№6 (281) июнь 2016 г

Правда и ложь четырёхдневной агрессии

Просмотров: 3266

Беспрецедентная со времени четырёхлетней азербайджано-карабахской войны (1991-1994 гг.) агрессия Азербайджана, похоже, уже вошла в историю как «четырёхдневная война». И не потому, что так окрестили её журналисты и эксперты, а главным образом благодаря Армии обороны НКР, которой, пусть и ценой болезненных потерь, потребовалось именно четыре дня, чтобы остановить широкомасштабное наступление агрессора, применившего чуть ли не весь свой арсенал, принудить его, потерявшего чувство реальности, к миру и заставить просить о прекращении огня. Конечно, было бы наивно полагать, что после очередного фиаско бакинский режим откажется от своих реваншистских целей, тем более что, зализывая раны, азербайджанская сторона продолжает провокации на передовой линии, обстреливая карабахские позиции не только из различных видов стрелкового оружия, но и артиллерии, реактивных систем залпового огня. Примечательно, что практически сразу же после проведённого 11 мая миссией ОБСЕ первого со времени апрельской эскалации мониторинга линии соприкосновения (северо-западнее села Талиш) Азербайджан вновь возобновил обстрелы позиций Армии обороны НКР, тем самым в очередной раз выразив своё презрение к усилиям международных посредников.

Между тем в различных кругах общества продолжается осмысление событий начала апреля. Что это было? Однозначного ответа, разумеется, нет. Внешне имевшее место выглядит так: бакинский военно-политический режим решил попробовать карабахскую армию на зуб, но, получив по зубам и оказавшись в нокдауне, бросил на ринг полотенце.

«Предприняв в начале апреля широкомасштабные военные действия по всей протяжённости карабахско-азербайджанской границы, Азербайджан в очередной раз попытался военным путём осуществить свои террористические и преступные планы против нашего народа и государства, – заявил президент Нагорно-Карабахской Республики Бако Саакян в ходе торжественной церемонии награждения в связи с Днём победы в Великой Отечественной войне, создания Армии обороны НКР и освобождения Шуши. – Благодаря мощи и силе нашей Армии обороны, беспрецедентному подвигу и непоколебимому духу наших солдат был дан достойный отпор оголтелому врагу, который, понеся ощутимые потери в живой силе и военной технике, был вынужден просить прекращения огня. Сегодня все мы преисполнены чувством гордости за наше молодое поколение, которое родилось и выросло в годы независимости двух армянских республик. Оно достойно продолжает дело своих героических дедов и отцов...»

Опыт азербайджано-карабахской войны 1991-1994 годов показал, что судьбу военных действий решают не фактическое превосходство в военной технике, оружии и живой силе, а дух воина, его вера в справедливость дела, за которое он воюет, самоотверженность, решительность, грамотность, скоординированность действий. Иными словами, человеческий, личностный фактор. А армянский солдат мотивирован гораздо сильнее своего противника и обладает куда более высокими морально-волевыми качествами, он готов стоять до последнего, ведь за его спиной отчий дом, семья, дети.

Конечно, за счёт использования современного ракетно-артиллерийского оружия, беспилотников и в целом более высокого технического уровня агрессор сумел добиться определённого успеха на начальной стадии, во многом благодаря также фактору внезапности – ведь лишь в первый день ему удалось продвинуться, а затем начался обратный процесс. За 4 дня боевых действий Баку потерял до 30 танков, вертолёты и беспилотники, не говоря о сотнях убитых. Имеются данные о том, что несколькими специальными бортами из Азербайджана в Турцию были переправлены тела военнослужащих турецкого спецназа, представителей террористических организаций, в частности, ИГИЛ и «Серые волки», уничтоженных во время боёв карабахскими военнослужащими. Присутствие Турции очевидно как в плане используемого оружия и участия, пусть и замаскированного, спецназовцев, офицеров, так и политической и пропагандистской поддержки Анкары.

Аналитик Ованес Варданян считает, что боевые потери азербайджанской стороны в живой силе в ходе апрельской авантюры Алиева необходимо разделить на три составные: а) собственные потери личного состава армии Азербайджана; б) потери турецкого спецназа и отрядов «Бозкурт» («Серые волки»); в) потери ИГИЛовских отрядов.

«О потерях личного состава азербайджанской армии можно судить по видеозаписи встречи Мехрибан Алиевой с матерями погибших, на которой присутствуют примерно 380- 400 матерей. Сам факт этой встречи с «сердобольной» Мехрибан свидетельствует о неоправданно высоких потерях и призван снизить уровень недовольства и протеста среди азербайджанцев гибелью своих сыновей за далекий и чуждый им Карабах. Это только из Баку и пригородов присутствовало столько матерей. Из далеких районов не поехали на встречу по разным причинам, в том числе обвиняя клан Алиева в гибели своих сыновей. Естественно, там не были представлены и матери без вести пропавших солдат и офицеров. Некоторых из них, судя по всему, закопали при спешном оборудовании позиций с применением бульдозеров и другой техники. С учётом вышеизложенного, реальное потери азербайджанцев составляют свыше 700 человек. Потери переодетых в форму азербайджанской армии турецкого спецназа и отрядов «Бозкурт» точно установить трудно, однако доподлинно известно об отправке из Баку в Турцию нескольких бортов с гробами тел погибших турков. Число, скорее, переваливает за 180 человек. Потери террористов ИГИЛ, вероятно, исчисляются десятками, а может – более сотни. Как свидетельствуют наши солдаты и подоспевшие им на помощь ополченцы, в ряде мест азербайджанские военнослужащие, несмотря на отсутствие огня с армянской стороны, не предпринимали никаких попыток забирать погибших, бросив лежать их более трех-четырех суток, а на других участках любой ценой, рискуя жизнями, пытались немедленно вытащить под огнём трупы погибших, иногда применяя крючья, кошки, тросы и другое снаряжение. Очевидно был жесткий приказ – не оставлять армянам погибших «иностранцев» – у армянской стороны не должно было быть трупов, подтверждающих турецкое и террористическое участие на стороне личной армии апшеронского феодала».

Однако «старший брат» и иже с ним оказали Азербайджану медвежью услугу: пытаясь переплюнуть в своей жестокости сам ИГИЛ, бакинский военно-политический режим, вместо наведения страха на героических защитников и прошедшее сквозь огонь и воду мирное население Арцаха, добился лишь того, что вызвал омерзение у мирового сообщества и перечеркнул многолетние усилия международных посредников.

И на этом фоне крайне лицемерно и цинично прозвучали слова главы МИД Азербайджана Мамедъярова на недавней встрече в «Германском обществе внешней политики» о необходимости налаживания доверия между сторонами конфликта. «Доверие – это не яблоко, – сказал он. – Нельзя пойти в магазин, купить и откусить его. Это вопрос поколений. Я согласен, что построение доверия – это самое сложное, но для этого нужно работать…»

Вот и «работают» денно и нощно азербайджанцы над созданием атмосферы доверия, глумясь над беззащитными стариками-армянами, отрезая голову героически погибшему защитнику родины и спящему в своём номере офицеру на профессиональных курсах центре Европы, а потом героизируя на государственном уровне убийц, преступников против человечности.

Баку, пытаясь внедрить в сознание собственного народа и мирового сообщества изначально мертворожденную идею о «блестящей победе» азербайджанского оружия, деликатно замалчивают два факта, а именно: юные солдаты-срочники Армии обороны НКР (пусть и ценой немалых жертв) разбили в пух и прах специально подготовленные подразделения противника; официальный Баку, вынужденный (принуждённый) просить прекращения огня, предвидя полный крах инициированной им авантюры, не преминул при этом представить в своём патологическом стремлении ко лжи сей вынужденный шаг в качестве собственного жеста доброй воли.

Между тем, как и в начале девяностых годов, основную роль миротворца взяла на себя Россия. Однако она ещё больше укрепила бы свой авторитет, если бы выступила более последовательным и реальным гарантом безопасности региона. А пока ситуация достаточно зыбкая. В то же время раздутые иллюзии относительно того, что Россия решительно встанет на сторону Армении в случае агрессии Азербайджана в отношении Нагорного Карабаха, рассеялись, в чём можно увидеть и положительный момент, так как это стало стимулом для мобилизации всех внутренних ресурсов армянских сторон.

Кому была нужна «четырёхдневная война» и кто выиграл в ней? – витает в воздухе вопрос.

Сразу отметим, что выигравших в этой краткосрочной, но насыщенной и кровавой войне, нет, хотя бы потому, что обе стороны понесли значительные потери, а атмосфера недоверия в регионе лишь усугубилась. Провал Азербайджана, по сути, разделила его союзница и вдохновительница – Турция. Россия же, пожалуй, получила моральный удар, так как агрессор не только в открытую использовал её оружие, в том числе против мирного населения, но и бахвалился этим, одновременно явно намекая Армении на «предательство» союзника.

Знала ли разведка о планах противника и почему на начальной стадии последнему удалось прорвать оборону на ряде участков и причинить значительный урон? – весьма актуален и такой вопрос.

Оперативная информация о готовящейся агрессии противника, конечно, была, однако опасность была недооценена. Военно-политическое руководство предполагало, что это будет очередная, пусть и более крупная провокация азербайджанской стороны, но не широкомасштабное наступление практически по всей протяжённости линии соприкосновения войск. Основной удар на себя, разумеется, взяли солдаты-срочники, которые буквально грудью защитили родину и сумели достойнейшим образом противостоять натиску специально подготовленных подразделений противника, подкреплённых наёмниками, в том числе террористами, прошедшими соответствующую школу. Отсюда и неизбежные жертвы. При этом надо отметить, что потери противника оказались гораздо существеннее, и это говорит о высоком уровне подготовке и силе духа военнослужащих Армии обороны.

Сегодня военное командование изучает произошедшее, ведётся укрепление оборонительных позиций, и, судя по всему, Армия обороны выйдет из ситуации более сильной и мудрой.

Где гарантии невозобновления военных действий? – и этот вопрос стоит ребром.

Реальных гарантий практически нет, так как Баку демонстративно игнорирует как подписанное в мае 1994-го года трёхстороннее бессрочное соглашение о прекращении огня, так и нынешнюю устную договорённость о перемирии. У международных посредников нет конкретных механизмов сдерживания, а их общие и в целом безадресные заявления о недопустимости применения силы лишь подзадоривают Баку и укрепляют в его в ощущении безнаказанности. Баку уже в открытую грозит геноцидом в отношении армян Арцаха, обещая уничтожить или изгнать их с родной земли, исторической родины. Наивно полагать, что власти Азербайджана в ближайшем будущем откажутся от своей преступной мечты, особенно с учётом того, что бакинский режим и мысли не допускает о прямых переговорах с руководством НКР. Тем не менее, паузу выдержать ему придётся. И вот почему.

«В ходе апрельского наступления Азербайджана армянской стороной были уничтожены два элитных батальона противника, а это означает ликвидацию наступательного потенциала азербайджанских вооружённых сил и потенциальное контрнаступление Армии обороны НКР для предупреждения агрессии Азербайджана», – поделился с нами своим видением ситуации болгарский политолог Георгий Коларов, участвовавший в майских праздничных мероприятиях в Степанакерте.

Некоторые наблюдатели утверждают, что Азербайджан перейдёт в наступление по завершении в июне в Баку Формулы 1 – Гран При Европы. И, как это ни парадоксально, никто не возмущается, что мировое сообщество позволяет проводить подобные мероприятия в стране, власти которой в свободное от крупных международных мероприятий время совершают преступления против человечности, причём, как против соседних государств, так и собственных граждан. Вот какие чудовищные двойные стандарты!

Апрельские события заставляют взглянуть на многое по-иному. К сожалению, эйфория от первой блестящей победы в развязанной Азербайджаном войне в определённой мере продолжалась практически вплоть до кровавого 2 апреля. Сегодня настал момент истины, и необходимо в корне пересмотреть многое.

Тем временем, презрев всякую опасность, в разрушенные приграничные села Арцаха возвращается эвакуированное мирное население, чтобы заново возродить родные пепелища и наладить жизнь. Возвращение, конечно, трудное, но люди настроены решительно. Особенно запомнились слова одной из женщин: «Мы живём в Матагисе, на передовой, и всегда останемся здесь. Это наша земля, здесь наша семья, наш дом, и мы должны сохранить его. Я здесь вместе со своим сыном. Мы оба военнослужащие и не намерены куда-либо уходить».

Матагис, второй по степени разрушенности после приграничного Талиша населённый пункт, посетил президент НКР Бако Саакян, обсудив с жителями существующие здесь проблемы и пути их решения, в частности, устранение ущерба, нанесённого в ходе вражеской агрессии. Президент подчеркнул, что государство окажет всяческое содействие посёлку и его жителям, особо отметив решимость последних жить и созидать на родной земле.

По предварительным данным прямой ущерб Нагорному Карабаху от военного противостояния с Азербайджаном в период с 2 по 5 апреля составил порядка 500 миллионов драмов. Косвенный ущерб гораздо больше с учётом предполагаемого негативного воздействия на малый и средний бизнес, поведение инвесторов, активность деятельности в сельском хозяйстве в весенний период и др.

Однако, как выразился пожилой житель Мартакерта Гурген Налбандян (к счастью, находившийся вне своего дома, когда 3 апреля в него угодил снаряд), «дом отстроить заново несложно, а имущество – дело наживное. Главное, чтобы был мир».

А достичь мира, как показывают последние события, можно лишь принудив к нему неуёмного агрессора. Настоящего же, долгосрочного мира можно добиться не в одиночку, а всем миром…

Ашот Бегларян, Степанакерт

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 14 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты