№ 7 (166) Апрель (1-15) 2011 года.

Прощай, СССР. Двадцать лет со дня последнего советского референдума

Просмотров: 3092

Двадцать лет назад 17 марта 1991 года прошел первый и последний советский референдум. В тот мартовский день гражданам еще существовавшего де-юре Союза ССР было предложено ответить на замысловатый вопрос «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере обеспечиваться права и свободы человека любой национальности?»

На первый взгляд, итоги мартовского референдума двадцатилетней давности неопровержимо доказывали: новая историческая общность под названием «советский народ» готова к тому, чтобы жить в «обновленном СССР». В голосовании приняли участие 79,5 % граждан, имевших право голоса. Из них более 76% сказали «да» сохранению единого союзного государства. Начиная с этого времени, и до дня сегодняшнего, мартовская статистика двадцатилетней давности стала излюбленным аргументом тех, кто верил в возможность сохранения единого союзного государства в 1991 году. Однако если отойти от магии цифр, и рассмотреть первый и последний советский референдум не как изолированное событие, а как часть сложного и противоречивого этнополитического процесса, то многие однозначные и однолинейные выводы придется, как минимум, серьезно скорректировать.

Российский публицист Сергей Шелин, рассматривая саму мудреную формулировку референдума, справедливо заметил: «От хорошей жизни такие замысловатости на голосование не выносят. Не меньше шести-семи вопросов, упакованных в одну фразу в надежде подобрать ключик к любому избирателю. Кому-то хотелось сохранить социализм, другого манил суверенитет своей республики, третьего — обновление федерации, четвертого — права и свободы. Одновременно весь этот комплект был заведомо неосуществим, но тогдашние власти надеялись, что каждый гражданин найдет в нем для себя хоть что-нибудь заманчивое и ответит «да». Этот способ манипулирования избирателями называется «одни голосуют за сыр, другие - за дырки в сыре». В итоге получился один на всех большой провал. Но где кроются его причины?

Начнем с того, что дезинтеграция Советского государства началась отнюдь не в 1989 или даже в 1985 году. По справедливому замечанию российского политолога Тимура Музаева, «перестройка и демократизация общественной жизни во второй половине 80-ых годов не создали национальных проблем и движений, а лишь обнаружили их существование в Советском Союзе. Гласность и ослабление партийной цензуры позволили народам СССР открыто заявить о своих национальных интересах и целях».

Точнее сказать, это право взяли на себя этнополитические «предприниматели» (такие как Звиад Гамсахурдиа и Абульфаз Эльчибей, Витаутас Ландсбергис и Мирча Друк, Владислав Ардзинба и Игорь Смирнов), которые приватизировали право говорить от имени того или иного народа. Но как бы то ни было, а зерна конфликтов были посеяны задолго до прихода Горбачева к власти. И этот тезис требует серьезного фактического обоснования для того, чтобы избегать упрощенных оценок межэтнических отношений в СССР «времени упадка» в 1985-1991 годах.

Так задолго до «перестройки» и дискуссий о новом «союзном договоре» 7 мая 1971 года министр внутренних дел СССР Николай Щелоков сообщал ЦК КПСС об «оперативно-войсковой операции» против «нелегалов» из числа чеченцев и ингушей, а также об операциях по сдаче или изъятию оружия в северокавказских республиках. Только в 1970 году такой «улов» составил 6787 единиц, включая 4 пулемета и 54 автомата. Неслыханное количество по советским меркам! При этом никто из представителей ЦК КПСС или Совмина СССР или РСФСР не удосужился проанализировать причины и возможные последствия подобных явлений.

В Абхазии выступления с требованиями выхода из состава СССР имели место даже в сталинские времена (Дурипшский сход). После «хрущевской оттепели» они происходили практически раз в 10 лет. Известны и факты успешной националистической мобилизации - акции протеста в Грузии в апреле 1978 года, возникшие в ответ на попытку изменить статус грузинского языка, как единственного официального языка в республике. И планы пересмотра статуса той или иной территории обсуждались (известны истории петиционных кампаний по Нагорному Карабаху), хотя и в узком кругу без публичной полемики в СМИ.

Добавим к этому существование националистических диссидентских движений в Грузии, Армении, Прибалтике, на Украине, религиозных течений (включая откровенных экстремистов) в республиках Средней Азии. Еще в 1976 году в Курган-Тюбе Таджикской ССР произошло открытое выступление исламистов против официальной власти.

Впрочем, диссидентским форматом националистические выступления не ограничивались. Под «мудрым руководством» национальных партийных кадров зрели предпосылки трансформации коммунистов-интернационалистов сначала в национал - коммунистов, а потом, по мере углубления кризисных явлений внутри Союза ССР, и в этнических националистов.

По справедливому замечанию американского этнолога Юрия Слезкина, «СССР создавался националистами и был разрушен националистами». «Национализация» коммунизма в хрущевские 1950-1960-ые и в брежневские 1970-ые облегчалась гораздо большей (по сравнению со сталинским периодом) свободой внутри правящей номенклатуры. Очень емко на примере Южного Кавказа зигзаги советской национальной политики охарактеризовал американский исследователь профессор Университета Мичиган Роналд Григор Суни: «Парадоксы советской якобы марксистской национальной политики для кавказских народов становились все более очевидными в каждое новое десятилетие советской власти. Центральное партийное руководство в Москве с якобы интернационалистской идеологией, осуществляло с помощью партийных властей в южных республиках контроль над демографическими и культурными трансформациями. Так 100 лет назад Ереван, столица Советской Армении имел мусульманское большинство, Тбилиси (Грузия) и Баку (Азербайджан) были в начальные годы советской власти преимущественно русскими и армянскими городами. Когда Советский Союз вступил в седьмое десятилетие, эти города стали в полном смысле этническими столицами национальных государств. После десятилетий молчания урбанизированное население, дети бывших крестьян, вдохновленные диссидентами националистами, вышли на улицы».

И власть к такому «выходу» оказалась не готова. По одной простой причине. В течение долгих 70 лет всякая инициатива, способность к нестандартной оценке безжалостно подавлялась. А потому к концу 1980-ых годов весьма актуальными оказались слова историка, диссидента Андрея Амальрика, написанные им в пророческом эссе еще в 1969 году «Просуществует ли СССР до 1984 года»: «По-видимому, демократическое движение, которому режим постоянными репрессиями не даст окрепнуть, будет не в состоянии взять контроль в свои руки, во всяком случае, на столь долгий срок, чтобы решить стоящие перед страной проблемы. В таком случае неизбежная “дезимперизация” пойдет крайне болезненным путем».

В самом деле, в условиях крайней слабости демократического движения и ставшего уже очевидным провалом партийно-политического руководства СССР на первый план вышли лозунги этнического превосходства и защиты «своей земли». На смену «реальному социализму» вышел «реальный этнонационализм». И именно это подстегнуло Горбачева и его окружение на обсуждение вопроса о реорганизации союзного государства.

Таким образом, не дискуссия о новом союзном договоре стала причиной дезинтеграции страны и «парада суверенитетов», а, напротив, процесс распада стал основой для проекта «обновления СССР». И дело здесь даже не в таких страшных событиях, как сумгаитские или бакинские погромы, начавшиеся конфликты в Абхазии и в Южной Осетии, трагедия в Фергане и в Оше. В 1989-1990 годах. были предприняты попытки создания параллельных политико-правовых реалий, которые никоим образом не вписывались в конституционные рамки Союза ССР и даже напрямую им противоречили. Например, еще 9 марта 1990 года грузинский Верховный Совет принял Постановление «О гарантиях защиты государственного суверенитета Грузии», квалифицировав ввод частей Красной Армии в Грузию в 1921 года как оккупацию. В июне того же года республиканский высший законодательный орган и вовсе признает все акты и договоры, заключенные после 1921 года, не имеющими юридической силы. Вновь избранный Верховный Совет Армении 23 августа 1990 года принял Декларацию о независимости, в которой в частности, Армянская ССР переименовывалась в Республику Армения (ст.1). Кроме этого провозглашалось собственное гражданство и создание национальных вооруженных сил и структур безопасности (ст.4-5.), а также международная субъектность и право на ведение собственной внешней политики (ст.6).

Но самое главное звено в этой цепи событий - Декларация о государственном суверенитете РСФСР 1990 года, образования, с которым национальные республиканские движения, а также зарубежные политики отождествляли сам Союз ССР. Ядро союзного государства, таким образом, превратилось, в едва ли не основного оппонента центра. Все это подталкивало автономные образования в составе РСФСР и других республик к большей активности в борьбе за повышение собственного статуса.

В этой ситуации главная вина Горбачева была не в том, что он не смог задавить проснувшуюся стихию (в самом деле, если не мыслить задним умом, кто был бы в состоянии это сделать?), а в том, что он не сумел обеспечить цивилизованный правовой «развод» без конфликтов, этнических чисток и войн. Идея «обновленного Союза» и мартовского референдума фатально опоздала. Об этом говорит хотя бы тот факт, что 6 из 15 республик СССР отказались участвовать в голосовании 17 марта. То есть больше трети субъектов! Более того, в Грузии на 31 марта был намечен другой референдум о национальной независимости. И если в этой республике он проводился с демонстративным нарушением союзного законодательства (лидеры грузинского движения апеллировали к восстановлению Основного закона первой республики 1921 года), то Армения двигалась к той же конечной цели (независимость), но иным путем. Здесь референдум о национальной независимости был назначен за полгода до его проведения (что соответствовало советскому законодательству о выходе из состава Союза ССР). В референдуме 17 марта принял участие Азербайджан. Он был, таким образом, единственной республикой Закавказья, которая приняла правила игры Горбачева. Однако вряд ли стоит видеть в этом какую-то особую симпатию азербайджанцев к советскому строю. К 1991 году республику, как и другие субъекты СССР, сотрясали антисоветские выступления, движущей силой который был Народный фронт Азербайджана (НФА), созданный летом 1989 года. Массовые митинги в Баку стали постоянным явлением, а в январе 1990 года в Ленкорани на советско-иранской границе активисты НФА уничтожили несколько пограничных столбов. После ввода советских войск в Баку 20 января 1990 года 45 тысяч азербайджанцев спешно покинули КПСС. Однако, поскольку набирающее силы национальное движение в прикаспийской республике главным приоритетом видело не демократизацию, а борьбу за «наш Карабах», республиканское руководство использовало эти настроения в надежде на получение союзного военно-политического и полицейского ресурса в деле поддержки территориальной целостности Азербайджана. Срабатывала логика: «Если Ереван против Советского Союза, то мы за».

При таком раскладе голосование 17 марта было «всенародным» только в кавычках, хотя далеко не все граждане, проживавшие на территории республик - «отказников», пожелали идти к национальной независимости в том виде, в каком она предлагалась лидерами этих образований. Мартовский референдум 17 марта 1991 года поддержали абхазы и южные осетины, игнорируя волеизъявление, организованное Тбилиси. Но грузины Абхазии не участвовали в общесоюзном голосовании, поддерживая свой национальный референдум о независимости. Это дало повод в начале 1990-ых годов говорить об Абхазии и Южной Осетии, как о «коммунистической Вандее». Между тем, как справедливо отмечает сухумский политолог Ираклий Хинтба, голосование в пользу СССР «не было ценностным выбором абхазов». Это был «лишь тактический шаг, позволивший затем апеллировать к соответствующей процедуре самоопределения автономных республик, прописанной в Законе СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». К этой же процедуре апеллировали и армяне Нагорного Карабаха, который до распада единого государства формально оставался частью Азербайджанской ССР. И здесь было противоречие: союзная республика занимала одну позицию (в случае с Азербайджаном внешне просоветскую, в ситуации с Грузией антисоветскую), а автономия (НКАО, Абхазия, Южная Осетия) преследовала цели, прямо противоположные тем образованиям, к которым во времена СССР они были приписаны. Словом, процесс этнополитического самоопределения бывших советских республик не может быть сведен к универсальной модели «борьбы колоний против метрополии» - все было намного сложнее.

Таким образом, «победные цифры», озвученные избирательной комиссией после 17 марта, мало кого могли обмануть. Это был тот классический случай, когда размер не имеет значения. Шесть республик - «отказниц» из-за малочисленности населения, как говорится, не делали погоды для электоральной статистики. Однако по легитимности «обновленного Союза» они нанесли сильный удар, от которого наша общая некогда страна так и не смогла оправиться. Наступала «последняя стадия коммунизма». Так охарактеризовал побеждающий этнический национализм известный польский общественный деятель и журналист Адам Михник. Если судить по таким событиям, как «пятидневная война», «ошская резня-2010», «холодное перемирие» в Нагорном Карабахе и растущее политическое насилие на Северном Кавказе, эту фазу мы за 20 лет еще не прошли.

Сергей Маркедонов, приглашенный научный сотрудник (Visiting Fellow) Центра стратегических и международных исследований, США, Вашингтон, обозреватель газеты «Ноев ковчег».

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 15 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Прощай СССР! Лучше бы вообще не существовал на этом свете! Надо смотреть в будущее и избавится наконец, от политического инфантилизма.
  2. Забудьте про СССР. В одну реку дважды не входят. Будем помнить хорошее из прежней, советской жизни и будем смотреть вперед.
  3. 1.Быть независимыми хотят все народы земного шара.Никто не хочет быть в крепостных у другого народа, подчиняя свои нац.интересы чужим.Другое дело, что далеко не всем это удается в силу разных причин. 2.Т.н. "этнический национализм", как известно было еще дедушке Ленину, появляется как реакция на такой же "этнический национализм", но империообразующего народа.А именно, как реакция на "великодержавный шовинизм", который также имеет этнические корни. Когда говорят "этнический национализм" или "национальнве республики", можно подумать, что Россия - это не национальная республика, т.е. что в ней живут люди без национальностей, а следовательно без присущего национальностям "Этнического национализма".Чушь полная!А точнее, еще одна искусственная причина выделить себя, любимых, из общего конгломерата народов.Мы, мол, не такие, как эти "националисты, экстремисты, коррумпированные элементы".Мы хорошие парни, а они плохие. 3.Лицемерие этого референдума ярко проявилось буквально через полгода, когда не только шесть не участвовавших в референдуме респблик, но и остальные одиннадцать вдруг резко перестали орать о "недопустимости замыкания в национальных квартирах", обличать "националистов и врагов перестройки", а сами заявили о своей независимости.Все эти баи, беки,ханы и тд.Причем иные из них даже быстрее, чем скажем, Армения. 4.А что касается Армении, то в атмосфере армянофобии и травли, которые исходили от Центра, т.е. от руководства СССР, неспособности и нежелании защитить сотни тысяч мирных безоружных граждан СССР армянской национальности, неучастие в этом фарсе было вполне объяснимым и закономерным. А впереди , точнее через 1,5 месяца началась операция "Кольцо", по полному уничтожению армянства Каарбаха....К счастью ГКЧП провалился!
  4. И вот еще что.Про то, что, видите ли, "...100 лет назад Ереван, столица Советской Армении имел мусульманское большинство..." Этот сучий "аргумент" в свое время был самым любимым у горбачевы-лигачевых-поляничек, когда они исступленно травили армян-карабахцев.Они , видимо, считали его неопровержимым.Дескать, вы-армяне, живете в гостях у татаро-мусульман, вы там в меньшинстве и откуда вы пришли - неизвестно, скорее всего с Луны свалились в исконно татарско-мусульманский ЫРЫВАН.Ну прямо как в настоящие дни вякает И.Алиев. Чувствуете, откуда изначально уши протурецкие показались? Между тем, следует отметить, что скажем, в Ванском или Мушском регионе 100 лет назад армяне тоже были в меньшинстве.А в 1915 году во всей Западной Армении и половине Восточной Армении вообще практически не осталось армян.Большинство было уничтожено, часть стали беженцами, а еще одна небольшая часть под угрозой смерти сменила национальность и религию.Но от этих зверств исторические армянские земли не перестали быть армянскими!Тоже и с Нахичеванью.Эта сердцевинная часть историческо Армении уже многие десятилетия лишена коренного армянского населения.Та же ситуация складывалась и в регионе Еревана.Если бы процесс геноцида над армянами дошел бы до своего логического завершения, то в Ереване 100 лет назад не осталось бы ни одного армянина.И что? Являлось ли бы это следствием того, что это татаро-мусульманская земля или это все следствие геноцида, учиненного татаро-мусульманами над коренным армянским населением? Ответ очевиден, но горбачевцы-лигачевцы-полянички подло молчали, а лишь констатировали, что, мол, 100 лет назад вы в меньшинстве были.Вот в Косово, например, тоже пришлые албынцы стали в какой-то момент большинством, а коренные сербы меньшинством, но от этого Косово не перестало быть частью исторической Сербии.И уж если напоминать о резне, погромах и геноциде армян, в результате чего они стали меньшинством в своей Родине, то следует и вспомнить, откуда когда и как пришли татаро-мусульмане в пределы исторической Армении.Об этом молчок - не выгодно.А пришли они, т.е. первые кочевые тюркские племена из глубин Средней Азии на рубеже 12 века, пришли как завоеватели с ятаганом в руке, неся смерть, запустение и отсталость всему региону Закавказья и не только ему.
  5. Грант, так у русских, всегда так было! Мы мол, белые и пушистые,а вот они то "буржуи-националисты" Союз и угробили! Хотя всем понятно, благо история эта новейшая, что развалили именно славяне, и Комм. Партия РСФСР, проголосовала ЗА независимость!Естественно, Маркедонову как типичному представителю этой нации, свойственно обелять своих и искажать факты сваливая всю вину на нац. республики, тут ничего нового, увы...
  6. очень интересны рассуждения автора. Автор расматривает лишь один из векторов, действоваших на распад страны - т. н. этноцентризм. Однако , по объективным причинам (отсутставие доступа к закрытым источникам, отражающих события 91 и др. годов), мы ещё не можем вполне уразуметь действительный ход распада СССР. Не думаю, что Генштаб и другие " командные пункты" в 91 г. не были в состоянии адекватно воспринимать обстановку и докладывать наверх всё что требовалось. А тем более - не быть в состоянии контролировать события. "Все было намного сложнее" - как правильно заметил автор. одним словом - ужасно интересно узнать, почему же распался СССР!
  7. СССР себя исчерпал. Все было логично. Логичный конец империи.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты