№22 (252) декабрь (1–15) 2014 г.

Армения – Грузия: взаимоотношения на пороге серьезных испытаний?

Просмотров: 1775

Продвижение Тбилиси по «западному маршруту» вызывает все большее недовольство Москвы

Вступление Армении в Евразийский экономический союз, которое произошло практически одновременно с парафированием Грузией соглашения об ассоциации с Европейским союзом, породило определенную тревогу в бизнес-сообществах обоих государств. Не секрет, что для Еревана «грузинский транзит» является исключительно важным с точки зрения минимизации последствий турецко-азербайджанской транспортно-энергетической блокады. Также через Грузию в Армению поступает весь российский газ. Для грузинской стороны, в свою очередь, очень важно поддерживать существующий таможенный режим на границе с Арменией, поскольку это дает стране кратчайший и наиболее короткий путь для торговли с Ираном и объективно превращает страну в своего рода передаточное звено в торговых связях Евросоюза с ЕАЭС.

Советник президента Армении Карине Минасян попыталась снять опасения предпринимателей. По ее словам, Армения будет поставлять продукцию в страны Евразийского экономического союза через территорию Грузии без так называемых «таможенных последствий» – с грузинской транзитной декларацией и специальным идентификационным ярлыком. Таким образом, будет сохранен существующий порядок вещей, поскольку в договоре о присоединении Армении к ЕАЭС указано, что между Арменией и другими странами этого интеграционного объединения не будет таможенной границы, армянские товары при поставках в страны ЕАЭС – Россию, Казахстан и Белоруссию – не станут подвергаться каким-либо таможенным процедурам. «Заполняется только один документ – транзитная декларация, которая существует для прохождения товаров по территории Грузии, которая не содержит в себе таможенных последствий для наших хозяйствующих субъектов. Правда, при прохождении по территории других стран есть риски, что к нашим товарам добавятся и товары этих государств. Поэтому наши товары будут иметь специальный идентификационный ярлык, и мы действительно будем следить за этим, для чего имеется ряд инструментов», – разъяснила Карине Минасян.

Однако бизнес-сообщество не успело вздохнуть с облегчением, как в Тбилиси произошли события, которые могут представить существенную опасность для перспектив армяно-грузинских торгово-экономических (а возможно, что и политических) взаимосвязей. В начале ноября премьер-министр Ираклий Гарибашвили освободил от должности министра обороны Ираклия Аласанию. Поводом стало расследование о коррупции в военном ведомстве, но не только. Грузинский политолог Сосо Цискаришвили утверждает, что арест высокопоставленных чиновников последовал за визитом Аласании во Францию, где он подписал договор о закупке вооружений для системы ПВО. Противовоздушную оборону он всегда называл наиболее слабым звеном в структуре национальной безопасности. Но министру позвонили из Тбилиси с требованием не подписывать договор. Эксперт убежден, что изменение позиции грузинского руководства в связи с этой сделкой было вызвано высоким уровнем раздражения России, однако Аласания, которого никак нельзя назвать другом Москвы, не стал считаться с этим, за что и поплатился.

Вслед за этим свои посты покинули глава МИД Майя Панджикидзе и госминистр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Алекси Петриашвили.

Напомним, что Панджикидзе является сестрой супруги Аласании, а Петриашвили входит в партию экс-министра обороны «Наша Грузия – Свободные демократы». Вскоре после этих отставок партия заявила об уходе из правящей коалиции «Грузинская мечта», которая в результате потеряла большинство в парламенте. Одновременно президент Георгий Маргвелашвили, отношения которого с премьер-министром давно уже оставляют желать много лучшего, связал отставку Аласании с «угрозой европейским устремлениям страны и евроатлантической интеграции». Аналогичного мнения придерживается, кстати, и Вашингтон: по словам американского посла в Тбилиси Ричарда Норланда, в результате всех этих событий демократия в Грузии оказалась перед значительными вызовами, в то время как стране «больше всего нужны стабильность, единство и ясно выраженная приверженность правовым процедурам и принципу верховенства закона, а также доверие общества к демократическим институтам». Фактически посол США выразил сомнение в том, что как уголовное преследование ряда руководителей Министерства обороны, так и отставка самого министра вызваны сугубо правовыми, а не политическими факторами. И это вполне понятно, если учесть, что Ираклий Аласания был самым последовательным и весьма настойчивым сторонником вступления своей страны в НАТО. И поскольку «Грузинская мечта», потеряв большинство в законодательном органе, будет испытывать определенные сложности, некоторые эксперты не исключают, что в стране возможно возникновение хаоса, сопровождающегося попытками перехвата власти сторонниками экс-президента Михаила Саакашвили и его партии «Единое национальное движение», которая до сих пор контролирует несколько десятков депутатских мандатов и уже провела в центре грузинской столицы многотысячный протестный митинг.

Политологи обращают внимание на то, что кризис в Грузии разгорелся накануне намеченного на декабрь принятия в Европарламенте договора ЕС – Грузия об ассоциации. Поэтому сюжетная сторона грузинского кризиса начинает напоминать ход событий, который привел к киевскому Майдану. Возможно даже, что на фоне преследования своих людей в Минобороны Ираклий Аласания готов был перейти в наступление. Если это так, то вполне вероятно, что премьер Гарибашвили, уволив главу оборонного ведомства, избавил страну от опасности военного переворота. Правда, премьер при этом заявил, что «европейский курс Грузии останется прочным и неизменным». Тем не менее, многие в Тбилиси настроены отнюдь не оптимистично.

Так, по мнению экс-спикера парламента Нино Бурджанадзе, Грузия стоит на пороге новой революции, которую попытаются организовать сторонники экс-президента Михаила Саакашвили. Они попытаются вернуться во власть на гребне антироссийских лозунгов и настроений. «Аласания, который является флагманом проамериканских настроений, решил перенять опыт у Саакашвили: поднять антироссийский и прозападный флаг, потому что этот флаг в последнее время очень помогает в Грузии прийти к власти, а потом долго держать власть, пугая людей и делая из России страшилу», – полагает Бурджанадзе. Но еще одна революция стала бы концом грузинской государственности. «Грузия не переживет еще одного потрясения. Мы видим, что случилось на Украине: страны как таковой уже нет, и такой Украины, как она была раньше, не будет уже никогда. И это благодаря тем политикам, которые взяли однозначно прозападный курс, как Саакашвили. Не дай бог, чтобы такое же повторилось с Грузией», – говорит бывший спикер парламента.

В данном контексте важно подчеркнуть, что так считает отнюдь не одна Бурджанадзе. Похожие настроения существуют и в Москве, с которой, отметим, у бывшего руководителя грузинского парламента и ныне не прерываются тесные и доверительные связи. Как пишет «Лента.ру» в публикации под весьма красноречивым заголовком «Россия выйдет на?границы Армении. Выработан новый формат российского продвижения в?Закавказье», «учитывая грузинскую политическую традицию насильственной смены власти, в республике возможна дестабилизация по украинскому сценарию». Прогнозируется максимальная консолидация прозападных сил в Грузии, особенно с учетом все возрастающей напряженности между премьер-министром (и стоящим за ним олигархом Бидзиной Иванишвили) и действующим президентом Георгием Маргвелашвили. Результатом могут стать досрочные парламентские выборы и провал «Грузинской мечты». В этих условиях Россия будет пытаться решить две базовые задачи, а именно: не допустить создания в Грузии военной инфраструктуры НАТО и полноценного вхождения республики в экономические структуры ЕС и одновременно обеспечить надежный прямой транспортный выход в Армению – к 102-й российской военной базе на территории страны. Стратегическое значение этого соединения (которое, отметим, целенаправленно усиливается в последнее время) в складывающихся на Ближнем Востоке условиях и нарастающих российско-турецких противоречиях в связи с различными подходами Москвы и Анкары к сирийскому кризису воистину трудно переоценить. Именно поэтому, утверждает издание, Россия «не только выполнит союзнические обязательства по защите Абхазии и Южной Осетии, но и будет вынуждена обеспечить стабильность и безопасность населения, а также функционирование экономики в регионах Грузии. В таком случае двусторонние договоры о сотрудничестве и интеграции могут заключаться и с властями отдельных грузинских регионов, которые будут признаны легитимными местным населением и Москвой».

С учетом того, что в Госдуме РФ начато рассмотрение договора о стратегическом союзе и партнерстве с Абхазией и аналогичный договор готовится также с Южной Осетией, описанную вероятность можно принять, по меньшей мере, за рабочую гипотезу. И тогда очень нетрудно предположить, что Москва, опираясь на своих многочисленных сторонников в Джавахке, сразу после возможных выборов нового парламента Грузии, где большинство мест займут сторонники экс-президента Саакашвили, откажется иметь дело с реваншистами и установит прямые связи с региональными органами власти. В этом случае местные армяне могут объявить, во-первых, о создании автономии в качестве минимального уровня своих требований; во-вторых, об отделении от Грузии и желании присоединиться к Армении; наконец, о создании независимого государства (вариант НКР и новосозданных республик Донбасса). Еревану, который ни под каким видом не может и не должен открыто поддерживать такое развитие событий, тем не менее, на неофициальном уровне придется так или иначе помогать новому образованию. Аналогичным образом ситуация может развиваться в Аджарии, населенной грузинами-мусульманами, которая долгие годы в период правления Аслана Абашидзе пользовалась фактической независимостью. В случае, если Тбилиси попытается силой препятствовать указанным тенденциям, в Джавахке и в Аджарии будет организовано вооруженное сопротивление, которое получит поддержку со стороны вооруженных сил Абхазии (по линии Сухум – Батум – Ниноцминда), что позволит «пробить» транспортный коридор Россия – Армения, и Южной Осетии, причем в последнем случае – с созданием уже непосредственной угрозы грузинской столице.

Излишне говорить, какими серьезными рисками может быть чревата для Армении реализация даже части планов и намерений подобного рода. В августе 2008 года, в ходе так называемой «пятидневной войны» в Южной Осетии, транспортно-энергетическим инфраструктурам Грузии был нанесен определенный ущерб. Более недели не работали Батумский и Потийский порты, были блокированы грузинская железная дорога, Транскавказская и Военно-Грузинская магистрали. Как сообщил тогдашний премьер-министр Армении Тигран Саркисян, из-за всего этого страна потеряла (в том числе и в виде упущенной выгоды) не менее 500 млн долларов. В случае новой войны в Грузии ситуация может стать куда более сложной, поскольку дестабилизация, безусловно, продлится больше пяти дней, поэтому экономика и социальная сфера Армении окажутся в более чем тяжелом положении. Но в Москве, видимо, пока оставляют за скобками вопрос о том, как все это отразится на главном стратегическом союзнике России в регионе. В этой связи симптоматичным выглядит тот факт, что армянские эксперты – как в Тбилиси, так и в Ереване – комментируют последние события весьма скупо и подчеркнуто осторожно. Так, например, координатор общественной организации «Многонациональная Грузия» Арнольд Степанян заявил информагентству Tert.am, что ему разговоры об утрате «Грузинской мечтой» ведущих позиций в жизни страны видятся преувеличенными. Отсюда следует вывод, что внешняя политика Тбилиси – в том числе и политика в отношении Армении – в перспективе вряд ли изменится. При этом Степанян подчеркнул, что подавляющее большинство политических сил в Грузии придерживаются западной ориентации. В этом также убежден глава земляческого союза «Джавахк», депутат парламента Армении Ширак Торосян, по словам которого, действующее правительство по своей глубинной сути является прозападным, поэтому «обвинять его в предательстве западных ценностей и в выборе других направлений, мягко говоря, неправильно». Все это должно означать, что ожидать возникновения форс-мажорных обстоятельств во взаимоотношениях Грузии с Арменией в обозримой перспективе не приходится. Это, однако, совершенно не снимает с повестки дня тех задач, которые представляются актуальными для Кремля в регионе: вывод Грузии из орбиты влияния Запада и создание прямой сухопутной связи между Россией и Арменией. Другое дело, что в случае сохранения в Грузии внутриполитической стабильности планы такого рода могут быть временно отложены.

Армен Ханбабян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 14 человек