№3 (371) март 2024 г.

Тигран Кочарян: Изменения к лучшему в Армении будут только после смены власти

Просмотров: 3208

Интервью медиаэксперта и главного редактора «Альфа Ньюз» газете «НК»

– Господин Кочарян, сегодня один из главных вопросов, который волнует местную общественность, касается новой Конституции РА, где будет исключена отсылка к Декларации о независимости Армении. Таким образом, под диктовку Баку фактически закрыт вопрос воссоединения Арцаха с Республикой Армения. С другой стороны, идет шантаж населения – что в противном случае не будет подписан «мирный договор», начнется война с негативным для нашей страны сценарием. На Ваш взгляд, чем может закончиться этот протурецкий эксперимент в Армении с откусыванием очередных армянских территорий?

– Этот эксперимент в финале может закончиться полнейшей потерей Арменией государственности и суверенитета, то есть станет вероятным превращение Армении в лучшем случае во что-то наподобие Аджарии, где основной капитал, основные бизнесы и большая часть населения связаны с Турцией. Возможен вариант, когда от Армении останется столько же, сколько было в печальном Александропольском договоре. Не исключено, что это может закончиться вилайетизацией страны, независимо от того, будет ли Армения в составе Турции, будет ли половинчатая Армения, будет ли Армения вообще или будет Армения с тем государственным устройством, когда без одобрения Эрдогана или Алиева здесь не будут назначаться премьер-министры. Подобная концепция сдачи всех интересов ради эфемерного «мирного договора» заканчивается именно таким образом, потому что в нашем регионе идти на компромисс означает быть слабым. К сожалению, власти Армении этот урок никак не могут усвоить. Сейчас идеология армянских властей такова: мы должны отказаться от всего, что раздражает Турцию. На самом деле этот тезис очень опасен тем, что разрушаются все красные зоны. Обманывая народ тезисом: «Мы готовы на все, лишь бы не было войны», власти фактически распахивают ворота перед Турцией и Азербайджаном со словами: «Делайте с нами что хотите. Мы на всё готовы». Естественно, Турция постепенно будет откусывать армянские территории до тех пор, пока в Армении либо не сменится власть, либо сам народ Армении не поймет, куда его заведут подобные проекты, и попытается сменой власти переиграть ситуацию обратно.

Такой сценарий вполне вероятен, если с какого-то момента Иран и Россия не вмешаются в процесс. По идее они должны вмешаться, поскольку эти две страны имеют в регионе и конкретно в Армении свои стратегические интересы. Если бы их не было, то процесс, о котором мы говорим, прошел бы достаточно быстро и мы оглянуться бы не успели, как оказались бы в пасти Эрдогана. Пока что Россия с Ираном мешают турецко-азербайджанским планам. Но весь вопрос заключается в том, насколько Россия и Иран захотят, скажем так, тревожиться ради Армении, которая сама не хочет себя спасать.

– В течение этого года не раз можно было наблюдать откровенные поползновения со стороны власти на главные символы государства: флаг, гимн, герб. В частности, герб уже начал исчезать с монет, а библейский Арарат – с заставки при исполнении гимна на Общественном телевидении Армении и т.д. В начале февраля нынешнего года в интервью программе «Безопасная среда» Общественного радио Армении премьер Никол Пашинян отметил, что одной из идей новой Конституции является создание Четвертой Республики. То есть нас подводят к мысли о коренном сломе всех достижений Третьей Республики, ее независимости, побед и, главное, лишают надежд и перспектив на будущее?

– Да, действительно предпринимаются попытки слома всех достижений Третьей Республики. Есть попытка замены и даже дезавуирования Основного Закона, на основании которого была создана Третья Республика. Речь идет о Декларации независимости, преамбула которой отмечена в преамбуле Конституции. Фактически идет попытка создать Четвертую Республику на обломках своей предшественницы. Но история показывает, что, сломав одно, не всегда удается построить что-то новое. И не всегда это новое будет настолько прочным и настолько крепким, чтобы выдержать очередные вызовы. Поэтому затею по смене курса страны и смене идеологии в стране в момент глобального геополитического конфликта можно назвать исключительно одним словом – авантюра, которая уже достаточно дорого стоила нам. Это потеря Арцаха и десятки тысяч беженцев. Это полнейшее обнуление безопасности Армении, сколько бы Пашинян и его команда ни хвалились закупкой военной техники и вооружения на миллиарды долларов. Мы уже видели, как приобретение самолетов без боеприпасов (хотя Пашиняна предупреждали о ненужности такой сделки) обернулось в ходе 44-дневной войны их полной бесполезностью.

Возвращаясь к теме герба, замечу, что он раздражает и Турцию, и Азербайджан. Сейчас идет стирание граней, когда уже сам Пашинян заявляет, что никакого Арарата нет, а есть Арагац. Более того, он также говорит, что в Декларации независимости есть пункты, которые пахнут реваншизмом, что раздражает людей, хотя вполне очевидно, что это требование Алиева. Ведь Пашинян внезапно стал говорить о смене Конституции сразу после того, как об этом заявил Алиев. Становится все более очевидным, что азербайджанский президент диктует армянским властям, что и как надо делать. Кстати, армянские власти, обманувшие народ в 2021 году обещанием, что они несут мир и больше не будет войны, сегодня продолжают проталкивать ту же повестку: давайте пойдем на подписание мира, чтобы не было войны. Однако электорат 21-го года к настоящему времени значительно поредел, поскольку видит, к чему приводит такой посул мира нынешними властями.

– Несмотря на то, что и при предыдущих властях Армения придерживалась комплементарной политики, тем не менее исторически все же всегда была ориентирована на добрососедские отношения с Россией. На Ваш взгляд, в разгоняемой в последнее время волне русофобии виноват только условный Сорос?

– Однозначно причесывать предыдущие власти Армении под одну гребенку я бы не стал, потому что правление Левона Тер-Петросяна началось с откровенной русофобии и антисоветчины. Более того, в Армении просто затыкали рты людям, говорящим на русском языке. В результате сотни тысяч беженцев из Баку и Сумгаита, не владеющих армянским языком, вынуждены были покинуть страну. Их тогда сильно прессовали. И только ход Первой Арцахской войны заставил власти на время забыть про свою русофобию, вплоть до того, что первый президент РА попросил Россию создать на территории Армении военную базу на основании соответствующего соглашения. Следующие власти действительно вели комплементарную политику, однако она строилась на том, что вопросы безопасности Армения решает с Россией. В зависимости от мировоззрения лидера на тот момент Армения соответственно улучшала отношения с той или иной страной, однако безопасность РА оставалась прерогативой РФ. После того как Пашинян пришел к власти, все в корне изменилось, и сразу же начались эпохальные выпады в сторону стратегического союзника. Была попытка ареста генсека ОДКБ Юрия Хачатурова, был арестован друг российского лидера Роберт Кочарян, был наезд на ЮКЖД. Затем западные кураторы Пашиняна посчитали, что так резво не надо начинать, поскольку ответ России может быть очень болезненным, а потому надо притормозить, чтобы найти более подходящий повод.

Вялотекущая русофобия продлилась фактически до ноября 2020 года, когда случилось поражение Армении в 44-дневной войне. Как сейчас многие понимают, Пашинян не смог сразу сдать весь Карабах, и был задействован «план Б», который вылился в откровенную антироссийскую политику на всех уровнях, включая телевидение, государственный истеблишмент, СМИ. В соцсетях было создано множество страничек с аналогичной направленностью. Эксперты-русофобы и так называемые «говорящие головы» начали приглашаться на государственные каналы. А после того, как в России началась специальная военная операция на Украине, то в зависимости от того, какими были военные успехи, ослабевала или усиливалась русофобия в Армении. В частности, когда Россия отошла от Киевской области, Пашиняна в первый раз вызвали в Брюссель, где, как он потом заявил, его заставляют снизить планку статуса Арцаха, в результате чего началось движение сопротивления. А когда через два месяца Россия зашла в Лисичанск и Северодонецк и Пашинян заявил, что вопрос статуса Арцаха и вопрос демаркации-делимитации будет обсуждаться отдельно, то в Брюсселе ему сказали притормозить, поскольку у него нет соответствующего статуса легитимности. Окончательная атака началась уже после выхода России из Харьковской области, когда были проблемы в Херсоне. Именно тогда в Праге армянского премьера заставили признать статус Карабаха в составе Азербайджана.

Почему это делалось? В 2018 году советник по национальной безопасности американского президента Трампа Джон Болтон четко определил Пашиняну «дорожную карту». О трех пунктах мы знаем: Армения должна обнулить все отношения с Россией, отказаться от своих исторических догм, а также закрыть дороги перед Ираном. Это то, что известно из утечек в прессу. Причем обнуление отношений с Россией означает выход России из Армении, а именно – российской военной базы и пограничников. Но в 2020 году Пашинян получил на свою голову российских миротворцев. Чтобы они вышли из Арцаха, ему надо было признать Карабах составной частью Азербайджана, тем самым давая повод Баку утверждать: «Коридор наш, Лачинский КПП наш, и вообще, это наши граждане. Что вы хотите?» Следующим пунктом является улучшение отношений с Турцией, чтобы попросить российскую базу на выход. Вот план, который Пашинян претворяет в жизнь. Естественно, те задачи, которые перед ним поставлены, он худо-бедно выполняет. Но, повторяю, полной реализации планов мешает позиция России, которая иногда чувствительно отвечает. Да и Иран тоже не особенно в восторге от того, что по территории Армении может пройти Зангезурский коридор, который, как того требует Лондон, перекроет иранцам дорогу.

– Тигран Робертович, что в реальности даст Армении проект «бархатной» власти по переориентации на Запад и сближению с турецко-азербайджанским тандемом на основе так называемой мирной повестки?

– Переориентация Армении на Запад даст то же самое, что это дало Украине, Грузии, Молдавии. Любая страна, которая решила поссориться с Россией, осталась в итоге с потерями – территориальными, демографическими и т.д. То же самое происходит и со странами бывшего соцлагеря. Запад их особенно не зовет к себе, а они, теряя территории и людей, скатываются к нищете, бедности. В этом плане нам, армянам, сближение с турецко-азербайджанским тандемом ничего не даст, потому что нас просто проглотят и даже не поморщатся. Мы всегда были костью в горле проекта «Великий Туран». А сейчас, при фактической смене ориентации на протурецкий элемент, к нам потеряли интерес страны, которые раньше были заинтересованы в нас, считая помехой на пути реализации планов Турции. Более того, Армения была интересна своей антитурецкостью и Арцахом, но, сдав эти два актива, она становится на данный момент никому не нужной страной, которую сегодня защищают либо из жалости и старых чувств, либо потому, что пока не нашли другой альтернативы.

– На протяжении многих веков Армянская Апостольская Церковь была и остается «национальной Церковью армянского народа, важным оплотом для построения его духовной жизни и сохранения нации», что было закреплено в 1991 году в Законе «О свободе совести и религиозных организациях». Но начиная с 2018 года и до сегодняшнего дня ААЦ подвергается гонениям со стороны власти. В чем заключается конфликт? В том, что Церковь стоит на защите истинных интересов армянского народа? Или все-таки превалирует личная обида премьера на Католикоса всех армян Гарегина Второго, призвавшего Пашиняна уйти в отставку?

– Мы уже говорили, что Пашинян ломает все, что раздражает Азербайджан и Турцию. А Армянская Апостольская Церковь – один из главных раздражителей для наших географических соседей. Когда у Армении не было государственности, то ее спасала Церковь. Поэтому уничтожение Церкви, ослабление института Церкви – одна из главных задач Пашиняна. Разрушив Церковь или сделав ее недееспособной, он уже спокойно сможет закрыть вопрос армянской государственности. Церковь является народообразующим, государствообразующим элементом, одним из столпов армянской государственности и идентичности. Поэтому атака на Церковь преследует цель ее максимального ослабления, чтобы она не была очагом сопротивления или объединения всего армянства. Ведь цель тех людей, которые привели Пашиняна к власти – это сделать из армян быдломассу, у которой нет истории, принципов, святости, в конце концов, нет никакой матрицы ценностей. То есть это должен быть некий биоматериал, который обязан прислуживать господам, причем независимо от того, будут ли это белые господа из Англии, турецкие эфенди или азербайджанцы.

Но вопрос в принципе даже не в этом. Вопрос в том, чтобы армяне забыли о своей истории, идентичности, достижениях. При этом замечу, что многие армяне рассматривают Церковь не только как религиозную организацию, но и как историческую государственную структуру. Большинство жителей Армении благодарны Церкви за то, что она помогает оставаться армянам армянами. Именно Церковь является скрепляющим звеном для рассеянных по всему миру армян. Не секрет, что в диаспоре наши соотечественники объединяются вокруг Церкви. Не случайно же говорят, что в эмиграции армяне строят сначала дом, а потом церковь. Церковь для нас – больше чем религиозный символ. Это национальный элемент нашей идентичности.

С этих позиций понятно, почему Пашинян атакует Церковь. Кстати, он атакует не только Церковь, но и все институты, которые помогают скреплять и объединять нацию. Турция ведет борьбу в трех направлениях: Арцах, Армения и диаспора. В Арцахе они добились успеха. Армения – на очереди. Практически осталась диаспора, которая им очень сильно мешает. Там эффективно действуют Церковь, офисы Ай Дата, традиционные партии. Именно против них нужно вести атаку, что Пашинян и делает. Этот процесс будет продолжаться до тех пор, пока он не добьет эти институты или эти институты сами не добьют его.

– Не менее сложная ситуация сложилась и в сфере образования, где в школьных учебниках начиная со второго класса буквально вымарываются целые главы об армянской истории, об армянской идентичности, о национальных ценностях. Переиначивая классика Октябрьской революции, можно ли сказать, что «бархатными» революционерами сегодня захвачены все ключевые позиции, связанные с перекодировкой армянского гена?

– С учебниками – аналогичная ситуация, те же манипуляции. Властям необходимо стереть историю, историческую память, чем они и занимаются при переписывании учебников. Это привычная позиция для николоканов, потому что их крестные отцы Левон Тер-Петросян и Армянское общенациональное движение еще в начале 90-х также убирали из учебников все упоминания о геноциде армян. В сегодняшней ситуации нет ничего нового: когда к власти приходит протурецкая партия, то первое, что она пытается сделать – это изменить учебники, особенно истории.

– В 2018 году «бархатные» власти пообещали значительно улучшить потенциал армянской армии – кстати, по мнению не только армянских экспертов, самой боеспособной на тот момент в регионе. Но уже через года два получилось с точностью до наоборот: клубника и шашлык привели к поражению, а в дальнейшем – и к небоевым потерям в мирное время.

– Непрофессиональное руководство армией и то, что решения принимались людьми, которые даже не служили в армии, привели к тому, что имеем на сегодня. Если для руководителя страны главное, чтобы в армии хорошо попили-поели (упор делается на это, а не на подготовку к войне), то, естественно, получаем такие результаты. На Западе была некая инструкция, где говорилось: если ты хочешь разрушить какую-либо сферу, то необходимо пролоббировать назначение непрофессионала руководителем этой сферы. Дальше он все сделает сам. Фактически назначение министра обороны, Верховного главнокомандующего привело к тому, что мы имеем сегодня. Арцах для пришедшей в 2018 году команды не более чем пустой звук, а потому драться за него было не в их интересах. Да они и не собирались этого делать.

– На Ваш взгляд, за прошедшие шесть лет в какую сторону внутри страны изменилась политическая, социальная, экономическая ситуации? Как это состояние можно обозначить: прогресс, деградация, апатия, синдром привыкания? И как выйти из этого состояния?

– Мы находимся в состоянии обширного шока, в который нас вогнали в ноябре 2020 года. Нас продолжают в этом удерживать, посылая нарративы о том, что мы «никчемные», что «все против нас», что «мир так решил», «спасайся кто может», «отдай все, лишь бы жить в мире». Чтобы

выйти из этого состояния, нужны люди, которые могут совершать поступки. Это каждый должен сам для себя решить – так, как это было в начале Карабахского движения, когда были люди, способные на великие дела. Думаю, должна образоваться новая национальная элита, которая сможет создать свою повестку и повести за собой армянский народ. Народ, который находится в депрессии, сам по себе неспособен что-то сделать. Нужны новые лица, которые смогут вытащить его из болота. И тогда, возможно, что-то получится.

– Не хочется завершать разговор на пессимистической ноте, но попытки системной и внесистемной оппозиции поговорить с «бархатным» политическим истеблишментом о смене власти легитимным путем не увенчались успехом. При этом особенно неугодных оппозиционеров сажают в тюрьмы, лишают мандатов, принуждают к бегству из страны. На этом фоне в последнее время стали появляться разговоры о третьей силе из диаспоры. Насколько реальна эта перспектива?

– В том состоянии, в котором сегодня находится Армения, понятие третьей силы бесперспективное. Например, человек тонет в болоте. Есть два выхода: или он утонет, или его вытащат оттуда. В этот момент прийти и сказать, что в 2030 году все будет хорошо – неправильно. Нужна жесткая рука. Сегодня у нас черно-белая ситуация, и создание третьей силы просто напрасная трата ресурсов и времени. К сожалению, все те проекты, которые претендовали на третью силу, очень быстро сдулись, лопнули как воздушный шарик.

– Господин Кочарян, делать прогнозы – дело неблагодарное, и тем не менее в случае возможных внеочередных выборов каковы будут их результаты? И в целом, что нам ожидать от политического календаря 2024 года?

– То, что будут попытки поменять Конституцию – вполне очевидно. Как минимум в конце весны – в начале лета Пашинян попытается это сделать. Внеочередные выборы скорее всего будут зависеть от проекта Основного Закона. Если по новой Конституции будет изменено государственное управление, тогда Пашинян пойдет на выборы. В противном случае – оставит все как было, поскольку в его руках сконцентрированы все ресурсы государственной власти. А власть Пашинян потеряет только тогда, когда нарушится геополитический консенсус вокруг его персоны. Или для одного из центров силы он станет ненужным, поскольку уже сделал свое дело. Возможно, другой геополитический центр силы возьмет власть в свои руки и попытается отыграть то, что было упущено в период деятельности Пашиняна.

В целом же будет очень напряженный год, поскольку идет глобальная перекройка мира. На этом фоне Армения очень маленькая страна, и тут главное – не попасть под общий каток. Образно говоря, когда дерутся слон и носорог, то интересно наблюдать со стороны. Но когда они дерутся в твоей квартире, то это удовольствие маленькое. Сейчас благодаря Пашиняну носорог и слон дерутся на территории армянской маленькой однокомнатной квартиры. Ни к чему хорошему это не приведет. Поэтому Армении нужно отойти в сторонку и попытаться не влезать в большие разборки и, главное, попытаться не менять одного союзника на другого. Потому что первый союзник никогда не простит тебе этого, а второй просто поматросит и бросит. Он не будет доверять тебе, видя, как ты поступаешь со своим близким партнером. Что касается изменений, то к лучшему в Армении они будут только после смены власти. Если смены власти не произойдет, то через какое-то время Армении просто не будет. Возможно, она и останется на карте, но уже без армянской идеологии и армянской государственности.

Беседу вела Наталья Оганова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 6 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты