№ 10 (169) Май (16-31) 2011 года.

Что стоит за нарастанием политической нестабильности в Азербайджане?

Просмотров: 2994

В последние два месяца в Азербайджане появились симптомы нарастания политической нестабильности. В Баку состоялось несколько митингов оппозиции с требованиями отставки режима Алиева и проведения демократических реформ. Первые два митинга состоялись 11 и 12 марта, затем 2 и 17 апреля.

Поскольку митинги проводились в центре Баку, они не были санкционированы. Вместо этого власти азербайджанской столицы предложили перенести их за город, что, естественно, было отвергнуто оппозицией. В результате каждый такой митинг заканчивался столкновением с полицией. Причем полиция без особого труда справлялась с митингующими, так как сами митинги были не очень многочисленными. Они были лишь слабой тенью тех многотысячных демонстраций, которые прокатились по Баку в период президентских выборов 2003 года и парламентских выборов 2005 года.

Тем не менее, власти отреагировали на эти протестные акции довольно резко. В ход пошли аресты, задержание и запугивание оппозиционных активистов, блокирование мест сбора протестующих и применение силы для разгона отдельных групп манифестантов. Свои репрессивные меры МВД Азербайджана обосновало тем, что «силы, находящиеся на содержании зарубежных центров», стремятся импортировать в страну «цветную революцию».

Еще до проведения первого митинга в университетах начались преследования оппозиционно настроенных студентов. Несколько активистов из студенческих движений были вызваны в полицию на профилактическую беседу. К 8 марта было задержано 5 студентов. А к 11 марта – 15 человек, причем уже не только из числа молодежи, но и видных оппозиционеров. В частности, были задержаны лидер Либерально-демократической партии Фуад Алиев и еще четверо членов его партии. Чуть позже полиция задержала активистов Демократической партии. В ходе самой акции 11 марта было задержано в общей сложности 43 человека, а в ходе акции 12 марта – 50 человек. 14 марта территория вокруг Бакинского госуниверситета была оцеплена полицией.

Перед акцией 2 апреля были задержаны двое членов молодежной организации партии «Мусават». Были также арестованы активист партии Классического народного фронта, активист Демократической партии и несколько активистов Партии Народного фронта Азербайджана (ПНФА). Задержания 2 апреля были даже более масштабными, чем 11-12 марта. В общей сложности – около 200 человек. Причем 27 из них были приговорены к административным арестам, а 12 предъявлены обвинения в уголовных преступлениях. В полицию для дачи показаний «в качестве свидетеля» были вызваны лидеры партии «Мусават» Иса Гамбар и ПНФА Али Керимли. На акции 17 апреля было задержано 65 человек. С середины апреля начались отчисления из Бакинского госуниверситета студентов из числа оппозиционных активистов. Более того, власти озвучили мысль о необходимости переноса высших учебных заведений за черту города. Так, видимо, будет легче блокировать студенческие выступления.

Одной из мишеней для властей стали, как и в прежние времена, оппозиционные журналисты. В ходе акции 11 марта полиция избила фотокорреспондента радиостанции «Азадлыг» Аббаса Атилая и фоторепортера агентства «Туран» Этимада Будагова. Через несколько дней один за одним были избиты корреспонденты «Азадлыг» Сеймур Хазиев и Рамин Деко.

Полицейскому налету подверглась штаб-квартира партии «Мусават». 26 апреля в течение нескольких часов сотрудники полиции и прокуратуры проводили там обыск. При этом Генпрокуратура заявила, что обыск проводится в связи с уголовным делом по митингу оппозиции 2 апреля. Исламская партия Азербайджана была вообще объявлена «незаконной организацией», поскольку не прошла регистрацию в Минюсте. Руководство этой партии было арестовано еще в январе-феврале. У них якобы нашли оружие.

Новым элементом в политике азербайджанских властей явилась атака на западные НПО и прессу. В начале марта

Минюст Азербайджана направил письменное предупреждение о закрытии бакинскому представительству Национального института демократии (NDI). А через несколько дней Минюст приостановил регистрацию «Дома прав человека», являющегося местным отделением одноименного норвежского фонда. В апреле за присутствие на оппозиционном митинге из страны были высланы трое журналистов первого канала шведского телевидения.

Ну и апофеозом этих антизападных шагов явилась односторонняя отмена Азербайджаном военных учений с США, намеченных на 15-25 мая. Видимо, в этот раз власти Азербайджана почему-то решили продемонстрировать свое крайнее неудовольствие поведением Запада во время протестных акций оппозиции. Хотя на самом деле это поведение мало чем отличалось от того, что Запад делал в прошлом в аналогичных случаях.

Например, не было ничего удивительного в том, что новый посол США в Баку Мэттью Брайза развернул бурную деятельность на ниве поддержки азербайджанской оппозиции. Так, 7 марта посольство США осудило арест молодежного активиста Бахтияра Гаджиева и потребовало предоставить ему право на юридическую защиту. Может быть, Брайза несколько выбился из обычного сюжета, когда лично наблюдал за демонстрацией протеста 12 марта. Но это – факт настолько малозначительный, что нервничать азербайджанским властям не было никакого резона. Остальные сюжеты были вполне узнаваемыми. 16 марта в посольстве США состоялась встреча Брайзы с азербайджанскими правозащитниками. Она была посвящена развитию гражданского общества в стране. Перед митингом, назначенным на 2 апреля, посольство США выразило беспокойство «продолжающимся преследованием политической оппозиции» и призвало власти страны соблюдать «конституционные права граждан», в частности, право на свободу слова и собраний.

Не отставали от американских коллег и представители Евросоюза. 14 марта председатель ОБСЕ, глава МИД Литвы Ажубалис встретился в Баку с лидерами политических партий Азербайджана. На встрече он много говорил о необходимости обеспечения в стране политического плюрализма, свободы прессы, слова и собраний. А генеральный секретарь Совета Европы Ягланд направил президенту Азербайджана письмо, где выразил озабоченность нарушением принципов свободы слова и собраний. Ягланд также призвал Алиева «изменить ограничительный подход к свободе собраний».

В кампанию поддержки оппозиции были сразу же вовлечены западные НПО. С осуждением арестов молодежных активистов и требованием их немедленного освобождения выступили 7 организаций: «Артикл 19», Freedom House, «Дом прав человека», «Индекс цензуры», «Институт многообразия СМИ», «Норвежский Хельсинкский комитет» и «Репортеры без границ».

После митинга 2 апреля посольство США призвало к прозрачному расследованию дел задержанных на демонстрациях, а также обеспечению их адекватного доступа к услугам адвокатов. С аналогичным заявлением выступило и представительство Евросоюза в Баку. ЕС также призвал правительство Азербайджана гарантировать журналистам безопасные условия работы и привлечь к ответственности виновных в насилии против журналистов.

Своеобразным демаршем явилась состоявшаяся 8 апреля встреча в штаб-квартире партии «Мусават» представителей западных посольств и международных организаций с лидерами азербайджанской оппозиции. В ходе встречи были обсуждены ситуация в стране и проблема обеспечения демократических свобод. Удачно вписался в данные мероприятия и опубликованный в это же время доклад Госдепа США о ситуации с правами человека в мире. В разделе по Азербайджану отмечались факты ограничения свободы слова и собраний, деятельности политических партий и прав граждан. Особый акцент делался на практику запугивания журналистов в Азербайджане.

Критические заявления в отношении властей Азербайджана вновь прозвучали со стороны США и Евросоюза после митинга 17 апреля. Официальный представитель американского Госдепа Марк Тонер выразил обеспокоенность ситуацией в Азербайджане. При этом он даже провел прямую параллель с событиями в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Тонер подчеркнул, что во всех странах граждане должны иметь право на мирный протест, а власти должны это право уважать. С более развернутым заявлением выступил комиссар Евросоюза Штефан Фюле. Он выразил озабоченность ограничением свободы собраний, насилием над демонстрантами, уголовными преследованиями за организацию митингов, а также давлением на журналистов. Фюле призвал власти Азербайджана разрешить мирные демонстрации в соответствующих местах и полностью уважать собственные обязательства перед ОБСЕ и Советом Европы в области демократии и прав человека.

Подобная реакция Запада на подавление протестов оппозиции не была чем-то новым. Ее вполне можно было предвидеть. Однако если ранее руководство Азербайджана относилось к подобной критике довольно легко, то в этот раз оно не смогло скрыть беспокойства. И к тому были определенные основания. Опыт тунисской и египетской революций показал, что сейчас Запад готов поддержать свержение даже своих ближайших союзников, если они по каким-то причинам стали ему неудобны. Более того, прежней уверенности на вмешательство России на стороне правящего режима тоже уже не было. И если поддержку Москвой отстранения от власти Бакиева можно было объяснить его не совсем приличным маневрированием между Россией и США, то позиция Медведева по президентским выборам в Белоруссии уже свидетельствовала о появлении некоей новой тенденции в российской политике. Ведь Лукашенко был для Москвы наиболее близким союзником. И если даже для него не нашлось слов поддержки, то что же говорить о «многовекторном» Алиеве?

Вот эти новые реалии и привели руководство Азербайджана к осознанию собственной уязвимости. Отсюда и такая болезненная реакция на прошедшие акции протеста. Ведь если рассуждать логично, то что такого особенного произошло? В Баку состоялось несколько немногочисленных демонстраций оппозиции. То есть очевидной массовой поддержки эти акции не получили. Чего, спрашивается, бояться? Если брать западную поддержку оппозиционных выступлений, то она не отличалась от того, что имело место в прошлом в аналогичных ситуациях.

Но тогда режим Алиева чувствовал внешнюю поддержку и понимал, что его не сдадут. Это касалось как позиции Москвы, так и относительной поддержки со стороны Вашингтона. Конечно, американцы были бы не прочь заменить Алиева на более покладистого лидера. Но устраивать ради этого гражданскую войну в Азербайджане они явно не стремились. Тогда Запад оказывал давление на режим Алиева по вопросу о правах человека по вполне утилитарным соображениям – добиться уступок в экономической и внешнеполитической областях. Мол, будешь вести себя хорошо, мы риторику поубавим, нажим ослабим, дадим приказ оппозиции сбавить обороты. Так, в частности, было на президентских выборах 2008 года, которые прошли совершенно спокойно, без сколько-нибудь заметного противодействия оппозиции и были признаны легитимными (с небольшими оговорками) западными наблюдателями. Также спокойно и малозаметно прошли парламентские выборы в ноябре 2010 года, несмотря на то, что они были совсем не честными и не демократическими. Правда, на этот раз Запад выборы не признал, оставляя себе свободу рук на будущее. Однако оппозиционные партии никаких акций протеста проводить не стали. И это несмотря на то, что оппозиция была крайне раздражена как всем ходом избирательной кампании, так и результатами выборов, когда ни один оппозиционный кандидат не прошел в парламент. Видимо, отмашки из Вашингтона на более решительные действия тогда еще не было.

Ситуация изменилась в начале нынешнего года. 5 февраля состоялось расширенное совещание руководства ПНФА, на котором было принято решение о переходе к массовым акциям протеста. ПНФА призвала граждан более активно использовать социальные интернет-сети Twitter и Facebook для развертывания политической борьбы с режимом. Как известно, именно эти интернет-сети стали организационной площадкой для успешных революций против авторитарных режимов в Тунисе и Египте. Вскоре в Facebook возникло сообщество «11 марта – Великий народный день», призывающее к проведению массовой антиправительственной акции по всей стране. На начало марта численность группы уже составляла 2886 человек.

На аналогию с событиями в Северной Африке указал и лидер партии «Мусават» Иса Гамбар, который выступил с предупреждением властям о том, что вероятность повторения в Азербайджане «египетского сценария» довольна высока. Наконец, 26 февраля Общественная палата Азербайджана, являющаяся координационным советом большинства оппозиционных партий и движений, приняла решение о подготовке к массовым акциям протеста с требованием демократических перемен в Азербайджане.

Таким образом, формальным поводом для активизации азербайджанской оппозиции послужили революционные события в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Однако малочисленность протестных акций, их локализация в столице, отсутствие вовлеченности в них широких масс трудящихся – рабочих, крестьян, мелкого бизнеса – свидетельствуют о принципиальных отличиях азербайджанских событий от революций в арабском мире. В Азербайджане мы имеем дело скорее с попыткой раскачивания ситуации по сценарию «цветной», а не настоящей революции. В отличие от арабских стран, где действительно произошло восстание масс, в Азербайджане действовал относительно небольшой оппозиционный слой прозападной ориентации. Единственной выпадающей из этого контекста силой является Исламская партия Азербайджана. Однако ее руководство было обезглавлено еще до того, как прозападная оппозиция решила перейти в наступление. Поэтому ведущей роли в мартовских и апрельских протестных акциях в Баку она не играла. Все это наводит на мысль, что события в Азербайджане стали следствием не стихийных протестов, а целенаправленной операции, санкционированной Западом. Оппозиции была дана команда «фас», и они, как могли, эту команду выполнили.

Но в чем же причина такого поворота в позиции Запада? Тут возможны два сценария. Первый состоит в том, что от руководства Азербайджана потребовали некоторых вещей, которые оно страшно не хочет исполнять. Скорее всего, это связано с Ираном. Например, развертывание в Азербайджане подрывных центров, работающих на отделение Южного Азербайджана от Ирана. Или размещение в Азербайджане разведывательных станций слежения за Ираном. Или что-то еще в этом роде. Нынешнее азербайджанское руководство уже достаточно давно уклоняется от американских предложений стать плацдармом против Ирана, поскольку прекрасно понимает, что это равносильно самоубийству. Но в условиях, когда дестабилизация Северной Африки и Ближнего Востока набирает обороты, такая позиция категорически не устраивает Вашингтон. Там уже, видимо, имеется план по дестабилизации Ирана, и Азербайджан должен сыграть в нем не последнюю роль.

Второй сценарий может быть связан со стратегией «дозированной хаотизации», которую США взяли на вооружение в начале этого года. Впервые эта стратегия была применена в Северной Африке, а затем перекинута на Ближний Восток. Эту стратегию хорошо описал мой коллега по Институту стран СНГ Игорь Шишкин. Если быть кратким, то эта стратегия является проявлением слабости Америки, прогрессирующим падением ее экономического и политического влияния вследствие глобального экономического кризиса. В этих условиях для осуществления прямого контроля над ключевыми районами мира у США уже не хватает ресурсов. Место США в этих районах могут занять другие игроки, например Китай, Индия, Россия, Германия, Япония. А это приведет к усилению их влияния в мире за счет интересов США. Поэтому дестабилизация регионов, от которых США зависят меньше, чем другие державы, вполне отвечает интересам Вашингтона. Более того, дестабилизация регионов, жизненно важных для других держав, ослабляет эти державы быстрее, чем ослабляются США. Поэтому положение США ухудшается относительно медленнее, чем положение их потенциальных конкурентов. И США по-прежнему остаются сильнее всех остальных. Например, уже сейчас видно, что от событий в Северной Африке больше всего пострадали европейцы и китайцы. Ущерб для самих США минимален.

Россия также понесла определенный ущерб, потеряв выгодные контракты в Ливии, но выиграла от повышения цен на нефть. Поэтому удар по российским интересам оказался не очень существенным. Это категорически не устраивает Вашингтон. Поэтому можно было ожидать, что США попытаются нанести удар в зоне жизненно важных интересов России, то есть на постсоветском пространстве. Похоже, что события в Азербайджане как раз и были попыткой такой удар нанести. Ведь Азербайджан – удобная мишень, так как авторитарный режим Алиева мало отличается от авторитарных режимов Северной Африки и Ближнего Востока. Ну а затем в водоворот событий могут быть втянуты Армения, НКР, Грузия, Абхазия, Южная Осетия и российский Северный Кавказ. Рикошетом эти события могут ударить и по Ирану. То есть США убьют одним ударом двух зайцев. Правда, это случится только в том случае, если Москва будет просто сидеть сложа руки да к тому же бездумно поддерживать американские инициативы типа пресловутой «ливийской» резолюции.

Чем закончится новый период нестабильности в Азербайджане, предсказать трудно. Это будет зависеть как от внешних, так и от внутренних факторов. Раньше такие периоды исчерпывались сами собой и на смену им приходили времена стабильности. Правда, тогда у США не было заинтересованности в дестабилизации Азербайджана. Но сохранился ли этот подход сейчас? Если правилен первый из предложенных сценариев, то ответ – положительный. И здесь имеется компромиссное решение вопроса. Азербайджан даст американцам возможность работать против Ирана, но в минимальном объеме и так, чтобы не замешивать в это официальный Баку. На большее Алиев, скорее всего, не пойдет. А в случае необходимости обратится за помощью к Москве. Тогда охлаждение между Азербайджаном и Западом неизбежно, но зато внутренняя стабильность бакинского режима возрастет, так как он получит точку внешней опоры.

А вот второй сценарий не несет для Азербайджана ничего хорошего. В этом случае американцы, не связанные конкретными целями и не испытывая особых ограничений по срокам, будут наносить режиму Алиева уколы и мелкие удары по совершенно разным поводам, причем как внутри страны, так и за ее пределами. А это будет ослаблять режим, делать его менее устойчивым и провоцировать на различные шаги, в том числе ошибочные. Как следствие, устойчивость режима будет постоянно понижаться. И главное, никому пожаловаться будет нельзя. Ведь одно дело, когда Запад продвигает коварные планы по расчленению соседних государств – тут и помочь не грех. А другое дело – поддерживать антидемократический режим ради самого этого режима. Тут и лицо можно потерять, и выгоды никакой не получить, и даже попасть впросак, если смена режима все-таки произойдет. Да и возразить что-либо против западных аргументов будет затруднительно. Ведь факты нарушения демократических норм в Азербайджане для всех очевидны. Поэтому при втором сценарии все будет зависеть только от самого правительства Азербайджана и прежде всего от его умения проводить грамотную внутреннюю политику. Пока же, как мы видим, акцент был сделан в основном на репрессивные механизмы. И это не внушает оптимизма относительно перспектив Азербайджанского государства.

Михаил Александров, политолог

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 8 человек

Оставьте свои комментарии

  1. политологам из-за нехватки (недоступности) достоверной информации приходиться иногда гадать (научно и иным подходом) о подоплёке происходящих событий. Кроме того, эти авгуры современности, порой и целенаправленно рассказывают небылицы дабы исказить у читателей восприятие обстановки. Конечно, политологи могут знать и истинный расклад сил./ Ирак и Афганистан уже обошлись американцам, по некоторым оценкам, от 4 до 6 трлн. долларов. Фантастическая сумма расходов! о целях таких расходов можно лишь догадываться.
  2. политологам из-за нехватки (недоступности) достоверной информации приходиться иногда гадать (научно и иным подходом) о подоплёке происходящих событий. Кроме того, эти авгуры современности, порой и целенаправленно рассказывают небылицы дабы исказить у читателей восприятие обстановки. Конечно, политологи могут знать и истинный расклад сил./ Ирак и Афганистан уже обошлись американцам, по некоторым оценкам, от 4 до 6 трлн. долларов. Фантастическая сумма расходов! о целях таких расходов можно лишь догадываться.
  3. политологам из-за нехватки (недоступности) достоверной информации приходиться иногда гадать (научно и иным подходом) о подоплёке происходящих событий / Ну так рассказали бынам, что на самом деле происходит в Азербайджане. А так это выглядит как надувание собственного авторитета.
  4. стратегия «дозированной хаотизации» - вероятно, подразумевается "управляемый хаос". наверное, для Армении очень даже выгодно если её противники (на западе и востоке) вдруг погрузяться в пучину такого хаоса.
  5. особенно умилительно читать публичные размышления российских аналитиков о "коварном" Западе и агнецеподобной России. Это, оказывается, западное ноу-хау - разного рода революции. А как же на этом фоне воспринимать, к примеру 1960-е годы, когда советская Россия взрывала политический ландшафт Африканского континента? Думается, Россия как была клыкастой сверхдержавой, таковой и продолжает пребывать; всё противоречащее данному тезису - вероятно, особенности национальной стратегической маскировки, умноженное на надежду на "авось".
  6. Думается, Россия как была клыкастой сверхдержавой, таковой и продолжает пребывать/ Хотелось бы, чтобы было так. Но к сожалению, постоянные колебания российского руководства, боязнь действовать жестко и напористо, не подтверждают этот тезис.
  7. "жёстко и напористо" свойствено действовать слонам в посудной лавке. Медведи - меланхолично и обстоятельно лакомяться медовыми ульями.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты