№ 02 (149) Февраль 2010 года.

Между твердью дел земных и зыбью легенд

Просмотров: 2860

К 1600-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ МОВСЕСА ХОРЕНАЦИ

Д л я т е х , к т о х о т е л б ы в и д е т ь и с т о р ию т о ч н о й наукой, тот факт, что 2010 год может стать Годом Мо в с е с а и з Х о р е н а , р о д о н а ч а л ь н и к а а рмя н с к о й историографии, выглядит весьма сомнительным и условным. В который раз сапожник оказался без сапог: вписывая на армянские скрижали даты, имена, судьбы, помещая порой даже полулегендарных героев в точный, легко узнаваемый и сегодня гео графический ант у раж, сам Мовсес Хоренац и оказался вечно ускользающим и неподвластным абсолютным расчетам. Многое в его жизни описано с помощью неисторических слов – «около», «приблизительно», и многое в его трудах идет с пометкой «анахронизм».

Жан-Поль Сартр писал, что великий человек только выигрывает, когда память о нем обрастает неточностями, недосказанностями, гипотезами. С этой точки зрения Мовсес Хоренаци, или Моисей Хоренский, как его еще называли, с легкостью встает в один ряд с Гомером, Шекспиром… Смог ли бы он быть только историком? Вряд ли. Ведь свою «Историю Армении», написанную по заказу мецената Саака Багратуни, погибшего в битве с персами в 482 году и ставшего героем ее последней главы, он начал с тех времен, когда сознание людей было мифологическим и только. Но не будем относиться снисходительно к мифологии древних цивилизаций, ведь именно она стала первоосновой не только для исторической науки, но и для национальных литератур Греции, Китая, Египта, Израиля и Армении, конечно.

В «Истории Армении» Мовсеса Хоренаци находится место для упоминания об «Адаме богозданном», чьи потомки меньше ста пятидесяти лет не жили на свете, о строительстве Вавилонской башни, о Ное, о парфянине Аршаке Великом и брате его Вагаршаке, царе Армении, и о высокомудром, красноречивом Тигране Великом, о войне Шамирам, царицы Ассирии, с армянским вождем Ара Прекрасным, в трактовке образа которого сказались черты древнеармянского божества умирания и воскрешения природы, проросшие из мифов Древнего Египта. Где-то Мовсес даже восклицает: «Ложь или правда в этих преданиях – нам до этого дела нет». Пусть и современному читателю летописи Мовсеса не будет по большому счету дела до того, когда он родился: около 410 года или несколькими столетиями позже, как утверждают некоторые серьезные исследователи. Потому что эпос, сказка часто и являются «вечным двигателем» жизни человеческого духа.

Конечно, сам Мовсес Хоренаци – личность многоприродная. В его труде видно стремление автора быть рационалистом, отбирать для «Истории Армении» по возможности все важное и достоверное, а с другой стороны, с нами говорит поэт, вставляющий в эту цветастую, но созданную с великолепной графически прочерченной композицией мозаику сны, легенды, предания.

Хоренаци – не ангажированный высокообразованный подрядчик. Он действует как мессия, дождавшийся своего часа. В начале своего повествования Мовсес, что естественно, поприветствует по-восточному витиевато своего заказчика, но остальные страницы напишет, как истинный гражданин, а не слагатель панегириков. Потому что любить свой народ – значит видеть по возможности реалии без помощи кривых окуляров. Столько времени прошло с тех пор, как началась сама история Армении, а ведь впервые он, Багратуни, осознал необходимость не только творить великую историю, но и описывать ее величественно. Хоренаци упрекает предков, которые много воевали и даже в перерывах между битвами не находили времени для создания значительных исторических книг. Он заключает со всей категоричностью и болью: «И представляется мне, что как у нынешних, так и у древних армян не было влечения к наукам и к сбору мудрых песен».

И тут великого историка поддерживает несколько исподволь Микаэл Налбандян в своем критическом разборе романа Хачатура Абовяна «Раны Армении»: «Мы не средневековая нация. В средние века мы пали. В средние века мы потеряли свое богатство. Не может быть ничего относящегося к средним векам, что было бы для нас полезно и принесло бы нам спасение. Мы не обязаны сохранять осевшую на нас в средние века ржавчину… Что могут нам напомнить средние века? – разрушение, плен, резня, кровь, огонь, голод, мрак и смерть… Под тяжестью всего этого сегодня гнутся армяне. Мы античная нация».

Мовсес Хоренаци, конечно, не может оправдать своей личностью всего вышесказанного, все же он заканчивал свою жизнь, когда средние века вотвот начинались. Но он и его учитель Месроп Маштоц предвосхищали средневековье, и без их света это время могло бы выглядеть куда трагичнее.

Духовной родиной Мовсеса было не только христианство, но и мощный культурный слой Древней Греции – «матери и кормилицы наук». Тут дело даже не в желании цитировать греческих историков. Мовсес античен еще и потому, что диалогичен. В его труде почти нет привкуса дидактизма – черты, которую находила в тех же армянских сказках Мариэтта Шагинян. Мовсес пишет, окруженный древними историками – Беросом, Полигистором, Абиденом, то отклоняясь от их мнений, то приближаясь к ним. Поэтому он никогда бы не смог создать и некоего армянского экстракта, пусть с примесями, не по причине того, что варягов было полно не только на Руси, но и на Кавказе, а потому, что Мовсес видит подлинную ценность и величие своей страны только в контексте мировой истории. С уважением он говорит о греках и халдеях, переводивших друг друга.

Несколько лет назад российская богословская общественность горячо приветствовала появление сборника «Теологические сочинения» Мовсеса из Хорена, впервые переведенных с древнеармянского на современный язык коротких поэм по благословению Католикоса всех армян Гарегина II благодаря меценатству супругов Саро и Рафи Марукянов. Несмотря на то, что Мовсес Хоренаци знал, что велик и имя его принадлежит будущему, он писал свои произведения не для того, чтобы «тленья избежать», но для потомков. Мовсес прожил еще очень мало – всего шестнадцать жизней. И каждый век берет из его работ созвучное себе. Лучший ученик Месропа Маштоца сам встал вровень со своим учителем, оказав влияние не только на армянскую историографию и литературу, но и став одной из личностей-квинтэссенций мировой культуры.

Валерия Олюнина

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 16 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Моисей Хоренский, наш армянский Геродот...
  2. Спасибо, Валерия, за очередную интересную статью. А Франгуляну передали наши пожелания? Будет ли ответ?
  3. Франгуляну всё выслала....вода камень точит....
  4. Валерия нас продолжает радовать. Молодец!
  5. Такого крупного историка, как наш Мовсес Хоренаци, мало у кого есть. Горжусь!
  6. а кто назвал Мовсеса Хоренаци "великим фальсификатором истории"?.Ответите?
  7. В плане истории Мовсес Хоренаци - это наше все! К сожалению, находятся мерзавцы, ставящие под сомнение истинность его трудов.
  8. Этот грамотей имеет в виду армянского историка VII века Мовсеса Каланкатуаци, который написал на древнеармянском языке книгу «История страны Алванк». Расхождения между двумя Мовсесами несущественные и является обычным явлением в кругах историков. А им-то, алтайо-уйгурским кочевникам, какое дело до наших древних историков? Неужто чурбаны «глаз положили» на Каланкатуаци? Забавно то, что ни Хоренаци, ни Каланкатуаци понятия не имели о тюрках: в их времена турок не было в наших кругах, они под присмотром Китая проходили эволюцию… увы, не прошли.
  9. Мовсес Хоренаци оставил за собой ценное историческое наследие, которое важно не только для армянской, но и для мировой истории. Только в одном месте он, следуя своему сирийскому первоисточнику Мару Абасу Катине, религию князя Багарата, иудаизм, отождествлял с его национальностью. Между тем, другой сирийский автор, тоже Мар Абас, но Мтзурнаци, указывал, что Багарат армянин из династии Гайказуни. Позже Багарат перешёл к армянским религиям. Багарат был потомком гиксосов (гайкосов), которые в 18 в. до н.э. захватили Египет и более 200 лет правили им. Армяне в Египте создали письменность, науку и т.п., а после ухода из Египта обосновались на Ближнем Востоке, построили там город Арусалим и жили в нём и вокруг него. Позже из Египта пришли евреи и «наводнили» Ерушалим. Багарат был потомком этих армян (гиксосов), которых позже Тигран Великий частично вернул домой. Об этом, увы, Хоренаци не знал, потому что не знал трудов другого Мар Абаса. А мы-то теперь знаем! Знал Себеос и в VII веке написал более достоверную «Историю Армении». Наши блуждающие на Ближнем Востоке предки в исторической литературе известны под разными этнонимами: арамейцы, амалекиты, гиксосы, халдеи…. Но как армянина не назови, он остаётся арменоидом. Многие евреи арменоиды, поэтому среди них много умных людей. Арменоидов среди грузин меньше. Соответственно среди них меньше умных людей. Всё чётко и ясно. Прошу не спорить со мной, а сказанное мной намотать на ус!
  10. Мовсес Хоренаци приводит переписку царя Месопотамской Армении Абгара V Ервандуни с Иисусом Христом и римским императором Тиберием. В своих письмах Абгар называет себя Армянским царём. Переписка достоверная, засвидетельствована в древней истории христианской церкви. О том, что Абгар был царём Армении со столицей в Эдессии (ныне Урфа) и что он первым в 33 году на государственном уровне принял христианство, есть множество доказательств. После его смерти в 50 году его сыновья отменили новую религию и вернулись к старой. Принятая от апостола Фаддея (Татевоса) царём и двором религия по определению государственная. Следовательно, 12 лет (33-50 гг.) у нас христианство было гос. религией. А нам указывают как начало на 301 год. В 301 году Армения второй раз и окончательно приняла христианство как государственную религию. Но начало - 33 год. И отмечать гос. религию в Армении надо начиная счёт с 33 года. Поэтому и наша церковь называется Апостольской, т.к. приняла христианство от апостола Фаддея. А в 301 году не было апостолов. Трусость порождает противоречие. Что делать-то будем? Стать Мужчинами, достойными тем, кто отдал свои молодые жизни за нас, мздоимцев, лакеев и крохоборов. Я привёл исторические факты. Я тут ничего не добавляю и не отнимаю, а напоминаю известные истины. Имея такую историю, наш официоз утверждает то, что ему позволяют «хозяева» планеты. Никакого сопротивления Лжи и никакой борьбы за Истину! И руководство ААЦ, и историки старшего поколения с засорёнными дезинформацией мозгами, как прилежные пай-мальчики повторяют и делают то, что им велят. Даже для страховки опережают своих хозяев во лжи. Позволяют, когда Абгара называют… семитским царём. Позволяют, когда династию Абгара называют арабским (это об… Ервандуни). Позволяют, когда царство Абгара называют… «королевством Оссорена или Оссорены». Точно не выговорю эту высосанную из хвоста наших учёных и религиозных ослов «страну». Для Хоренаци не было никакого Засорения, а была Армения! В 12 веке Нерсес Шнорали писал поэму «Плачь об Эдиссии», когда сарацины сожгли этот армянский царственный город. Прекрасно зная обо всём этом, в Ереване издали исторические карты Армении, где вместо армянской Эдиссии… эта лажа Засорение запендючена. Есть армянская поговорка: «если вор в доме, то скотину через ердык вынесут». Когда же конце-то-концов наши духовные и интеллектуальные «руководители» будут вести себя как Люди и Армяне???!!! Прошу со мной только соглашаться, потому что у меня нет ответов на вопросы типа «почему дважды два четыре?». Ну, четыре! Так вышло! Что теперь поделаешь?!
  11. В школах Армении и спюрка должны серьезно изучать труды Хоренаци.
  12. Да, Арам. Этот клоун еще пытается сказать, что Мовсес Каганкатваци - албанец.
  13. Спасибо, Лерочка. Вас читать всегда инетресно... А что слышно от мэтра Франгуляна относительно памятника в Ереване?
  14. Мовсес Каганкатваци носил армянское имя и фамилию, писал на Грабаре, а с какой статьи он не армянин? Потому что кому-то так хочется? Мало чего разным охламонам хочется! Грабар очень мало армян грамотно знали, а из неармян Грабар знали только в XIX-ХХ веках всего несколько человек, как поэт Джордж Байрон и языковед Николай Марр. Армянский историк написал историю Алванка. От этого он не стал алваном. От того, что датчанин Владимир Даль написал «Толковый словарь великорусского языка» он не стал русским или татарином. Со всех сторон наших великих людей тянут к себе. А властям Сержа и оппозиции Левона не до этого, они мечтают лишь о кормушке…
  15. Уважаемый читатель и все-все, кто интересуется творчеством Георгия Вартановича Франгуляна! Для понимания ситуации: в отличие от Хлестакова я с великими творцами мира сего не на короткой ноге. В интернете есть адрес мастерской Георгия Вартановича, вы можете написать туда теплые пожалания, всё, что обещалось с моей стороны, уже давно им освоено....
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты