№ 13 (172) Июль (1-15) 2011 года.

Семья: надежность, вера, великодушие

Просмотров: 2584

После землетрясения в зоне бедствия международными гуманитарными организациями были созданы центры психологической реабилитации населения. Все они, похоже, давно канули в Лету. Почему многолетняя работа, в которой был накоплен бесценный опыт, сегодня не востребована? Об этом мы беседуем с исполнительным директором Фонда семьи и опеки над ребенком «Ареваманук» Армине Гмюр-Карапетян.

– Причина проста: разные международные миссии в лице шведских парламентариев, специалистов из организации «Врачи без границ» работали исключительно с отдельными людьми, индивидуально. Программа их закончилась, и они уехали. А проблемы остались. Взять хотя бы Гюмри. Спустя 22 года после землетрясения гюмрийцы все еще испытывают необходимость в психологической помощи. Об этом свидетельствуют результаты исследований, проведенных социально-психологическим фондом «Ареваманук».  Опрос показал, что 75 процентов гюмрийцев с ужасом вспоминают о землетрясении. Многие до сих пор испытывают страх и тревогу. Самым страшным последствием стихийного бедствия 91 процент опрошенных считают гибель людей. Примерно 70 процентов респондентов по-прежнему ощущают растерянность и разочарование. Только 3 процента участников опроса с надеждой смотрят в будущее. Кстати, в таком психологическом состоянии находятся не только люди, пережившие стихийное бедствие, но и те, кто родился после землетрясения. Им также не дают покоя воспоминания о трагедии 22-летней давности.

– Изменилось ли их отношение к жизни, к людям? Говорят же, что несчастье делает людей милосерднее...

– Знаете, я бы не стала говорить о тотальном милосердии и мягкосердечности. Землетрясение и общая безработица, а в немалой мере, как это ни парадоксально звучит, и гуманитарная помощь выработали в гюмрийцах иждивенческую психологию. Более того, все это породило в них не просто зависть, но и агрессию. Здесь нужна работа – достаточно серьезная и длительная, чтобы как-то люди смотрели на мир оптимистичнее.

– Агрессивная зависть, равно как и насилие, есть в любом обществе. Даже в самом что ни на есть гуманном. Насколько при этом востребован психолог?

– Не психолог, а психиатр. А это отнюдь не то же самое. Общество нынче пребывает в ситуации реальной или предполагаемой невозможности удовлетворения тех или иных потребностей. Все хотят получить сразу все быстро и легко. Это явление, именуемое в психологии фрустрацией, обычно воспринимается субъектом, как угроза удовлетворению той или иной его потребности. Она проявляется в ряде эмоциональных процессов, таких как разочарование, тревога, раздражение, агрессия, следствием чего может стать и насилие.

– Всегда считалось, что самое безопасное место для детей – это собственный дом и семья. Однако, факты ставят это утверждение под сомнение...

– Бороться с домашним насилием трудно, поскольку оно широко распространено, существует везде и всегда. В армянских семьях подчас наблюдается жестокое обращение с детьми в виде как физического насилия, так и эмоционального. Причем под физическим насилием понимается в буквальном смысле физическое нападение, которое почти всегда сопровождается словесными оскорблениями и психической травмой. Часто наказание в неполной семье связано со способами управления гневом и раздражительностью, которые распространены не только в семьях группы риска, но и более обеспеченных. Не менее отвратительно и эмоциональное насилие – постоянное словесное оскорбление ребенка, унижение его человеческого достоинства, демонстрация нелюбви, неприязни к ребенку. Неудивительно, что это насилие сопровождается постоянной ложью, обманом ребенка (в результате чего он теряет доверие к взрослому), а также предъявляемыми ему требованиями, не соответствующими его возрастным возможностям.

– Но ведь бывают же случаи, когда дети сами провоцируют насилие...

– Не дети, а родители утверждают, что дети провоцируют их на грубость. Провокация насилия означает, что если бы ребенок вел себя по-другому: был послушным, помогал по дому, вел себя достойно, то его не нужно было бы наказывать. В этой ситуации фокусируется внимание на действиях пострадавшего ребенка как причине негативного поведения старших, то есть получается, что именно поведение ребенка приводит к насилию. Но исследования показывают, что дети могут всякими способами стремиться угодить обидчику, который все равно найдет повод для агрессии. Вообще же, жестокое обращение с детьми является социальной проблемой, но в том-то и дело, что не все это осознают