№ 13 (172) Июль (1-15) 2011 года.

Семья: надежность, вера, великодушие

Просмотров: 2042

После землетрясения в зоне бедствия международными гуманитарными организациями были созданы центры психологической реабилитации населения. Все они, похоже, давно канули в Лету. Почему многолетняя работа, в которой был накоплен бесценный опыт, сегодня не востребована? Об этом мы беседуем с исполнительным директором Фонда семьи и опеки над ребенком «Ареваманук» Армине Гмюр-Карапетян.

– Причина проста: разные международные миссии в лице шведских парламентариев, специалистов из организации «Врачи без границ» работали исключительно с отдельными людьми, индивидуально. Программа их закончилась, и они уехали. А проблемы остались. Взять хотя бы Гюмри. Спустя 22 года после землетрясения гюмрийцы все еще испытывают необходимость в психологической помощи. Об этом свидетельствуют результаты исследований, проведенных социально-психологическим фондом «Ареваманук».  Опрос показал, что 75 процентов гюмрийцев с ужасом вспоминают о землетрясении. Многие до сих пор испытывают страх и тревогу. Самым страшным последствием стихийного бедствия 91 процент опрошенных считают гибель людей. Примерно 70 процентов респондентов по-прежнему ощущают растерянность и разочарование. Только 3 процента участников опроса с надеждой смотрят в будущее. Кстати, в таком психологическом состоянии находятся не только люди, пережившие стихийное бедствие, но и те, кто родился после землетрясения. Им также не дают покоя воспоминания о трагедии 22-летней давности.

– Изменилось ли их отношение к жизни, к людям? Говорят же, что несчастье делает людей милосерднее...

– Знаете, я бы не стала говорить о тотальном милосердии и мягкосердечности. Землетрясение и общая безработица, а в немалой мере, как это ни парадоксально звучит, и гуманитарная помощь выработали в гюмрийцах иждивенческую психологию. Более того, все это породило в них не просто зависть, но и агрессию. Здесь нужна работа – достаточно серьезная и длительная, чтобы как-то люди смотрели на мир оптимистичнее.

– Агрессивная зависть, равно как и насилие, есть в любом обществе. Даже в самом что ни на есть гуманном. Насколько при этом востребован психолог?

– Не психолог, а психиатр. А это отнюдь не то же самое. Общество нынче пребывает в ситуации реальной или предполагаемой невозможности удовлетворения тех или иных потребностей. Все хотят получить сразу все быстро и легко. Это явление, именуемое в психологии фрустрацией, обычно воспринимается субъектом, как угроза удовлетворению той или иной его потребности. Она проявляется в ряде эмоциональных процессов, таких как разочарование, тревога, раздражение, агрессия, следствием чего может стать и насилие.

– Всегда считалось, что самое безопасное место для детей – это собственный дом и семья. Однако, факты ставят это утверждение под сомнение...

– Бороться с домашним насилием трудно, поскольку оно широко распространено, существует везде и всегда. В армянских семьях подчас наблюдается жестокое обращение с детьми в виде как физического насилия, так и эмоционального. Причем под физическим насилием понимается в буквальном смысле физическое нападение, которое почти всегда сопровождается словесными оскорблениями и психической травмой. Часто наказание в неполной семье связано со способами управления гневом и раздражительностью, которые распространены не только в семьях группы риска, но и более обеспеченных. Не менее отвратительно и эмоциональное насилие – постоянное словесное оскорбление ребенка, унижение его человеческого достоинства, демонстрация нелюбви, неприязни к ребенку. Неудивительно, что это насилие сопровождается постоянной ложью, обманом ребенка (в результате чего он теряет доверие к взрослому), а также предъявляемыми ему требованиями, не соответствующими его возрастным возможностям.

– Но ведь бывают же случаи, когда дети сами провоцируют насилие...

– Не дети, а родители утверждают, что дети провоцируют их на грубость. Провокация насилия означает, что если бы ребенок вел себя по-другому: был послушным, помогал по дому, вел себя достойно, то его не нужно было бы наказывать. В этой ситуации фокусируется внимание на действиях пострадавшего ребенка как причине негативного поведения старших, то есть получается, что именно поведение ребенка приводит к насилию. Но исследования показывают, что дети могут всякими способами стремиться угодить обидчику, который все равно найдет повод для агрессии. Вообще же, жестокое обращение с детьми является социальной проблемой, но в том-то и дело, что не все это осознают. Не раз высказывалось мнение, что родители лучше знают, как поступать со своими детьми. В свою же очередь, дети, подвергшиеся различного рода насилию, сами испытывают гнев, который чаще всего изливают на более слабых: младших по возрасту детей, на животных. Часто их агрессивность проявляется в игре, порой вспышки их гнева не имеют видимой причины.

– Известны ли вам случаи насилия в школах?

– Да, и не один случай. К примеру, мать поспешно старается перевести своего сына из одной школы в другую. Казалось бы, без видимой причины. Однако, оказавшись в новой среде, ребенок еще более погружается в депрессивное состояние, замыкается, порой подвергается издевательствам и унижению со стороны своих сверстников, что ведет к стрессовым ситуациям и полному отчуждению мальчика. Обеспокоенная мать вынужденно обращается к психиатру. Только тогда выясняется истинная причина такого поведения ребенка: старшеклассники подвергли его издевательствам, а были случаи – и насилию. Как поступит в данном случае родитель, во многом, конечно же, зависит от нашей ментальности, а также от социального статуса семьи. Большинство дел подобного рода у нас никогда не доходит до полиции, а если и доходит, то последняя не хочет вообще признавать сам факт случившегося или не видит в этом криминал. А знаю случай, когда отец человека, совершившего насилие, откупился от жертвы, заплатив серьезный куш и таким образом дав возможность семье пострадавшего уехать из страны... И что закономерно: насильник всегда знает, какую он выберет жертву: как правило, это люди из социально необеспеченных слоев общества. В подобных ситуациях у нас отсутствуют механизмы, в том числе и законодательные.

 – Ни для кого не секрет, что во многих школах существует так называемый буллинг, или школьная травля. Задирание стало приобретать более открытый, более наглый и более жестокий характер, чем раньше.

– Эта проблема существовала во все времена, во всех школах, среди любой молодежи. Почему одни люди издеваются над другими? Многие задиры считают, что таким образом они показывают силу характера, самоутверждаются, поднимают свой авторитет среди сверстников. Задиры привыкли к жесткому обращению. Фактически, они экстраполируют ситуацию дома в школу: как поступает отец или страший брат в доме по отношению к нему, так же он ведет себя с более слабыми и податливыми детьми. Я уверена, что альтернативой агрессивным, насильственным методам может служить исключительно образовательный подход, основанный на уважении к ребенку как личности, к его правам.

Все вышеназванные проблемы можно сравнить с айсбергом – видна только вершина, а под водой – скрыта часть истинного «Я» человека. В своих суждениях мы, как правило, ориентируемся на теорию, не имея практических навыков. Сегодня у нас нет серьезных разработок, исследований. Все делается приблизительно и де-юре.

К сожалению, не принято никаких официальных государственных мер для того, чтобы как-то разрешить эту проблему. Пока что не было сделано ничего для того, чтобы остановить насилие в отношении детей или изменить методы воспитания. Остается делать ставку исключительно на семью – на традиционную армянскую семью, очищенную от привнесенных иноземных наслоений. Семью, основанную на многовековом историческом и житейском опыте, где все еще живы традиции христианства, где младший почитает старшего, а старший уважает мнение младшего. В таких семьях обычно не бывает резких «срывов», психологическая притирка в семье осуществляется как бы сама собой. Любой конфликт быстро пресекается. И все потому, что типично армянская семья зиждется на остове надежности, веры и великодушия.

Кари Амирханян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 10 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Что ж приятно осознавать, что такие серьезные материалы можно прочесть не только в журнале "Анив", но и в газете "Ноев ковчег". Спасибо главному редактору!
  2. Очень хорошо, что поднята актуальная проблема:все объективно,честно и без лишних эмоций.Прекрасно сказано насчет типично армянской патриархальной семьи, которую меньше всего задевают подобные проблемы. Этого у армян, надеюсь, не отнять. Спасибо за статью.
  3. Фактически, какая бы сложнейшая ситуация не разрозилась в армянской семье, она в состоянии быстро наладится. Это та крепкая связь, которую не оборвут никакие раздоры. Потому что это семья - настоящая. Боюсь, русскому человеку этого не понять.
  4. "Более того, все это породило в них не просто зависть, но и агрессию."/ очень точная формулировка. вообще, в "леннаканском регионе" очень много негативного.
  5. что именно негативного?
  6. А негативное то,что после того, как после землетрясения стали раздажать гуманитарную помощь, мы-армяне стали проявлять самые негативные стороны своего характера: ненасытность,жадность, завистливость!Ненависть и жестокость не могли остаться в стороне.
  7. Насилие в армянской школе сегодня явно не проявлено,но приобретает угрожающие масштабы,о которых просто не принято говорить
  8. А вся беда в том, друзья, что в Армении мало уделяют внимания образованию. А ведь это наше будущее.
  9. нет, вопрос тут не в землетрясении. в регионе есть люди, называющие себя армянами, но которые ведут образ жизни не-армян. очень много зависти и недоброжелательства друг к другу.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты