№6 (281) июнь 2016 г

Нахичевань в региональных отношениях и Иран

Просмотров: 4654

Южный Кавказ имеет важное геостратегическое значение в системе международных отношений, является актуальным связующим пространством между Ближним Востоком и Россией, Европой и Центральной Азией. География, в отличие от этнографии, этнополитики и экономики, имеет более постоянную характеристику и, естественно, определяет политику.

К сожалению, современная геополитическая характеристика Южного Кавказа свидетельствует о том, что данный регион остается одним из самых противоречивых и конфликтогенных, сохраняет высокий потенциал дестабилизации в силу наличия острых территориальных споров.

Так, основа существующего армяно-азербайджанского конфликта была заложена известными соглашениями между правительствами большевиков и кемалистов в 1920–1921 гг. Речь прежде всего идет о:

– секретных соглашениях от 24 августа 1920 г., инициировавших очередную агрессию Турции против независимой Армении в сентябре – ноябре 1920 г.;

– Московском договоре от 16 марта 1921 г., по которому Советская Россия и кемалистская Турция осуществили раздел Армении;

– Карсском договоре от 13 октября 1921 г., подтвердившем навязанные той же Армении границы с Турцией и Азербайджаном.

Возможность наличия секретного соглашения между большевиками и кемалистами в августе 1920 г. отмечает весьма компетентный, научно подготовленный и политически информированный источник – первый президент Армении Левон Тер-Петросян, а также ход последующих событий в сентябре – ноябре 1920 г., приведших к наступлению турецкой армии под командованием генерала Карабекира на Армению.

После подписания странами Антанты Севрского договора 10 августа 1920 г., согласно положениям которого Армения получала собственную этническую территорию в 170 тыс. кв. км и выход в Черное море в районе Трабзона, в Москву срочным порядком выехала официальная делегация независимой Армении во главе с Левоном Шантом для ведения переговоров с главой НКИД РСФСР Георгием Чичериным и заключения соответствующего армяно-российского договора. Ереван, состоявший в союзнических отношениях со странами – победителями в Первой мировой войне (Антанта), рассчитывал, что Россия также признает независимую Армению в границах Севрского договора, что соответствовало положениям секретного соглашения Сайкс – Пико – Сазонов 1916 г., под которым стояла подпись и российской стороны. Однако армянская сторона не осознала того факта, что правительство В.И. Ленина отказалось от обязательств царской России и того же соглашения Сайкс – Пико – Сазонов.

Вслед за Л. Шантом в Москву выехала и турецкая делегация непризнанного на тот период правительства Мустафы Кемаль-паши во главе с Али-Фуадом Джебесоем с единственной целью – не допустить признания со стороны Советской России независимой Армении в границах Севрского договора, да и вообще исключить понятие «Армения» с политической карты региона. Результатом миссии А.-Ф. Джебесоя стал турецко-российский договор от 24 августа 1920 г.

Российско-армянские же переговоры, как известно, были прерваны не без давления турок. Чичерин поставил факт признания и подписания договора с Арменией в зависимость от отказа Еревана от решений Севра. Естественно, Армения не могла собственноручно отказаться от Севрского договора, так как речь шла об исконно армянских территориях с выходом в Черное море. При этом армянский народ пережил в ходе Первой мировой войны геноцид и потерял большую часть своего народа.

Одновременно Армения гарантировала России пропуск Красной армии по своей территории, но Москва поддержала Турцию, приостановила переговоры и пообещала возобновить их, направив в Баку своего представителя Леграна. В действительности же большевики заключили секретные соглашения с кемалистами на предмет начала новой военной кампании (точнее очередной агрессии) против независимой Армении, пребывающей в союзнических отношениях со странами Антанты. Война, естественно, привела к поражению Армении (так как Запад – в лице тех же США и Великобритании – не оказал военной помощи Еревану, а меньшевистская Грузия сохранила нейтралитет), падению правительства дашнаков и передаче власти Ревкому, то есть армянским большевикам.

Иными словами, Москву не интересовала судьба Армении и ее трагедия, Ленин рассчитывал только удержаться у власти и расширить движение большевизма на периферию бывшей Российской империи.

Итоги осенней военной кампании 1920 г. привели к советизации Армении и подписанию Московского договора от 16 марта 1921 г., который определил и судьбу статуса древней армянской провинции Нахичевани на правах автономии в составе формально тогда независимого Азербайджана.

В советский период истории власти Азербайджана предприняли целенаправленную политику по вытеснению коренного армянского населения из Нахичевани. Численность армянского населения края в 1917 г. составляла 41%, и это несмотря на резню со стороны турок. К концу советской власти в данной автономии численность армян сократилась до менее 1%, с началом же очередного этапа карабахского движения в 1988 г., армяно-азербайджанского конфликта и развала СССР армян и вовсе не осталось в Нахичеванской автономной республике. В этой связи возникает вопрос: а в чем же тогда суть автономии, если, кроме азербайджанского населения, в этом крае нет никого? Автономия для кого и от кого?

Конфликтные отношения между Баку и Ереваном привели к транспортной блокаде Армении и Нагорного Карабаха со стороны Азербайджана и Турции. И в этой связи важнейшая транспортная коммуникация в регионе – нахичеванская железная дорога (связывающая Иран, Азербайджан, Армению, Грузию, Россию, Черное море) перестала функционировать. При этом Нахичевань, блокируя Армению, сам страдает от этой экономической абсурдности.

Азербайджан размещает в Нахичевани крупную воинскую группировку – 5-ю бригаду ВС, пытается через Иран и Турцию наладить экономическую жизнь данной автономии. Армения также держит на границе с Нахичеванью значительную часть своих ВС для отражения возможных провокаций с сопредельной стороны.

Вопрос Нахичевани в двусторонних армяно-азербайджанских отношениях приобретает особую важность как с политико-правовой точки зрения, так и транспортно-экономической характеристики. Разблокирование нахичеванской железной дороги имеет серьезное региональное и международное значение, и эта актуальность набирает силу с учетом снятия санкций со стороны стран Запада в отношении Ирана 16 января 2016 г. и апрельского 4-дневного конфликта в Нагорном Карабахе.

Тегеран, наращивая торгово-экономические отношения с внешним миром (прежде всего со странами ЕС), крайне заинтересован в разблокировании нахичеванской железной дороги для связи Джульфы и Ерасха. В этой коммуникации может быть заинтересован и Китай с учетом реализации мегапроекта «Шелковый путь», где одним из маршрутов в Европу могут стать Иран, страны Южного Кавказа, Черное море. Соответственно, заинтересованными в Нахичевани сторонами в новой конфигурации после 16 января 2016 г. могут быть страны ЕС и, конечно, США.

Однако решение данного вопроса лишь в рамках армяно-азербайджанских отношений становится нереальным в силу неурегулированности карабахского вопроса и противоречивых подходов Еревана и Баку к теме компромисса. Азербайджанская агрессия 2–5 апреля 2016 г. против Нагорного Карабаха в расчете на блицкриг вновь провалилась, что еще более отдалило стороны от политического урегулирования данной территориальной проблемы. До недавнего времени политико-экономический формат решения нахичеванской проблемы в экспертных кругах мог рассматриваться только в формате военного противостояния между Арменией и Азербайджаном в случае возобновления нового широкомасштабного конфликта в Карабахе. Хоть 5 апреля при посредничестве российского Генштаба конфликтующие стороны и достигли устного перемирия, однако перестрелки вдоль линии соприкосновения сил в Нагорном Карабахе и на армяно-азербайджанской границе (включая и Нахичевань) регулярно продолжаются. Власти Баку не перестают проводить провокации, но они не в состоянии одержать убедительную военную победу над Арцахом и вынудить Степанакерт к капитуляции.

За прошедшие годы независимости Азербайджана и карабахского конфликта власти Баку предприняли в Нахичевани дополнительные деструктивные действия антиармянского характера, направленные на уничтожение материальных и этнокультурных памятников истории армянского народа в данной провинции (например, разрушение подразделениями ВС Азербайджана древнего армянского кладбища в Новой Джульфе и превращение его в военный полигон). Все это дополнительно обостряет нахичеванский вопрос.

Практически вековой период подобного раздела территорий Армении между Россией и Турцией подходит к развязке. С распадом СССР Россия сначала признала независимость Азербайджана, а потом вынуждена была в 1992 г. вывести свои войска из этой страны, включая и территорию Нахичеванской автономии. Последнее, на мой взгляд, было ошибочным решением, впрочем, как и в ситуации с определением статуса Крыма в том же 1992?г., и по условиям Будапештского саммита 1994 г. Но если в Севастополе Россия все же сохранила свою черноморскую военно-морскую базу и флот, то в Нахичевани Москва не имела никакого военного присутствия и предоставила Турции и Азербайджану все возможности по тюркизации данной провинции, развязке транспортной блокады и созданию новых геополитических угроз. И всякий раз российские власти уповали на то, что, видите ли, азербайджанское правительство по согласованию с Турцией и США отказывает России в размещении на своей территории военных баз и русских пограничников. Но почему-то Кремль не вспоминает условия Московского договора 1921 г., не напоминает тому же Баку, каким образом Нахичевань стала автономией и оказалась в том же Азербайджане.

Азербайджан в надежде на военно-технический перевес 2–5 апреля развязал новую военную агрессию против Карабаха, но его план стремительного прорыва эшелонированной армянской обороны с треском провалился, привел к значительным потерям в живой силе и технике, что и вынудило власти Баку запросить через Москву перемирие. Азербайджан выступает против инициатив американской стороны, поддержанных другими посредниками и ЕС, по размещению на линии соприкосновения сил в зоне конфликта технических сенсорных устройств по выявлению нарушителей условий Бишкекского перемирия 1994?г. и проведения по данным фактам соответствующих расследований.

На что же рассчитывает Азербайджан? Вести широкомасштабную войну, как показал опыт апрельской 4-дневной войны, Баку сегодня не в состоянии, поскольку может получить обратный своим ожиданиям результат, что неминуемо приведет к печальным последствиям для страны. Рассчитывать на военную помощь и вмешательство в конфликт с Арменией братской Турции (несмотря на громкие пропагандистские заявления ее лидеров и дипломатов) Азербайджан в нынешних условиях, в которых оказалась Турция, тоже не может, поскольку подобная вольность Анкары вряд ли понравится России, США и Европе. Турция скорее сама окажется на грани территориального распада с учетом курдского и армянского вопросов.

Расчет на российскую наступательную военную технику (РСЗО «Смерч», ТОС-1А «Солнцепек», танки Т-90С и др.) определенное преимущество азербайджанской армии дает, но ожидаемого результата не приносит из-за умелой обороны Армии обороны НКР. Да и Россия своими поставками вооружения и техники Азербайджану подорвала собственную политическую репутацию союзника Армении. Русские цинично предали в очередной раз интересы Армении. Высказывания о том, что если не Россия будет продавать Азербайджану оружие, то это сделает кто-то другой, еще более звучат нелепо и нереалистично, поскольку, во-первых, этот «кто-то» (а точнее Турция, Израиль, Пакистан) как продавали, так и продолжают данные поставки Азербайджану, во-вторых, кроме России, у других стран нет такого смертоносного оружия, как РСЗО «Смерч», ТОС-1А «Солнцепек», танки Т-90С.

Нефтезависимая экономика Азербайджана из-за падения мировых цен на нефть несет большие убытки, что в скором времени скажется и на военном бюджете. Запад будет оказывать давление на администрацию Ильхама Алиева по факту расширения закупок российского вооружения, и не столько из-за интересов Армении, сколько из необходимости увеличить градус экономического давления на Россию.

Баку должен понимать, что Армения и ее ВС способны не только адекватно отвечать на военные провокации и агрессию на карабахском направлении, но и создать определенную напряженность и на нахичеванском отрезке. Это может иметь место в двух случаях: а) если Азербайджан не прекратит эскалацию напряженности против Нагорного Карабаха; б) если Иран, США, страны ЕС и Россия пожелают изменить ситуацию вокруг Нахичевани и пойти на ее разблокировку.

Оборонная доктрина Армении вынуждена перейти от «пассивной обороны» к «сдерживанию и обузданию» противника. Этой стратегии будет посвящаться стратегия перевооружения армянской армии, военно-техническое сотрудничество Армении с Россией, Китаем и, возможно, Ираном. Ереван и Степанакерт порядком устали от провокаций Баку и намерены в случае очередной военной провокации Азербайджана перейти в контрнаступление для изменения статус-кво НКР в сторону расширения плацдарма на восточном направлении до естественных рубежей. То обстоятельство, что армянское командование согласилось на перемирие 5 апреля 2016 г. и не дало команды на контрудар, вызвало большую критику в военных кругах Арцаха и Армении. Однако данная война показала, что армянская сторона будет категорично против в вопросе территориальных уступок, ибо Баку в очередной раз показал свое нежелание к политическому урегулированию проблемы. Более того, армянская сторона будет отрицательно относиться ко всяким попыткам размещения иностранных (международных) миротворческих воинских формирований из-за отсутствия доверия к ним и соответствующего невосприятия их как со стороны Еревана и Степанакерта, так и Тегерана.

Иран и шесть держав (США, Франция, Великобритания, Германия, Китай и Россия) 14 июля 2015 г. в Вене достигли исторического соглашения об урегулировании многолетней проблемы иранского атома. В итоге Венские соглашения привели к тому, что 16 января 2016 г. стал историческим днем для Ирана, поскольку с него была снята часть санкций, введенных Советом Безопасности ООН, ЕС и США.

В результате снятия санкций Иран получил доступ к своим замороженным зарубежным активам, которые, по данным министерства финансов США, составляют свыше 50 млрд долларов. Президент Ирана Хасан Роухани назвал атомную сделку «золотой страницей в истории Ирана» и «переломным моментом» в развитии экономики страны.

Снятие санкций с Ирана, предпринятое Западом (а точнее США), несмотря на устойчивое противодействие Израиля с его премьер-министром Беньямином Нетаньяху, исходит из новой конфигурации в регионе Ближнего Востока и Южного Кавказа. Внешнеполитические ведомства ведущих стран мира (России, США, Великобритании, Франции, Германии, Италии, Китая) заявили, что договоренности с Ираном способствуют укреплению безопасности на Ближнем Востоке и в Персидском заливе.

В этой связи изменилась геополитическая ситуация и в Закавказском регионе. У той же Армении появилась возможность строить с Ираном стратегические отношения. Будучи непосредственным соседом Ирана, Армения должна извлечь прямую выгоду из ситуации.

Иранский газ и нефть имеют важное значение для той же Европы, которая сегодня широко открывает свои двери перед Ираном и предоставляет большие инвестиции иранской экономике. Через Иран, как уже отмечалось, может проходить и один из маршрутов китайского проекта «Шелковый путь», а вслед за ним и индийские товары.

После решений о завершении первого этапа создания новых границ на Ближнем Востоке (то есть в Сирии и Ираке), по мнению Игоря Мурадяна, «США и Европа будут вынуждены однозначно избрать в роли своего стратегического союзника в регионе Иран и шиитские общины. Это станет тяжелым и сложным решением, но на протяжении ХХI в. на Ближнем Востоке иных стратегических союзников атлантическое сообщество иметь не будет».

Примирение Вашингтона и Тегерана предполагает открытие и наиболее оптимальных коммуникаций для связи Ирана с внешним миром. Не случайно президент ИРИ Хасан Роухани, как передает иранское информагентство MehrNews, в телефонной беседе с президентом Армении Сержем Саргсяном от 24 января 2016 г. заявил, что Иран и Армения, как мусульманская и христианская нации, выступают в мире в качестве эмблемы и символа хороших отношений. Он также выразил решимость укрепить сотрудничество между двумя странами и добавил: «Исламская Республика Иран и Армения должны использовать весь имеющийся потенциал для активизации двусторонних отношений. В постсанкционную эпоху путь к расширению экономического сотрудничества стал свободен. Мы должны не жалеть усилий, чтобы соединить Персидский залив с Черным морем».

Иными словами, Тегеран рассматривает Армению в качестве связующего звена и моста для связи с той же Грузией, странами ЕС и Россией (ЕАЭС). Армения может стать важным логистическим субъектом на Южном Кавказе, практически так же, как и Грузия по связи стран Запада и Турции с Азербайджаном и республиками Центральной Азии, как и Азербайджан по связи России и Ирана, Турции и стран ЕС с Центральной Азией.

Вопрос открытия транспортного коридора между Ираном и Арменией в последние месяцы стал одним из обсуждаемых в официальных и экспертных кругах. Основными совместными ирано-армянскими экономическими проектами являются строительство ГЭС на реке Аракс близ армянского города Мегри, третьей высоковольтной ЛЭП и железной дороги.

Особый интерес к проекту Южной скоростной железной дороги Иран – Армения проявляет Китай. По информации китайского посла в Армении г-на Тянь Эрлуна, Пекин рассматривает возможности инвестирования в проект строительства железной дороги Иран – Армения. Проект железной дороги был разработан Международной компанией строительства и коммуникаций Китая (CCCC International). Интерес к проекту проявляют китайские банки, которые выразили готовность профинансировать 60% программы. Однако до 2022 г. есть временная дистанция, за этот отрезок могут произойти важные события в регионе. Дороговизна строительства армянского отрезка железной дороги в высокогорных условиях не только затягивает сам процесс его реализации, но и позволяет тому же Тегерану искать обходные пути через Азербайджан (Астару и Нахичевань).

Так, февральский визит президента Азербайджана Ильхама Алиева в Иран подтвердил, что к концу 2016 г. Иран и Азербайджан объединят железные дороги и они станут частью коридора Север – Юг. Остается возвести через р. Аракс железнодорожный мост для связи иранской Астары с азербайджанской Астарой. Реализация данного проекта может «девальвировать» армяно-иранскую железную дорогу. Если Азербайджан объединит свои железные дороги с Ираном, то после пуска в эксплуатацию железной дороги Карс – Ахалкалак – Баку поезда из Ирана могут добраться до Черного моря. Тогда оценивающаяся в 3,5 млрд долл. армяно-иранская железная дорога может утерять для Тегерана смысл, если таковой был.

Правда, в подобном случае Иран окажется в зависимости от турецко-азербайджанского коммуникационного коридора и вынужден будет учитывать интересы Анкары и Баку, что не совсем соответствует намерениям Тегерана.

Однако для Ирана важно иметь альтернативные коммуникации с учетом непредсказуемости региональных отношений и наличия конфликтного потенциала. К тому же Армения демонстрировала по отношению к Ирану высокую степень политической лояльности и в условиях режима санкций, что не забывается на Востоке. Да и Запад в лице США будет заинтересован в армянском коридоре инвестиционных отношений с Ираном.

Апрельская 4-дневная война в карабахской зоне не случайно была развязана Азербайджаном вслед за Вашингтонским саммитом по ядерной безопасности и в преддверии трехстороннего саммита глав внешнеполитических ведомств Азербайджана, Ирана и России по судьбе транспортных коммуникаций Север – Юг. Но Россия глубоко ошибается, что Азербайджан будет лучшим другом Москвы в отношениях с Тегераном, ради чего можно пожертвовать интересами Армении. Война в Карабахе так и не позволила Азербайджану в южном направлении продвинуться в сторону Физули, Джебраила, Зангелана и Кубатлу, то есть восстановить азербайджанский контроль над утраченными районами и 132-км границей с Ираном по р. Аракс. И наоборот, ожидаемое контрнаступление Армии обороны НКР могло бы ввергнуть Азербайджан и его союзников (партнеров) в шок в случае расширения армянского контроля над границей с Ираном. Иными словами, на восточном направлении строительство новых коммуникаций через р. Аракс и Азербайджан является небезопасным мероприятием, учитывая неурегулированность карабахского конфликта и возможность его возобновления.

В этой связи актуализируется нахичеванская тема. Если Ирану и его западным партнерам удастся «уговорить» Азербайджан разблокировать Нахичевань, то коридор станет реальностью.

Таким образом, Иран и Запад (США, ведущие страны ЕС) стоят перед необходимостью разблокирования нахичеванской железной дороги через Джульфу в направлении Армения – Грузия – Черное море – Европа. Учитывая падение цен на нефть, Азербайджан несет серьезные экономические и финансовые убытки, что приводит к серьезным социальным издержкам. И с этой точки зрения Азербайджан, как и та же Армения с Грузией, объективно заинтересован в иранском трафике через Нахичевань и Астару. Тема нахичеванской железной дороги (как, впрочем, и самой Нахичевани) становится актуальной геоэкономической и геополитической проблемой в отношениях с Азербайджаном (причем не только и не столько Армении, но и Ирана, США, ЕС, России и Китая).

Азербайджан пока что считает неприемлемым для себя разблокирование Нахичевани без решения карабахского вопроса по условиям Баку, поскольку в противном случае это может привести к замораживанию проблемы Нагорного Карабаха и экономическому росту Армении, что изменит и военный баланс между конфликтующими сторонами. Однако в данном случае, как говорится, ставка больше, чем вопрос азербайджано-армянских отношений. Не случайно в последнее время Тегеран вновь заявил о своей готовности содействовать карабахскому урегулированию, а представители МИД ИРИ провели в Москве соответствующие переговоры с заместителем министра иностранных дел России Григорием Карасиным.

Касаясь апрельского военного кризиса в Карабахе, Иран устами спикера своего парламента г-на Лариджани в очередной раз призвал стороны к мирным переговорам и политическому урегулированию. Одновременно иранский политик отметил, что возобновление широкомасштабной войны в Нагорном Карабахе недопустимо из-за турбулентных процессов в регионе, что может привести к разрастанию и интернационализации самого конфликта, к разрушительным последствиям для его участников. Вместе с тем, Лариджани подчеркнул, что неизвестно, кто в этой новой войне выйдет победителем. Иными словами, Иран дал понять Азербайджану, что рассчитывать на успех в карабахской войне не стоит, ибо это может вынудить Тегеран принять соответствующие военные меры. Известно, что в дни апрельской войны 7-я бронетанковая бригада ВС ИРИ была приведена в полную боевую готовность и могла перейти р.?Аракс на север.

Как поступит Запад? США весьма заинтересованы в открытии коридора для связи Ирана через Армению с Европой. Вашингтон, используя свои позиции в МВФ и ВБ, фактически отказал Азербайджану в предоставлении кредита на сумму 4 млрд долл. Запад, безусловно, может добиться дефолта Азербайджана, если И. Алиев продолжит бескомпромиссную позицию по Карабаху. Однако Вашингтон может пойти на этот шаг, если Ереван скорректирует свою внешнюю политику от ЕАЭС в пользу ЕС, ОДКБ – НАТО, России к США.

Нахичеванский вопрос приобретает особую геоэкономическую привлекательность для внешнего мира, и Азербайджану следует проводить более осторожную и прагматичную политику. Известная громкая пропагандистская акция – инициатива депутатов Государственной думы России от фракции КПРФ В. Рашкина и С. Обухова о денонсации Московского договора от 16 марта 1921 г., определившего, в том числе, статус Нахичеванской автономии, – может рассматриваться и неким сигналом Азербайджану по судьбе нахичеванской железной дороги.

Москва пока что в одностороннем порядке не намерена пересматривать границы закавказских республик, но может по согласованию со странами Запада (теми же США) дать старт новому историческому процессу и разместить здесь свои войска в качестве гаранта региональной стабильности. В этой связи от позиции руководства Азербайджана во многом будет зависеть и судьба самого Азербайджана. Баку, пока что сохраняя братскую дружбу с этнически родственной Турцией, все же не теряет реальности и не позволяет втянуть себя в турецко-российские конфликтные отношения. Да и по Сирии заместитель министра иностранных дел Азербайджана Азимов отметил вполне обоснованную поддержку России.

Факт американо-российского регионального партнерства по установлению перемирия в Сирии после очевидных успехов российских ВКС, положительная оценка роли России в сирийском урегулировании, данная в феврале 2016 г. госсекретарем США Дж. Керри, и его предупреждение о санкциях в отношении нарушителей договоренностей (то есть Турции) говорит о возможности американо-российского успеха и на Южном Кавказе. Вашингтон не для того снимал санкции с Ирана, чтобы кто-то блокировал Тегерану транспортные развязки региона.

В карабахском вопросе Азербайджан и Армения способны добиться больших успехов в случае разблокирования той же Нахичевани, налаживания азербайджано-армянского торгово-экономического сотрудничества и примирения этнических общин в крае. Вопрос возврата отдельных территорий из зоны безопасности вокруг НКР не может быть решен без одновременного определения статуса Нагорного Карабаха, решения проблем всех беженцев (и азербайджанских, и армянских), возвращения Шаумяновского района Степанакерту и разблокирования той же Нахичевани.

Если же Азербайджан будет вновь делать ставку на военный метод решения вопроса и продолжать пропаганду антиармянской ненависти, то Баку не имеет шансов на успех. Военная победа будет за Арцахом и Арменией.

Мнение российских политиков и дипломатов о том, что военным путем никто не решал подобные Карабаху проблемы, на наш взгляд, крайне неадекватно. Я всеми мыслями согласен со всеми, кто выступает за политические методы решения данного вопроса. Но одно дело желание, другое – реальность. Можно подумать капитуляция фашистской Германии в мае 1945 г. стала итогом 4-летних кропотливых советско-германских переговоров. Судьбу того же Крыма весной 2014 г. Россия решила вовсе не по результатам политических консультаций с Киевом, а благодаря своей военно-морской базе в Севастополе и так называемым зеленым человечкам русского спецназа, спешно переброшенного в Крым для исключения провокаций, проведения заседания тогдашнего Верховного Совета Крымской автономной республики с целью принятия необходимого политического решения в пользу выхода из состава Украины и присоединения к России. Можно подумать, что независимый статус Южной Осетии и Абхазии решался путем политического урегулирования между Россией и Грузией, а не итогами 5-дневной войны в августе 2008 г.

В то же время 4-дневная война в Арцахе не помогла Азербайджану решить вопрос армянской капитуляции, даже несмотря на военно-техническую помощь со стороны России. Но кто гарантировал Азербайджан от очередного разрушительного поражения, потери новых территорий и полной капитуляции под угрозой провала государственности? Такой гарантии Баку никто не решится дать, поскольку ни у кого нет мирного плана решения данной проблемы. Единственный выход в том, чтобы Азербайджан и Армения при посредничестве того же Ирана, США, стран ЕС и России стали постепенно, шаг за шагом восстанавливать торгово-экономические связи через транзит Джульфинской железной дороги в Нахичевани. Эта политика со временем способна привести к снижению градуса взаимной нетерпимости и ненависти двух обществ, восстановлению степени доверия и традиций добрососедства. Соответственно, демократизация армяно-азербайджанских отношений будет стимулировать и политическое разрешение территориального вопроса в Карабахе.

Александр Сваранц, доктор политических наук, профессор

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 31 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Армяне трудно понимают Россию, но верят в нее. Потому, что связи Армении с Россией основаны на общей цивилизационно-культурной основе. Другое дело турки и азербайджанцы. И те, и другие жалеют о том, что не могут довести геноцид армян до конца. С другой стороны, оценивая дружеские отношения России с Турцией и Азербайджаном сложившиеся на основании Брест-Литовского, Московского и Карсского договоров в 1917-2015гг., начинаешь понимать, тем не менее, что дружба Армении с Россией строилась на остаточном принципе и ситуация с Нахичеванью наглядное тому подтверждение.
  2. Россия - братская страна для Армении и ей нужно понять, синдромом Геноцида у армян.Этим вызваны негативные высказывания в адрес России из-за поставок оружия Азербайджану.
  3. Пока азерские петухи в зад футбольным дипломатам из Еревана не клюнут,арцахские орлы не перекрестятся,а пока 1: 0 в пользу мазутчиков!
  4. 4-рех дневная война показала, что КАПИТУЛЯЦИЯ армении дело ближайшего времени!!!
  5. Наоборот,апрельская война показала,что даже при неожиданном нападении на позиции НКР ничего нельзя сделать.Жаль только,что контратаку армянских войск остановила Россия,иначе быть всем азерским героям в водах Каспия.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты