№22 (252) декабрь (1–15) 2014 г.

Кавказский геополитический клуб открылся конференцией по геополитике региона

Просмотров: 1596

Турецкая угроза Кавказу и сопредельным регионам является вполне реальной, и в нынешних условиях, когда Турция стала самым крупным региональным плацдармом силовой политики Запада, она только возросла.

Такое мнение высказал на прошедшей 20 ноября во Владикавказе конференции «Геополитика Большого Кавказа в контексте ближневосточного и украинского кризисов» доктор исторических наук, профессор Северо-Осетинского государственного университета Альберт Дудайти.

Являясь верным союзником США по НАТО, Анкара продолжает наращивать усилия по переориентации тюркских республик СНГ с северного (российского) направления на западное (американское), одновременно активно решая задачу по реализации собственного пантуранистского проекта, считает ученый. Западные союзники Турции оказывают ей всяческую поддержку в стремлении стать региональной державой, что в свою очередь препятствует достижению Россией статуса сверхдержавы и позволяет укреплять западное влияние на Кавказе и в Центральной Азии.

Стремление Турции стать эффективным связующим звеном между Западом и странами СНГ ведет к углублению нестабильной военно-политической ситуации на Кавказе, тем более что притязания Анкары сопровождаются наращиванием военной мощи, пополнением турецкой армии новыми видами оружия и военной техники (на модернизацию турецкой армии выделяется в полтора раза больше средств, чем в России), убежден профессор. В то же время, полагает он, без эффективной помощи и поддержки Запада расчеты Турции на расширение своего влияния в тюркоязычных странах СНГ вряд ли могут осуществиться. В реализации этих планов важнейшая роль отводится Азербайджану как главному звену, связующему Турцию со Средней Азией и Северным Кавказом.

Анкара демонстрирует геополитические амбиции и на другом направлении – Большого Ближнего Востока, где ее интересы прямо сталкиваются с устремлениями старого конкурента – Ирана. «Стремясь достичь статуса единоличного лидера, Турция прилагает усилия для свержения режима Башара Асада в Сирии – последовательного союзника Ирана, – напомнил Альберт Дудайти. – Помимо ослабления Ирана, решение данной задачи также позволит включить в состав турецкого государства значительную часть территорий на севере и северо-востоке Сирии, а также районы Мосула и Киркука – крупнейших центров нефтедобычи. Интересно также, что в одной из появившихся на свет карт «новой Турции» наряду с указанными выше территориями обозначены Кипр, западная Фракия, часть Армении, грузинская Аджария».

Возможное вторжение турецкой армии в Сирию усилит напряженность военно-политической ситуации в районе Большого Кавказа, и без того переполненного неразрешенными этнополитическими конфликтами, напомнил профессор СОГУ. Свержение Асада и победа радикальных исламистов в Сирии будут иметь труднопрогнозируемые, но очевидно негативные последствия, тем более что среди джихадистов немало выходцев с Северного и Южного Кавказа. «Успехи боевиков в Сирии и Ираке усиливают угрозу интересам национальной безопасности Российской Федерации, – констатировал Альберт Дудайти. – Негативный сценарий дальнейшего развития событий на Ближнем Востоке вполне может привести к негативным последствиям в виде дестабилизации обстановки в самом турбулентном российском регионе – Северном Кавказе, чего нельзя допустить».

По его мнению, при всех противоречиях между Турцией и ее западными союзниками возможность сделать Анкару союзником России в регионе отсутствует даже теоретически. «Турция решает свои собственные задачи, ведет прагматичную политику, рассматривает Россию только с точки зрения получения той или иной выгоды, и поэтому ни о каких союзных стратегических отношениях с Москвой не может быть и речи», – убежден Дудайти. С этой точкой зрения не согласились некоторые другие участники дискуссии. Муфтий Северной Осетии Хаджимурат Гацалов, лично общавшийся с представителями высшего турецкого руководства, уверен, что Анкара «уходит из фарватера американской политики». «Турция хочет стать другом и союзником России», – отметил он, указав также, что укрепление российско-турецких связей, безусловно, в большей степени отвечает российским интересам, чем возможная ставка на Иран.

Об активности Тегерана на Северном Кавказе, вышедшей на новый уровень после назначения в конце прошлого года нового посла ИРИ в РФ Мехди Санаи, рассказала ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований Яна Амелина. Подробно осветив развитие осетино-иранских связей, прежде всего в сфере культуры и образования, а также попытки усиления религиозно-идеологического влияния Ирана, она подчеркнула, что иранские экономические и другие проекты в Осетии будут реализовываться на фоне начала мощного проникновения Тегерана на Северный Кавказ в целом.

В начале осени в Пятигорске прошло второе заседание рабочей группы по межрегиональному сотрудничеству между РФ и ИРИ с участием посла Санаи и заместителя министра регионального развития РФ Сергея Дарькина. В ходе его были подписаны соглашения и достигнуты договоренности о развитии межуниверситетских связей (включая изучение фарси и обмен студентами), транспортных сетей, проведении экономических миссий между регионами двух стран, поддержке экспорта в Иран сельскохозяйственной продукции и импорта в Россию полимера, продуктов питания, овощей и т.д. Аналогичные встречи также прошли в Чечне. Активизируются и связи Тегерана с Южной Осетией, хотя о признании независимости республики речи пока не идет. Говоря о «начале большого сотрудничества» в сфере организации стажировок студентов осетино-персидского факультета Юго-Осетинского госуниверситета (договоренность об этом была достигнута в ходе визита в Цхинвал тегеранских преподавателей в июне 2013 г.), президент РЮО Леонид Тибилов констатировал, что «мы намерены вести работу по некоторому сближению позиций Ирана и Южной Осетии».

Все это ясно свидетельствует о серьезности намерений Ирана по укреплению своего влияния в регионе. Учитывая, однако, что большая часть северокавказских мусульман являются суннитами, тогда как ИРИ – шиитское государство, религиозное «вхождение» Тегерана в регион может быть чревато серьезными осложнениями, заключила Амелина.

В рамках конференции прошла презентация Кавказского геополитического клуба. Задуманный как общекавказская дискуссионная площадка для свободного обмена экспертными мнениями, он будет поднимать вопросы как региональной, так и мировой геополитики, одним из очевидных центров которой является Кавказ и Осетия как его географический, а в будущем, по замыслу организаторов, и идеологический центр. Следующее, декабрьское заседание клуба будет посвящено подведению итогов геополитического года в регионе.

Яна Амелина

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 10 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты