№ 4 (163) Февраль (15-28) 2011 года.

Таких людей надо помнить

Просмотров: 2679

Я хотел бы рассказать о человеке, встреча с которым повлияла на всю мою жизнь. В молодости судьба столкнула меня с Бадалом Амаяковичем Мурадяном. Это был человек очень непростой судьбы, испытавший на себе взлеты и падения. От других руководителей он отличался своей исключительной работоспособностью и принципиальностью. Он был на редкость скромным и внимательным к людям.

Большая часть жизни Бадала Амаяковича была связана с комбинатом «Наирит». В 1937 году Мурадян окончил Ереванский химический техникум и пошел работать на завод по производству карбида кальция. Руководство отправило Б.Мурадяна с группой молодых специалистов в Ленинград на завод синтетического каучука для повышения квалификации. Вернувшись на следующий год в Ереван, они активно включились в работу по созданию завода хлоропренового каучука. В дальнейшем Б.А.Мурадян дважды был директором комбината, а еще два человека из этой группы, оба Норайры - Бабаян и Карапетян - работали главными инженерами.

Кроме каучука «Наирит» производил и другие продукты. Это жидкие азот и кислород, применяемые в медицине, строительстве и других технических целях, сухой лед и отбеливающая жидкость «Жавель».

В мире существовало еще только два завода по производству хлоропренового каучука по патенту фирмы «Дюпон», один в США, другой во Франции. Еще две попытки создания подобных заводов в Советском Союзе и Чехословакии закончились неудачно.

Хлоропреновый каучук своей термостойкостью и другими техническими характеристиками пре-восходит другие синтетические каучуки. Без нашего каучука в бывшем СССР, да и во многих других странах ничего бы «не летало и не стреляло». На нем держалась вся кабельная продукция. Б.А.Мурадян даже считал, что Россия не допустит блокады Армении, если «Наирит» будет стабильно поставлять свою продукцию. Председатель Совета Министров СССР Николай Иванович Рыжков, хорошо зная роль «Наирита» в экономике и обороноспособности страны, многократно звонил в Армению и просил не закрывать завод. При этом он предлагал значительные инвестиции для улучшения технологии и повышения экологической безопасности. Однако в те времена псевдодемократы, рвущиеся к власти и затем получившие ее, действовали по демагогическому принципу: «все ради народа». Была законсервирована даже атомная электростанция, без которой население осталось в буквальном смысле в холоде и голоде.

«Наирит», конечно, наносил вред окружающей среде города. Но квалифицированный персонал постоянно улучшал технологии повышения безопасности производства и природопользования. Все познается в сравнении. Почти бездействующий комбинат приносит гораздо больше вреда Армении. Ведь только в нашей республике продукцию «Наирита» использовали около трехсот предприятий.

Мало кто знает, что торжественному появлению 23 февраля 1963 года газового факела на площади Ленина в Ереване и началу газификации республики жители Армении обязаны «Наириту». Промежуточный продукт при производстве хлоропренового каучука - ацетилен - стали получать из природного газа. Мурадян рассказывал, что однажды при перебое поставок газа в Армению в начале восьмидесятых годов бывший Председатель Совета Министров СССР Николай Александрович Тихонов позвонил Председателю Совмина Азербайджана и в резкой форме потребовал, чтобы тот пересел из своего кабинета на газовый вентиль.

Несмотря на то, что в настоящее время руководство Армении пытается помочь коллективу, проблем остается много. К сожалению, потребители продукции «Наирита» перевели свои технологии на работу с другими каучуками. Если удастся возродить комбинат, это будет самым большим подарком светлой памяти Бадала Амаяковича Мурадяна. Стоило бы его назвать именем Б.Мурадяна.

Работая с 1961 по 1966 год Первым секретарем Ереванского горкома партии, а затем Председателем Совмина, Мурадян внес такой вклад в развитие республики, который трудно переоценить.

Он работал с достойнейшим человеком того времени Председателем Горисполкома Еревана Григором Ивановичем Асратяном. Работая в тандеме, они построили ТЭЦ и стадион «Раздан», дорогу в Норкский массив, гостиницу «Ани», кинотеатр «Россия», музеи, жилые дома. Большинство ереванцев именно в это время стали жить в отдельных квартирах. Мурадян безмерно любил Армению, сам был свидетелем ее расцвета и поэтому с полным основанием имел право говорить: «Советская власть создана именно для Армении».

Работая с полной выкладкой с утра до позднего вечера на «Наирите», Мурадян требовал от заводских диспетчеров, чтобы они и по ночам звонили ему при любом ЧП, что на таком сложном производстве, к сожалению, было нередко. Человек в буквальном смысле работал на износ. Друзья и семья с трудом уговорили его уйти с комбината в Госплан, чтобы он после тяжелой болезни работал не так напряженно.

В июне 1982 года он начал работать в Госплане Армении Заместителем Председателя и проработал до самой смерти в 1991 году. Его приход не оставил никого равнодушным, так как в свое время он почти 7 лет проработал Председателем Совета Министров Армении.

Бадал Амаякович часто говорил, что главное достоинство руководителя - это умение выслушать собеседника. Я в то время работал главным специалистом отдела охраны природы. Кроме нашего отдела Мурадян курировал еще отделы энергетики и топлива, машиностроения, а также отдел химической, металлургической промышленности и геологии. В отличие от других руководителей, Бадал Амаякович имел привычку заходить в курируемые им отделы. Но наш отдел он посещал гораздо чаще, чем остальные, так как его начальником был очень грамотный инженер из «Наирита» Жора Липаритович Оганян. Под руководством Бадала Амаяковича Мурадяна он долгие годы проработал на комбинате, поднявшись до должности заместителя главного инженера по новой технике. Кроме Бадала Амаяковича ни один руководителей Госплана не устраивал таких «посиделок» в отделах.

Надо сказать, что большинство людей, знавших Мурадяна, глубоко уважали и любили его. Но были люди, для которых порядочность и чрезмерная щепетильность Мурадяна были выше их понимания. «Как мог Бадал из-за какого-то нелепого обвинения подать заявление об уходе с поста Председателя Совмина Армении? Он не боец, он просто недальновидный человек», - говорили они. Ему поставили в вину то, что он дал возможность дочери купить за свои деньги кооперативную квартиру. Сейчас такая принципиальность кажется странной. Он остался депутатом Верховного Совета СССР и с полной отдачей стал работать на родном «Наирите» заместителем начальника технического отдела.

Закончил свою трудовую деятельность Мурадян в должности главного специалиста Госплана. Надо ли говорить о том, что и в это время он работал с энтузиазмом. Порой он забывал даже пообедать, и оставался бы голодным, если бы опекающий его первый зампред Госплана Марат Багратович Эдилян ежедневно не заходил за ним по пути в столовую.

В феврале 2005 года в здании Национальной Академии наук состоялось собрание общественности, посвященное 90-летию Б.Мурадяна. Было принято обращение к мэрии Еревана с просьбой об установке памятника и наименовании улицы в его честь. Несколькими годами ранее такое же обращение было и к главе правительства Армении Гранту Багратяну. К сожалению, положительного решения пока нет. У русских есть хорошее выражение: «Иван, не помнящий родства». Очень не хотелось бы, чтобы наш народ становился таким.

Сурен Саркисян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 9 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Отличная публикация. Прочёл с интересом. Спасибо автору.
  2. заголовок немного топорный, но сам текст очень хорошо читается. Добрая публикация.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты