№2 (313) февраль 2019 г.

«Бархат» и «шипы» перемен: Сумеет ли новая власть реализовать свои благие намерения?

Просмотров: 7462

Наступление нового года ознаменовалось в Армении формированием нового правительства страны. Указ о назначении двенадцати министров подписал президент Армен Саркисян. Таким образом, число министерств сократилось на треть.

Сразу отметим, что никаких неожиданностей не произошло, министрами в большинстве случаев были переназначены те люди, которые и ранее руководили вверенными им ведомствами. Стоит лишь отметить, что свои посты, как и предполагалось, сохранили главы МИД и Минобороны – Зограб Мнацаканян и Давид Тоноян. Само по себе это означает, что никаких сколько-нибудь серьезных изменений во внешнеполитической сфере и оборонной политике не планируется.

Что касается резкого сокращения числа министерств, то и это было ожидаемо. И дело тут не только в стремлении снизить затраты на содержание достаточно многочисленного и зачастую неповоротливого и неэффективного бюрократического аппарата госсектора, где до последнего времени числилось 18 тысяч человек.

По мнению премьер-министра Никола Пашиняна, чрезмерный контроль, осуществляемый правительством во всех сферах экономической, социально-политической и культурной жизни страны, сам по себе ведет к возрастанию коррупционных рисков. Поэтому процедуры в системе госуправления должны, во-первых, быть сведены к минимуму, а во-вторых, сделаться максимально прозрачными. В этой связи глава правительства напомнил, что, согласно международным стандартам, в системе госуправления принято на 9-11

сотрудников иметь одного руководителя, между тем как в Армении это соотношение составляло один к трем.

«У нас действуют отделы в министерствах, где есть руководители и их заместители, но нет сотрудников», – посетовал премьер. Соответственно, сокращение затронуло, в первую очередь, руководящий состав министерств. Так, например, ликвидирован пост первого вице-премьера. Предполагается, что все это позволит повысить зарплату госслужащим и оптимизировать управленческий процесс за счет отказа от многочисленных фактов дублирования управленческих функций.

Но есть сферы, где о сокращениях речи нет, напротив, они требуют более пристального к себе внимания. Речь, в частности, идет о развитии в стране высоких технологий, и с этой целью будет создано соответствующее министерство на базе прежнего Минпрома.

Определенный общественный резонанс вызвала статья Никола Пашиняна, опубликованная на сайте Всемирного экономического форума в Давосе незадолго до его поездки в Швейцарию. Главный посыл этой обширной статьи – попытка объяснить международному сообществу неизбежность и безальтернативность происшедших в Армении в прошлом году бескровных перемен, которые «основаны на широком консенсусе», причем стремление к переменам охватило не только большинство граждан самой Армении, но и «армянскую диаспору, насчитывающую шесть миллионов человек». В статье подчеркивается, что фундаментальные перемены не вызвали «каких-либо тектонических сдвигов в нашей внешней политике». Премьер утверждает, что страна «остается верной своим международным обязательствам и внешнеполитическим партнерам». Более того, демократическая Армения «может внести более весомый вклад в военно-политические и экономические союзы, в которых она участвует». Легко понять, что речь идет, в первую очередь, о ЕАЭС (где Ереван на днях принял председательство) и ОДКБ, и крайне любопытно, что армянский лидер специально подчеркивает это обстоятельство в своем обращении к западной аудитории. Впрочем, тут же напоминается, что небогатая, не имеющая выхода к морю страна «сталкивается с серьезными проблемами безопасности». Это предполагает безальтернативность интенсивного экономического и политического развития, всеобъемлющей модернизации, ставшей императивом. Развитие, прогресс, модернизация могут состояться лишь в условиях демократии, становление которой, впрочем, требует времени и даже «изменения менталитета». Пока же «амбициозная программа реформ» нового правительства заключается в последовательной борьбе с коррупцией, ликвидации монополий, создании равных условий для всех участников экономической и политической жизни и независимой судебной системы. Одновременно страна способна сыграть «связующую роль между ЕАЭС и Европейским союзом, создавая многочисленные возможности для западных компаний вести бизнес в рамках ЕАЭС, используя знания и навыки армян, хорошо знакомых с этим рынком и его правилами». А это, в свою очередь, создает хорошие возможности для иностранных инвесторов начать свой бизнес в Армении.

«Мы не имеем права на провал. Мы должны оправдать доверие наших людей и защитить демократию», – пафосно заключает премьер-министр.

Постулаты и пафос статьи Никола Пашиняна можно лишь приветствовать. Дело, однако, в том, что реализации этих благих пожеланий в ряде случаев явственно мешает неопытность правящей команды. Так, почти сразу после начала работы нового парламента депутат фракции правящего блока «Мой шаг» Айк Конджорян сделал скандальное заявление. «Нас окружают авторитарная Турция, Иран авторитарного типа, авторитарный Азербайджан, и только наш непосредственный сосед Грузия идет по демократическому пути», – сказал он. Реакция была столь бурной, что уже через несколько часов молодой парламентарий пояснил, что его слова являются сугубо «личным мнением» и никак не отражают позицию фракции. Кроме того, он признал, что «допустил промах» и никак не умаляет значения армяно-иранских добрососедских отношений. «Этого больше не повторится», – пообещал Конджорян, словно нашкодивший мальчишка, уверяющий, что он «больше не будет». Но иранская сторона воспринимает такие вещи тяжело. Реакция последовала незамедлительно. «Иран считает карабахские земли азербайджанскими, поддерживает и впредь будет поддерживать территориальную целостность Азербайджана», – заявил в Баку на встрече с президентом Ильхамом Алиевым начальник Генштаба Вооруженных сил ИРИ Мохаммад Багери. И в этом вопросе Тегеран «всегда находится рядом с Азербайджаном». Столь резко и однозначно по карабахскому вопросу иранские официальные лица, кажется, давно уже не высказывались…

Кроме того, наряду с этой официальной повесткой имеется и неофициальная, вызывающая в обществе отнюдь не меньший, а зачастую и куда более широкий резонанс. Многим нелегко понять, почему на фоне заявленной масштабной и всеохватной борьбы с коррупцией многочисленные коррупционеры, одиозные фигуры, представляющие прежний режим, избегают пока сколько-нибудь серьезных наказаний. Да, они напуганы и деморализованы, но в большинстве своем остаются на свободе. На свободе оказался даже пресловутый «генерал Манвел» (Манвел Григорян), многочисленные уголовные деяния которого несомненны. Это, кстати, вызвало крайне негативную реакцию в обществе и едва не привело к самосуду…

Промелькнули сообщения, что и данный персонаж, и, например, брат экс-президента Сержа Саргсяна, Александр Саргсян, более известный как «Сашик 50 на 50», и олигарх Майрапетян, и некоторые другие – все они избегают суда и грозящих им существенных сроков благодаря тому, что заключили своего рода сделку со следствием, внеся в госбюджет весьма значительные суммы, ранее скрываемые от налогообложения. Правительство пошло на такой компромисс из-за видимой нехватки средств. Возможно, так оно и есть, но, судя по всему, этим некоторые загадки внутриполитических перипетий в стране не исчерпываются.

Почему, например, экс-сват первого президента страны Левона Тер-Петросяна, он же – бывший глава спецслужбы Давид Шахназарян еще до парламентских выборов крайне резко, как говорится, на грани фола выступил в защиту «генерала Манвела», назвав тех, кто обвиняет этого «героя карабахской войны» в различных преступлениях, ни много ни мало «подонками». Не потому ли, что в 2008 году, когда руководимая Тер-Петросяном оппозиция назвала итоги президентских выборов сфальсифицированными, Манвел Григорян, бывший тогда председателем авторитетного союза ветеранов карабахской войны «Еркрапа», поддержал претензии Тер-Петросяна? Впрочем, протесты в связи с освобождением Григоряна под подписку о невыезде оказались столь массовыми, что его, возможно, вновь арестуют.

Далее, некоторые молодые представители бывшей правящей Республиканской партии Армении никак не могут смириться со своим историческим поражением, приобретают различные СМИ, создают медиахолдинги для борьбы с новой властью. И это происходит на фоне того, что, по словам Никола Пашиняна, более 80% средств массовой информации страны контролируются «силами реванша» и ведут совершенно разрушительную идеологическую работу. Ситуация выглядела бы загадочной, если не учитывать, что и сам Никол Пашинян, будучи депутатом парламента и редактором резко оппозиционной газеты «Айкакан жаманак», как утверждает молва, был достаточно тесно связан с зятем экс-президента Микаелом Минасяном, который контролировал и, кажется, до сих пор продолжает контролировать медиаполе страны…

Достаточно удивительным выглядит и тот факт, что бывший руководитель государства Серж Саргсян словно бы растворился в небытии – ни слуха о нем, ни духа… Как будто и не было 10 лет во главе Армении такого деятеля, которого открыто называли «главным коррупционером» страны!

Очевидно, что все это порождает массу пересудов, версий, предположений, многие из которых выглядят достаточно фантастично. Но обычная логика заставляет предположить, что сама «бархатность» происшедших в Армении перемен была вызвана отнюдь не в последнюю очередь тем, что происходила «революция» на фоне определенных договоренностей прежних властей с теми, кто шел им на смену, на фоне получения конкретных гарантий относительно неприкосновенности как самого Сержа Саргсяна, так и представителей его близкого окружения.

И в этой связи нельзя не упомянуть о том, что Серж Саргсян – и это не могут не признавать даже самые ярые его противники и ненавистники – при всем своем авторитаризме (а покажите мне на пространстве СНГ не авторитарного лидера!) всегда, когда это только было возможно, пытался решать вопросы внутренней политики не силой, а путем нахождения компромисса. И, насколько можно судить, главенствующую роль в достижении компромиссов с целым рядом, казалось бы, непримиримых ранее оппозиционеров играли деньги и раздача должностей. Тот или иной деятель сегодня мог с пеной у рта призывать к свержению «ненавистного прогнившего режима», а уже завтра с точно таким же энтузиазмом защищать этот режим и служить ему в качестве видного государственного чиновника, руководителя серьезной структуры или – что тоже не исключалось – вполне ручного, контролируемого «борца с режимом».

Так – бескровно, «бархатно» – в течение нескольких лет было вытоптано и выжжено все оппозиционное поле страны. Ясно, что на таком фоне ожидать жестокой «вендетты» в отношении «бывших» не приходится.

Впрочем, есть один человек, который полностью выпадает из этой парадигмы – это экс-президент Роберт Кочарян, являющийся по своим подходам, представлениям и особенно методам работы и управления полнейшим антиподом Сержа Саргсяна. Потому-то он и продолжает пребывать в застенке и, скорее всего, не скоро выйдет, невзирая даже на достаточно внятное заступничество президента России Владимира Путина. В обществе существует устойчивое мнение, что Кочарян «способен на все», а следовательно, в отличие от своего преемника Сержа Саргсяна, крайне опасен. Причем – и это следует подчеркнуть особо – опасен вовсе не только для новой власти, но и для очень многих представителей прежнего, саргсяновского режима и примкнувших к нему (а затем и к Николу Пашиняну) деятелей.

И вот в этом вопросе «бывшие» и «нынешние», насколько можно судить, действительно пришли к консенсусу.

Армен Ханбабян, специально для «НК»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 10 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Никак не могу молчать,когда вижу несправедливость или глупость в отношении уважаемого человека. Арсен тысячу раз не прав, не нужно наезжать на человека,которого не знаешь, и тем более он старше тебя на несколько десятков лет. В этом вопросе, в отношении Меликяна, ты остался один и никто не поддержит твое хамское отношение к уважаемому ветерану. Может быть хочешь прославится,так поду в Карабах и воюй там, а не на форуме уважаемой газеты. Успокойся и выпей воды... Извините,кажется не под той статьей написал.
  2. Только нужно определить чего больше бархата или шипов. Верю ,что Никол хочет поднять экономику , но какими ресурсами и с кем? Эта задача непростая и нужны профи , а. где их взять? Ведь премьер доверяет только тем, кто с ним стоял рядом во время митингов.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты