N 07 (118) Июль 2007 года.

Прошение карабахского мелика

Просмотров: 7396

…Повышенный интерес к собственной родословной считался прежде у нас делом довольно-таки рискованным. Особенно в годы, когда эталоном преданности советскому строю было социальное происхождение – из рабочих или из крестьянской семьи, хорошо, если к тому же эта семья была бедной.

Видимо, поэтому у нас в семье, которая не могла причислить себя к рабочей или крестьянской – у нас был серьезный «изъян», в моем присутствии беседы о родословной никогда не велись. Несомненно, мама (в девичестве Мелик-Осипова) делилась с папой – он был родом из карабахского села Зурнабад, что близ Гянджи – воспоминаниями о древнем карабахском княжеском роде Мелик-Осиповых, но не при мне. А поездки в карабахские села, с которыми были связаны молодые годы моих родителей, на всю жизнь оставили в моей душе неизгладимый след…

…Передо мной лежит пожелтевший лист бумаги, разделенный двумя столетиями. Двести три года прошло с тех пор, как один из карабахских меликов держал в руках то, что написано на чудом сохранившемся пожелтевшем листке бумаги. Это был ответ на прошение императору Александру I о всемилостивейшем определении пенсии князю Исаю Мелик-Осипову.

Старый, горбатый, с перемычками и медными застежками сундук, как оказалось, хранил свои тайны всегда: и тогда, когда я бегала босиком по горячему асфальту, и когда в трудное военное время мама и наша помощница Ксеня открывали его, чтобы отнести что-то на Кубинку (так назывался вещевой базар в Баку), когда я сдавала экзамены в медицинский, когда я работала врачом на Урале в больнице Урал-Зис, а позже уехала в маленький, но такой чистый и уютный город Обнинск. Москва началась для меня временем, когда заканчивалось строительство кардиологического центра, а в городских больницах открывались отделения и лаборатории реанимации.

Мы много переезжали и полосатый мешочек, туго набитый бумагами, переезжал с нами даже тогда, когда старый, прослуживший долгие годы верой и правдой бабушкин сундук остался один на заброшенной чужой даче в приморских песках и золотых виноградниках.

– Там дедушкины бумаги, все на армянском языке,- говорила мама. Тридцать лет нет мамы, но, как маленькая часть прошлого, полосатый репсовый мешочек, туго набитый бумагами, всегда находился со мной. Я не заглядывала в него. Последние 15 лет он пролежал в старенькой тумбочке на северной лоджии моей квартиры. И, решив застеклить лоджию, разбирая сложенные бумаги, я увидела репсовый мешочек. Он напомнил мне детство, улыбающуюся, никогда не унывающую маму и нашу добрую Ксеню с полосатым репсовым мешочком в руках.

Что в мешочке? Если на армянском, попрошу подругу сделать перевод, подумала я. Но все оказалось на русском языке. Я разворачивала одну бумагу за другой. Это были документы семьи Мелик-Осиповых, семьи моей мамы.

Свидетельство, выданное консисторией по Указу Его Императорского Величества Самодержца Всероссийского, о регистрации рождения моего деда в 1858-ом году. Страховые свидетельства страхового общества «Россия», учрежденного в 1881 году, основной капитал которого составлял 4.000.000 рублей. Выданное в городе Елизаветполе предварительное свидетельство №1920296 в том, что от господина Мелик-Осипова Тиграна Георгиевича принят страховым обществом на страховую сумму в 16.000 рублей жилой дом в г. Елизаветполе на Елизаветинской улице. Страховые свидетельства с 1909 по 1916 гг. о страховании жизни от несчастного случая, гражданской ответственности, от огня, транспорта, стекол, от краж со взломом, от падения.

И среди множества бумаг мне не сразу попалось письмо, датированное 1803-м годом и адресованное Михаилу Никитичу Муравьеву от графа Александра Воронцова, в котором излагалась просьба князя Исая Мелик-Осипова об определении ему пенсии.

Екатерина II, оставаясь верной политике Петра, искренне желавшего «освободить армян от неверных», уделяла особое внимание проблеме Карабаха. Императрица видела необходимость в освобождении армян Карабаха от власти Персии и тирании персидского наместника хана Ибрагима и принимала конкретные меры в этом направлении. Об этом свидетельствует, в частности, рапорт, поданный князем Г.А. Потемкиным 19 мая 1783 г. Князь предлагал «при удобном случае область его, которая составлена из народов армянских, дать в правление национальному и чрез то возобновить в Азии христианское государство, сходственное высочайшим в.и.в. (Вашего императорского высочества. – ред.) обещаниям, данным чрез меня армянским меликам…»

После смерти Екатерины II 6 ноября 1796 года на трон взойдет Павел I. Спустя три года пять армянских меликов Карабаха признали сюзеренитет Российской империи. Легитимность их статуса суверенных наследственных владетелей страны была официально признана 1 июня 1799 г. грамотой императора Павла I. В 1801 году на русском троне Павла I сменит его сын Александр I. Именно в это время князь Исай Мелик-Осипов просит императора Александра о пожаловании ему пенсии.

«№197 С. Петербург. Копия. 4 апреля 1803 года.

Милостивый Государь мой Михаил Никитич!

Министр внутренних дел Господин Действительный Тайный Советник Граф Кочубей, при отношении своем от 24 числа прошлаго месяца препроводил ко мне прошение от князя Мелик-Осипова. Присланное к нему от Вашего Превосходительства, в коем помянутый Мелик просит о Всемилостивейшем определении ему пансиона, я докладывал по оному Государю Императору и его Величество указать изволит чтобы прошение сие препровождено было к Астраханскому военному Губернатору Господину Генерал Лейтенанту князю Цицианову, в том спросить у Мелика Осипова не хочет ли и сам он отправиться в Грузию, и в случае Его на то согласия соизволяет, что бы выдано ему было на проезд туда триста рублей ассигнациями из кабинета, сообщая о сем вам, Милостивый Государь мой, прошу вас пожаловать объявителю об оном реченному Мелику Осипову, и будь он согласится ехать в Грузию.

Вашего Превосходительства Покорный слуга Граф Александр Воронцов.

Его Прев-ву М.Н.Муравьеву».

Граф Воронцов, занимавший в 1802-1804 гг. должность государственного канцлера, адресовал прошение карабахского мелика секретарю императорского кабинета Михаилу Муравьеву, которому направлялись все прошения на имя императора.

С высочайшего повеления императора Александра I карабахскому князю Исаю Мелик-Осипову был пожалован пенсион 300 рублей государевым указом от 23 сентября 1807 года. Государевы пенсии были пожалованы Павлом I в 1799 г. также карабахским меликам Фридону и Джимшиду и сыну последнего Павлу за то, что эти мелики «претерпели в прошлую персидскую войну за приверженность Российской империи…»

Естественно, может возникнуть вопрос, почему армянские мелики Карабаха, владевшие поместьями и тысячами подданных, вдруг оказывались в таких стесненных условиях, что вынуждены были обращаться с подобными прошениями к императорам российским.

Краткий экскурс в историю мог бы пролить свет на некоторые обстоятельства бытия владетельных меликов Карабаха, находившегося под владычеством Персии. Персидский поход Петра I породил среди карабахских армян надежду на то, что русские войска последуют до Карабаха. Владетельные мелики даже направили императору письма, с просьбой освободить их от «ига неверных», обещая русским войскам любую помощь и содействие. По ряду причин русские войска не пошли дальше Баку.

События в самом Карабахе развивались не в интересах армян. Продолжавшаяся ссора между варандинским меликом Шахназаром и остальными владетельными князьями подтолкнула варандинского мелика на чудовищный по своим последствиям поступок. Чтобы заручиться внешней поддержкой в противоборстве с другими меликами, он пригласил Панаха, вождя одного из тюркских племен кочевников, обосноваться в Шуше. О происхождении и «послужном списке» вождя кочевых тюрок Панаха имеется следующее высказывание летописца рода этого самозваного карабахского хана Мирзы Джамала Джеваншира Карабагского (его произведение «История Карабаха» было написано на фарси в середине XIX века): «Род покойного Панах - хана происходит от Дизакского Джеваншира из оймака Сарыджаллы, одного из ветвей племени Бахманлы, прибывшего в древние времена из Туркестана. … Панах - хан, объединив вокруг себя многих удалых юношей из своих родственников и илотов, занялся грабежом в Ширванском, Шекинском, Ганджинском и Карабахском вилайетах» (Цитата из книги М. Мельтюхова, А. Тер-Саркисянц, Г. Трапезникова «Исторические фальсификации с политической подоплекой», Москва 1999 г.).

Именно с того времени берет начало правление в Карабахе Панаха и его наследников, которое продолжалось 73 года и закончилось лишь после Гюлистанского договора 1812 г., когда Карабах перестал быть персидским ханством и вошел в состав Российской империи в качестве административной единицы Елизаветпольской губернии.

Но до этого Карабахское ханство было в составе Персии и управлялось назначенным персидским двором наместником. Правление Ибрагим-хана (сына Панаха) было крайне жестоким. Пользуясь междоусобной борьбой претендентов на шахский престол, что привело к ослаблению власти шаха Персии на всей территории империи, Ибрагим установил в крае режим тирании и полнейшего беспредела. Именно в эти десятилетия зачастили карабахские мелики своими обращениями к Екатерине II и Павлу I с мольбами спасти их от тирании шушинского хана Ибрагима и присоединить Карабах к России.

Об одной проделке этого персидского наместника генерал А. Суворов писал в рапорте из Астрахани князю Г. Потемкину, в котором и упомянул мелика Исая. В этом документе, помеченном 15 февраля 1780 г., генерал докладывал, что «мелик Исай по проискам оного Шахназара помогательством оного же шушинского Ибраим-хана приведен в скудность; даже и владение его отнято и отдано племяннику его мелик Исаеву мелик Бамату: он человек старой, имеет грамоту Петра Великого». Об изуверствах Ибрагим-хана А. Суворов докладывал князю Потемкину в феврале и июле 1781 г.

Сей вероломный хан, бывало, приглашал к себе «в гости» в Гянжу не подозревавших в коварстве наместника именитых людей из армянской знати Карабаха и устраивал над ними экзекуцию. Так, не выдержав пыток, в один из таких «гостевых» визитов скончались гандзасарский (авганский) католикос Ованнес и мелик Бахдам, а мелики Джимшид, Абов, Фридон и Межлум откупились очень крупными суммами денег; имения меликов были разорены и т.д. Это произошло в 1787 г., когда Ибрагим-хан узнал об очередном обращении армянских меликов к императрице Екатерине II с просьбой о помощи и направлении русских войск в Карабах; он решил наказать их за «измену» персидскому шаху. Об этом диком произволе писал в январе 1790 г. армянский архиепископ Иосиф Аргутинский в справке, подготовленной по указанию князя Потемкина-Таврического. Об этих же фактах писали уже императору Павлу I мелики Джимшид и Фридон 9 марта 1798 г.

Вот как оценивал правление Ибрагима в Карабахе директор Азиатского департамента Коллегии иностранных дел Российской империи С. Лашкарев после беседы с карабахскими меликами 21 декабря 1798 г.: «…они мелики законныя и наследственныя владельцы всей Карабахской области, управлять ею спокойно и самовластно лет за тридцать пред сим лишились верховной своей власти над нею от похитившего оную несчастными случаями, злодейством и насилием Ибрагим Халил хана, и когда, не имея над собою никого другого повелителя, кроме сего бесчеловечного агарянина, вторгнувшагося в оное насилием и видя себя от него крайния жестокости, обиды и разорение, преданием многих лютой смерти, отнятием имения и принуждением оставить православие веры, в коей они рождены, как выше сказано, принуждены для спасения жизни своей то нещастно отечество оставить».

Дети, внуки, правнуки…

Как сложилась судьба потомков этого древнего рода в лице одного из владетельных князей армянского Карабаха.

Сын Исая Мелик-Осипова Рустамбек был награжден орденом Святого Владимира 3-й степени за ратный подвиг под германским городом Бауценом, участвовал в Отечественной войне 1812 года в качестве офицера корпуса М. Барклая-де-Толли.

Внук Исая Георгибек (Георгий Романович) Мелик-Осипов служил штабс-капитаном 16-го Менгрельского гренадерского полка, был участником и свидетелем окончания продолжительной Кавказской войны, сопровождал плененного имама Шамиля. Рано умер, оставив жену Ефимию с сыном Тиграном и дочерью Кетеван.

Мой дед, правнук Исая Мелик-Осипова, Тигран Георгиевич (родился 27 июля 1858 г.) был управляющим Азовско-Донского коммерческого банка и жил с семьей в г. Елизаветполе. Жена Мария Назаровна Казарян, Мака, как звали ее близкие, родила троих детей: Георгия, мою маму Ефимию (ее назвали так в честь рано овдовевшей бабушки) и Михаила. Младший сын умер в возрасте 14 лет, а через 17 дней 18 декабря 1916 г. скоропостижно скончался мой дед от «грудной жабы», как написано в сохранившейся «метрической выписке о смерти».

Георгий воспитывался в семье своей тети по отцу Кетеваны Георгиевны. Она была женой Исака Исаковича Джамгарова, известного банкира, убитого в 1902 году. В их доме на Неглинной и теперь расположен музыкальный магазин; сохранилось и здание банка на Кузнецком и, что особенно интересно, созданные при его финансовой поддержке пруды на Лосинке так и называются в народе «джамгаровскими».

Сын Георгия Михаил – пра-праправнук мелика Исая – работал врачом в Институте медицинской радиологии АМН СССР в городе Обнинске, ушел из жизни в 42 года. У Кончаловских гор на окраине Обнинска находилось тогда маленькое кладбище, ставшее последним пристанищем последнего потомка карабахского князя Исая Мелик-Осипова.

Я стою за высокой оградой под густой тенью трех когда-то стройных березок, теперь преградивших путь к камню, под которым лежит Миша, Михаил Георгиевич Мелик-Осипов, мой двоюродный брат.

…И когда здесь, в Москве, на Армянском кладбище, вдали от родины карабахских меликов играет дудук, звучит «Цицернак», переворачивая души живых, а быть может, и усопших, я не прячу слезы. Я плачу здесь, а там, на осиротевшем Армянском кладбище в Баку, остались мои родители, и я никогда не смогу прикоснуться к их надгробию.

Но у меня осталась еще память. И через время и годы я говорю себе: «Буду помнить. Всегда».

Наталия Мелик-Осипова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 28 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Уважаемая госпожа Мелик-Осипова, С большим интересом прочитал Вашу статью и хотел бы обсудить с Вами некоторые вопросы, касающиеся ее тематики. Прошу Вас сообщить мне, как я могу связаться с Вами, или же написать на мой почтовый адрес info1net@yahoo.com С уважением, Амазасп
  2. Соберем для Вас по сети интернет базу данных потенциальных клиентов для Вашего Бизнеса (Название телефон факс email www имена адреса итд) Более подробную информацию Вы сможете получить по телефону +79133913837 icq: 6288862 skype: prodawez email: prodawez@mixmail.com
  3. значит вы не знаете что значит по арабский Малик о чем с вами разговаривать
  4. госпожа Мелик-Осипова, c большим интересом прочитал Bашу статью и хотел бы обсудить с Вами некоторые вопросы.Kак я могу связаться с Вами, или же написать на мой почтовый адрес rubimoda@yahoo.com
  5. Уважаемая госпожа Мелик-Осипова, пишет Вам потомок Карабахских Меликов Гюлистанаю Уважаемая госпожа Мелик-Осипова,я также потомок Карабахских Меликов. Мною подготовлено и опубликовано три книги о Меликах Гюлистана. При наличии Вашего почтового адреса с удовольствием вышлю их Вам.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты