№12 (299) декабрь 2017 г.

Найдет ли армянская экономика свой «локомотив»?

Просмотров: 4370

В последнее время армянские СМИ с законной гордостью пишут о том, что туристическая привлекательность страны день ото дня возрастает, а Ереван регулярно входит в «горячую пятерку» городов, наиболее популярных у российских туристов. И это, конечно же, очень хорошо. Но есть в армянской столице места, куда не только туристов не водят, но и сами ереванцы заглядывают разве что по необходимости, без энтузиазма.

К таким непривлекательным местам относятся, в первую очередь, южные, некогда промышленные районы города. Увидеть их, кстати, совсем не трудно: достаточно сесть в метро на станции «Давид Сасунский» и проехать несколько остановок до станции «Чарбах». Большая часть трассы метро проходит здесь по поверхности, и за окнами вагонов мелькают заброшенные и полуразрушенные корпуса бывших фабрик и заводов. Конечно, в последние годы некоторые корпуса приобрели чуть более облагороженный вид – кое-где открылись оптовые ярмарки, небольшие офисы различных фирм. Но в целом зрелище продолжает оставаться достаточно тяжелым.

Все эти картины порождают у части населения (в основном, конечно, людей старшего возраста, помнящих иные времена) ностальгические настроения и постоянно актуализируют вопрос, когда же страна сможет (и сможет ли?) восстановить свою рухнувшую промышленность. При этом критики существующей власти, как правило, убеждены, что развал и разграбление основных промышленных фондов – прямой результат злого умысла конкретных лиц, не будь которых, промышленность Армении продолжала бы по-прежнему процветать, давая работу и достойную оплату труда десяткам тысяч квалифицированных кадров.

Своей масштабной промышленности у Армении никогда не было

На самом деле все, конечно же, обстоит отнюдь не столь однозначно. Не стремясь перегружать внимание читателя многочисленными статистическими данными, отметим только, что к моменту развала Советского Союза 92% армянской промышленности работало на военно-промышленный комплекс коммунистической империи. И это был самый высокий показатель в СССР. Вот, скажем, гигант союзного химпрома, знаменитый ереванский завод «Наирит». Именно о необходимости его возрождения сегодня часто заходит разговор. Здесь на основе привозного сырья (ибо своих углеводородных ресурсов у республики не было и нет) изготавливался искусственный каучук. Из него на Ереванском шинном заводе (и других аналогичных предприятиях Союза) делали покрышки, в большинстве – для военной техники. И ходили бэтээры, «обутые» в эти покрышки, образно говоря, от Чукотки до Берлина…

Понятно, что с развалом страны необходимость в продукции «Наирита» просто исчезла – как и в изделиях других многочисленных фабрик и заводов, поскольку рухнул весь советский ВПК. Не нужны стали предприятия, производящие, скажем, оптику для военно-морских сил, атомного подводного флота империи. Одновременно быстро развалились и многие металлургические, станкостроительные заводы, предприятия электротехнического профиля… Если при всем этом учесть и фактор транспортно-энергетической блокады, в которой Армения доселе пребывает из-за конфликта в Нагорном Карабахе (а ведь именно из Азербайджана шло сюда основное сырье для той же химической промышленности), невозможность ввоза металла и вывоза весомой (в самом прямом смысле слова) продукции – станки, строительный камень (в первую очередь, знаменитый розовый туф) на самолете не повезешь, да и мало кому они стали нужны, – то картина станет совершенно ясной. Поэтому ностальгия по прежним временам промышленного могущества выглядит наивной и прекраснодушной – не было у Армении никакой собственной тяжелой промышленности, просто здесь находился определенный сегмент имперского тяж- и средпрома. Для примера – одних только дипломированных химиков в республике насчитывалось около 40 тысяч человек – столько же, сколько, например, во Франции. Цифра в нынешних масштабах выглядит просто фантастической… Отсюда вопрос: а нужна ли такой небольшой стране промышленность как таковая, а если все-таки нужна, то что она должна собой представлять?

Экономика интеллекта, экономика мастерства

Дискуссии по этому поводу, надо сказать, не утихают. С большим энтузиазмом воспринимаются довольно редкие сообщения о том, что где-то (например, в Чаренцаване) удалось модернизировать небольшую часть бывших мощностей и начать производство продукции военного назначения (как правило, речь идет о совместных с Россией предприятиях). Армения стала производить собственные дроны, ремонтировать тяжелую военную технику, появились сообщения о возможной сборке в республике грузовиков «Камаз» (хотя последнее выглядит довольно проблематично из-за отсутствия прямого железнодорожного сообщения с РФ). Проблем занятости и связанных с ней вопросов это не решает никак, поскольку масштабы такого производства очень незначительны, но звучит, что и говорить, приятно.

Однако ведь Армения – справедливо возразит автору читатель – в советские времена была славна не только машиностроительной и электротехнической промышленностью. На весь Союз гремели армянский легпром и пищепром с их коньяком, винами, обувью. Одним из ведущих предприятий в своей сфере был Ереванский институт математических машин

(ЕрНИИММ), производивший высококлассную вычислительную технику. Тогда понятие «Силиконовая долина» публике было неизвестно, но теперь-то понятно, что именно Армения была «Силиконовой долиной» Союза.

Все это может и должно быть возрождено, потому что экономика страны в нынешних условиях должна как можно меньше зависеть от коммуникаций и ориентироваться на инновационные технологии. Надо признать, что власти это понимают, пытаясь оказать поддержку развитию IT-сферы, которая считается приоритетным направлением развития. Президент Серж Саргсян нередко повторяет, что у страны есть лишь один путь – развивать экономику, основанную на знаниях. И здесь положение выглядит довольно неплохо: в стране действуют более 400 IT-компаний, которые дают работу 10 тысячам программистов. Причем основная часть продукции, разумеется, идет на экспорт – в основном, в Европу и США. Вновь создающиеся компании с персоналом менее 15 человек на три года освобождаются от уплаты налога на прибыль, да и ставка подоходного налога на их сотрудников введена льготная. Более того – вот уже 8 лет, как существует премия президента Армении, которая ежегодно вручается видным представителям сферы информтехнологий. Среди ее лауреатов – Тони Фаделл, Стив Возняк, Евгений Касперский и другие ведущие ученые и разработчики. Кроме того, еще одна президентская премия в области информационных технологий вручается ежегодно наиболее успешным студентам и школьникам.

И все бы хорошо, если бы не тот простой факт, что программистами, специалистами в IT-сфере, к сожалению, могут быть далеко не все. Поэтому при том, что о возрождении химпрома, электропрома и подобных отраслей придется забыть, вероятно, навсегда, основной упор, разумеется, должен быть сделан на возрождение легкой, ювелирной, пищевой промышленности. В этих отраслях армяне всегда были доками, хороший ремесленник, «варпет», был человеком уважаемым, авторитетным. И тут с удовлетворением надо сказать, что в последнее время, в связи со вступлением станы в ЕАЭС, определенное оживление на данных направлениях наблюдается. Во всяком случае, во время недавнего визита в Ереван российского премьер-министра Дмитрия Медведева прозвучала цифра «до 30%» – именно настолько, по данным российской стороны, за последний неполный год вырос взаимный армяно-российский товарооборот. И происходит это, в первую очередь, за счет экспорта сельхозпродуктов: фруктов и овощей, вин и коньяков…

Не стоит трогать недра – себе дороже выйдет

Расхожее мнение о том, будто Армения бедна природными ресурсами, реальности не соответствует. Да, нефти и газа в стране нет, но есть многое другое. По запасам меди и молибдена Армения – в первой десятке стран в мире. Имеются серебро и золото. Медный и молибденовый концентрат все эти годы, несмотря на огромные трудности, продолжал вывозиться из страны. Однако несколько кризисов последних лет сделали добычу малорентабельной, временами предприятия отрасли балансировали на грани самоокупаемости. Разумеется, при этом вопросы охраны окружающей среды отступали на самый задний план. В этом контексте очень показательно выглядит история с Амулсарским золоторудным месторождением.

Этот рудник, который, как утверждают в правительстве, даст «первый слиток» уже через год, по мировым масштабам выглядит бедновато: подтвержденные запасы «проклятого металла» здесь не превышают 40 тонн. В иных странах в разработке таких запасов попросту не видят смысла. Но главное даже не это. Амулсар расположен в непосредственной близости от знаменитого армянского курорта Джермук, славного своей целебной водой. Этот известный в советские годы бальнеологический курорт в последние годы, можно сказать, обрел новое дыхание, сюда вновь стали стекаться туристы. Причем отнюдь не только из Армении. И вот теперь экологи утверждают, что разработка Амулсарского рудника нанесет непоправимый ущерб курорту в целом и источникам целебных вод в частности, а также очень негативно скажется на расположенном неподалеку озере Севан – еще одной жемчужине страны. Дело в том, что, как утверждает представитель Всеармянского экологического фронта Левон Галстян, которого недавно цитировала «Лента.ру», «в процессе золотодобычи ежегодно будет использоваться около 100 тонн цианида натрия, и это убийственная доза для местной экологии». Кроме того, разработка месторождения попросту превратит Джермук из курортного местечка в обычный шахтерский поселок. И лет через 10, когда месторождение будет исчерпано, на месте одного из красивейших уголков Армении останется лишь «лунный пейзаж».

И это вовсе не единственный пример. Положение сложилось столь серьезное, что совсем недавно датский частный пенсионный фонд «PensionDenmark» отменил кредит, выданный армянской группе компаний Vallex еще в 2013 году для эксплуатации Техутского медно-молибденового месторождения, которое расположено в Лорийской области, на севере страны. Согласимся, такие вещи случаются нечасто. Речь идет о кредите на сумму $ 62 млн, который, согласно официальному заявлению, теперь должен быть возвращен в полном объеме. Причиной стала экологическая и социально-экономическая ситуация, которую Vallex должна была якобы улучшить. Однако все происходит с точностью до наоборот, и своим шагом датчане показали, что заботятся об экологии Армении больше, нежели сами власти страны…

Новые планы, новые надежды

Казалось бы, все ясно, говорить особо не о чем: возрождение армянской экономики должно основываться на развитии легкой промышленности, сельского хозяйства и туризма. Простой рецепт, используя который в свое время на ноги встали многие государства «третьего мира». Но, хотя для всего этого в стране есть ресурсы, реализовать этот рецепт в Армении, по крайней мере в данное время, невозможно. Хотя классическое учение утверждает, что политика есть надстройка над экономикой, в Армении все наоборот – внутренняя политика диктует свои законы (вернее сказать – понятия) экономике страны. Главным препятствием для экономического развития является всеохватный монополизм небольшой группки местных олигархов. По сути, малый и средний бизнес, способные стать могучим локомотивом развития, с трудом выживают, их объемы постоянно сокращаются.

В прошлом году, когда премьер-министром стал Карен Карапетян, с которым общество связывает очень большие надежды на позитивные перемены, «малые и средние» воспряли было духом. Показалось, что наступает время для реальной борьбы с монополиями и коррупцией. В то время многие СМИ цитировали обращения к премьеру представителей ряда общественных организаций, больше напоминающие вопль о немедленной помощи: «С 2008 года в Армении уничтожалась предпринимательская деятельность. Многие бизнесмены терпели крах, люди совершали самоубийства из-за больших потерь и банкротств, сильно обострилась ненависть к властям». Но, к сожалению, монополисты по-прежнему правят бал и эмиграция продолжает возрастать.

Тем не менее, надежда на перемены к лучшему и кредит доверия Карену Карапетяну сохраняются. В середине ноября в Ереване прошла презентация «Клуба инвесторов Армении», о создании которого ранее не раз говорилось на уровне президента и премьер-министра. Ожидается, что новая инвестиционная программа в размере одного миллиарда долларов позволит осуществить прорыв на одном из самых важных направлений национальной экономики – в сфере энергетики. На эти деньги должны быть модернизированы электрические сети республики, построена новая современная ГЭС и с помощью зарубежных партнеров заложено несколько предприятий для производства различной продукции, необходимой для развития энергетики. Отметим, что «Клуб инвесторов Армении» включает 30 российских бизнесменов армянского происхождения. Состояние его участников ориентировочно оценивается в 20 млрд долларов. Хочется надеяться, что национальная экономика нашла, наконец, тот самый «локомотив», который вытянет ее из нынешнего незавидного состояния.

Армен Ханбабян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 5 человек