N 2 (125) Февраль 2008 года.

Генерал Степан Аракелян: «В афганских горах мы переговаривались по-армянски»

Просмотров: 7173

Генерал Степан Аракелян воевал в Афганистане, участвовал в ликвидации последствий чернобыльской аварии. Его имя вписано в энциклопедию «Лучшие люди России». Награжден орденом Красного Знамени, орденом Красной Звезды, За службу Родине в Вооруженных силах СССР 3-й степени, удостоен более 20 медалей.

Со Степаном Хореновичем мы встретились в преддверии Дня защитника Отечества, отмечаемого 23 февраля. Он вышел встретить меня к проходной Спецстроя России, где сейчас работает. Знакомясь на ходу, мы поднялись к нему в кабинет. По пути генерал здоровался то с солдатами, то с офицерами, и со всеми одинаково учтиво.

Генерал Степан Аракелян воевал в Афганистане, участвовал в ликвидации последствий чернобыльской аварии. Его имя вписано в энциклопедию «Лучшие люди России». Награжден орденом Красного Знамени, орденом Красной Звезды, За службу Родине в Вооруженных силах СССР 3-й степени, удостоен более 20 медалей.

Со Степаном Хореновичем мы встретились в преддверии Дня защитника Отечества, отмечаемого 23 февраля. Он вышел встретить меня к проходной Спецстроя России, где сейчас работает. Знакомясь на ходу, мы поднялись к нему в кабинет. По пути генерал здоровался то с солдатами, то с офицерами, и со всеми одинаково учтиво.

Я простодушно удивлялась - этот человек абсолютно не вписывался в мое представление о генералах – невысокого роста, несмотря на возраст, с отличной выправкой и очень живым и глубоким взглядом, со шрамом через все лицо. След от ранения объяснял, что генералу есть о чем рассказать.

Степан Хоренович Аракелян родился 5 октября 1936 года в Кировакане, но детство провел в деревне, в доме бабушки и дедушки. Последний был уважаемым в округе кузнецом, обладал недюжинной силой и слыл человеком строгим, но справедливым. Первые уроки мужества и порядочности маленькому Степе преподал именно дед, оставшись для внука на всю жизнь примером настоящего мужчины.

Вскоре семья Аракелянов переехала в Тбилиси, куда отца, инженера-механика, направили работать. В школе учился хорошо, но мысли стать военным будущего генерала в то время даже не посещали. Он мечтал о другом.

Рядом с домом, где жили Аракеляны, находилось Тбилисское нахимовское училище. Красивая форма курсантов так понравилась юному Степе, что, окончив школу, он, не раздумывая, поехал поступать в Ленинградский кораблестроительный институт. Но в жизни, как известно, большую роль играет случай. В институт он по конкурсу не прошел, а домой возвращаться было стыдно, и Аракелян пошел бродить по городу. Случайно наткнувшись на вывеску Ленинградского военно-инженерного училища, он решил попытать счастья: предъявил табель с оценками и без экзаменов был принят на первый курс.

В день принятия присяги к Степану приехал отец и, узнав обо всем, сказал, пожалуй, главные слова: «Не переживай, сынок. Важно не то, какую профессию ты выбрал, а каким специалистом ты станешь и как будешь служить своему делу».

Служба продвигалась успешно. Сразу после училища, в 58-м году, энергичный, хорошо знающий свое дело лейтенант был направлен в Группу советских войск в Германии и уже через три года стал командиром мостостроительной роты.

Вообще в жизни моего героя Германия занимает особое место. Именно здесь он встретил свою будущую жену Веру, она преподавала русский язык в Университете им. Гумбольдта. В 60-м году они поженились. В советское время за такие проделки можно было серьезно поплатиться, но Аракеляну за отличную службу руководство все простило.

Потом была служба в Военно-инженерной академии им. Куйбышева. Блестяще окончив ее, Степан Аракелян был назначен командиром полка. Руководство давно присматривалось к талантливому офицеру, и очень скоро Аракеляну предложили стать начальником инженерных войск 11-й Калининградской гвардейской армии. Он, давно мечтавший о таком предложении, решил: это то, что нужно - в армии можно было развиваться, расти профессионально.

Военный инженер - фигура в вооруженных силах не последняя. Без него любая армия, как без рук. В своем деле Степан Аракелян слыл настоящим профессионалом. Кроме того, он привык постоянно двигаться вперед. Окончил Академию Генерального штаба, а в 79-м уже возглавлял инженерные войска Среднеазиатского военного округа. Там же, в Средней Азии, в 81-м году получил звание генерала.

Здесь его застало и известие о начале боевых действий в Афганистане. Шла серьезная минная война, и опыт генерала Аракеляна мог очень пригодиться. Поэтому руководство, не раздумывая, направило его в Афганистан. Там он провел два с половиной самых тяжелых года; перенес несколько контузий, потерял двух близких товарищей и приобрел бесценный жизненный и военный опыт.

Еще до встречи со Степаном Хореновичем я слышала о том, что он вместе со своим близким другом, генерал-майором Норатом Тер-Григорьянцем провел в Афганистане уникальную в своем роде операцию по спасению целой дивизии.

– Да, было дело, - ответил Аракелян. Он взял ручку, лист бумаги и, рисуя, принялся рассказывать: – Произошло все так. 14-я пехотная дивизия совершала марш в район на границе с Пакистаном. Там находились пограничные части афганских войск, которые нужно было обеспечить провизией и боеприпасами. Душманы разгромили это соединение. Потери были огромные: более 120 человек убитыми, четыремстам грозил плен. Так вот, это соединение укрылось в низменности в районе Ургуна. Задача была – вернуть его на место прежней дислокации. Эту ответственную операцию поручили провести мне.

Я понимал, что основную и кратчайшую дорогу, через ущелье Шатаре, деморализованное войско не осилит. Облетев окрестности на вертолете, я заметил пойму высохшей реки и крутые горные серпантины, маршрут, по которому никогда не проходило ни одно войско. Этот путь мне показался наиболее безопасным.

Доложив ответственной группе маршалов, что готов выполнить задачу, я поставил два условия: первое - о моем замысле не должен знать ни один человек из афганской армии, второе- эту операцию я собираюсь выполнить вместе с моим другом, генерал-майором Норатом Тер-Григорьянцем. Мы с Норатом разработали ложный план по выводу дивизии через ущелье Шатаре. План был утвержден. О том, что мы пойдем совершенно другим путем, знали всего шесть человек: два маршала, два военных советника и мы с Норатом.

Я сел на свой БТР и, разогнав колонну в сторону ущелья, двинулся в противоположном направлении. Афганская радиостанция сообщила, что колонна начинает движение в сторону Шатаре. То, что произошла мгновенная утечка информации, хоть и ложной, говорило о многом.

Уже через пару часов, когда нам удалось беспрепятственно пройти часть пути, на одном из участков духи попытались перехватить нашу колонну. Тут, как и было запланировано, на помощь с воздуха пришел Норат. Его вертолеты огневой поддержки начали сшибать противника, и нападение удалось отразить. Главной моей задачей было засветло добраться до горного серпантина, где со своим мотострелковым полком мою пятитысячную дивизию уже ждал Тер-Григорьянц. На всякий случай на протяжении всей операции связь мы вели исключительно на армянском языке. Это маленькое обстоятельство очень помогло нам успешно и с минимальными потерями выполнить сложнейшую операцию по выводу дивизии.

Степан Хоренович сделал паузу.

– Тех, с кем я прошел Афганистан, от солдата до генерала, я не забуду до конца своих дней. Я считаю их своими родными. На войне ведь все по-настоящему. Там трус есть трус, подлец есть подлец, а дружба есть дружба.

После Афганистана на долю Степана Хореновича выпало еще одно испытание – Чернобыль. В 86-м Аракелян возглавлял штаб инженерных войск Министерства обороны СССР. С первых дней он и его коллеги участвовали в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной станции. Задач у военных инженеров было множество. Все лучшие силы были брошены туда. От радиации щипало лицо. Но об этом тогда не думал никто. Все выполняли долг.

После Чернобыля резко пошатнулось здоровье, и в 92-м году молодой еще генерал-полковник подал в отставку. После перенесенной операции несколько лет Степан Хоренович не мог даже думать о работе, но и сидеть дома не в его правилах. Так потихоньку, преодолев болезнь, он вернулся к работе, которая всегда оставалась смыслом его жизни.

Но сегодня самое большое удовольствие он получает от общения со своей семьей, времени на которую ему прежде не хватало. Радует генерала его старший внук, майор Алексей Аракелян, который пошел по стопам деда. Степан Хоренович достал из портфеля фотографию своей семьи: «Вот они, моя гордость и сила. Это на службе я грозный, строгий, не прощаю промахов, а дома все наоборот, тихий, добрый. Этим всегда пользовались мои дети, потом внуки, теперь, наверное, и правнук будет».

Степан Аракелян еще и член Союза армян России. Бывал в Армении, куда возил компьютеры для армянских школ. Очень понравился Степану Хореновичу Карабах:

– Я поражен духом карабахцев, тем, как они любят свою землю. Удивительно, но там даже вокруг разрушенных зданий ни одного кирпичика не валяется, все убрано, подметено, кругом чистота, порядок. Мы с генералами побывали в воинских частях, на полигонах. Такого я даже в Советской Армии не видел: на всех участках, на всех вышках микрофоны работают, указки лежат на местах, никто ничего не ломает, не ворует. Вот откуда начинается патриотизм. Такому народу никакая война не страшна. Когда видишь мощную страну и понимаешь, что ты нужен этой стране, то пойдешь на все ради ее блага.

Флора Карапетян

23 февраля – День защитника Отечества. Редакция газеты «Ноев Ковчег» поздравляет своих читателей с этим праздником. Желаем всем доброго здоровья и мирного неба.

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 37 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Да здравствуют армянские генералы,адмиралы,маршалы !!!
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты