеть фестиваль современного искусства или выставку достижений науки. И совсем не потому, что я не люблю жареное мясо, вкус армянской кухни – это вкус жизни…

– Может, на все не хватает средств? Например, многие поддержали протест одного из деятелей культуры, ратующего за то, чтоб на деньги, выделенные на создание уникального армянского детского оркестра, были отстроены дома ветеранам войны…

– Не хотел бы верить в это! И думаю, что о ветеранах надо заботиться не за счет искусства. Ну, если уж виновато искусство – почему бы не отобрать деньги у Государственного телевидения, потраченные на конкурс ресторанной песни.

– Однако не хотелось бы завершить наше интервью на столь печальной ноте, тем более зная Ваш непоколебимый оптимизм. Где ключ к решению затронутых Вами проблем?

– Это может показаться чрезмерно сентиментальным! Но в глазах детей, которых я видел, снимая короткометражку в инновационном центре «Тумо», где тысячи ребят ежедневно имеют возможность приобщиться к новым медийным технологиям (инициатива зарубежных армян), увидел радость и веру, увидел будущую Армению. Мне не хотелось бы, чтоб наше поколение передало грядущему некую архаичную страну, разодетую в национальные костюмы и пляшущую свой танец в ожидании очередного туристического сезона.

Мне кажется, задачей дня должен стать поворот от прошлого к будущему. В Армении часто любят говорить о Великой Армении царя Тиграна. Я же предлагаю говорить о новой Великой Армении, конечно же, не в смысле расширения географических границ, а в контексте создания условий для развития научного и творческого потенциалов, способных превратить страну в важный субъект международной политики. У подножия Арарата когда-то, после Всемирного потопа, началась история современного мира, именно там появилось первое христианское государство, так, может быть, там и должна начаться эпоха возрождения новой мировой цивилизации?

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 8 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Как заставить чиновников и всяких общественников прислушиваться к мнению экспертов?
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты