N 06 (117) Июнь 2007 года.

«Симпатии армян к России стали исторической традицией»

Просмотров: 5369

K 15-ЛЕТИЮ УСТАНОВЛЕНИЯ ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ РФ И РА

Российско-армянские многообразные и разносторонние отношения насчитывают несколько столетий: еще к XI–XII вв. восходят прочные контакты армян с Киевской Русью, окрепшие в петровскую эпоху. В последующие столетия получают развитие не только политические, но и культурные и, в частности, литературные взаимосвязи.

Армения и армянская литература, одна из древнейших в мире, привлекали все большее внимание российского общества. В XIX–XX вв. выдающиеся поэты и писатели – Пушкин, Грибоедов, Лев Толстой, Чехов, Брюсов и другие – отразили в своем творчестве «доселе неведомый им мир», представили колоритные образы армян.

K 15-ЛЕТИЮ УСТАНОВЛЕНИЯ ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ РФ И РА

Российско-армянские многообразные и разносторонние отношения насчитывают несколько столетий: еще к XI–XII вв. восходят прочные контакты армян с Киевской Русью, окрепшие в петровскую эпоху. В последующие столетия получают развитие не только политические, но и культурные и, в частности, литературные взаимосвязи.

Армения и армянская литература, одна из древнейших в мире, привлекали все большее внимание российского общества. В XIX–XX вв. выдающиеся поэты и писатели – Пушкин, Грибоедов, Лев Толстой, Чехов, Брюсов и другие – отразили в своем творчестве «доселе неведомый им мир», представили колоритные образы армян. Библейская страна была вдохновляющей музой, «откровеньем» также для многих великолепных русских поэтов и писателей последующего времени. Начиная с 20-х годов в еще только оправляющуюся от шока недавнего геноцида западноармянского населения в Османской Турции, остатки которого метнулись в разные стороны света, в новообразованную Армянскую ССР (увы, лишь на одной десятой части исторической Родины!) стали приезжать русские поэты и писатели «новой генерации» - Николай Тихонов, Павел Антокольский, Илья Эренбург, Андрей Белый, Осип Мандельштам, Вера Звягинцева и другие.

Воодушевленные не только личным интересом к «национальным окраинам», особенно боготворимому ими Кавказу, но и вполне продуманной государственной национальной политикой новой власти, они находили здесь «невспаханную целину», «экзотику», новые темы и вдохновение, интерес ко всему до тех пор ими не изведанному, не прочувствованному…

Так, Н.Тихонов замечал: «Каждый поэт должен хоть раз в жизни побывать в Армении. Там ждут его открытия и чудеса… Армению – колыбель культуры – нужно оберегать… Это заповедник!… В Ереван издалека не приходят пешком, как и вообще в Армению. Но кто захочет пережить незабываемое, тот, как в старину, пусть пройдет от ручья к ручью, от селения к селению, от города к городу, через долины и горы – и он не пожалеет об этом. Наоборот, он будет всю жизнь помнить эту дорогу от сердца к сердцу!» Он констатировал, что узы дружбы, связывающие русскую и армянскую литературы, - это «крепкие, проверенные временем и всеми испытаниями узы».

Подобные высказывания о древней стране, армянском народе и его богатейшей литературе и культуре не случайны и вовсе не комплиментарны в устах гостей, посещавших в разные годы библейскую землю. Все они действительно воочию, «на месте», убеждались в первую очередь в высоких нравственных и духовных качествах армянского народа, в его стойкости и жизнелюбии, в исключительном трудолюбии, в способности преодолевать неимоверные трудности, выпавшие на его долю в этом нередко жестоком и двуличном мире.

Литературная и в целом культурная элита восточноармянского общества, сложившаяся и развивавшаяся в течение десятков лет под влиянием великой русской литературы и культуры, не могла не отметить важность и плодотворность взаимообогащающих межнациональных, в частности, русско-армянских связей. Ведь Армения, традиционно «широко распахнутая» российскому культурному миру, взращена была не только на великом наследии Нарекаци и Кучака, Саят-Нова и Туманяна, Исаакяна и Терьяна, Чаренца и Паруйра Севака, но также Пушкина и Лермонтова, Толстого и Достоевского, Гоголя и Чехова, Есенина и Блока, многих других талантливых мастеров художественного слова последующего периода.

…Одна общественная формация сменяет другую, приходят и уходят «вожди» и «лидеры», но интерес и тяга народов друг к другу не проходят, - они могут переживать взлеты и спады, однако очевидно одно: взаимосвязь и взаимовлияние различных национальных культур, особенно родственных по духу и вере, были и остаются одним из необходимых и благотворных факторов человеческого прогресса. Зримо и ярко это проявлялось в творчестве поэтов и писателей России.

Менталитет нашей нации, искренняя доброжелательность к другим народам, особенно к русскому, существующие из века в век и в целом присущие армянской целеустремленной натуре, наконец, историческое чутье и элементарный здравый смысл подсказали верный путь и позволили вовремя отделить «зерна от плевел» в сложный период развала могучей страны, роста центробежных сил и всеобщей антирусской истерии начала девяностых годов на всем постсоветском пространстве… Ныне же, в 15-ую годовщину установления дипломатических отношений между новой Россией и новой Арменией, налицо вновь явное стремление к всестороннему сближению, причем на самом высоком государственном уровне, к духовному и политическому взаимопониманию России и Армении в совершенно иных условиях общественно-политического и культурного развития обеих стран.

Независимая демократическая Армения не предала забвению все то положительное и благотворное, что накапливалось и оплодотворялось в течение более чем полуторавекового политического и духовного союза русского и армянского народов. Память поколений бережно хранит самые светлые, самые возвышенные проявления и взлеты духа выдающихся сынов России и Армении.

Ованес Туманян был убежденным сторонником российской ориентации Армении. Это было не слепое поклонение перед растущей мощью великой державы, а в первую очередь осознанное восприятие великой духовной культуры русского народа, которая обогащала и его родной армянский народ. Любовь Туманяна к России и, в частности, к русской литературе была неразрывно связана с историческим решением судеб армянского народа. В 1912 г. Туманян писал, что если армянский народ и видел поддержку и помощь в своих многовековых страданиях, то только от России, и естественно, что народ всегда смотрел на Север как на своего традиционного защитника. Разумеется, будучи мудрым и прозорливым человеком, писатель прекрасно осознавал разницу между официальной, самодержавной Россией, преследующей собственные колониальные цели на Кавказе, и русским народом – эти понятия были далеко не тождественными и трезво осознавались многими деятелями армянской интеллигенции… Заметим, и во времена Туманяна, да и ныне находились и находятся люди, считающие, что Россия покровительствовала армянам только и только во имя собственных геополитических интересов и стратегических целей на Кавказе и Ближнем Востоке в целом. На эти пассажи иных национальных деятелей великий поэт еще в 1912 году дал ответ: «Тем лучше, если интересы могучей России совпадают с интересами армянского народа. Это и есть причина русской помощи армянскому народу, причина ее последовательности. Вот почему и вот каким образом мои надежды и симпатии связываются с Россией».

Лиру великого армянина ХХ века высоко ценили во многих уголках света, но в России поэт пользовался особой любовью и популярностью. Писатель Николай Тихонов, знакомый с творчеством Туманяна по русским переводам, никогда не видевший армянского поэта в жизни, глубоко проникнув в суть его произведений, спустя десятилетия писал о нем: «Народ Армении в лице Ованеса Туманяна явил нам высшее проявление своих творческих возможностей. Ни один из поэтов предшествующего поколения не обладал таким поэтическим даром, таким творческим воображением, таким проникновением в духовную силу народа, в его жизнь и судьбы».

Великий поэт Армении Аветик Исаакян жил с огромной верой в здоровые, передовые силы России и их благотворное влияние на армянскую действительность. Варпет неизменно подчеркивал, что русский народ и его прогрессивная интеллигенция являются «лучшей частью человечества». Исаакян писал: «Лучший на свете народ – русские, они гуманны, у них есть чувства… есть сердце… Они – наша опора… Армения и армянский народ могут жить только с Россией – или не жить вовсе… Под покровительством русских мы как одно целое будем развиваться и крепнуть – при том, что в самой России в один прекрасный день установится конституционная власть. И это будет замечательно… Я пролью свою кровь под знаменами России и спасу свою родину от огня, резни и голода. Надо проповедовать это и надо поддерживать Россию». Имя Аветика Исаакяна благодаря переводам стало известно в России в самом начале ХХ века. О поэте одними из первых в литературной критике писали Ю.Веселовский, А.Блок и В.Брюсов. Творчеству армянского писателя, его связям с Россией и русской литературой были посвящены статьи и выступления Н.Тихонова, И.Эренбурга, П.Антокольского, К.Чуковского, С.Шервинского и многих других. Все это сыграло исключительную роль в популяризации творчества Исаакяна в России, способствовало созданию новых переводов из поэзии полюбившегося не только на своей родине мастера слова. Русские переводы поэзии Исаакяна – одна из интереснейших страниц армяно-русских литературных связей, представленная выдающимися поэтами времени – К.Бальмонтом, Б.Пастернаком, А.Ахматовой и др. Важной вехой в деле издания Исаакяна на русском стал 1907 год, когда в Москве вышел в свет сборник «Армянская муза» с большой подборкой стихотворений поэта, а затем и его первая книга на русском языке «Цветы Араза».

Величайший лирик Ваан Терьян, вращаясь в российской столичной среде, невольно впитывал и все то, что было в литературно-художественной жизни первого десятилетия ХХ века. Открытие для себя русских поэтов новейшего времени – Брюсова, Бальмонта, Блока, Ф.Сологуба и др. – позволило Терьяну облечь в новую форму и собственные поэтические ощущения. Становилась ближе и роднее и сама Россия с ее сложной и противоречивой общественно-политической обстановкой тех лет.

«Русский» Терьян начинается со стихотворения «Бродячего певца больная песня», опубликованного в 1911 г. в переводе Льва Зилова. Однако подлинное «пиршество» терьяновской поэзии ждет русского читателя в вышедших в 1916 г. «Сборнике армянской литературы» под редакцией Горького и брюсовской «Поэзии Армении». Именно в этих изданиях под пером талантливых русских поэтов Терьян обрел подлинное звучание (разумеется, насколько это вообще возможно в любом поэтическом переводе). Ваан Терьян, возможно, и не стал бы поэтом, способным взволновать мятущуюся и трепетную «загадочную» русскую душу, если бы не мастера художественного слова, взявшиеся в разные годы донести до родного читателя палитру глубоких и тонких чувств – В.Брюсов, К.Бальмонт, А.Ахматова, Вс. Рождественский, Ф.Сологуб, Е.Полонская, Е.Николаевская, В.Звягинцева, К.Чуковский и др. Но первым, кого следует признать «крестным отцом» Терьяна для русской публики, является В.Брюсов, который не только перевел ряд стихотворений армянского поэта, но и дал весьма лестную и в то же время объективную оценку «наиболее видного деятеля» среди молодых поэтов «русской Армении» в предваряющем антологию «Поэзия Армении» историко-литературном очерке.

Путь Терьяна как поэта невозможно вообразить вне общеевропейского литературного движения начала ХХ века, а его связи с русской литературой и культурой были самыми непосредственными, органичными, естественными. Его общественно-эстетические воззрения формировались под воздействием передовых идей именно русской литературы. Опыт ее был для Терьяна неисчерпаемым кладезем – он боготворил Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Баратынского, из современной ему прозы выделял произведения Леонида Андреева, любил Достоевского, преклонялся перед гением Льва Толстого. Успехи армянской (вернее, восточноармянской) литературы Ваан Терьян связывал с благотворным влиянием русской литературы. В 1913 г. он отмечал, что «свежие ростки» этой «большой литературы» уже существуют, а их полный расцвет придет в то время, когда «молодая Россия расправит свои орлиные крылья, когда живые силы страны, как вышедшие из берегов весенние воды, вольно и широко разольются – могучие и радостные».

Геноцид армян, свершившийся в 1915 году, все еще терзает душу поэта-патриота – рана свежа и все еще кровоточит! Самый верный, надежный путь для разрешения важнейших проблем армянской действительности заключается, по убеждению Терьяна, в сближении с русским народом. «Тяготение и симпатии армян к России, - писал он в «Письмах с Севера», - стали исторической традицией. Наш народ всегда инстинктивно чувствовал верный путь своего спасения, и лучшие представители нашей интеллигенции весьма ясно и ярко выразили это чувство». Терьян гордился этой традицией, твердо заявлял: «Наша родина – Россия, и в ее лоне мы желаем продвигать и сохранять нашу культуру». Разумеется, говоря так, поэт, автор глубоко патриотического цикла «Страна Наири» – поэтического символа «духовной Армении», имел в виду культурную и политическую ориентацию родного народа и пояснял программу новой интеллигенции, близкой в основных чертах к передовой русской интеллигенции: «…Если мы сумеем усвоить все культурное наследство современной Европы, значит, сумеем жить, если нет – мы умрем как нация». Богатством духовных ценностей предопределяется, по мнению Терьяна, и существование армян как нации в тесном содружестве народов России.

...Выдающийся русский писатель и публицист Илья Эренбург, в отличие от многих своих русских собратьев по «литературному цеху», впервые побывал в Армении лишь на закате своей жизни, в сентябре 1959 года. Общение со всемирно известным художником Мартиросом Сарьяном, пригласившим Эренбурга в Армению, способствовало знакомству и сближению также с другими деятелями культуры, что не могло не оставить глубокого следа в душе маститого и повидавшего свет писателя. Армянская земля предстала перед его взором во всей своей красе – Севан и Ошакан, Гарни и Гехард, Эчмиадзин и Звартноц, неповторимый Арарат... Восхитил Эренбурга и кладезь мудрости – Матенадаран, гордо взирающий на раскинувшийся у ног его Ереван...

В одном из своих выступлений Эренбург сказал: «Мне обидно, что я увидел Армению впервые уже в конце моей жизни. Впрочем, может быть, и в этом есть хорошая сторона. Говорят, что первая любовь самая сильная, но не самая умная. В конце жизни лучше видишь все, как-то лучше понимаешь, и Армения мне открыла много нового. Я увидел страну с огромными традициями, но эти традиции, это большое прошлое, порой тяжелое, не вяжет народ, а оно дает ему крылья... Меня пленил армянский народ своей мудростью, добротой, вдохновением и вместе с тем сдержанностью, внутренней большой страстностью. Это большой народ. Большой... Я счастлив, что побывал в Армении».

Мысли Эренбурга об Армении и армянах, высказанные десятилетия назад, порою весьма созвучны и нашему нынешнему беспокойному времени. Маститый писатель, в частности, писал: «...Я понял, что в армянах страстность и непосредственность сочетаются с душевной сдержанностью». Эренбург напоминает о страшной недавней истории, когда по всей Турции уничтожали армян, убивали их в горных ущельях, топили в море, и приходит к выводу: это было первым опытом геноцида. «В наш век национализм повсеместно торжествует, - продолжает писатель. - Однако нужно уметь отличить память об убитых от памяти убийц. Чувства армян мне понятны. Исчезла Западная Армения – изумительные памятники древнего зодчества, традиции – от высоких мастеров раннего Средневековья до молодых писателей начала нашего века. Уцелевшие рассеяны по всему свету... Для любого армянина Арарат, который высится над Ереваном, - тень растерзанной Западной Армении».

Умудренный жизнью, воспитанный на европейском гуманизме, писатель, лишь на склоне лет «вкусивший» Армении, смог безошибочно определить ценностные ориентиры армянского народа, познать душу и сердце армянина: «Патриотизм армян обострен, подчас он может показаться исступленным, но никто не спутает его с шовинизмом, отрицающим чужую культуру, и никто не назовет его провинциализмом. Кажется, среди армян я не встречал людей, чуждых идее интернационализма... Не будучи злопамятными, они никак не хотят отказаться от памяти, видя в ней прерогативу человека».

Павел Антокольский занимает достойное место в ряду видных представителей русской литературы, сделавших многое для духовного взаимообогащения народов России и Армении. В тридцатые годы он путешествует по стране. Притягательной для него оказывается и Армения – здесь он неоднократно бывал в 30-е годы. По свежим впечатлениям от этих поездок сложилась книга «Большие расстояния», одно из центральных мест в которой занимают стихи об Армении. Стихотворения эти хоть и немногочисленны, но пронизаны динамикой, вдохновением, истинным подъемом, непосредственным открытием страны и народа, о котором он, безусловно, многое знал и до поездок в Армению. «Армянские» стихи Антокольского отличаются не только точностью описания взволновавших поэта событий и явлений, воспринятых впечатлений, - все это присуще и другим его «кавказским» произведениям, - они привлекают обостренным ощущением Истории, поэтическим восприятием реальности, дающей мощный толчок для глубоких исторических обобщений. Органическая связь прошлого с настоящим, а отсюда – и с будущим является той новой особенностью, которая проявляется в творчестве писателя именно после посещения Кавказа, в частности Армении.

Антокольский являлся большим пропагандистом армянской литературы – своими оригинальными переводами из армянской поэзии, выступлениями, статьями и очерками об Армении и ее богатейшей культуре. К своим переводам поэт относился с неменьшей взыскательностью, чем к собственным стихам. Антокольский сделал ряд переводов из средневековой и современной армянской поэзии, «осмелился» передать обаяние стихов Кучака – поэта своеобразного и труднопереводимого. Русский поэт был очарован богатством и разнообразием армянской поэзии и пробовал себя как переводчик в самых разных по форме, содержанию и стилистике поэмах и стихотворениях Туманяна, Исаакяна, Чаренца, Дживани, Норенца, Текеяна и др.

…Спустя годы, в 1948-м, Павел Антокольский писал: «Когда в начале 30-х годов мне довелось впервые побывать в Ереване, я очень живо и остро ощутил это – да, именно здесь, в этом далеком путешествии может и должна начаться новая, неожиданно интересная, заранее интригующая глава в повести моей жизни. Так оно, пожалуй, и произошло… здесь сошлось многое: и впечатление от седой Армении, и двуглавый Арарат, который запросто кивал нам в окна гостиницы, и грандиозное строительство нового города, его театров и площадей, и прежде всего, конечно, люди – их горящий темперамент, их высокая работоспособность, воля к труду, их патриотизм».

Поэт отдал частицу своей души и яркого, искрометного творчества и нашей Армении, не забывающей до сих пор своего российского друга и его заслуг в духовном сближении двух дружественных народов.

Взаимосвязи между армянскими и русскими деятелями литературы и искусства, разумеется, были гораздо глубже и шире, чем представлено в по сути обзорной статье, однако зримо и ярко показывают силу взаимной тяги выдающихся сынов России и Армении друг к другу, а в целом – также наших народов и стран.

Почти двухвековые связи представителей армянской и русской творческой, в частности литературной, интеллигенции с годами и десятилетиями приобретали, безусловно, какие-то новые черты, новое качество, новые оттенки и штрихи – ведь сменялись эпохи, причем не раз и не два… В сложную пору резких общественно-политических перемен девяностых годов, в пору становления демократической России и независимой Армении контакты, к сожалению, по понятным причинам несколько ослабли, но, к счастью, не прервались, а ныне переживают стабильный рост и новое сближение народов. И это весьма отрадно: ведь армяно-российское духовное и политическое единство веками было источником лишь блага и прогресса для обоих народов…

Роберт Багдасарян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 58 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Приятно читается... Видно, автор еще "советской закалки" и одержим идеями российско-армянского братства давно и всерьез.
  2. Отслеживаю статьи этого нового автора "НК" и радуюсь за газету в обретении в лице Р.Багдасаряна довольно последовательного проводника идеи армяно-русского братства в наше время. Сейчас таких глашатаев дружбы народов и "идеалистов" почти нет ни в России, ни в Армении...
  3. Почерпнул много нового для себя из истории армяно-русских отношений. Возможно, в Армении их знает каждый второй интеллигент или студент, но мне многое было неизвестно, и я рад прочитанному.
  4. С удовольствием прочитал статью своего ереванского родственника. Молодец, Роб!
  5. Получил огромное удовольствие от статьи - интересный материал, прекрасное изложение. Спасибо "НК" и автору.
  6. Просто откровенье для многих в диаспоре! И хорошо, красиво написано.
  7. Роб, рад твоему "явлению" также в диаспорной газете "НК". Как всегда, ты на высоте! Обнимаю!
  8. Rob! Zdrawstwuj, drug! Kak ya rad uvidet twoe imya spustya pochti 25 let posle moego otjezda iz Erevana. Rad, rad za tebja i za statjy.
  9. Статью написал Мастер - просто, интересно, с любовью. Спасибо!
  10. Роб, прочла статью и страшно заскучала по тебе! Сделай что-нибудь,чтобы приехать в Москву. Ведь тебе в этом году 60 лет - юбилей! Сделай сам себе подарок - приезжай ко мне к своему дню рождения - в сентябре. Неужели нет никакой возможности?
  11. Я русскоязычный полуармянин и мне очень приятно видеть в уважаемом мною издании статьи,которых нигде не прочтешь.Спасибо автору за правильную и нужную позицию.
  12. Виолочка, увы, как всегда, у меня финансы поют романсы...Рад общению с тобой хотя бы здесь, на форуме "НК". Я и не знал, что у тебя, при твоей занятости, есть время читать газеты. Спасибо за отклик. Обнимаю.
  13. Алеку из Сиднея: Приятно удивлен тем, что меня "вычислили" даже в Австралии и остались довольны моим скромным опусом. Но видно нас обоих об'единяет одно - беспредельная любовь к Армении.
  14. Поздравляю редакцию с обретением действительно толкового автора. Статья написана, видно, специалистом и читается с интересом не только армянами.Моя жена-армянка с гордостью читала эту статью и в очередной раз "указывала" мне на достоинства своей нации по материалам этой статьи, в чем я,собственно, никогда и не сомневался.Надо полагать, этот автор будет сотрудничать с вами и впредь и "кормить" нас "высококачественной" духовной пищей.
  15. Спасибо за умную и продуманную статью. Был бы весьма рад личному знакомству с Робертом Багдасаряном, если он, конечно, москвич.
  16. "Для любого армянина Арарат -это как огурец с двумя помидорами и немножко зелени"-замечание Эренбурга.
  17. "Для любого армянина Арарат -это как огурец с двумя помидорами и немножко зелени"-замечание Эренбурга.
  18. Эстету: Не думаю, что Эренбург высказался так "неэстетично" о любви армян к своему Арарату. Во всяком случае, не на трезвую голову, а под влиянием бутылки армянского коньяка. Жаль, что вы взяли за образец именно эту фразу - он обычно высказывался с большим уважением к нашей святыне в ряде своих статей и выступлений. Хотелось бы знать, откуда вы откопали этот "огурец с помидорами"?
  19. Михаилу из Зеленограда: Приятно, что вы не прочь были бы познакомиться со мной лично, но должен разочаровать вас: я - коренной ереванец, правда родословная моих дедов берет начало с берегов Вана и Дона...
  20. это все равно что любить БЕЗОТВЕТНО чужую жену.Если даже она уже постарела,дряхлая...Изврашенцы...
  21. Спасибо автору.Взволновал. За последние 20 лет доставил удовольствие глубоким и проникновенным словом о силе взаимосвязи и взаимопроникновения наших литератур и духовности, никогда, как и наши народы, не лгавшие, а доставляли, надеюсь, и впредь будут доставлять искреннюю чистоту дружественных устремлений друг к другу.Ноеву Ковчегу побольше таких авторов.
  22. Эстету: Вы далеко не эстет и, подозреваю, вообще не армянин. Что-то "намекаете" на "безответную любовь к чужой жене" ( то бишь Арарат в руках Турции?), на "извращенчество" армян, но потуги ваши напрасны. Арарат рано или поздно вернется в лоно Армении - ведь никто не думал, что великий СССР рухнет так быстро и бездарно... Чем черт не шутит: вдруг интересы США, ЕС и России настолько сойдутся в отношении Западной Армении ( не отдавать же ее в самом дле курдам, претендующим здесь на независимое государство!), что хотя бы Карс и Арарат возвратят армянскому народу... Ах, "эстет", как гадко и мелко вы мстите армянам!
  23. Это уже групповуха,если США,ЕС и Россия вместе.Выдержит всех Армения?Вам одной России не хватает?СЕКСИ-АРМЕНИЯ...А за что вас любить?!За Кочаряна или за Саркисяна,который хвалится за ХОДЖАЛЫ?
  24. Jelatel'no shtobi Vi poznakomili pusskogo tchitatelya s mislyami i viskazivaniyami drugich pusskich pisateley i poetov ob Armenii i ob armyanach ,a ich ach, tak mnogo... ! A OTCHENKA -5
  25. уроды армяни
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты