№ 4 (163) Февраль (15-28) 2011 года.

«Я в кинематографе гуляка и кутила»

Просмотров: 1806

«Талантливый лентяй» или «Обломов» - так называют друзья Романа Балаяна, который всякий раз ищет причины, лишь бы в этот день ничего не делать, не снимать фильм. Но если он включился в дело, то на съемочной площадке он хозяин: весел, ироничен, не паникует, точно и тонко оценивает ситуацию «в кадре».

- Роман Гургенович, Вы, насколько я знаю, особенно любите прозу Гранта Матевосяна. По сути, благодаря проявленной Вами инициативе Матевосяна полюбила почти вся киноматографическая Москва. А после как будто начались съемки фильма «Буйволица» по рассказу Гранта Матевосяна, затем был проявлен откровенный интерес к его же рассказу «Твой род», и вдруг все куда-то исчезло: никто ничего не знает. Может, расскажете?

- Ничего особенного не произошло. Скорее всего, мне помешал армяно-азербайджанский конфликт, который, по идее, должен был диктовать свои условия фильму. А я, создавая фильм, хотел быть совершенно свободным. Это была история покоя, солнечного зноя; произведение это насквозь проникнуто философским отношением к жизни. Ну а если бы я сейчас обратился к этой истории, то у меня наверняка должна была получиться публицистика. А это не про меня. Может, потом, когда-нибудь я и сниму что-то вроде новелл моего детства, где будет затронута эта тема... Что же касается «Твоего рода», то я не нашел нужного типажа актрисы. Идея как бы сама по себе улетучилась. ...Вообще же фильм должен сам созреть, прийти… В жизни я очень подвержен случайностям. Могу резко отказаться делать фильм, а завтра вдруг может появиться безумное желание его продолжить. И причина может быть самая что ни на есть нелепая: какое-то случайное слово, неожиданный образ, какой-то конфликт или отсутствие оного. А в процессе мне может вдруг все надоесть. И все потому, что в кинематографе я - гуляка и кутила.

- Вы словно сами с собой кокетничаете… А всегда ли Вы довольны собой, вернее, своими фильмами?

- Никогда не верьте тому, кто вам скажет, что он в восторге от своих работ, если, конечно, он человек созидающий, это невозможно. Должно быть, это говорится для того, чтобы их потом не особенно критиковали. У меня было всего несколько фильмов, которые я считаю действительно удавшимися: «Бирюк», «Полеты», «Талисман», «Поцелуй». В этих фильмах я осуществил замысел на все сто, в остальных же - процентов на тридцать.

- Есть режиссеры, наподобие Феллини, которые, снимая фильм за фильмом, выбирают на главную роль актера, который становится рупором их идей, их отношения к жизни. В подобных случаях не обезличивается ли роль самого актера?

- Думаю, что нет. Олегу Янковскому, к примеру, удалось передать все свое обаяние в фильмах, которые я поставил с его участием. Человеческие души должны, особенно в кино, лишь просвечивать сквозь действия и слова, причем ни в коем случае не отчетливей, чем в жизни.

- Расскажите, как Вы открыли Янковского для себя?

- По телевидению шел какой-то фильм, где Олег был занят тем, что методично нарезал лимон. Меня привлекло его лицо: какая-то недосказанность, двойственность. Он говорил одно, но было видно, что происходит другая работа мысли: была тайна за его глазами, некая другая прожитая жизнь. Я тут же выяснил, кто режиссер, позвонил автору сценария Мережко и заявил: «Меняю Михалкова на Янковского!..»

- Собственно, идею «Полетов» Вы отчасти продолжили в одной из последних своих работ - в фильме «Райские птицы»…

- Картина «Райские птицы» сделана по двум повестям - «Станция Кноль» и «Ниоткуда с любовью» - Дмит-рия Савицкого, когда-то эмигрировавшего в Париж из Питера. Того самого, где страдал нобелевский лауреат Иосиф Бродский. Собственно, сюжет фильма повествует о намерении молодого писателя издать за рубежом запрещенную в Советском Союзе книгу и о препятствиях, стоящих на пути осуществления его мечты. И вот что занимательно: почти 70% населения бывшего СССР были довольны своим положением. И они, кстати, и представления не имели о тех муках, которые испытывали творческие люди. Вообще же мне бы хотелось сделать фильм о людях, которые так и не смогли притереться к переходному постсоветскому времени. В этих фильмах все должно свестись в фокусную точку притчи: люди не могут привыкнуть к новому времени, к его беспощадным законам.

- Надо признать, Ваши герои не так уж и современны - их неприспособленность и некоторая ущербность болезненна, тиха…

- Я не умею снимать про суперменов, мне это неинтересно. Я защищаю слабых, которые не делают карьеры, не двигают себя - осознанно или неосознанно - по иерархической лестнице.

- Но Вы перечислили качества честного, а не слабого человека.

- Для меня это суть одно и то же. Причем, скажу еще, герой мой может подать милостыню, не разбирая при этом, кто аферист, а кто - нет. Он прекрасно понимает, что кругом сидят обманщики, но все равно деньги дает.

- Вас так чествуют в Армении, так много друзей, подхватывают любое Ваше желание. Привыкли, наверное?..

- Мне в Армении не хватает одиночества. Я все время на гулянках; страшно устаю и порой чувствую, что не выдерживаю. Меня тянет сюда в основном ностальгия по языку, природе, друзьям. Все говорят: «Ну куда ты так скоро уезжаешь?» Но хватает меня лишь на 3-4 дня. Потом надо все же вовремя смыться… Знаете, я все же обязательный человек. Я могу защищать себя в обществе, но очень часто я все же ему служу, правда, не в искусстве, а в компании: могу уйти раньше, но не ухожу, могу не пить, но пью. Может быть, даже делаю это из какой-то ложной деликатности.

- В прессе Вас называют то русским режиссером, то армянским, а то и вообще украинским. Где Вас больше?

- Раньше я называл себя советским режиссером армянского происхождения. Нынче же считаю себя украинским режиссером армянского происхождения. Точно так же, как и Булат Окуджава был русским поэтом грузинского происхождения. Вообще же тема Армении - это для меня просто пуповина, которую не разорвать. Мы - кавказцы, у нас другая жестикуляция, другая отдача, другая энергия. Когда едешь в Армению - это такое вампирское желание… вдохнуть немножко и отъехать. И отъехать мне надо непременно, чтобы уже издалека, соскучившись, набраться новых идей и мыслей, приступить к новым задумкам.

- И, надо полагать, это напрямую связано с перспективами армянского кино сегодня. Ведь претворилась же Ваша идея: на ежегодно проводимых кинофестивалях «Золотой абрикос» в Ереване вот уже который раз проводятся мастер-классы с асами мирового кино. И самая большая лепта в подобной акции принадлежит именно Вам.

- Я убежден, что надо давать деньги на кино, и особенно молодым, потому что надо знать, кто там идет за нами... И еще: я убежден, что подобные акции, безусловно, помогут начинающим армянским специалистам соприкоснуться с новыми идеями в современном мировом пространстве кино. А еще я бы хотел признаться: если бы я работал в Армении и делал армянское кино, то делал бы работы в ключе режиссера, которому я завидую больше всего: Кустурицы. Все его герои - те же армяне. И я бы снимал в театрально-карнавальном, что ли, ключе. Мне близка эта пластика. Сегодня в армянском кино пропал юмор, и посему пора отойти от драматичности и трагичности мировосприятия и сделать такую картину, пусть даже бесхитростную, чтобы зритель мог вдоволь посмеяться и расслабиться.

Беседу вела Кари Амирханян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 14 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Интересно, кто этой бездарности дает деньги на золотой абрикос?
  2. Все бы армянские режиссеры были такими "бездарностями"! Думай, что говоришь!
  3. Обожаю фильмы Романа Балаяна. Особенно "Полеты". Советская классика!
  4. Не знаю как у других, а у меня было чувство, что это я беседую с Романом Балаяном. Очень живо, интересно и полноценно. Спасибо большое редакции и Кари.
  5. Прекрасная и задушевная беседа! Удалось разговорить знаменитого режиссера.
  6. Роман Балаян дал прекрасный совет нашим кинорежиссерам: снимать в стиле Кустурицы!!!
  7. так прям сейчас все режиссёры и ринутся выполнять совет Балаяна! Каждый ведь себя Хичкоком мнит.
  8. Не надо все буквально понимать. Но веселее нашим быть нужно, чаще улыбаться. А Кустурица - просто супер. К тому же друг армян. Турки его занесли в "черный список".
  9. Уважаемая Кари, надо было уговорить Романа Балаяна с годик пожить на родине предков и снять пару фильмов. В духе того же Кустурицы. Или в каком другом стиле. Было бы классно!
  10. Не та атмсфера в Армении, чтобы снимать нормальное кино и иметь нормального зрителя. Чтобы снимать как Кустурица, надо иметь мировоззрение Кустурицы, его масштаб и адекватного зрителя. Другое дело, если приедет Роман Балаян, снимет кино и повезет показывать его в другом месте. Само армянское кино в полусонном состоянии.
  11. Как хотелось, чтобы Балаян снял что-либо на армянском материале. И по миру показал...
  12. Браво, Роман Гургенович! Спасибо!
  13. Одно дело ностальгия, которую можно утолить за 3-4 дня, другое - жить среди своих местными заботами и проблемами. Из тех, кто привык жить в других странах, мало кто на это решится. Разное мышление, образ жизни, мировосприятие и оценочная шкала. У Романа Балаяна, судя по его фильмам, иной культурный менталитет.
  14. Меня вообще поразило, что армянин снимает фильмы сугубо по русской классике - Чехов, Пушкин, потом появились "Полеты", тоже чисто русско-советская история. Это его, Балаяна, материал. Старый Ереванец совершенно прав. И с репликой кинематографиста тоже согласен, хотя и не живу в Армении. Издалека тоже многое видно...
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты