№ 5 (211) Март (16–31) 2013 года.

Грузины протестуют против гастарбайтеров из Китая

Просмотров: 2731

24 февраля с.г. многие СМИ, освещающие ситуацию на Кавказе, передали информацию о странном митинге, состоявшемся в Грузии: по разным оценкам, от 50 до 200 активистов, организованных альянсом грузинских патриотических и национальных сил «Народный фронт», протестовали против трудовых мигрантов из Китая.

Участники акции со знаменами и транспарантами собрались в тбилисском районе Вазисубани перед экономической зоной китайской корпорации «Хуалинг». Они заявили, что предыдущие власти Грузии пошли с китайскими компаниями на коррупционное соглашение, в рамках которого в Грузии в скором времени появятся до 127 тысяч трудовых мигрантов из этой страны, которые осядут в чайна-таунах, будут конкурировать с местными жителями за рабочие места, смогут легко приобретать недвижимость и средства производства, а также получать грузинское гражданство. Собравшиеся потребовали раскрыть детали грузино-китайских договоренностей, запретить допуск трудовых мигрантов в страну, ужесточить процедуру получения гражданства Грузии и визовый режим в целом. «Грузинская земля – для жителей Грузии! Нам нравятся китайцы, но тогда, когда они живут в Китае!» – говорили выступавшие. Митинг закончился заявлениями участников о том, что если власти не пойдут на выполнение их условий, то подобные акции станут регулярными и гораздо более массовыми.

На первый взгляд, ситуация и впрямь довольно необычна. После распада СССР Грузия прочно приобрела статус страны, которая сама является источником трудовой миграции – в поисках работы за рубеж уехали полтора миллиона человек, и теперь их официальные и неофициальные переводы ежегодно составляют до 2,7 млрд долл., что позволяет поддерживать на плаву платежный баланс страны и не дает упасть национальной валюте. Официальная безработица в Грузии составляет 19%, что является наивысшим показателем среди стран региона, а неофициальная, по мнению ряда грузинских экспертов и бывшего президента страны Э.А. Шеварднадзе, достигает 50%.

Если в таких условиях вместо того, чтобы стремиться вернуть назад уехавших или улучшить ситуацию для оставшихся, власти планируют завезти в страну большое количество трудовых мигрантов, это действительно совершенно непонятно. Кстати, настолько же непонятен и тревожен лозунг «Грузинская земля – для жителей Грузии!» – очень уж сильно он напоминает старый призыв времен З. Гамсахурдия «Грузия для грузин!», на фоне которого происходили этнические конфликты начала 1990-х годов и от которого современная Грузия пытается всеми силами откреститься.

Все это действительно выглядит странным, но, наверное, только при первом приближении. Если рассматривать ситуацию комплексно и с учетом политики грузинских властей, то все или почти все становится очевидным и логичным.

Во-первых, необходимо сказать, что даже при наблюдающемся остром дефиците рабочих мест в Грузии уже находится довольно значительное количество трудовых мигрантов из Юго-Восточной Азии. Точные данные никогда не публиковались, и возможно, счет даже не ведется, но, согласно некоторым экспертам, количество подобных мигрантов уже достигает нескольких десятков тысяч человек и продолжает увеличиваться довольно быстрыми темпами. Часть из них приобрела или арендовала земли, преимущественно на востоке страны, и теперь занимается сельским хозяйством, другая часть практикует традиционный для своих стран мелкий бизнес в городах.

Во-вторых, в 2012 году Грузия заключила крупный контракт с китайскими торговыми, инвестиционными и промышленными группами «Хуалинг», «Фанг» и «Руйлонг» на возведение Олимпийской деревни для Молодежного олимпийского фестиваля, который состоится в Тбилиси в 2015 году. Кроме непосредственно жилья, китайские инвесторы должны будут построить и целый ряд сопутствующих объектов, таких как спортивный центр, гостиницы, бизнес- и пресс-центры, рынок, производственные и складские площади, зоны рекреации и развлечений и т.д. Общая стоимость проекта оценивалась минимум в 300-350 миллионов долларов, вообще же планы китайских инвесторов простирались намного дальше и заключались в создании свободных экономических зон в Тбилиси и Кутаиси, строительстве жилых домов в других частях страны и т.д. Несмотря на публичность сделки, ее детали никогда не разглашались, и именно на это ссылаются грузинские активисты, утверждая, что одной из ее частей является завоз 127 тысяч мигрантов из Китая и расселение их в местах компактного проживания.

Как прибытие значительного числа мигрантов, так и серьезные контракты с китайскими компаниями стали возможны в рамках программы создания в Грузии наиболее привлекательного инвестиционного климата, являвшейся, наверное, основным пунктом экономической платформы Михаила Саакашвили. Ее основной целью было быстрое получение больших инвестиций и вкладывание их в грузинскую экономику. Ради этого Саакашвили пошел на беспримерные шаги: он кардинальным образом либерализовал экономику, упростил и снизил административное вмешательство, практически упразднил трудовое законодательство, сделав работника уязвимым перед работодателем, а также отменил целый ряд протекционных мер, таких как антимонопольное, миграционное законодательство, ограничения на приобретение иностранцами гражданства, экономических активов, земли и т.д.

В результате снятия всех этих ограничений инвестиционный климат действительно улучшился, и средства потекли в страну. Вместе с тем, эти изменения были настолько радикальны, что в целом ряде моментов он вышел за грань разумного и сделал Грузию и ее граждан уязвимыми перед иностранными инвесторами и перед миграционными потоками. Теперь законодательство находится на их стороне и снимает для них какие-либо ограничения на вхождение в Грузию, в то время как само грузинское государство оказалось лишенным возможности защитить свои интересы и интересы своих граждан.

Несмотря на такую открытость Грузии, ее внешнеполитические партнеры продолжают вести сугубо прагматическую линию. Одним из примеров этого является Китай, считающийся четвертым по величине экономическим партнером Грузии. Эта страна не стремится стратегически укрепиться на Южном Кавказе. Официальный Пекин понимает, что с учетом географического положения Закавказья и влияния на него глобальных и региональных политических центров сделать ему это будет сложно, а главное – не очень нужно. Соответственно основной упор Китай старается делать на экономические связи, и то в основном воспринимая Закавказье как некий «аэродром подскока» для более глубокого входа на рынки Европы и Западной Азии.

И перед Китаем, и перед Грузией остро стоит проблема трудоизбыточности региона. Но если Грузия сильно нуждается в иностранных инвестициях, то Китай является их донором. Исходя из этого, если Грузия в обмен на инвестиции отказывается от защиты своего рынка и своих граждан, то Поднебесная одной из главных целей международного сотрудничества, наоборот, считает обеспечение китайцев рабочими местами. Сделать это можно двумя путями – предоставляя целевые кредиты, которые иностранное государство может потратить исключительно на приобретение китайских продуктов, и создавая за пределами Китая экономические зоны, в которых будут трудиться китайские рабочие и служащие.

Второй вариант является распространенным настолько, что если Китай принимает участие в каком-либо зарубежном инвестиционном проекте, в качестве его условия он всегда выставляет допуск на него рабочей силы из Китая. Впоследствии многие из трудовых мигрантов-китайцев стараются осесть в этих странах, и тогда уже, естественно, они начинают напрямую конкурировать на рынке труда с местными уроженцами. При этом не надо «обольщаться» тем, что уровень жизни в большинстве стран постсоветского пространства довольно низок и поэтому они не смогут стать привлекательным объектом для миграции. В Китае уровень жизни находится еще ниже, и его граждане готовы остаться практически в любой стране, куда они попадают. Мало кто знает, но проблема китайских гастарбайтеров есть даже в Таджикистане – стране, являющейся, наверное, символом трудовой миграции. Вот что говорит, например, глава Ассоциации советских корейцев Таджикистана Виктор Ким: «Я выступаю против передачи в аренду таджикских земель китайцам и их массового прибытия в республику. Сотни тысяч наших граждан мигрируют в поисках работы, и на этом фоне увеличение числа китайских гастарбайтеров вызывает вопросы».

Таким образом, озабоченность грузинских активистов выглядит вполне оправданной. Исходя из политики предыдущего грузинского правительства и китайской практики предоставления международного инвестирования, вполне возможно, что одним из условий сделки мог быть прием массового количества китайских трудовых мигрантов на фоне слабого грузинского законодательства по натурализации иностранных граждан и приобретения ими земли и собственности в Грузии. На наш взгляд, грузинские активисты обоснованно посчитали себя ущемленными и потребовали от правительства раскрыть все детали сделки и обеспечить защиту рынка труда для своих граждан. Стоит отметить, что некоторые оппозиционные партии, например «Свободная Грузия», тоже высказались за установление ограничений на приобретение активов иностранными гражданами и за создание миграционных квот, в особенности со странами «группы риска» – Индией, Пакистаном, Китаем, Бангладеш и т.д.

Новый премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили уже потребовал от чиновников разобраться в этом деле и заявил, что для недопущения подобных угроз стране нужно ужесточить миграционное законодательство. В идеальном варианте грузинские власти должны сейчас понемногу, но настойчиво повышать протекционизм своего рынка и только потом, когда у них будет нормальное инвестиционное и трудовое законодательство, активизировать работу по привлечению инвестиций. Но проблема в том, что теории всегда хороши, но жить приходится в реальности. Некоторые грузинские эксперты сомневаются, что это дело пойдет дальше проверок и громогласных заявлений, т.к. новая грузинская власть, так же как и прежняя, находится в отчаянном экономическом положении и не заинтересована в ухудшении отношений с инвесторами.

Как бы ни закончился вопрос с китайскими мигрантами, для Армении этот случай представляет хороший пример того, что даже ради целей экономического роста нельзя поступаться инвестиционной безопасностью. Нужно брать пример с развитых европейских стран, которые обуславливают иностранные инвестиции рядом целевых и социальных требований и ставят во главу угла не получение денег на любых условиях и не создание рабочих мест для иностранцев, а обеспечение занятости собственных квалифицированных граждан. Только тогда экономическая и социальная политика любой страны может быть успешной.

Андрей Епифанцев, политолог

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 14 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Лучше китайцы,чем турки!
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты