№2 (289) февраль 2017 г.

Армянский Шерлок Холмс

Просмотров: 3236

Исполнилось 90 лет Самвелу Цуцуляну, полковнику милиции, заместителю начальника уголовного розыска МВД Армении, известному следователю, большому профессионалу, яркому человеку, талантливому публицисту и писателю. К юбилею Самвела Цуцуляна «НК» публикует воспоминания его коллеги и соратника генерала МВД России Оскиана Галустьяна о годах совместной работы.

За время полувековой службы в войсках и органах внутренних дел я встречал среди коллег много прекрасных, обаятельных людей, профессионалов своего дела, самоотверженно и честно выполнявших свой служебный долг. Об одном из них хочется рассказать подробнее, поскольку он по праву считался лучшим сыщиком не только в Армении, но и во всем Советском Союзе. Оперативники его знали, уважали, советовались с ним. Речь идет о полковнике милиции Самвеле Григорьевиче Цуцуляне, всю свою жизнь посвятившем службе в уголовном розыске Армении.

Познакомился я с ним в 1960-1970-е годы, когда работал помощником министра внутренних дел республики Владимира Дарбиняна. В министерстве по моей инициативе, поддержанной министром, была создана система контроля за ходом раскрытия тяжких преступлений. Каждую декаду месяца перед министром, его первым замом и замом по милицейскому ведомству отчитывались руководители соответствующих городских и районных органов внутренних дел, на территории которых были нераскрытые убийства, крупные кражи, хищения, разбои и другие резонансные преступления. На этих отчетах обязаны были присутствовать руководители оперативных служб МВД, следствия, прокуратуры. Шел предельно конкретный разговор: что сделано, какие имеются результаты, что предстоит сделать, какая требуется помощь и т.д. В то же время жестко критиковались упущения, неисполнительность, халатность, допущенные при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Данная практика дала ощутимые результаты, раскрываемость преступлений в республике реально повысилась, повысилась и ответственность руководителей МВД за данный участок работы. Естественно, на всех таких слушаниях присутствовал заместитель начальника уголовного розыска МВД Самвел Цуцулян, именно на них мы с ним и познакомились. Ему очень нравилась введенная практика приобщения высоких руководителей к раскрытию «висяков», иногда он посмеивался в свои пышные усы над ворчанием первого заместителя министра Айказа Шагиняна по поводу того, что это, мол, лишняя работа и трата времени. Цуцулян, как я понял позже, присматривался на этих обсуждениях к моей работе, изучал мой характер, привычки. И, получив предварительно согласие министра и начальника ОУР МВД Санасара Кургиняна, предложил мне стать начальником 2-го отделения угрозыска республики.

На мои сомнения по поводу работы в такой должности без оперативного опыта он ответил: «Не беспокойтесь, поможем, у вас есть хорошие задатки, на этих разборах оперативно-розыскных мероприятий по раскрытию преступлений, вы прошли хорошую школу, и это очень пригодится в уголовном розыске». Я дал согласие и стал работником уголовного розыска. Горячая была пора. Оперативная обстановка как в Ереване, так и в других городах и районах была весьма напряженной.

Я с ходу включился в работу. В отделении, которым мне было поручено руководить, работали опытные профессионалы и прекрасные люди. Некоторых помню поименно, несмотря на то, что прошло уже очень много лет. Это Михаил Юзбашев, Шуберт Симонян, Павел Тамразов, Заур Джолохава, Маис Аббасов, Спартак Казарян, Григорий Зограбян, другие коллеги пусть на меня не обижаются. Скажу без преувеличения, отделение работало как машина, мы не знали, что такое усталость, невозможность что-либо осуществить для раскрытия преступления. Отделом угрозыска руководил Санасар Кургинян, пришедший в МВД из прокуратуры, весьма подготовленный профессионал, кандидат юридических наук, прекрасный интеллигентный человек, публицист. Но конкретные вопросы оперативной работы мы решали с его заместителем Самвелом Цуцуляном. Он был непререкаемым авторитетом для нас всех, мы звали его «Шерлок Холмс».

Действительно, в оперативной работе он творил чудеса. У него лично было больше агентуры, чем у всех сотрудников ОУР, вместе взятых, и практически во всех городах и районах свои оперативные источники. Он всегда раньше всех получал нужную оперативную информацию. А как профессионально он умел выдвигать версии, проводить беседы с подозреваемыми, свидетелями, он оказывал на них магическое воздействие. Немало было случаев, когда все меры по раскрытию преступления были исчерпаны, но он неожиданно находил что-то новое, оригинальное, позволяющее зацепиться за ниточку и выйти на преступников.

В 1970 году из полка внутренних войск поступило сообщение о побеге из ИТК заключенного по кличке «Ганнибал», осужденного за убийство нескольких человек и намеревавшегося совершить новые убийства в Ереване тех, кто дал против него свидетельские показания на следствии и в суде. Мероприятия по организации задержания «Ганнибала» были поручены Цуцуляну и моему отделению. Мы в самом срочном порядке установили проходивших по делу «Ганнибала» свидетелей, жизни которых угрожала реальная опасность, и обеспечили им оперативную охрану. Следующими мерами стали установление всех мест возможного появления, проживания преступника и, самое главное, установление лиц, с которыми «Ганнибал» может поддерживать связь. Все мероприятия проводились под руководством Самвела Григорьевича, о них докладывали Санасару Кургиняну, курирующему замминистра Акопу Погосяну и министру Владимиру Дарбиняну. С каждым днем обстановка становилась все напряженнее, розыск столь опасного преступника находился на контроле ЦК Компартии Армении, МВД СССР. Помимо оперативно-розыскных мер, в поиске и задержании «Ганнибала» были задействованы личный состав патрульно-постовой службы, вневедомственной охраны, участковые инспектора и другие силы милиции.

Установив среди его бывших друзей и родственников круг возможных контактов преступника, мы осуществили целевые вербовки агентуры среди них и дали ей задание установить место нахождения «Ганнибала», выявить человека, который доставляет ему пищу, выполняет поручения и т.д. Прошло достаточно много времени, результатов никаких, напряжение возрастает. Силами оперативной службы МВД было установлено наблюдение за местом его проживания до осуждения, квартирные телефоны близких родственников прослушивались КГБ по нашему заданию (тогда МВД таким правом и техническими возможностями не располагало). И вот на каком-то этапе агент Цуцуляна сообщает, что ему удалось узнать человека по имени Апет, который посещает беглеца в одной из квартир в доме, расположенном прямо в центре Еревана, он доставляет ему пищу, одежду, выполняет поручения. Кроме него, никто не знает место нахождения преступника, и он ни с кем не контактирует. Были приняты меры по установлению личности Апета, его места жительства, места работы. Выяснилось, что действительно среди близких родственников «Ганнибала» есть человек по имени Апет, который работает водителем на каком-то предприятии. Узнали марку машины, ее госномера. Дали задание оперативной службе установить наружное наблюдение за машиной и проследить места посещения водителя.

Понимали, что малейшая неосторожность и огласка при задержании Апета может иметь серьезные последствия. Поэтому решили дать задание работникам ГАИ, найти «правдоподобный» повод и задержать автомашину и его водителя. Достаточно быстро и профессионально грамотно сотрудники ГАИ выполнили наше поручение. Оперативники незаметно для окружающих доставили Апета на улицу Налбандяна, 9, на 3 этаж, в кабинет Цуцуляна. В начале беседы с ним Апет, естественно, прикинулся совершенно не осведомленным ни о побеге «Ганнибала», ни о его месте нахождения, сообщил, что после его осуждения не имеет о родственнике никаких сведений. Тогда Самвел Григорьевич попросил нас оставить его с Апетом вдвоем. Мы покинули кабинет и ждали указаний. Не проходит и часа, как Цуцулян вместе с Апетом заходит ко мне в кабинет и говорит: «Он хороший парень, готов помочь нам в задержании «Ганнибала», но надо, чтобы сам он не пострадал от этого». Обдумав сложившуюся ситуацию, мы предложили Цуцуляну следующий вариант действий: Апет, якобы не зная о том, что за ним тайно наблюдают сотрудники милиции, как обычно, посещает «Ганнибала», тот по паролю открывает дверь, в этот момент оперработники внезапно проникают в квартиру, разоружают и задерживают преступника, одновременно на глазах у «Ганнибала» «задерживают» и Апета.

Наше предложение быстро было одобрено Цуцуляном. Он собрал весь оперативный состав угрозыска и сказал примерно следующее: «Установлено место нахождения опасного вооруженного преступника по кличке «Ганнибал», совершившего дерзкий побег из колонии, он замышляет новые убийства. Кто из вас готов выехать на его задержание добровольно? Приказывать я не могу, так как всякое может случиться, повторяю, он вооружен и опасен». В зале царила гробовая тишина, видимо, никто не хотел добровольно идти под пули, в то время еще не было защитных жилетов, касок и т.д . Тогда я встал и сказал: пойдут на задержание преступника я и мое отделение, тут же вместе со мной поднялись Павел Тамразов, Заур Джолохава, Шуберт Симонян и Михаил Юзбашев. Цуцулян благословил нас на успех.

Дальше все произошло, как в детективном фильме. Время приближалось к полуночи, людей и машин на улицах Еревана было не так много. На «Волге»- фургоне с районными номерами, за рулем которой был милиционер по имени Василий, мы подъехали к району, где находился нужный нам дом, остановились вдалеке от него и вместе с Апетом дошли до него пешком, вошли в подъезд, поднялись на пятый или шестой этаж, точно не помню. Апет позвонил в дверь, мы спрятались кто где, чтобы «Ганнибал» не заметил нас через дверной глазок. Он достаточно долго не отзывался на звонок, потом спросил у Апета: «Это ты?». И открыл дверь. Со скоростью снаряда мы ворвались в квартиру, повалили преступника на пол, надели наручники и тут же изъяли пистолет иностранного производства с большим количеством патронов. При этом инсценировали задержание и Апета, как сообщника, чтобы он не заподозрил родственника в предательстве. Когда мы вывели задержанного из подъезда дома, увидели оцепление военнослужащих внутренних войск во главе с начальником штаба полка майором Карлосом Казаряном, будущим министром внутренних дел Армении. Он, узнав о проведении нами операции по задержанию опасного преступника, прибыл на подмогу.

За данную операцию по задержанию опасного вооруженного преступника Самвел Цуцулян, я и все мои подчиненные приказом министра внутренних дел Армянской ССР были награждены денежной премией – месячным окладом, это значится в наших личных делах. Это большая честь для нас и добрая память о нашей молодости и преданной службе Армении и ее народу.

Оскиан Галустьян, генерал МВД России в отставке, доктор юридических наук, профессор, член Союза журналистов России

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 25 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты