№12 (368) декабрь 2023 г.

Как это было: О спитакском землетрясении и не только

Просмотров: 3068

Константин Затулин: У нас в России тоже хватает мерзавцев, которые, предавая интересы самой России, рукоплещут «восстановлению территориальной целостности Азербайджана»

Ереван надеется на цивилизованных французов, а придут турки

Арцах сдали. Какое будущее ждет Армению?

Благотворительный фонд Грачьи Погосяна открыл музей «Сохраняя Память»

Семеро необыкновенных соотечественников на обложках TIME

Памяти героя СВО матроса-снайпера Давида Оганяна

Айк Бабуханян: В Армении есть политические лидеры, готовые отстаивать армяно-российские отношения и дружбу

Армяне – кавалеры высших боевых наград России – императорского военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия и Георгиевского оружия в годы Первой мировой войны (1914–1918)

Беженцы или граждане Армении?

Как это было: О спитакском землетрясении и не только

Интервью с Геннадием Васильевичем Кабановым – заслуженным спасателем Российской Федерации, первым вице-президентом общероссийской общественной организации «Российский союз спасателей», заместителем начальника Пензенского пожарно-спасательного центра – начальника поисково-спасательной службы, мастером спорта по туризму, членом-корреспондентом МАНЭБ ДОИ ООН, а также членом ряда межведомственных комиссий.

– Здравствуйте! Геннадий Васильевич, Вы – известный человек в среде спасателей, но широкому кругу наших читателей незнакомы. Расскажите о себе.

– Я родился в Пензе, в семье инженеров железнодорожного транспорта. После окончания школы поступил на факультет радиоэлектроники и вычислительной техники Пензенского политехнического института, совмещал обучение с работой в должности лаборанта кафедры электротехники. В период обучения на протяжении четырех лет руководил студенческим строительным отрядом «Эдельвейс», который производил монтаж линий телефонной связи в селах Пензенской области. После окончания института получил квалификацию «инженер-радиотехник» с присвоением звания лейтенант. Затем работал в НИИ математических машин, инженером первой категории в Специальном конструкторско-технологическом бюро филиала Всесоюзного НИИ физических приборов.

Еще в школе увлекся спортом – стал кандидатом в мастера спорта по плаванию. В институте продолжил заниматься спортом, но уже туризмом. Стал мастером спорта по спортивному туризму. Дважды (в 1980 и 1989 гг.) становился чемпионом СССР в классе комбинированных маршрутов высшей категории сложности. Многократный победитель и призер соревнований и чемпионатов России и СССР по технике туризма.

Увлечение спортом не прошло бесследно. Вскоре решил сменить профессию. В 1981 году избран начальником общественного контрольно-спасательного отряда Пензенского клуба туристов, работал руководителем подросткового клуба «Искра». В это же время прошел высшую туристскую подготовку (хребет Кодар, 1980 г.) и высшую инструкторскую подготовку (Главный Кавказский хребет, 1984 г.). С 1984 года – начальник контрольно-спасательного отряда областного совета по туризму и экскурсиям. С 1986 года – председатель комитета по физической культуре и спорту Железнодорожного исполкома г. Пензы.

В декабре 1988 года руководил спасательными работами в г. Спитак Армянской ССР.

В период с 1989 по 1992 год работал в качестве члена координационного совета Ассоциации спасательных формирований СССР, члена исполкома Ассоциации спасательных формирований РСФСР, вице-президента Российского корпуса спасателей. Участвовал в разработке программы профессиональной подготовки спасателей и в подготовке различных нормативных правовых актов.

В 2019 году назначен на должность первого вице-президента Российского союза спасателей.

За участие более чем в пятистах спасательных операциях мне указом президента России присвоено почетное звание «Заслуженный спасатель Российской Федерации». Получил квалификацию спасателя международного класса.

Награжден множеством почетных грамот и знаков, в том числе от Международного Красного Креста, «Участнику ликвидации землетрясения. Армения, 1988 г.» и «Участнику ликвидации пожаров 2010 года».

В настоящее время занимаю должность заместителя начальника Пензенского пожарно-спасательного центра – начальника поисково-спасательной службы, председателя Пензенского регионального отделения Российского союза спасателей, начальника оперативно-спасательного центра «Пенза», доцента кафедры техносферной безопасности МГУТУ им. К.Г. Разумовского.

– Вы мастер спорта по туризму. А как Вы стали спасателем?

– Спасателем я хотел стать с детства, я никогда не мог пройти мимо чужой беды. Впервые я провел спасательную операцию в 12 лет. Тогда в реке Суре тонула собака, а люди стояли на берегу, не зная, как ей можно помочь. И тогда я решил попробовать вытащить ее на тонкий лед. Я снял пальто, подполз к ней и дал ухватиться за это пальто зубами. У меня получилось не провалиться под лед самому и вытащить пса на берег. Он потом еще 8 лет жил у меня. Тогда я, конечно, действовал непрофессионально, а повинуясь интуиции. Но уже в юности, занимаясь спортивным туризмом, я видел работу спасателей туристских контрольно-спасательных служб, альпинистских спасательных постов, принимал участие в оказании помощи пострадавшим, набирался опыта – и вот тогда я захотел стать профессиональным спасателем.

– 7 декабря 1988 года произошло землетрясение в Армении. Как Вы узнали о нем?

– Сообщение о трагедии меня застало на семинаре инструкторов по туризму в городе Белинском. Тогда я сразу для себя все понял и стал срочно собираться в дорогу. Когда приехал домой, в дверях квартиры обнаружил множество записок от своих ребят из отряда. Суть их была одинакова – нужно ехать в Армению.

– Расскажите, пожалуйста, как Вы попали на спасательную операцию из Пензы в Армению?

– В тот же вечер мы организовали сборы. Желающих поехать оказалось много, в основном туристы, альпинисты, много приходило просто посторонних людей. Среди обратившихся было большое количество не имеющих отношения к туризму. В итоге отобрали 25 человек. Всего из Пензы в Армению в составе трех групп отправились 46 человек. Сборы заняли у нас два дня.

Из Пензы отправлялись самолеты Красного Креста, как сейчас называют – чартеры, с грузом медикаментов и спасательным оборудованием. Вот с этими самолетами мы туда и добирались. Вылетели 12 декабря утром. Накануне вечером на подходе к аэропорту Звартноц потерпел аварию югославский самолет, в связи с этим наш борт не приняли, и мы приземлились в Адлере. Нам пришлось обратиться к руководству комсомола Адлера, чтобы нас отправили в Ереван. После сообщения, что у нас на борту груз плазмы, медикаменты, спасатели, нас каким-то образом втиснули в этот непонятный график. В час ночи мы прибыли в Ереван, сели в специальные автобусы и уже в 5 утра прибыли в Спитак. Спустя 2 часа мы уже приступили к работе.

– Как проходили спасательные работы при ликвидации последствий землетрясения? Чем именно там занималась Ваша группа?

– Наш отряд разбили на несколько групп. Одни оказывали помощь уцелевшим жителям, обус-

траивали лагерь – устанавливала палатки, печки. А другие занимались раскопками завалов. Во избежание эпидемии мы должны были закончить раскопки к

25 декабря, но мы справились к 23 декабря. У медиков из нашего отряда было по 50 пациентов в день. Наши спелеологи и газорезчик работали там, где показывалась хоть самая маленькая щель под завалами.

– Можете рассказать о технологии спасательных работ, применяемой в Армении?

– Когда здание разрушается, часть обломков осыпается внутрь его периметра, а часть падает рядом со стенами, образуя у остатков стен откосы. В этих откосах живых людей быть не могло, они уже были раздавлены падающими обломками. Живые могли находиться только в центре завала, на первых этажах, которые меньше всего разрушаются. Но, накрытые сверху и со стороны окон и дверей обломками, эти люди были, как в склепе. Возникает чисто инженерный вопрос: как побыстрей до них добраться? Можно сверху, снимая подъемными кранами обломок за обломком. Но здесь имеются минусы. Нельзя поставить на один участок сразу много людей: один-два стропальщика на кран да сварщик – перерезать арматуру и варить петли. Это очень медленный процесс. Кроме этого, любой подъемный кран берет тем больше груза, чем ближе этот груз к крану. Чтобы снимать большие плиты, крану нужно подъехать к самой стене, но здесь мешают отвалы. Следовательно, обычные автомобильные краны типа «Ивановец» оказались малопригодными, требовались дефицитные краны типа японских «Като». Но был и другой способ: быстро отодвинуть обломки от стен мощными бульдозерами, освободив двери и окна, и пустить внутрь специалистов, способных работать в таких условиях. Этот способ безжалостен к мертвым, так как при этом уничтожаются или очень сильно повреждаются тела погибших, но позволяет максимально быстро добраться до живых. Извлечением тел погибших можно было бы заняться позже.

Вот эти технологии следовало бы отработать Гражданской обороне СССР. Но случилось несчастье в Армении – и оказалось, что ГО СССР не готова к таким катастрофам. В Спитаке большинство групп действовали как попало и каким попало способом, часто – не самым производительным.

– Что Вас больше всего поразило во время нахождения в зоне землетрясения и проведения спасательных работ? Можете рассказать несколько историй?

– По прибытии перед нами открылась страшная картина. Ничего подобного до этого видеть не приходилось. Самое тяжелое, что привыкнуть к такому количеству погибших очень тяжело, а привыкнуть к гибели детей невозможно вообще.

Что поразило? Например, при раскопках лимонадного завода откопали канистру со спиртовой эссенцией и была реальная опасность потерять людей из-за алкогольного опьянения. Поэтому мне пришлось ее просто взять и вылить.

Но были и положительные моменты, которые отпечатались в памяти. Шли пятые сутки после землетрясения, когда мы приступили к работе, поэтому шансы найти выживших стремились к нулю. Но неожиданно наша группа наткнулась на двух живых телят. Мы, взрослые мужики, просто плакали от счастья. Нам удалось спасти хоть кого-то...

– Как Вы считаете, какие уроки мы вынесли из трагедии Спитака?

– В первую очередь пришло понимание, что нашей стране необходимо работать над структурой Гражданской обороны, нам необходимо было создавать дееспособную структуру, нацеленную в первую очередь на чрезвычайные ситуации мирного времени. Нужно было создавать новую структуру, способную решать данные задачи. Поэтому и был организован Российский корпус спасателей на правах Государственного комитета РСФСР.

– Вы были одним из основателей Российского корпуса спасателей. Расскажите, пожалуйста, об истории создания РКС.

– Я туда попал абсолютно случайно – был в Москве в служебной командировке и увидел объявление. Люди, которые прошли огонь, воду и медные трубы Спитака, Ленинакана, увидели страдания людей – это они собрались в декабре 1989 года в Москве на 1-й учредительный съезд Российского корпуса спасателей. Началась плановая работа по созданию в стране структуры, способной адекватно реагировать на вызовы современности.

При разработке концепции Российского корпуса спасателей, в последующем – ГКЧС и МЧС России, опыт ликвидации последствий спитакского землетрясения был максимально учтен. Повсеместно были созданы поисково-спасательные службы, территориально максимально приближенные к зоне возможных ЧС, одинаково оснащенные, с одинаковой подготовкой и, что немаловажно, с одинаковой зарплатой и социальной защищенностью спасателей, и главное – под единым руководством, способным к принятию решений. Урок, что без взаимодействия с местным населением спасательные работы, мягко говоря, крайне затруднительны, был усвоен.

– А что было дальше?

– А дальше уже было создано МЧС России. Конечно, тоже не сразу. В период с 1996 по 2004 год спасательные службы, через ликвидацию, были переданы на содержание за счет средств субъектов Федерации.

Наш Пензенский пожарно-спасательный центр живет на субсидии, то есть мы свои услуги продаем бюджету области. Но при этом бюджет Пензенской области сам является дотационным. То есть деньги все равно приходят сюда из центра. Но что мы потеряли, когда ликвидировали централизованность? У нас по регионам опять все разное: оснащение разное, радиочастоты разные, зарплата разная, социальные гарантии и льготы разные.

Я считаю, что мы сейчас движемся опять к тому, что вскоре в нашей стране не станет структуры, которая сможет оперативно и адекватно реагировать на крупномасштабные ЧС. Поэтому было решено создать свой Союз спасателей.

– Вы являетесь вице-президентом общероссийской общественной организации «Российский союз спасателей». Расскажите, пожалуйста, о ней.

– Наша организация создана в целях консолидации усилий общества в решении проблем безопасности и спасения населения в условиях чрезвычайных ситуаций. Нашей целью также является повышение статуса и престижа профессии «спасатель».

На сегодняшний день у нас 80 региональных отделений, в их состав входят не только профессиональные спасатели, но и добровольцы. Особое внимание мы уделяем вопросам детской безопасности, формирования у подрастающего поколения культуры безопасности, сознательного и ответственного отношения к вопросам личной и общественной безопасности, патриотического и нравственного воспитания, ранней профориентации, привлечения детей и молодежи к участию в добровольческих мероприятиях и акциях. Россоюзспас на постоянной основе оказывает разностороннюю поддержку общественно значимым детским и молодежным общественным организациям, их инициативам и проектам.

Помимо этого, мы оказываем помощь самим спасателям, защищая их права и интересы. Мы уделяем пристальное внимание обеспечению социальных гарантий, поддержке спасателей-ветеранов и оказанию помощи семьям погибших спасателей.

В нашей организации есть учебный центр, в котором опытные дипломированные спасатели-практики проводят лекции, беседы и практические обучающие занятия с моделированием различных чрезвычайных и опасных ситуаций, ведут подготовку профессиональных спасателей, добровольцев общественных спасательных формирований, а также проводят подготовку населения к действиям при наступлении различных чрезвычайных происшествий.

– Что бы Вы хотели пожелать нашим читателям?

– В канун 35-летней годовщины спитакской трагедии хочу пожелать всем мирного неба над головой, здоровья и счастья, душевного благополучия.

Желаю развития и профессионального совершенствования ради обеспечения благополучия и процветания России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями.

Беседу вела Мария Коледа

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 1 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты