N 1 (136) Январь 2009 года.

Роберт Саакянц: «Хороший мультфильм – как хороший анекдот»

Просмотров: 4091

На недавно проходившем в Ереване IV Международном фестивале детских и юношеских фильмов собрались асы российской мультипликации: Эдуард Назаров, Юрий Норштейн, Андрей Хржановский, Давид Черкасский, Виолетта Колесникова, а также дочь Льва Атаманова, автора первого армянского мультфильма «Пес и Кот», художник-аниматор Анна Атаманова. Приехали они в Ереван не просто на фестиваль, но и в гости к своим коллегам, чтобы в рамках детского кинопраздника вместе отметить 70-летний юбилей армянской мультипликации.

По признанию режиссера-мультипликатора Роберта Саакянца, русские и армянские коллеги в одночасье учредили общество взаимного понимания и особого уюта, что в мире кинематографа не так-то часто и встретишь.

На недавно проходившем в Ереване IV Международном фестивале детских и юношеских фильмов собрались асы российской мультипликации: Эдуард Назаров, Юрий Норштейн, Андрей Хржановский, Давид Черкасский, Виолетта Колесникова, а также дочь Льва Атаманова, автора первого армянского мультфильма «Пес и Кот», художник-аниматор Анна Атаманова. Приехали они в Ереван не просто на фестиваль, но и в гости к своим коллегам, чтобы в рамках детского кинопраздника вместе отметить 70-летний юбилей армянской мультипликации.

По признанию режиссера-мультипликатора Роберта Саакянца, русские и армянские коллеги в одночасье учредили общество взаимного понимания и особого уюта, что в мире кинематографа не так-то часто и встретишь.

– На фестивале Юрий Норштейн сказал, что «школа армянской мультипликации отличается сногсшибательной смесью европейских традиций, кавказского колорита и армянского юмора…». Что бы Вы добавили от себя?

Синтез европейских традиций и армянского юмора – оценка точная и, полагаю, объективная. А ведь когда-то нас обвиняли в том, что мы не придерживаемся слепо каждого слова канонических произведений Туманяна…

Кстати, что касается самого Норштейна, то спешу сообщить, что «Шинель» готова. Я видел, что он сделал с Акакием Акакиевичем – это вершина! Это абсолютно индивидуальное прочтение классики. Я сидел за монтажным столом и смотрел материал. И когда задувало свечу у Акакия Акакиевича, я буквально плечом ощутил сквозняк. Подумал, что надо бы перекрыть его, но именно в эту секунду Акакий Акакиевич перекрыл пюпитром сквозняк у себя. Это было сделано гениально, неподражаемо. Готовый фильм. Но, мне кажется, найдутся все же зрители, которые не примут эту работу как фильм, потому что у него, как принято, ни начала нет, ни финального слова «конец».

– Как Вы считаете, что хорошего взяла мультипликация из советских времен?

Многое – пригодится ли, не знаю. История, как каток, равно как и глобализация. Потому пока и не знаю, для чего взяли, зачем храним. Но она осталась, потому что мы жили в той стране, пропитаны идеологией, на которой нас воспитывали в школе, благодаря которой мы, возможно, и были человечнее, менее рассудительны, менее расчетливы. Но при этом никогда искусство человека не воспитывало. Это, кажется, Герцен сказал: «Мы не врачи, мы боль».

– Порой создается ощущение, что мультфильмы нынче больше делаются для взрослых, чем для детей.

Когда мне было лет 25 и у меня спрашивали, снимаю ли я фильмы для детей, я отвечал, что даже с детьми я разговариваю, как со взрослыми, я не делаю различий. Так что для меня тут, в принципе, деления нет. У нас принято говорить, рассуждать от имени детей, возмущаясь, что-де, ах, детей кормят плохой американской мультипликацией, высокомерно заявляя, что вся американская мультпродукция – это насилие, глупость, а наши советские - вот это да! Признаюсь, что ровно наполовину я с этим согласен, потому что плохая американская продукция чудовищна по своей безнравственности, но есть и прекрасные серии американских мультфильмов, которые духовны и добры. Я стал задумываться, почему их смотрят дети с таким упоением, и понял - потому что они не заканчиваются моралью. Они остроумны, с неожиданным концом, в последнюю минуту появляется какая-нибудь блистательная шутка, совершенно на другую тему, и ты вдруг осознаешь, что тебе не нужна была мораль, все, что надо было, уже сказано в процессе. Знаете, почему побеждают сериалы? Потому что ребенку все же интересно узнавать героев в развитии, следить за их поступками в других приключениях, интересны судьбы, биография этого героя, чем просто локальная сказочка о том, что быть Бабой-ягой – плохо, а Иванушкой-дураком – хорошо.

– В тяжкое для всех нас время Вам удалось высказаться в своих мультфильмах достаточно ярко и выразительно.

Для меня мультфильм - это возможность коротко и остро сформулировать свое отношение к окружающему миру, или просто высказаться по поводу какой-то философской мысли, по какой-то традиционной, устоявшейся канонической идее, или проехаться по ней. Это все должно быть построено на юморе, на иронии и на стремлении во всем сомневаться.

Фильмами «Выборы», сделанными по песне Рубена Ахвердяна о правлении АОД (Армянское общенациональное движение), я горжусь и по сей день. Четыре года подряд мы не могли их завершить, потому что не успевали до зимы. Зимой все замерзало, лопались краски на целлулоиде, деформировался сам целлулоид, и приходилось все начинать сначала. Никогда не думал, что у меня хватит выдержки начать фильм во второй раз, а тут четыре года подряд. Но это было делом принципа. И именно в Ереване, в этих жутких условиях, при свечах мы сделали фильм для BBC. Я не собрал свои вещи и не уехал куда-то, потому что не было возможности работать здесь. Для меня это вопрос достоинства – человеческого, мужского, если хотите, никогда в жизни я не признаю ничьего права решать мою судьбу.

– Но кто-то же Вам заказывал политические мультфильмы?

А кто покупал у меня антисоветский фильм «Кнопка», за который, в принципе, срок полагался? А я его сделал, когда генерал Макашов стоял с войсками в городе. Кто мне заказывал фильм о путче, когда за него, победи путчисты, можно было бы и загреметь?

– Мне всегда казалось, что мультипликаторы не только похожи на свои мультфильмы, они всегда «распознаваемы».

Авторские работы или авторский стиль, безусловно, сразу выдает человека. Даже на фестивалях они отличаются от всех других кинематографистов: одеты не так, как все, ходят не так, как все, общаются тоже не так, как все. Они спортивнее, легче и легкомысленнее, что ли. Но глубина этого «легкомыслия» в необычайно развитой интуиции.

– Сегодня Вы достаточно известны, создаете клипы, а также фильмы для дошкольников: сделали фильмы на тему «Учитесь читать» и «Учитесь писать».

Это 20 учебных полнометражных студийных фильмов, которые были заказаны московской студией «Берг», продюсером Михаилом Погосовым для российских ребят, обучающихся алфавиту. Они просты. В них я не предмет преподаю, а как бы рассказываю о предмете, чтобы вызвать у ребенка интерес. И делаю это не играючи, а играя, потому что мне самому это интересно.

– Хороший мультфильм – это все равно что крепкий и пикантный анекдот. Не каждому дано придумывать или классно рассказывать…

Я сорок лет работаю над мультфильмами и видел, как получались самые замечательные из них. Хороший мультфильм – он действительно как хороший анекдот, случайно не рождается. У меня по две сотни вот таких мультфильмов-анекдотов, но при этом я терпеть не могу анекдоты, и меня всегда поражали люди, которые их придумывают.

– Не умеете рассказывать, оттого и не любите.

Может быть, может быть и так…

– Почему Вы себя называете «хиппи-консерватором»?

Потому что я законсервирован как хиппи со всеми своими идеалами. Мне очень близки их идеи. Не те поверхностные: свобода любви и прочее. Хиппи интересны тем, что они, отстаивая идеи социальной справедливости, одновременно понимали их утопичность. Так что в этом смысле я хиппи, а консерватор потому, что до сих пор хиппи.

Кари Амирханян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 17 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Саакянц - прекрасный режиссер. Супер! Смотрел его мультики.
  2. Вот кто может возродить армянскую мультипликацию!!!!!!
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты