№ 19 (225) Октябрь (16-31) 2013 года.

Сурен Арутюнян: Для меня Армения и Россия – единое целое

Просмотров: 2732

Интервью первого секретаря ЦК КП Армении (1988-1990), Чрезвычайного и Полномочного посла Сурена Арутюняна нашей газете

– Сурен Гургенович, вся Ваша жизнь связана с политикой: Вы занимали ключевой пост в Армении в переломный момент ее истории. Сегодня снова наступил такой момент, идут споры вокруг вступления страны в Таможенный союз. Какова Ваша позиция в этом вопросе?

– Справедливости ради следует отметить, что Ереван после долгих колебаний действительно принес в жертву экономическому, финансовому и военно-техническому сотрудничеству с Россией интеграцию в ЕС. Когда принималось решение, в Армении отчетливо понимали – этот шаг благоприятен для развития экономики страны, понимали, что гарантии безопасности ей дает не Евросоюз, а Россия. Это не могло не повлиять на итоговое решение. Да, я считаю, выбор в пользу Таможенного союза отвечает национальным интересам армянского народа. Может быть, по некоторым вопросам я не согласен с позицией Сержа Саргсяна, но в вопросе вступления Армении в ТС полностью разделяю его мнение. Армения в очередной раз подтвердила, что является надежным союзником России.

Решение Армении о присоединении к Таможенному союзу – это сигнал о том, что Евразийский союз привлекает страны бывшего Союза больше, чем Европейский. Показательно, что в Европейском союзе все основополагающие решения делегируются Брюсселю и могут быть приняты помимо воли той или иной страны. В Евразийском союзе решения принимаются только при строгом консенсусе, согласии всех участников.

– Я знаю, что Вы издали книгу «О прошлом и настоящем». Расскажите о ней подробнее: как Вы смотрите сегодня на свое прошлое, частное и политическое, как оцениваете его из настоящего?

– Смотреть на прошлое из настоящего непросто, зачастую даже больно. Обращаясь к прошлому, мы смотрим на него глазами сегодняшнего дня, оцениваем современными критериями. Работая над своей книгой, я пытался призвать на помощь свою совесть и память. Пытался ответить на вопросы: что и как я отстаивал? Что поддерживал, а что не принимал? Когда и почему начался распад страны? Представлялся ли он мне тогда неизбежным?

Не скрою, я искренне верил в перестройку и чистоту помыслов ее инициаторов. Но с течением времени эта вера иссякла и обернулась в конечном итоге глубоким разочарованием.

– Каков же главный вывод, который Вы сделали по итогам своей политической и государственной работы?

– За долгие годы пребывания в политике я понял: государственный деятель, а тем более руководитель не должен уклоняться от принятия решений по принципиальным вопросам и не должен избегать делать сложный выбор, если это диктуют объективные обстоятельства.

– Сурен Гургенович, а как Вы сами оцениваете роль, сыгранную Вами в 70–80-х годах прошлого века?

– На этот вопрос просто ответить невозможно. Но я хочу ответить так: мне билета с указанием ряда и места в истории никто не давал. И все же, пусть нескромно, я отвожу себе место благопристойное, ибо никогда ничего не делал против своей совести, честно и самоотверженно служил своему народу, старался принести ему пользу своей политической и дипломатической деятельностью.

– Расскажите, что в те последние годы перед обретением независимости происходило в руководстве Советского Союза?

– В те годы в Политбюро ЦК хорошо понимали серьезность ситуации в стране и то, что она может развиваться по самому нежелательному сценарию. Страну нужно было спасать, но варианты спасения очень различались и были просто несовместимы. И это в конечном итоге развело руководство страны по разные стороны баррикад. В результате перестройка стала нашей исторической трагедией. Страна, нуждавшаяся в переменах, оказалась неспособной сделать конкретные экономические и политические шаги, способные коренным образом изменить ситуацию в государстве. Сказывалось бессилие и безволие власти.

– Ваша политическая биография началась в 1970-е годы, а брежневские времена сегодня называют временем застоя. Как Вы к тому времени относитесь? Считаете ли справедливой такую оценку?

– Я как-то прочел в одной из газет в дни, когда отмечалось 100-летие со дня рождения Леонида Ильича: страна при нем отдыхала. Прочел это с возмущением. Может, кто-то и отдыхал, вел паразитический образ жизни, но народ-то работал. Велись новые стройки, экономика развивалась, научно-технические достижения СССР в те годы были значительны. Именно тогда были освоены богатства Западной Сибири, которые сегодня кормят Россию. Забыть это – значит плевать на свою историю.

Помню, с каким напряжением работали в моем окружении. Мы не отдыхали, мы работали в поте лица – могу об этом сказать от собственного имени и от имени своего поколения. Надо же придумать слово такое – «застой». Это оскорбление миллионов советских людей. Брежнев, возможно, выбивается из ряда своих выдающихся предшественников, таких как Ленин и Сталин. Его не причислишь к числу людей, кто кроил историю по своему усмотрению, наоборот, история страны и логика развития событий кроили лидера под себя. В период правления Л.И. Брежнева страна отдыхала от потрясений. В политике, в зависимости от обстоятельств, он чередовал жесткую и мягкую линии: способствовал разрядке и жестко отразил китайское вторжение на острове Даманский, подписал Хельсинкские соглашения и ужесточил преследование диссидентов, открыл дорогу еврейской эмиграции в Израиль, пытался внедрить в экономическую жизнь рыночные отношения, провел в Москве Олимпиаду и ввел войска в Афганистан.

– Что же такое дар политика, как он раскрывается в разных исторических обстоятельствах?

– Считаю, что дар политика – один из наиболее редких. Политик – это лицо эпохи. Политик не может действовать вне времени, независимо от его идей и идеалов. Так было и в XIX веке, так было и в ХX. Так будет всегда.

В моем представлении, человек, вступивший на политическую, государственную стезю, должен быть предан государству, народу и честно им служить. Это главное, все остальное – производное.

«Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянии». Это справедливо и по отношению к политикам. Десять лет нового века открывают глаза на многие лица, на многие события века прошлого. Только время может дать справедливые и объективные оценки тому или иному деятелю.

Скажу о своем поколении, о тех, кто родился в довоенные годы, в годы войны и первые послевоенные годы. Сколько бы мы еще ни работали, сколько бы нам Бог ни дал еще жизни, все мы в конечном итоге – люди ХХ века. Кто моложе, тот уже принадлежит к следующему столетию.

Считаю, что без здорового честолюбия в политике нечего делать. Всегда ли оправданно честолюбие – определяет время. Как бы ни замалчивали на протяжении многих лет политиков и государственных деятелей прошлого, сегодня лучшие из них становятся (или станут) популярными и знаковыми фигурами. Уверен, что они рано или поздно займут достойное место в исторической памяти своих народов.

Всегда надо помнить древнюю заповедь: «Высеки на камне то, что ты хотел бы оставить своим потомкам». Многие из нас старались это сделать, как могли.

– Сурен Гургенович, многим до сих пор непонятно, почему Вы в 1990 году ушли с поста руководителя республики? Тем более что Ваша популярность в народе была довольно высока.

– Многие и сегодня спрашивают, зачем я ушел. Можно было продолжать работу, правильную линию в политике и экономике. Но обстановка в СССР круто менялась. Власть теряла свои позиции. Она вынуждена была проводить курс, противоположный тому, который реализовывался советской властью. Надо было приноравливаться к изменяющимся условиям, а они все больше подталкивали к отказу от социалистических принципов и переходу к капиталистическим отношениям.

К такому повороту я был не готов, это противоречило моим убеждениям и принципам, которым служил всю свою сознательную жизнь и оставался верен. Я не смог изменить себя, но рад, что хотя бы в собственных глазах остался честен. Кому-то, а может быть, многим сейчас эти доводы покажутся неубедительными. Согласен с теми, кто утверждает, что надо уметь отказываться от устаревших взглядов, которые больше неадекватны общественным отношениям. При непременном условии – если они не вступают в противоречие с совестью. Но я скорее консервативен, у меня были сформировавшиеся взгляды и убеждения, не хотелось изменять им по конъюнктурным соображениям.

– Скажите, каково это – жить на два государства? Трудно? Ведь Вы являетесь гражданином Армении и России одновременно.

– Однозначно отвечаю: я не чувствую разлада, мне кажется, я всегда был цельным человеком. Армения – моя любимая и незаменимая Родина. Здесь я вырос, формировался как человек, и армянский дух из меня не выдавить. Вместе с тем 40 лет сознательной жизни прошли в России, в Москве. Годы работы в Москве были насыщенными событиями. В силу служебного долга я работал в центральных комсомольских, партийных, государственных органах. Россия для меня родная страна. Не случайно у меня двойное гражданство: я гражданин Республики Армения и гражданин Российской Федерации. Когда пишу, рассуждаю, я не говорю о России, как человек со стороны. Это моя страна, я ей не чужой. И если я порой говорю о России резко, нелицеприятно – это слова человека о своей родной стране. Короче, раздвоения в себе я не чувствую. Для меня Армения и Россия – единое целое. Есть такие узы, которые разорвать невозможно – это смерти подобно.

– Как Вы считаете с высоты своего опыта, в каких качествах нуждаются современные лидеры Армении?

– Лидеру нужно быть реалистом в современной политике. Суверенитет Армении во многом зависит от союза с другими государствами, более сильными и имеющими свои геополитические интересы в регионе Южного Кавказа. При этом всегда надо понимать, что Карабах – это не просто территория с проблемными отношениями с Азербайджаном, но и народ, доказавший свою принципиальную позицию – до конца отстаивать свою национальную независимость. Так же как доказал свою историческую верность России. Очевидным является простая истина, что любой в Армении, давший согласие на отвод войск и сдачу Карабаха, обрекает себя на политическую смерть.

– Какую оценку Вы дадите нынешнему президенту Сержу Саргсяну?

– Как я уже сказал, деятельность любого государственного лидера лучше видна по прошествии времени. Так давайте подождем. Пусть время даст ему объективную оценку. Что касается меня, то я дам ему свою оценку под занавес его деятельности.

– Что Вас больше всего беспокоит в современном армянском обществе?

– Беспокоит растущая политическая апатия в обществе, состояние безразличия, равнодушия, отсутствие интереса к окружающему. Это весьма негативно сказывается на положении дел в республике. К сожалению, сегодня у нас нет современной национальной идеологии. Наше молодое государство живет без идеи двадцать с лишним лет. В результате мы не знаем, какую страну мы строим, какие стратегические цели ставим. Народ должен видеть цель и консолидироваться вокруг нее.

– Как часто Вы участвуете в мероприятиях, проводимых официальными и общественными армянскими организациями в Москве?

– Я единственный руководитель Армении, живущий сегодня в Москве, но в течение последних лет, с 2006 года и по сей день, ни разу не приглашался ни на одно официальное мероприятие, проводимое армянским посольством в Москве: ни на вечера памяти 20-летия землетрясения в республике, ни на открытие армянского храма в Москве. Можно было бы этот перечень продолжить. Кстати, российские власти приглашают меня на все знаменательные мероприятия в Москве.

Мне представляется, что так исполняется циркуляр руководства Армении, иначе это никак не объяснить и не понять.

– Сурен Гургенович, правда ли, что после ухода в отставку в 2006 году Вам не назначили никакой пенсии в Армении, или это просто злые слухи?

– Об этом неприятно говорить, но эти слухи соответствуют действительности. В 2006 году я ушел в отставку с должности Чрезвычайного и Полномочного посла, постоянного и полномочного представителя Армении в органах Содружества независимых государств. Но в Армении мне не была выделена никакая пенсия, я был фактически лишен средств к элементарному существованию.

– Но как такое возможно? Ведь Вы были руководителем Советской Армении в самое тревожное время ее существования и единственным из первых секретарей ЦК, кто получил благодарность по итогам своей деятельности?

– А вот случилось. Бывшему руководителю республики, Чрезвычайному и Полномочному послу не назначили никакой пенсии. Это нынешние президенты республики уходят со своего олимпа с солидным, даже вызывающим капиталом, приобретенным на высшем государственном посту, с резиденциями.

Хорошо, что оформили мне рядовую, гражданскую пенсию в России в 2006 году. Могу сказать, живу скромно, но честно.

Могу, к слову, привести пример Муталибова, бывшего первого секретаря Азербайджана, президента республики. Он был избран президентом Азербайджана в 1991 году. Однако менее чем через год был смещен с поста. Покинул страну на российском военном самолете. Все 20 лет вынужденной эмиграции в России он практически безвыездно жил в Москве в связи уголовным преследованием в Азербайджане. В вину ему вменялась ходжалинская трагедия и подготовка государственного переворота в сентябре – октябре 2001 года. Несмотря на столь тяжкое уголовное преследование, высшее руководство Азербайджана разрешило Муталибову вернуться из эмиграции в республику. Парламентом республики в 2012 году был принят закон об обеспечении Муталибова и членов его семьи. Он был освобожден от административной и уголовной ответственности, ему была выделена ежемесячная пенсия в размере 50% от заработной платы главы государства плюс еще 20% на представительские расходы. Закон также предусматривает предоставление ему автомобиля, водителя и трех телохранителей.

– Время идет, в будущем 2014 году Вам исполнится 75 лет. Какие чувства Вы испытываете накануне этой даты?

– Первое ощущение – что я что-то недоделал, что мне не удалось полностью себя реализовать после падения Советского Союза. Да, я всегда занимал активную жизненную позицию, был на весьма ответственной государственной, политической и дипломатической работе. Но чувство, что не все доделано, у меня доминирует. Пытаюсь кое-что восполнить своей общественной, публицистической и научной деятельностью в настоящее время. Кстати, за последние три года издал две мемуарные книги на русском языке в Москве и на армянском в Ереване. Завершаю работу над очередной книгой, которая выходит под названием (предварительным) «Еще раз о новейшей истории». Есть желание работать, работать и работать.

Мой рабочий день начинается в 5 часов утра. Несмотря на возраст, весь смысл сегодняшней жизни вижу в проводимой работе. Так что накануне 75-летнего юбилея хочется идти непременно дальше и добиваться непременно большего. Хотел бы отметить – помощников у меня никаких нет. Все делаю сам. Вот с таким настроением иду к своему 75-летию.

Беседу вел Григорий Анисонян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 40 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Сурена Арутюняна рано отправили на пенсию.Мог бы еще принести пользу Армении.
  2. В 2009 г. вышла в свет книга воспоминаний Сурена Арутюняна «О прошлом и настоящем» (М., «Республика» – «Современник», 2009). Свою книгу С. Арутюнян посвящает народу Армении. С одной стороны – это право автора книги, но с другой стороны – это и большая ответственность. Книга С. Арутюняна – это не только книга воспоминаний, но и книга размышлений. Одно из них касается известной фигуры. Речь об И.В. Сталине. Автор не скрывает своего интереса и симпатии к нему и посвятил ему целую главу. «Сколько бы ни ругали Сталина, в том числе справедливо критикуя его за гибель безвинных людей в период коллективизации и борьбы с оппозицией, – пишет С. Арутюнян, – народ не выкинет его из своей памяти, прежде всего потому, что он стремился реализовать в нашей стране идею социальной справедливости, создал могущественное государство, с которым считались во всем мире…» А ведь кто мало-мальски знает историю, тому должно быть известно, что многие корни нынешних армянских бед уходят в то прошлое, когда Сталин был наркомнацем, т.е. решал национальные вопросы. Однако, про того Сталина Сурен Арутюнян не сказал ни единого слова, как и не вспомнил того Ленина, который ради победы мифической революции на Востоке подарил «революционной» Турции армянские земли вместе с Араратом. И так, зачем? Зачем армянскому народу восхваления Сталина?
  3. Сталин для многих,не только армян,большое зло,многие семьи пострадали.Но некоторые наши соотечественники сравнивают время правления Сталина с последующими годами и с сегодняшним днем,где не работает Закон и многие живут по понятиям.Поэтому можно понять Арутюняна,который продукт того времени.Да и ностальгия у него по временам комсомольцев и коммунистов.В одном С.Арутюнян точно прав: в те годы люди верили в завтрашний день,были настроены оптимистично.Сурен Арутюнян руководил Арменией 2 года,но самых тяжелых:землетрясение,карабахское движение,развал экономики,перестройка,но он ушел с честью.
  4. Только коммунист мог сказать, что Армения и Россия, это "одно целое"...Совок, исправить невозможно...Люди вместо борьбы с режимом который просто высасывает все соки из страны бросают свои дома и сломя голову бегут из страны, это особенно заметно в провинции, (Гюмри может стать первым городом- призраком уже к 2020 году, где население сокращается на 10-15 процентов ежегодно, это абсолютный "рекорд" в СНГ...) и слепо бегут в Россию где их никто не ждет...До чего деградировало политическое пространство, что даже двух кандидатов которые смoгли бы бросить вызов власти(и победить), найте практически нереально...
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты