N 07 Май (1-15) 2006 года.

Кто разрушает облик Еревана?

Просмотров: 3934

Ереван вот уже пятнадцать лет столица независимого государства. Ереван – это и резиденция власти, и живая книга для каждого, кто приезжает в наш город, это витрина достижений и, к сожалению, присущих нам недостатков.
Облик Еревана как столицы страны вобрал в себя все: и исторический путь нашего народа и государства, его культуру и историю, и военный конфликт, и блокаду, и нынешнее стремление стать привлекательным и не остаться в стороне от мировых процессов. Для жителей страны Ереван - центр всей деловой и административной жизни государства, для диаспоры - мерило всей культурной жизни нации.

Несмотря на перемены последних лет, Ереван - город со сложившимся лицом. И хотя он древнее «вечного Рима», можно с уверенностью назвать нашу столицу уникальным архитектурным памятником века ХХ-го, который с начала девяностых годов прошлого века стал планомерно уничтожаться.
Целостная концепция Еревана как столицы была спланирована Александром Таманяном еще в 1919 году, а стала осуществляться лишь с середины 20-х годов. Самая интересная часть Еревана - это центр, где великий архитектор композиционно выделил промышленную, интеллектуальную, административную зоны.
Таманян по-разному относился к архитекторам, работавшим или рядом, или в одно время с ним. Сам он работал в сложном и до сих пор не вполне оцененном «неоармянском» стиле. Как великий градостроитель ХХ века и как основоположник национального стиля в архитектуре, А. Таманян сделал такой прорыв в будущее, что нам еще многое надо понять, исследовать и принять как бесценное наследие. Естественно, это не означает, что надо слепо следовать его образцам. Однако бережно относиться к контексту городских ансамблей, уважать всех тех архитекторов (а в Ереване работала целая плеяда выдающихся мастеров), чьими усилиями был выстроен любимый нами город, необходимо.
До пятидесятых годов ХХ века город оставался архитектурно целостным организмом, где ключевые элементы композиции центра были определены Таманяном, и необходимо было лишь бережно следовать его плану. Город, построенный Таманяном, уже в 60-70 годы сформировал образ ереванца - демократичного, интеллектуального, открытого. Именно этот горожанин осуществил самую главную задачу поколения - восстановление независимости и воссоединение страны. Но многое из того, что впоследствии проектировали и строили архитекторы-шестидесятники, к великому сожалению, не удалось органично вписать в структуру города. Счастливыми исключениями являются памятник жертвам Геноцида, станция метро «Проспект Баграмяна», Дом камерной музыки, стадион «Раздан» и еще несколько отдельных удач… Противостояние шестидесятников сталинскому стилю было, возможно, и оправданно, но город-то - живой организм, и он требовал бережного отношения к себе.

Ереван - динамично развивающийся город, но имели ли право нынешние застройщики менять его образ, столь любимый горожанами и столь своеобразный с точки зрения художественной эстетики? Конечно, нет! В пример приведу ситуацию с Парижем. Выдающийся архитектор ХХ века Корбюзье представил свой проект перепланировки центра Парижа. Проект был очень смелый, рациональный, но он разрушал образ сложившегося города. И ему отказали. В этом решении - мера культуры.
В Ереване есть великолепная площадь Республики, другие замечательные архитектурные ансамбли. Силой гения Таманяна архитектура столицы соединяет две важнейшие составляющие характера ереванца – демократизм и сдержанное благородство. Эти черты отмечают все, кто оставил воспоминания о самом архитекторе. Таманяновская архитектурная среда воспитывала и продолжает воспитывать горожанина. И то сожаление, что я высказываю в связи с бурным, «разрушительным строительством» в центре города – следствие этого воспитания.
Кто сегодня разрушает сложившийся образ города, деформируя все пространство вокруг здания Оперы? Кто за все это будет отвечать? И если власти сегодня – одни, а завтра будут другие, то с архитекторами дело обстоит иначе. Именно они пошли на поводу у тех, кто в центре города видит лишь земельный участок для обогащения. Для них получение прибыли важнее уважения к достойному труду предшественников.
Кто портит образ столицы Армении?

Они тоже ереванцы. Они тоже любят свой город. Они тоже гордятся Ереваном. Но они не могут пока унять собственную гордыню, которая вырастает из элементарного непонимания, незнания архитектуры, отсутствия художественной культуры и просто хорошего вкуса. Понятное дело, эта же беда характерна для многих стран, где революции приводили к власти нуворишей. Но от этого ни нам, ни столице не легче.
За 70 с лишним лет в Ереване было поставлено немало памятников. Есть среди них и шедевры. Памятник Шаумяну один из них. Образ революционера, обреченного, но не сломленного, прекрасно узнаваем. Памятник прекрасно отражает время (интересным было и его соседство с конструктивистской гостиницей «Севан», с одной стороны, и эклектикой колониальной архитектуры –с другой), он узнаваем и органично вписан в старый город. Минимализм его эстетики полон суровой героики и безмолвного трепета. В разные годы в Ереване были поставлены превосходные памятники: Александру Таманяну, Месропу Маштоцу, Вардану Мамиконяну, Давиду Сасунскому, Мхитару Гошу. Между прочим, очень хорош был с точки зрения художественного образа и памятник Гукасу Гукасяну. Он реально не имел конкретного портретного сходства с псевдогероем Гукасяном и при желании мог бы быть переименован в памятник молодому воину. На свалку выкинули хороший памятник, а постамент с надписью оставили...


Низкий уровень культуры часто сменяющихся руководителей города, которые никогда не советуются ни с горожанами, ни с творческими союзами (в приличных странах проводят местные референдумы или опросы), приводит к печальным для города последствиям. Вот переименовали площадь Азизбекова в площадь академика Сахарова. Я очень высоко ценю личность ученого и правозащитника, друга Армении Андрея Дмитриевича, которого в годы его гонений Ереван немало поддерживал, но я не могу согласиться с тем, что буквально в 200-х метрах от центральной площади столицы ему поставили памятник. Он заслуживает памяти о себе в нашем городе, но в более подходящем месте.
Площадь перед кинотеатром «Москва» - одно из любимых мест отдыха ереванцев (в самом сердце исторической части города), была названа в честь Азнавура. Азнавур и сам был удивлен этому «подарку». Он обласкан и любим народом, ему поставили прижизненный памятник в Гюмри... Чего же более? Ведь в Ереване жили, творили великие деятели культуры: Егише Чаренц, Мартирос Сарьян, Ерванд Кочар, Костан Зарян, Ваграм Папазян, Арам Хачатурян, Сергей Параджанов, Фрунзик Мкртчян, Минас, Гарзу… Гениальный русский поэт Осип Мандельштам посвятил Еревану и Армении великие стихи… Тоже достойнейшие люди, но где взять на каждого по площади?

Взять, к примеру, «официальный» Ереван, символом которого можно считать президентский дворец. Тщеславие власти привело к тому, что в маленькое пространство перед самым дворцом были втиснуты с одной стороны библейский Ной, не имеющий никакой причины соседствовать с властью, а с другой стороны – царь языческой Армении Тигран Великий. Нужен ли памятник Тиграну Великому в Ереване? Почему бы и нет, но он должен быть в другом месте, в исторической части города, - ведь когда он правил Арменией, Ереван существовал как крепость.
Еще отдельная поучительная тема для раздумий - фигура народного героя Андраника. Имели ли мы право поставить ему в Ереване памятник? По-моему – нет! Те, кто хорошо знает историю Первой республики, знают, какую негативную роль сыграл он в судьбе города, позволив личным обидам взять вверх над общенациональными интересами…
Город должен уметь ценить и выбирать. Мы должны быть очень внимательны в таком важном, святом деле, как увековечение памяти героев в Пантеоне. Сегодня он объединяет огромное количество неравнозначных фигур. Наша история и без того очень тяжела. Мы утратили святые могилы многих великих сынов и дочерей Родины. Могилы одних потеряны, других поруганы и уничтожены или находятся в забвении. Мы должны быть более внимательны к собственным действиям, чтобы, возвышая одних, не оскорблять память достойных. Преемственность и объективность - вот важный элемент национального сознания, уровень культуры.
Архитектура ХХI века должна прийти в Ереван не отражением мещанской эклектики, которая сегодня преобладает в архитектуре и общественных зданий, и особняков. Ведь это наш город, и мы все его любим, даже те, кто, не понимая, калечит его. Просто, без амбиций, давайте вместе сохраним лучшее, ведь все уйдет и останется эта громадная каменная книга, именуемая Ереваном, где, перелистывая страницы-улицы и площади, мы учились бы благородству и мудрости, видели бы красоту и доброту и все это дарили бы следующим поколениям ереванцев.

Рубен Ангаладян,
поэт и публицист

От редакции:

«Ноев Ковчег» приглашает читателей к дискуссии по теме, поднятой автором, и призывает высказать свою точку зрения в нашей рубрике «Трибуна».

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 963 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты